Пейзаж для: Картины пейзаж для кухни – купить на Ярмарке Мастеров

Содержание

«Пейзаж для Лесовичка» в технике пластилинографии для воспитателей

Образовательная область: «Художественно-эстетическое развитие».

Группа: старшая группа «Вишенки».

Цель педагога: совершенствовать умения детей передавать образ и красоту осенней природы при создании коллективного пейзажа в технике «пластилинография».

Цель детей: создать подарок — осенний пейзаж для Лесовичка.

Материалы и оборудование: Интерактивная доска, ноутбук, магнитная доска, пластилин, доски для лепки, стеки, салфетки для протирания рук.

Этап занятия

Деятельность педагога

Деятельность детей

Организационный момент

Воспитатель подзывает к себе детей, предлагает послушать стихотворение, читает детям:

Злой осенний ветерок у куста сорвал листок.
Долго с листиком вертелся, над деревьями кружил,
А потом мне на колени желтый листик положил.
Тронул холодом лицо:
«Получите письмецо! Это вам прислала Осень».
И еще охапку желтых, красных, разных писем бросил.

После обращения к ним педагога дети подходят, слушают стихотворение.

Вопросы детям:
Как вы думаете, о каком осеннем месяце идет речь в стихотворении и почему вы так решили?
Какое природное явление в нем описано?
Ответы детей полными предложениями.

Мотивационно-ориентировочный

Воспитатель: В стихотворении Осень прислала письмо в виде листьев, а к нам в детский сад сегодня вновь пришло электронное письмо. Вы помните, недавно к вам с просьбой обратился Лесовичок, и вы оказали ему большую помощь. И этот Лесовичок так обрадовался, что рассказал всем своим друзьям, какие вы отзывчивые, добрые и умелые ребятишки. И теперь вам пишет его большой друг, Лесовичок из соседнего леса.
Зачитывает письмо с экрана:
«Здравствуйте, девочки и мальчики из старшей группы «Вишенки»!
Пишет вам старичок — Лесовичок.
Я живу в Подмосковном лесу и люблю красоту осенней природы. Но недавно поднялся холодный сильный ветер, и все листья с деревьев облетели. Теперь вокруг очень уныло. Так бывает поздней осенью.
От своего друга я узнал, что вы умеете рисовать красивые картины, и хочу попросить вас создать для меня красочное изображение осенней природы, чтобы я мог любоваться картиной долгими зимними вечерами.

Надеюсь на вашу помощь.
До свидания, милые ребятишки!
Старичок-Лесовичок»

Слушают воспитателя.

Поисковый Воспитатель:
Что же просит у вас Лесовичок?
А какую именно картину просит нарисовать?
Какие вы знаете виды картин и какой вид просит Лесовичок?
Примерные ответы детей:
Он просит создать картину.
Просит осеннюю, красивую картину.
Знаем портрет, натюрморт, пейзаж.
Он просит именно пейзаж, потому что это изображение природы.
Давайте посмотрим на экран и полюбуемся на несколько пейзажей, которые создала Осень-художница.
Краски какого цвета использует в лесных пейзажах Осень? У разных видов деревьев — разные цвета осенних листьев.
Почему осень называют золотой?
Дети садятся на стульчики, смотрят, обсуждают лесные пейзажи.

А чтобы поднять настроение Лесовичку, нужны самые яркие краски.
Скажите, пожалуйста, какое осеннее дерево самое разноцветное?
Давайте рассмотрим клены и яркие кленовые листья.
Смешение каких цветов вы видите на листьях?

Это клён.
Рассматривают на экране сначала изображение осенних кленов, затем крупных осенних кленовых листьев, обсуждая смешение цветов.

Практический Воспитатель: Предлагаю вам создать картину с изображением осеннего клена. С помощью какого изобразительного материала можно её нарисовать? Ответы детей. Среди ответов присутствует техника «пластилинография».
Подойдите к доске, посмотрите, какая у нас есть основа.
Что вы видите?
Подходят и смотрят основу на доске.
Примерные ответы: мы видим землю, траву, небо, ствол дерева.
В какой технике сделана основа? Это пластилинография, изображения из пластилина.
Дети предлагают доделать картину.

Прежде чем приступить к рисованию пластилином, предлагаю вам поиграть в осеннюю игру.

Физкультминутка «Клен»:

Ходит осень по дорожке,
Промочила в лужах ножки.
Ходит осень, бродит осень,
Ветер с клена листья сбросил.

Дружно по лесу гуляем (шаги на месте по кругу)
И листочки собираем (наклоны вперед несколько раз)
Собирать их каждый рад,
Просто чудный листопад!
(прыжки на месте, с хлопками в ладоши)

Дети повторяют движения за педагогом.

А теперь представьте, что вы осенние листочки, которые сорвал ветерок, и покружитесь под музыку.

Садитесь за столы.

Дети представляют себя листочками, кружатся.

Дети садятся за столы.

Что лежит перед вами на столах?
Напомните правила обращения с пластилином и стеками.
Трафареты осенних листьев из картона, дощечки, стеки, влажные салфетки на подносах.
Говорят правила.

Молодцы! Давайте сделаем пальчиковую гимнастику.

Пальчиковая гимнастика «Осень»:
Ветер по лесу летал,
(Плавные, волнообразные движения ладонями)
Ветер листики считал:
Вот дубовый, вот кленовый,
Вот рябиновый резной, вот с березки — золотой,
Вот последний лист с осинки
Ветер бросил на тропинку.
(загибают по одному пальчику, затем укладывают ладони на стол)

Выполняют гимнастику.
Вы будете украшать кленовые листочки в технике «пластилинография».
Вы можете смешать 2 или 3 цвета пластилина.
А какие цвета вы не будете использовать?
Ответы детей.

Отрезайте от нужного вам куска пластилина небольшой кусочек, откладывайте стеку, разогревайте его в руках, раскатывайте, сплющивайте (только в руках, не на доске) и тщательно намазывайте на основу приемами размазывания, примазывания, не выходя за контур. Затем берите другой цвет и продолжайте создавать яркий лист.

Слой пластилина должен быть средней толщины, потому что потом стекой мы сделаем на листе прожилки.
Посмотрите, какой у меня получился листок. Посмотрите, как делаются прожилки (показ на доске).
А теперь создавайте, пожалуйста, свои листочки.
Кому будет нужна помощь — поднимайте руку.

Под музыку дети украшают листочки при необходимой помощи воспитателя.
Вытирают руки влажными салфетками, складывая использованные на поднос.

Какие вы у меня молодцы! А теперь подходите со своими листочками, пришло время украсить кленовый ствол. Дети прикрепляют листочки на основу.

Рефлексивно-оценочный

Воспитатель:
Вам нравится получившийся пейзаж?
Мне тоже очень нравится!
Что же вам было трудно делать?
Легко ли вам было украшать листочки?
В какой технике вы работали?
Как можно сделать, чтобы получилось еще лучше?
Я открою секрет, чтобы вам в следующий раз получилось еще лучше, надо пластилин подольше разогревать в руках, чтобы он был мягкий, теплый. Тогда его будет еще лучше размазывать на наши листочки.

Придумайте, пожалуйста, название для этой картины.
Эту нашу замечательную картину я обязательно отправлю Лесовичку.
Как вы думаете, ему понравится наша картина?
Я благодарю вас за занятие, вы сегодня были самыми добрыми, умными и отзывчивыми.

Спасибо вам большое!

Ответы детей.

Дидактическая игра по теме «Пейзаж» для детей дошкольного и младшего школьного возраста

Региональный чемпионат «Молодые профессионалы Новосибирской области – 2018»

по компетенции «Дошкольное воспитание»

Конкурсное задание «Разработка и проведение занятия с подгруппой детей с использованием развивающих (дидактических)материалов или ИКТ оборудования»

ГАПОУ НСО «Новосибирский педагогический колледж №2»

 

МДК 02. 03. Теоретические и методические основы организации продуктивных видов деятельности детей дошкольного возраста

 

Авторы-составители:

Кирсанова Александра Валерьевна, преподаватель Методики обучения продуктивным видам деятельности детей, 1 квалификационная категория

Соколова Ирина Юрьевна, преподаватель Методики обучения продуктивным видам деятельности детей, высшая квалификационная категория

 

Тема: «Пейзаж»

Возраст: старшая группа (5-6 лет).

Цель: закреплять представления детей о жанре изобразительного искусства – пейзаж.

Задачи:

—        Закреплять представления детей о том, из каких элементов состоит пейзаж; о цветах и их оттенках.

—        Развивать умение составлять композицию в жанре пейзаж, гармонизировать цвета.

—         Воспитывать желание работать в коллективе, высказывать свою точку зрения, прислушиваться к мнению других.

—         Воспитывать умение работать, соблюдая правила дидактической игры в соответствии со словесной инструкцией педагога.

Ожидаемые результаты: умеют составлять пейзажную композицию из предложенных элементов, отображают свои впечатления и представления об окружающем мире.

Ход фрагмента занятия:

Ребята, на прошлом занятии мы с вами познакомились с понятием «пейзаж».

Об этом стало известно в стране Изобразительного искусства. Кисточка, Палитра с Красками и Альбомный Лист пришли сегодня к нам в гости для того чтобы узнать, действительно ли мы знаем, что такое пейзаж, какие элементы в нем изображают, умеем ли составлять из них композицию. А чтобы это узнать они приготовили для нас задания. Готовы ли вы приступить к их выполнению?

 

Первое задание для нас приготовила Кисточка.

Дидактическая задача 1

Дидактическая задача. Закреплять представление детей о том, из каких элементов состоит пейзаж.

Игровая задача. Посмотрите, сколько разных предметов Кисточка для нас нарисовала, и просит, чтобы мы определили какие из представленных элементы относятся к пейзажу.

 

Игровые действия. Для того чтобы справиться с заданием вам необходимо перетянуть изображения с элементами пейзажа в нижнюю часть рабочего поля. Если вы выбрали неверный элемент, то он вернется на свое прежнее место. 

Игровое  правило. Каждый из вас по очереди может перенести по одной картинке в нижнюю часть рабочего поля.

Результат. Ребята давайте внимательно посмотрим на изображения, которые мы выбрали и сформулируем понятие «пейзаж». (Пейзаж – это жанр изобразительного искусства, в котором основным предметом изображения является природа).

Следующее задание для нас приготовила Палитра.

Ребята, вы знаете, что такое палитра и для чего она нужна художнику? (На палитре художник смешивает краски). Сегодня Палитра хочет проверить знаете ли вы какие цвета красок нужно использовать для того, чтобы написать пейзажи разных времен года.

Вы уже знаете ответ? (Ответы детей). Приступим к выполнению задания?

Дидактическая задача 2

Дидактическая задача. Закрепить представления детей о цветах и их оттенках. Формировать чувство цвета, цветовых гармоний.

Игровая задача. Посмотрите внимательно на рабочий стол, что вы на нём видите? Действительно это изображение пейзажей разных времен года. Все краски разбежались с палитры и вам нужно их вернуть на места – к картинам, которые были написаны с их помощью.

                                           

               

 

 

Игровое действие. Вам нужно переместить краски на палитру.

Игровое правило. Каждый из вас по очереди должен перенести цвет на палитру рядом с пейзажем, назвать этот цвет.

Результат. Ребята, что мы можем сказать о цветах пейзажей разных времен года? (Теплые, холодные, родственные и т.д.).

 

                                             

Ребята, а вы помните, кто еще приготовил для нас задание? Конечно же, это Альбомный Лист.

Он любит, когда на нем изображают разные картины. Все альбомные листы знают правила, по которым располагаются элементы пейзажа.

И Альбомный Лист сегодня проверит, знаете ли вы последовательность рисования пейзажа.

Дидактическая задача 3

Дидактическая задача. Закреплять представления детей к последовательности выполнения пейзажа, основных композиционных приёмах.

 

 

Игровая задача. Из представленных элементов составить пейзаж, соблюдая технологическую последовательность (порядок – что за чем располагается – плоскость земли, неба, элементы дальнего плана, элементы ближнего плана).

Игровые действия. Вам необходимо переместить элементы пейзажа и построить их в соответствии с композиционными законами.

Игровое правило. Каждый из вас по очереди перемещает с игрового поля элементы пейзажа на лист, изображенный в центре стола, и даёт обоснование своему решению.

 

Результат. Ребята, посмотрите, правильно ли мы составили пейзаж. У вас есть какие-то предложения по расположению элементов композиции?  Как называется  линия,  на которой  встречаются небо и землей (Линия горизонта).

Ребята, пейзаж какого времени года мы изобразили? Как вы это определили  (по цветовой гамме).

Вы успешно прошли все испытания Кисточки, Палитры и Альбомного Листа. Давайте пройдём за рабочие места, нарисуем пейзаж и создадим самую настоящую выставку!

 


 

Пейзаж для Адыгеи. Майкоп посетил художник Александр Шилов | КУЛЬТУРА: События | КУЛЬТУРА

В Адыгею на открытие персональной выставки приехал знаменитый художник-пейзажист, член-корреспондент Российской академии художеств Александр Шилов-младший. В республику его пригласил глава Адыгеи Аслан Тхакушинов.

Визит мастера

В Доме правительства глава Адыгеи встретился с высоким гостем, а также с членами прибывшей с ним делегации Ассамблеи народов России, руководителем комитета духовного наследия которой также является Александр Шилов.

«Визит и открытие персональной выставки Александра Шилова, безусловно, является значимым событием в культурной жизни нашего региона. Подобные встречи всегда дают своеобразный импульс интеллектуальной и творческой жизни региона, предоставляют уникальную возможность нашим жителям, не выезжая на пределы Майкопа, приобщиться к высокому искусству. Не исключаю, что яркий талант и мастерство, которое вам передал ваш отец — великий мастер-портретист, найдут свой отклик в душе поклонников изобразительного искусства республики», — сказал А. Тхакушинов

АиФ/ Фото Алексея Гусева

Глава республики предложил Александру Шилову рассмотреть возможность проведения в республике курса мастерства, наладить постоянное взаимодействие с представителями творческой интеллигенции Адыгеи. Художник отметил, что в его планы входит очередной визит в Адыгею в конце мая для проведения мастер-класса учащимся художественных школ республики, а также для более детального знакомства с творческими идеями и перспективами развития художественного искусства региона, Союза художников республики.

В ходе встречи были обсуждены и проекты Ассамблеи народов России. В частности, предложено создать в республике региональное отделение Ассамблеи, открыть Центр национальных культур, провести фестиваль национальных единоборств. В дальнейшем планируется проработать все инициативы и закрепить их подписанием соглашения о сотрудничестве в области культуры, спорта и искусства. 

АиФ/ Фото Алексея Гусева

Постеры для школ

В этот же день Аслан Тхакушинов и Александр Шилов торжественно открыли в Северокавказском филиале Государственного музея искусства народов Востока персональную выставку мастера «Наша Родина — Россия» в рамках реализации проекта Ассамблеи народов России «Духовное наследие народов России».

По словам мастера, проект стартовал в 2008 г. За это время экспозиция побывала в ряде городов страны и вызвала большой интерес посетителей. В Адыгею автор привёз 41 пейзаж.

«Мой новый творческий проект будет обязательно связан с Адыгеей. Я уже успел побывать в горах, и в восторге от великолепия пейзажей. Известно, что природа отражает край. Здесь она очень богатая и необычайно красивая. В Адыгее непочатый край работы для художника», — подчеркнул А. Шилов.

По мнению мастера, сегодня важно научить людей чувствовать, знать, любить природу. В связи с этим Александр Шилов предложил сделать постеры своих картин и подарить их школам республики. Решением министерства образования и науки РФ работы художника уже помещены в школьный электронный учебник по естествознанию 3-го и 4-го классов.

Смотрите также:

Анастасия Гараева: «Натурой и вдохновением для многих художников и фотографов становятся их близкие — мать, жена, дочь» | Последние Новости Омска и Омской области

8 марта 101 год празднику Международный женский день. Три десятка из них за тем, как меняется женщина и, вообще, общество внимательно следит городской музей «Искусство Омска».

БК55 показался любопытным взгляд на мир творцов, чьи произведения дотошно собирают в своих запасниках «музейщики». Ради нас и, собственно, женского дня коллекцию «Искусства Омска» активно «прошерстила» зам директора учреждения Анастасия Гараева. 

— В ваших запасниках хранятся произведения омских художников и фотографов за последние 30 лет. Если проанализировать вам, как молодой женщине, какими видятся женщины 30-летней давности и как они изменились к нынешнему моменту?

— Здесь я бы скорректировала: самые ранние портретные работы из нашей коллекции относятся к 1950-м гг. И говорить будем именно об омском материале. Самое общее различие в искусстве этого периода — два разных дискурса: портрет советский и постсоветский. Советский образ женщины варьируется: никуда не исчезает классический для искусства образ матери (здесь он обрастает актуальными для эпохи коннотациями плодородия, щедрости).

Другой сверхраспространенный образ — женщина труда от рядовых представительниц рабочих профессий до носительниц высших трудовых знаков почета. Меняется стиль подачи образа. Так, оттепельная эпоха, не отменяя вышеперечисленного набора типажей, романтизирует женский образ — он становится более нежным, что особенно чувствуется на контрасте с предыдущим периодом. Постсоветский образ женщины становится более универсальным, менее привязанным к социальным и профессиональным атрибутам.

Для иллюстрации использованы картины Любови Зотиковой, чья выставка прошла в 2014 году в Омском Горсовете 

— Женская тема в творчестве омских художников она присутствовала? Или все же они больше пейзажисты, творцы, отображающие изменения реальности, «певцы» индустриального Омска?

—  Женская тема присутствовала всегда и продолжает присутствовать. Начиная с самых ранних форм искусства, известных человечеству. Вспомним образы палеолитических Венер, с гиперболизированными грудью, животом, и практически редуцированными конечностями. Такое визуальное решение свидетельствует о том, что женщина в архаической культуре — это прежде всего воплощение плодородного начала, а значит жизни и продолжения (что, впрочем, не исключает противоположной трактовки женского начала: мать-сыра земля).

Вспомним о том, что начало начал художественных профессий — это академические штудии, которые обязательно включают работу с обнаженной женской натурой. Женщина возникает не только в жанре портрета, который по популярности, пожалуй, займет третье место после пейзажа и тематической картины. Но и приверженцы других жанров обращаются к женской теме, если не явно, то опосредованно.

В течение ХХ века женщина становится активным участником самых разных социальных и профессиональных групп, что и позволило авторам вписывать ее в тематическую картину, и даже в индустриальный пейзаж.

— Женщина сейчас и женщина прошлого имеют много отличий, на ваш взгляд? Или все представительницы прекрасной половины человечества мечтали о детях, о прекрасном принце (пусть даже и спецовке) и о семейном благополучии?

— Сложный вопрос. Перечисленное, на мой взгляд, скорее лежит в области социальных ожиданий и запросов общества, и это, пожалуй, не особенно изменилось. С точки зрения самих женщин — для кого-то это может (и тогда и сейчас) выступать атрибутом счастья и благополучия, некой устроенности, а значит защищенности. Может быть важным, но не обязательным.

Ведь порождать в женщине эти чувства сегодня могут и достижения в самых разных сферах. Кажется то, о чем действительно мечтает женщина — загадка не только для мужчин, но и для самой женщины. Тем интереснее — ведь все мы, мужчины и женщины, художники и зрители — пытаемся эту загадку разгадать.

В прошлом году мы как раз делали выставку одного из самых известных омских скульпторов Александра Капралова Natura Incognita — о том, что женская натура — неотъемлемая часть изобразительного искусства, и при этом непостижимая тайна.

Работы на женскую тему известного омского скульптора Александра Капралова

— Много ли произведений женской тематики в запасниках музея «Искусство Омска»?

— Если говорить о женских портретах, это заметная часть коллекции, которой вполне хватило бы для создания нескольких полноценных экспозиций. И конечно еще значительнее будет объем работ с более широким взглядом — все, что так или иначе относится к сфере женского. Например, цветочные натюрморты, детская тематика, предметы декоративно-прикладного искусства и т. д. 

И снова Зотикова

Если говорить об именах авторов, обращающихся к женским образам, это будет внушительный список. Так женский портрет 1950-х — это Петр Мухин, Константин Щекотов, Надежда Бабаева, 1960-е-1970-е — Николай Брюханов, Николай Третьяков, Юрий Овчинников; 1970-е-1980-е — Любовь Зотикова, Юрий Давыдов, Александра Соловьева, Евгения Пастухова. По объему самая репрезентативная часть — 1990-е: Дамир Муратов, Андрей Титов, Валерий Куликов, Олег Николаенко, Николай Горбунов, Николай Холодов, Николай Молодцов, Владимир Владимиров.

Нулевые и далее — Елена Свешникова, Лидия Заремба, Евгений Заремба, Марина Усова, Алефтина Владимирова, Виталий Латышенко. И здесь речь только об авторах, чьи работы посвященные женщинам есть в нашей коллекции, в художественной жизни города их разумеется больше. Если говорить о фотографии, то это Михаил Фрумгарц, Эдуард Савин, Владимир Шевырногов, Борис Чигишев, Владимир Кудринский, Олег Деркунский и другие.

Натурой и вдохновением для многих художников и фотографов становятся их близкие — мать, жена, дочь. Женщины-художницы часто сами становятся музами для коллег (например, из нашего материала потрет Евдокии Смирновой работы Петра Мухина), и не редко пишут автопортреты (к примеру, Зоя Минеева в работе «Я и моя собака»).
В фонде Печатной продукции собраны материалы, посвященные и самому празднику 8 марта — коллекция советских открыток 1960-1990-х годов.

— Если их структурировать, то как бы это получилось? Допустим, музей организует выставку о женщинах из своих запасников как бы вы ее поделили?

Если оглядываться, то можно вспомнить сразу несколько проектов. Например, выставка Любови Зотиковой «Омичка» — здесь образы женщин: учительниц, текстильщиц, пекарей были представлены в окружении цветочных натюрмортов.

Другой аспект женской темы обнаруживаем на выставке Евгении Пастуховой «Щедрость»: ее главные произведения — натюрморты, очень витальные, изобильные, щедрые, здесь свежий улов и лесные богатства — грибы, ягоды, прекрасные сочные натюрморты с арбузами и дынями. Был камерный проект «Я сама», представляющий рукодельные работы молодых мам. Здесь огромный простор как для исследования, так и работы с материалом в формате выставок, как классических, так и культурологических по принципу отбора произведений.

— Женщины-художницы какие они на ваш взгляд? Это особое желание приукрасить мир, который вокруг тебя? Или заполнение собственной персоны новыми эмоциями?

— Я думаю, в той или иной степени присутствует и то, и другое. В то же время, для меня суть женской природы, и это ярко проявляется в женщинах-художницах — созидание, наполнение мира и пространства вокруг красотой, эстетикой. Художественная жизнь Омска второй половины ХХ века богата целая плеядой прекрасных художниц, среди которых Любовь Зотикова, Евдокия Смирнова, Александра Соловьева, Евгения Пастухова, скульптор Надежда Бабаева.

Чуть позже — Римма Камкина, с которой мы имеем счастье работать и дружить по сей день. Сейчас женщин в омском искусстве намного больше, и на мой взгляд, это делает его шире, интереснее, разнообразнее.

— Чтобы вы себе пожелали в день 8 марта?

— Себе и всем желаю мира и любви.

фото БК55 и предоставлены музеем «Искусство Омска»

Как создать ландшафт для уединения: 15 идей

То, что вы делаете у себя во дворе, соседей не касается, и нас тоже не касается. Мы просто здесь, чтобы дать вам идеи о том, как вы можете создать уединение, чтобы вы могли носить свою пижаму в горошек на улице, когда захотите.

Заинтересованы в живом зеленом барьере? У нас есть много вариантов растений. Беспокоитесь о любопытных соседях с видом сверху со второго этажа? Мы вас там тоже прикрыли.

Эти 15 идей ландшафтного дизайна для уединения помогут отпугнуть нежелательных посетителей, заблокируют вид на уродливую компостную кучу вашего соседа и освободят вас и вашу пижаму от проницательных глаз осуждения.

15 идей ландшафтного дизайна

1. Деревянный решетчатый забор

Фото предоставлено: Field Outdoor Spaces, CC BY 2.0

Деревянный решетчатый забор вокруг двора позволяет вам проявить творческий подход к уровню конфиденциальности, который вы хотите. Этот гибкий ландшафтный дизайн помогает обеспечить безопасность детей и домашних животных во дворе, а также позволяет вам поделиться дружеским приветствием с соседями.

Но если вы предпочитаете больше уединения от посторонних глаз благодаря решетчатой ​​конструкции, рассмотрите вариант подвески растений в горшках вдоль забора или добавления зелени вокруг столбов забора и балок с плющом, плетистыми розами или гортензиями.

Эти решения для растений могут добавить великолепную текстуру и цвет забору, а также обеспечить дополнительную конфиденциальность.

2. Лозы

Фото: Pixabay, Pexels

Виноградные лозы придают вашему двору классическую красивую атмосферу, а также обеспечивают конфиденциальность. Ничто не говорит об очаровании и элегантности, когда вы пьете утренний кофе в окружении зелени виноградных лоз и в любимых тапочках.

Эти растения станут таким превосходным плотным укрытием вокруг вашего забора или стены, что ваши соседи-сплетники будут изо всех сил стараться увидеть (и услышать) любую драму, происходящую в вашем дворе.

Виноградные лозы, такие как бостонский плющ и ползучий инжир, выращивают на эстакадах автомагистралей, чтобы блокировать транспортный шум, поэтому покрытие вашей стены или поверхности забора лианами, вероятно, поможет поглощать звуки, исходящие из вашего двора.

3. Крыша

Фото предоставлено: Robert R Gigliotti, CC BY-SA 3.0

Частная крыша — идеальное решение, позволяющее загораживать вид соседям, живущим на верхних этажах. Крыша на открытом воздухе может служить не только ограждением от неба. Он обеспечивает тень в жаркие летние дни и может стать отличным эстетическим дополнением вашего открытого жилого пространства.

Повесьте декоративные светильники или петунии для уютного вечера на свежем воздухе.

4. Защита конфиденциальности

Фото предоставлено: Манфред Антраниас Циммер, Pixabay

Если вы предпочитаете естественный вид своего газона, то живой барьер может быть именно тем, что вам нужно.Барьеры для живой изгороди отлично поглощают шум, блокируют ветер, уменьшают пыль и побуждают диких животных называть ваш газон своим домом.

Ухоженная живая изгородь может привлечь птиц и мелких животных, а также защитить их от застревания в газоне с помощью неживого барьера, такого как забор.

Подстриженная живая изгородь с привлекательным дизайном может превратить любой двор в очаровательное пространство.

Прежде чем звонить местному ландшафтному дизайнеру, чтобы он установил новый барьер, обратите внимание, не потеряет ли выбранная изгородь листву в течение года.Листопадная изгородь будет сбрасывать листья каждую осень, хотя она все же обеспечит некоторую конфиденциальность.

Вечнозеленое растение обеспечит уединение круглый год, даже во время игры в снежки.

5. Забор для уединения

Фото предоставлено: Privacy Fence, Public Domain

Прочный забор может предложить решения для обеспечения конфиденциальности для домовладельцев с небольшими помещениями, которые не могут позволить себе потерять пространство из-за разрастающихся барьеров, таких как живые изгороди или виноградные лозы.

Хотя заборы могут иметь менее естественный вид, это можно легко исправить, посадив несколько кустов и цветов по бокам, чтобы украсить свой двор.

Древесина — популярный материал для заборов, потому что она придает газону более естественный вид и может быть окрашена в соответствии с вашим стилем и вкусом.

Заборы

также не требуют особого ухода по сравнению с барьером из живых растений, который требует регулярного полива, обрезки и внесения удобрений.

6. Шторы

Фото предоставлено: Pixabay, Pexels

. Развешивание штор вокруг беседки, веранды, беседки или задней террасы может добавить тень и интимность вашему жилому пространству на открытом воздухе. Вы пытались устроить романтический ужин на свежем воздухе, но соседи продолжают прерывать вас, чтобы рассказать, какие вы двое «очаровательны»? Время превратить вечер свиданий в вечер и сделать его частным событием. Рисуем тени.

7. Высокорослые растения

Фото предоставлено: JamesDeMers, Pixabay

Если вы счастливы, что бабочки и колибри останавливаются в гости, то высокие растения, большие кусты и маленькие деревья могут стать отличным барьером между вами и соседями.

Великолепный барьер из высоких подсолнухов, декоративных трав и потрясающих кустов гортензии даст вам великолепный вид на что-то другое, чем мусорные баки вашего соседа.

8. Деревья

Фото предоставлено Элизабет МакКлэй, CC BY 2.0

. Выполняя роль уединения и звукового барьера, деревья также могут предоставить множество забавных возможностей для ландшафтного дизайна. Почему бы не выделить дерево на газоне великолепной подпорной стенкой или красивыми клумбами?

Деревья также могут стать идеальным местом для постройки гамака, размещения скамейки под листвой или создания тенистого сада. Этот живой барьер также помогает поддерживать чистоту воздуха и контролировать загрязнение.

По данным фонда Arbor Day Foundation, взрослое дерево поглощает из атмосферы более 48 фунтов углекислого газа в год.

Еще лучше? Деревья могут добавить значительную ценность вашему ландшафту и повысить стоимость вашего дома при перепродаже. Деревья — разумное вложение, если вы не против сгребать листья осенью.

9. Ворота

Фото предоставлено: Pxfuel

Даже когда вы ведете интимную беседу с другом, Мистер Любопытный Сосед без проблем прервет вас и спросит, почему ваш свет был включен в 2 часа ночи. газон без приглашения.

Ворота

обеспечивают гибкость, позволяя вам открывать или запирать вход в любое время по вашему выбору.

10. Подпорная стенка

Фото: Redi-Rock International, CC BY 2.0

Подпорная стенка может стать стильным ограждением. Подумайте о том, чтобы украсить подпорную стену приподнятыми клумбами, дополнить камни элегантным фонтаном или построить его вокруг своего жилого пространства.

Подпорная стенка представляет собой барьер, не требующий особого ухода, который также обеспечивает превосходную защиту от эрозии на холмистой местности.

11. Полочный барьер

Если вы собираетесь поставить барьер, почему бы не использовать его стены? Дайте вашему забору или стене несколько полок, чтобы украсить вещи.

Добавьте цветочные горшки, гномов или другие мелкие украшения на подставки, чтобы придать вашему двору индивидуальность и шарм.

12. Приподнятые клумбы

Приподнятые клумбы могут стать идеальным дополнением к панелям для уединения. Почему бы не заняться садоводством и не получить необходимое уединение с помощью этого универсального ландшафтного дизайна?

Этот креативный дизайн отлично использует ограниченное пространство, где нет места для отдельного сада и ограждающего барьера.

13. Добавление водного объекта

Превратите свой пресыщенный барьер в визуальную достопримечательность с помощью элегантного современного дизайна водного объекта. Возможно, стена с фонтаном, установленным в центре в качестве фокуса.

Вы не только добавите в свой двор ощущение уединения, но и создадите атмосферу спокойствия и спокойствия.

14. Экран конфиденциальности

Если вы не ищете ограждение по периметру вашего двора, экран для уединения может стать отличным решением.

Обычно сделанный из горизонтальных ламелей, экран для уединения стоит рядом с жилым пространством, которое вы хотите оставить в уединении, например, с бассейном или небольшой обеденной зоной.

Экраны конфиденциальности

могут либо окружать ваше личное жилое пространство, либо просто устанавливаться как единая панель, которая обеспечивает некоторое разделение между вами и соседями.

15. Шпалера

Фото предоставлено: Кармен Кастельс Шофилд, CC BY 2.0

Решетка — один из лучших способов обеспечить уединение в определенном месте, а не ограждать весь двор.Подобно деревянному решетчатому забору, шпалера может поддерживать самовьющиеся растения.

Решетка придает двору очарование и элегантность и создает великолепную стену вокруг ваших частных жилых помещений. Ничто не делает вечерний ужин на свежем воздухе более романтичным, чем уединенная стена из вьющихся красных роз.

Часто задаваемые вопросы об ландшафтном дизайне для конфиденциальности

1. Считается ли возведение барьера конфиденциальности «грубым»?

Этикет забора не редкость в некоторых районах. Барьер конфиденциальности иногда может заставить соседей принять недружественное или неприветливое заявление.Но барьеры конфиденциальности не всегда означают «не входить».

Барьеры конфиденциальности

служат многим целям и являются отличным способом держать детей рядом с домом, следить за тем, чтобы ваша собака не портила цветочные клумбы соседей, и добавить дополнительный уровень предосторожности против злоумышленников.

2. Насколько высоким может быть мой барьер?

Ознакомьтесь с местными строительными нормами или ассоциацией домовладельцев (ТСЖ), чтобы определить разрешенную максимальную высоту вашего барьера. В каждом городе есть свои нормы высоты забора.

Стандартные размеры ограждения заднего двора обычно составляют от 6 до 8 футов в высоту, но высота варьируется в зависимости от законов вашего города и типа возводимого вами ограждения.

Когда звонить специалисту по ландшафтному дизайну

Если вам трудно реализовать свои идеи по ландшафтному дизайну из-за небольшого двора, профессионал может помочь максимально использовать ограниченное пространство с помощью профессионального ландшафтного и ландшафтного дизайна.

Позвоните профессиональному ландшафтному дизайнеру рядом с вами, чтобы обсудить смету расходов, дизайнерские идеи и процесс установки.

Нужен ландшафтный дизайн для уединения с ограниченным бюджетом? Многие ландшафтные дизайнеры позиционируют себя как экономичные и тесно сотрудничают с клиентами, чтобы проектировать в рамках бюджета.

Как защититься от посторонних глаз

Независимо от того, предпочитаете ли вы естественную живую изгородь, которая гармонирует с окружающей средой, или изготовленную по индивидуальному заказу каменную подпорную стену, барьер конфиденциальности может добавить эстетическую ценность вашему двору и соответствовать вашему стилю.

Конфиденциальность так же важна во дворе, как и дома. Любопытные взгляды соседа не должны испортить романтический ужин на свежем воздухе, а неприглядный загар соседа не должен мешать вашему взгляду.

А если соседи все равно попытаются разглядеть вас в пижаме в горошек? Что ж, тогда вам может понадобиться нечто большее, чем высокий забор.

Авторы основного изображения: Джордж Ходан, Needpix

Джейн Пернелл

Джейн Пернелл — независимый писатель и актер из Нью-Йорка. Она получила степень бакалавра. из Университета Вирджинии и наслаждается чашкой теплого кофе из френч-пресса.

Ландшафтный дизайн — Идеи ландшафтного дизайна переднего и заднего дворов

Обновление ландшафта вашего дома — отличный способ повысить стоимость вашей собственности и создать открытые пространства для отдыха и развлечений.Хотите ли вы сосредоточиться на повышении своей привлекательности с помощью переосмысленного переднего двора, создать уединение на заднем дворе с обеденной и развлекательной зонами или и то, и другое, существует множество вариантов и функций, которые следует учитывать. Используйте информацию ниже, чтобы начать определять, что вы хотите в своем новом ландшафте.

Мы любим сады наших читателей! Являетесь ли вы дизайнером, который только что закончил удивительный проект, или домовладельцем, который очень гордится своим садом, мы будем рады увидеть его! Получите больше информации о том, как представить свой сад.

ОСНОВЫ ЛАНДШАФТНОГО ДИЗАЙНА

Маленькие дворикиПосмотрите, как садоводы по всей стране создали замечательные маленькие дворики. Садовые стилиОт классики до модерна, черпайте вдохновение и узнавайте о различных ландшафтных стилях. Идеи по посадкеВыбор растений с очаровательной листвой, цветами и ароматом, которые нравятся людям и опылителям.

ЛАНДШАФТНЫЙ ДВОР

На заднем дворе вы можете создать место для развлечения друзей и семьи с летней кухней, камином, бассейном и многим другим, или вы можете создать пышный сад, который привлекает диких животных и позволяет вам расслабиться и поразмышлять.

Превратите свой задний двор в уютное убежище с помощью этих идей по ландшафтному дизайну:

Пейзажи на заднем дворе Посмотрите, как садоводы по всей стране благоустраивают свои задние дворы, большие и маленькие. Fire FeaturesУзнайте об искусстве проектирования с помощью огня и посмотрите фотографии великолепных каминов и ям для костра. Плавательные бассейныИнформация о природных бассейнах, бассейнах для вечеринок и способах их интеграции в ландшафтный дизайн. Кухни на открытом воздухе Получите советы по планированию кухни на открытом воздухе и посмотрите фотографии от дизайнеров со всей страны.Backyard Patios Найдите дизайнерские идеи и советы по добавлению внутреннего дворика к ландшафту вашего заднего двора.
( через LandscapingNetwork.com ) БеседкиУзнайте, как создать тень на заднем дворе с помощью специальной конструкции, которая также поддерживает виноградные лозы.
( через LandscapingNetwork.com )

ЛАНДШАФТНЫЙ ДВОР

Во дворе перед домом вы можете создать красивую дорожку или превратить газон в экологически чистый сад.

Заставьте своих соседей завидовать, создав красивый и гостеприимный пейзаж перед двором:

ДорожкиУзнайте, как проложить собственную гравийную дорожку, которая обеспечит доступ с улицы к входной двери.Преображение переднего двора Посмотрите, как эта садовница преодолела сухую тень и опасный склон во дворе перед домом. Варианты оформления передних дворов. Посмотрите передние дворы без газона, передние дворы с наклоном, пустынные передние дворы и многое другое.
( через LandscapingNetwork.com ) Привлекательность обочиныЖеневьева Шмидт предлагает пять советов по улучшению привлекательности вашего дома.
( через LandscapingNetwork.com ) Передние дворы, не требующие особого ухода. Ознакомьтесь с шестью ландшафтами передних дворов, разработанными для сокращения затрат на техническое обслуживание и экономии вашего времени и денег.
( через LandscapingNetwork.com )

Как создать собственный ландшафт?

Прежде чем вы начнете копать, вам нужно иметь в виду план. Начните с этих 4 шагов:

  1. План: Начните с грубого наброска вашей собственности или территории, над которой вы будете работать. На данном этапе это не обязательно должно быть масштабировано, но должно включать в себя любые постоянные объекты, такие как ваш дом, сарай, большие деревья или кустарники, которые остаются на месте, участки, которые в настоящее время вымощены, внутренние дворики, бассейны и т. д.
  2. Измерьте: Возьмите этот грубый набросок снаружи и измерьте все. Обратите внимание на размеры на эскизе. Обратите внимание, где находятся окна и двери для обзора и схемы движения, а также где находятся водопроводные краны и электрические розетки.
  3. Передача: Перенесите карту вашей собственности на миллиметровую бумагу и начертите в масштабе; это станет вашей основной копией. Обратите внимание на солнечные и теневые узоры, подверженные ветру участки, склоны и т. д.
  4. Trace: Используйте кальку поверх мастер-копии и начните экспериментировать с дизайном.

Есть ли приложение для ландшафтного дизайна?

Если вы хотите попробовать свои силы в создании собственного ландшафта, вам могут помочь такие приложения, как Home Outside, iScape, Landscaper’s Companion и многие другие. Home Outside предлагает расширенные услуги: от телефонных/видео-консультаций с профессиональными ландшафтными дизайнерами до полного проектирования, выполненного удаленно.

Сколько стоит заказать ландшафтный дизайн?

Как и в случае с большинством проектов по благоустройству дома, цена может сильно варьироваться в зависимости от размера и масштаба проекта.Домовладельцы могут рассчитывать заплатить от 2000 до 8000 долларов за профессиональный ландшафтный дизайн, который будет разработан для их собственности. Как правило, домовладельцы тратят около 10% стоимости своего дома на озеленение.

Тихоокеанское садоводство | Красивый пейзаж Калифорнии

К: Нэн Стерман

Нэн Стерман, садовый коммуникатор, дизайнер и тренер, живет в Энсинитасе, Калифорния. Ее телешоу «Растущая страсть», газета и…

Еще от этого автора

У входа в «сторожку» на ранчо Pacific Highlands Ranch растут пальмы Феникс, красная цветущая бугенвиллия La Jolla, сине-серая Agave americana и мясисто-оранжевый Aloe striata . Авторские фотографии

Всякий раз, когда я прилетаю в аэропорт Линдберг-Филд в Сан-Диего, я съеживаюсь. Меня беспокоит не полет; это пейзаж аэропорта, который кричит: «Добро пожаловать в Сан-Диего, дом с колючей травой и тропическими пальмами!» Неудивительно, что новоприбывшие хотят, чтобы их сады были похожи на тропики.

Сан-Диего не тропический. В нашем почти пустынно-сухом средиземноморском климате единственная местная пальма — это Washingtonia filifera, произрастающая в пустынных просачиваниях.

На протяжении большей части моей профессиональной жизни моей целью было преобразование растительных ландшафтов Калифорнии из чрезмерно жаждущих и ресурсоемких в климатически приемлемые и устойчивые. Я говорю об этом, учу об этом, пишу об этом и — ладно, признаюсь — разглагольствую об этом. Конечно, я не единственный человек с этой целью; многие из моих коллег по садовому дизайну и коммуникациям думают так же.Как и многие водные агентства Калифорнии; некоторые пытаются стимулировать изменения с помощью ограничений полива и увеличения норм. Несколько передовых агентств финансируют модельные жилые ландшафты, но они редко получают публичное признание, необходимое для кардинальных изменений.

Люди подражают пейзажам, которые видят вокруг себя. Когда все, что они видят, это «tropicalissimo», как в аэропорту Сан-Диего, все, что они могут спросить, это «tropicalissimo». Однако я постоянно задаюсь вопросом, если бы публика каждый день видела красивые пейзажи с низким уровнем воды, куда бы они ни пошли, разве они не подражали бы вместо этого таким садам?

Нам нужны красивые, устойчивые ландшафты с низким уровнем воды в общественных местах, таких как городские пейзажи и торговые центры, а также вокруг офисных зданий, школ и больниц. За последние несколько лет я заметил некоторое движение в этом направлении. Вот три лучших примера региона.

У входа на ранчо Пасифик-Хайлендс растения обыгрывают архитектуру, создавая ощущение старой Калифорнии.

Ранчо Пасифик Хайлендс

Текстура и цвет листвы имеют решающее значение для успеха этих срединных насаждений. Здесь пальцеобразные синие меловые палочки ( Senecio mandraliscae ) на переднем плане контрастируют с густой ледяной зеленью Agave guiengola , оба находятся под развивающимся пологом широких ярко-зеленых листьев лондонских платанов ( Platanus 5 acerifolia ‘). Бладгуд»).

Долина Кармель в Сан-Диего находится между общинами Ла-Холья и Дель-Мар. Когда-то это была сельская долина с конными фермами, томатными полями и покрытыми кустарником склонами холмов. Сейчас в долине Кармель проживает почти 37 000 человек, а также офисы, гостиницы, магазины. центры, школы. Большая часть долины засажена растениями, как аэропорт Сан-Диего. Однако ранчо Pacific Highlands предлагает другую эстетику. Этот комплекс Pardee Homes был благоустроен в 2005 году с целью создания чего-то привлекательного и засухоустойчивого, круглогодичного интереса и с небольшим газоном или без него.

Пара ворот с черепичной крышей примыкает к въезду в Пасифик-Хайлендс — дань уважения архитектуре испанского возрождения, столь популярной в прошлом региона. Ландшафтные архитекторы Smithgall Johnston Associates, Inc. собрали палитру растений, предлагающую различные сезоны цветения, текстуры и цвета. В центре и на бульварах растут гибридные пальмы ( Washingtonia ), холмы красной Bougainvillea ‘La Jolla’, заросли сочных синих меловых палочек ( Senecio mandraliscae ) и заросли голубой овсяницы ( Festuca glauca ca ) ).Элегантный синий Agave americana и пестрый A. americana ‘ Marginata’ растут из терракотовых горшков, некоторые приподняты для архитектурной драмы.

Блоки живописных насаждений тянутся вдоль центральной средней полосы Pacific Highlands Ranch в Сан-Диего, в долине Кармел.

За воротами центральная срединная полоса длиной в полторы мили указывает на заполненное булыжником сухое русло реки, окаймленное многослойными и переплетающимися наносами растений, все под пологом африканского сумаха ( Rhus lancea ), Лондонский самолет (Platanus x acerifolia ‘Bloodgood’) и Брисбенский ящик ( Lophostemon confertus ).Подлесок включает как минимум три вида агавы ( Agave guiengola, A. americana и A. geminiflora ), посаженных геометрическими блоками. Aloe marlothii и A. arborescens цветут в середине зимы. Розовые цветки тернового венца ( Euphorbia milii ‘ Jerry’s Choice’) перекликаются с голубовато-серыми листьями с розовыми краями суккулента Cotyledon orbiculata ‘Silver Dollar’. Огромные полосы пустынной ложки ( Dasylirion Wheeleri ) просто нокаутируют.

Регенерированная вода дополняет естественные осадки. Более крупные срединные деревья орошаются барботерами; растения в нижнем ярусе орошаются капельным способом с помощью барботеров Octa, установленных под поверхностью и защищенных клапанными коробками. Использование воды составляет примерно половину от «обычных» уличных пейзажей.

Дорожки несколько более пышные и удобные для пешеходов. Инжир ползучий ( Ficus pumila)  ползает по каменным стенам, отделяющим общественные зоны от частных. Массы розмарина прямостоячего ( Rosmarinus officinalis ) подсаживают синими меловыми палочками . Другие блоки заполнены лапами кенгуру ( Anigozanthos  ‘Harmony’), их высокие красные стебли увенчаны пушистыми ярко-желтыми цветами. Розмарин стелющийся ( R. officinalis  ‘Prostratus’) заполняет пространство между тротуаром и бордюром.

Этот драматический вход в одно из пяти зданий Центра Килрой показывает, как дорожка прорезает изогнутые насыпи, покрытые ковром Carex pansa под деревьями жакаранда и ликвидамбар.

Килрой Центр

Также в долине Кармел находится Килрой-центр, комплекс из пяти офисных зданий, облицованных зеркальными стеклами цвета морской волны, который занимает двенадцать акров земли рядом с автострадой. Его предприятия и медицинские кабинеты всегда кишат людьми, которые приходят и уходят.

Въезд на парковку Килроя — это то, что первым бросилось мне в глаза. Да, есть необходимые пальмы, но они засажены розетками кораллового алоэ ( Aloe striata ), высоким новозеландским льном ( Phormium ) и несколькими видами тонких декоративных трав. На затененных островах автостоянки были видны массы Bergenia , чередующиеся с пучками голубой овсяницы под деревьями жакаранды ( Jacaranda mimosifolia ), и все они были замульчированы вымытым рекой гравием.Дизайн действительно сияет во дворах, где я был удивлен, увидев широкие грядки Agave americana, новозеландского чайного дерева ( Leptospermum scoparium ), дюнной осоки ( Carex pansa ) , Salvia clevelandii и других растений. редкость в коммерческом ландшафте.

Неглубокий пруд подчеркивает влияние воды на дизайн ландшафтного архитектора Кэти Гарсиа.

Ландшафтный архитектор Кэти Гарсия, ныне директор по планированию и общественному развитию города Дель-Мар, спроектировала ландшафт, когда работала в фирме Wallace Roberts & Todd. По словам Гарсии, владельцы собственности «хотели чего-то особенного, чтобы отличать их от типичного корпоративного кампуса». Ее фирма ухватилась за возможность «продвигать более устойчивую палитру, более показательную для Калифорнии, а не газон и северо-восточную чувственность, которые, к сожалению, хотят так много клиентов».

В начале 2000 года Гарсия начал играть с абстракцией того, как вода когда-то текла по долине реки. Она подумала о том, как камни в ручье вызывают рябь на воде.Здания стали концептуальными скалами, дуги ландшафтных клумб — результирующей рябью. Эта рябь наиболее заметна в офисах наверху или на поросших дюнами насыпях в задней части каждого двора. Бермы служат зеленым фоном, блокируя шум с автострады, где сегодня вместо воды текут автомобили.

Каждый двор уникален, но насаждения явно тематические. Обширные луга дюнной осоки окаймлены полосами красной фонтанной травы ( Pennisetum setaceum ‘Rubrum’) и овсяницы атласской ( Festuca mairei ). Большие синие Agave americana , прямостоячий розмарин и пучки двухнедельной лилии ( Dietes iridioides ) перемежают «моря» голубой овсяницы и гигантской дикой ржи ( Leymus densatus ‘ Canyon Prince’). Австралийские ивы ( Geijera parvifolia ) , jacarandas и ликвидамбары ( Liquidambar styraciflua ) образуют над головой мягкие навесы.

Водосберегающая комбинация красной фонтанной травы ( Pennisetum setaceum ‘Rubrum’), бадана, мексиканского кустового шалфея ( Salvia leucantha ) сочетается с валунами и булыжниками.

Изначально некоторые ряби были посажены в дерн, чтобы они выглядели как море зелени. Со временем некоторые из них были пересажены Dymondia margaretae , которым требуется гораздо меньше воды. Камни и галька являются важным мотивом дизайна повсюду. Неглубокий пруд в форме арки предполагает пышность, обычное явление в средиземноморских пейзажах.

Гарсия вспоминает, как бригада по уходу за ландшафтом вырезала растения; ей пришлось бороться с ними, чтобы позволить агавам опуститься, а не превратить чайные деревья в маленькие шарики. Бригады также боролись с зонированием орошения, чтобы предотвратить переувлажнение растений.

Landsystems, нынешняя компания по уходу за ландшафтом, использует совершенно другой подход. Операционный менеджер Мэтт Шаффер говорит, что бригады работают с сезонностью ландшафта. Они осваивают здоровую почву, позволяют спящим травам приобретать пшеничный цвет и подстригают осоку ручными ножницами, а не косилками. На парковочных островах и в других местах верхнее орошение было преобразовано в капельную систему.Сегодня, по словам Шаффера, потребление воды составляет примерно половину того, что он видит в более типичных коммерческих ландшафтах.

Прогулочные и луговые насаждения в Torrey Pines Court

Корт Торри Пайнс

Дальше на запад находится Торри Пайнс Корт, участок площадью двадцать акров с видом на поле для гольфа Торри Пайнс. Его первоначальный ландшафт 1980-х годов включал в себя «водососущие» коралловые деревья, древовидные папоротники, лилейники, карликовые финиковые пальмы и акры лужаек. В середине 2000-х годов компания Muller приобрела недвижимость и наняла ландшафтного архитектора Майка Салливана из студии SiteDesign для обновления ландшафта и переделки парковки странной конфигурации.Личной целью Салливана было разработать что-то устойчивое, водосберегающее и вызывающее воспоминания о предгорьях и лугах Калифорнии.

Салливан разделил кампус на несколько «сред обитания»: декоративные бордюры, леса и луга с лугами. Несколькими годами ранее Салливан познакомил Джона Гринли с идеей использования засаженных лугов или лугов в дизайнерских ландшафтах. Сегодня Гринли является лидером этого движения.

Посетители почувствовали естественность сайта и добавили свои скульптуры.

Обдумывая свой проект, Салливан помнил, что «это кампус зданий, по которому люди ходят туда-сюда. Я хотел, чтобы это было похоже на прогулку по природной территории. . . напоминает Сьерру». Салливан превратил местность в волнистую форму рельефа, включив валуны и булыжник. Он посадил пастбища на склонах, используя смесь осоки ( Carex pansa , C. remota , C. texensis и C. tumulicola ).К ним он добавил кошачью мяту с пурпурными цветками ( Nepeta x fassenii ), суккулентный апельсин Bulbin ‘Hallmark’, Iris douglasiana , кремово-желтый тысячелистник ( Achillea Geranium

‘Hoffnung’) и голубой фиолетовый. «Синий Джонсон».

Ближе к зданиям и в местах с интенсивным пешеходным движением Салливан использовал более крупные чешуйчатые травы, такие как Calamagrostis x acutiflora ‘Overdam’ и ‘Karl Foerster’.Более красочные растения представлены в местах с повышенной видимостью: красный Penstemon ‘Firebird’, ‘Orange Cross’ лапы кенгуру, львиный хвост с оранжевыми цветками ( Leonotis leonurus ) , фиолетовый Salvia clevelandii, и LIVIN цвета дыни. ‘ ПРОСТЫЕ розы, которые были спасены от предыдущего ландшафта.

Сосны Торри ( Pinus torreyana ) начали прорастать в ландшафт.

Среди более крупных кустарников земляничное дерево ( Arbutus unedo ) и такие местные растения, как тойон ( Heteromeles arbutifolia ) и Arctostaphylos ‘Howard McMinn’.Прибрежный живой дуб ( Quercus agrifolia ) и калифорнийский платан ( Platanus racemosa ) были очевидным выбором для деревьев, наряду с соснами Торри ( Pinus torreyana ), для связи с государственным парком Torrey Pines, расположенным чуть дальше по дороге.

Ландшафт орошается регенерированной водой, в основном с помощью дождевальных установок, но растениям требуется примерно на треть меньше, чем в более традиционных ландшафтах, по словам Роберта Алгайера, инспектора ландшафта компании Park West, подрядчика по техническому обслуживанию.Время обслуживания примерно такое же, как и для других ландшафтов, но команда Park West тратит его иначе. «Засухоустойчивые растения выглядят великолепно, если их оставить в естественном виде», — говорит Алгайер; «Никакого бокса или бокса. Это означает меньше обслуживания в таком масштабе и больше времени на детали». Детали включают четкое определение грядок и использование ручных инструментов для поддержания разделения между растениями, но при этом оставляя их как можно более естественными.

Альгайер говорит, что самая большая корректировка — это образование.«Некоторые владельцы хотят, чтобы их ландшафты были пышными и шикарными. Засухоустойчивые растения не всегда могут выглядеть пышными». У всех есть кривая обучения. Что касается команды, продолжает Альгайер, «некоторые растения здесь считаются сорняками в других ландшафтах. Экипаж должен выучить различия, но когда их [растения] сажают в массовом порядке, экипаж быстро соображает».

Серия дугообразных насыпей, разделенных бетонными дорожками, представляет собой рябь на русле реки; камни и галька являются важными элементами дизайна ландшафта.

Allgaier хотел бы увидеть больше пейзажей, таких как Torrey Pines Court; Фактически, Park West теперь использует растения из этого проекта в других проектах. «Я люблю луга и обширные открытые пространства, а не узкие плантации рядом со зданиями», — говорит он. «Мне нравится уникальность Torrey Pines Court. Правда, зимой лозы голые и крупных цветов нет. Но вы же знаете, что не за горами весна, когда все лопнет и будет красиво».

Неуловимая сезонность, подгонка растений к климату и местности, палитра растений за пределами тропических пальм и катящихся газонов, продуманные и мудрые методы орошения.. . это то, что нам так отчаянно нужно, чтобы люди увидели. По мере того как подобные пейзажи становятся более заметными и обычными, восприятие публики будет меняться, так что домовладельцы и владельцы отелей будут признавать маловодные ландшафты красивыми и желанными. Эти пейзажи не просто подходят для Калифорнии, они определяют нас и позволяют нам садиться в наше будущее.

Ландшафт для архитекторов —

3. декабрь 2020
Все изображения предоставлены Пейзаж для архитекторов

Пейзаж для архитекторов — амбициозная новая книга Габриэле Г. Кифера и Аники Нойбауэр, который представляет собой введение в ландшафтную архитектуру с помощью серии вопросов о дизайне, ответов в виде прецедентов и сотен схематических рисунков в пяти томах на трех языках: «Здание», «Пейзаж», «Парк», «Использование» и «Качества».

Проще говоря, Ландшафт для архитекторов представляет собой руководство по проектированию, в котором используются вопросы для решения ключевых вопросов ландшафтной архитектуры. «Что определяет структуру ландшафта?» «Как можно сделать ландшафт доступным?» «Как прошлое может навсегда закрепиться в памяти?» Эти и десятки других вопросов в каждом томе сопровождаются рисунками, многие из которых заполнены пиктограммами, и списком справочных проектов, некоторые из которых связаны с ответами (прецедентами), которые следуют за вопросами.В свою очередь, каждый краткий прецедент ссылается на несколько вопросов, что позволяет читать книгу разными способами, подобно навигации в Интернете по гиперссылкам.

Все о Пейзаж для архитекторов — его формат, размер, рисунки, дизайн и лаконичность — делают его подходящим для студентов, изучающих ландшафтную архитектуру. Неудивительно, что книга вышла на семинарах, проведенных Габриэле Г. Кифер и Аникой Нойбауэр в Институте ландшафтной архитектуры | ТУ Брауншвейг.

Нойбауэр и Кифер, изображенные здесь, были вдохновлены покойным ландшафтным архитектором Гансом Лойдлом, чья книга
Open(ing) Spaces (совместно со Стефаном Бернардом) представляет собой популярное введение в ландшафтный дизайн, наполненное сотнями пошаговых диаграмм.
Пейзаж для архитекторов был разработан Fons Hickmann M23, который сотрудничал с TU Braunschweig над другими книгами. Здесь показана книга в мягкой обложке, а затем версия в твердом переплете.
Дизайн M23 включает в себя все: содержимое заключено в зеленые обложки и сочетается с зелеными конечными страницами, создавая впечатляющий объект.
Самый большой из пяти томов — Building/Haus/Casa, в котором задаются вопросы обо всем — от контекста и типологии до зеленых фасадов и внутренней зелени.
Хотя вряд ли это необходимо, читать книги по порядку означает начинать с вопросов.
В этом примере «Как развивался ландшафт?» сопровождается забавной иллюстрацией, списком ссылок, охватывающих тысячелетия, и «ссылкой» на ответ / прецедент: городской план Питера Йозефа Ленне XIX века для Потсдама, Германия.
Ответы даны в трех томах («Здание», «Пейзаж», «Парк»), сразу после вопросов.
Карты, нарисованные в увеличенном масштабе, предваряют ответы, что позволяет довольно легко сравнивать контекст, размер, форму и т. д.
Каждый ответ/прецедент представлен на шести страницах; как и остальная часть книги, они являются провокацией и отправной точкой для студентов, чтобы они проводили свои собственные углубленные исследования.

Пейзаж для архитекторов / Landschaft für Architekten / Paisaje para arquitectos
Габриэле Г. Кифер и Аника Нойбауэр
Пятитомник на английском, немецком и испанском языках

11 x 15 см
1072 Страницы
500 иллюстраций
Мягкая/твердая обложка
ISBN 9783035617269
Birkhäuser 0 Купить эту книгу0

Генетический ландшафт для нуклеации бета-амилоидных фибрилл точно различает семейные мутации болезни Альцгеймера

Основные версии:

1) Преувеличения, связанные с релевантностью заболевания, и, в частности, соответствующие комментарии, перечисленные ниже, от рецензентов 1 и 3:

а) В рукописи указано, что неясно, почему мутации APP/Aβ вызывают БА, но было бы неплохо увидеть обсуждение недавней механистической работы, демонстрирующей, что мутации fAD дестабилизируют комплексы APP-GSEC, что приводит к высвобождению более длинных пептидов Aβ (PMID: 28753424).Таким образом, мутации могут смещать профиль продуцируемых видов Aβ, а также влиять на агрегацию, это следует обсудить.

Мы добавили в текст следующие предложения:

«Несколько мутаций в PSEN1 и PSEN2 , генах, кодирующих секретазы, выполняющие последовательное расщепление APP, также приводят к аутосомно-доминантным формам AD».

«То, что ускоренное зародышеобразование является частой причиной fAD, также подтверждается эффектами мутаций в APP за пределами Aß42 и эффектами мутаций в PSEN1 и PSEN2 .Эти мутации дестабилизируют комплексы фермент-субстрат, увеличивая продукцию более длинного пептида Aß42, который более эффективно образует ядра образования амилоида (Szaruga et al., 2017; Veugelen et al., 2016). Кроме того, предполагается, что олигомеры Aß42 более токсичны (Michaels et al., 2020; Bolognesi et al., 2010). Возможно, что эффекты некоторых из описанных здесь мутаций на нуклеацию также опосредованы изменением концентрации Aß42, а не увеличением параметра кинетической скорости.Кроме того, некоторые из оцениваемых здесь вариантов могут иметь дополнительные эффекты, например изменение расщепления АРР. Для проверки этих гипотез потребуется дальнейшая работа».

b) Следует пересмотреть выводы о том, что «скорость нуклеации в клеточном анализе точно определяет мутации, вызывающие доминантную семейную болезнь Альцгеймера» и «БА на самом деле является болезнью нуклеации», принимая во внимание, что несколько других «очень агрессивных» мутаций в АРР и в пресенилинах (γ-секретаза) образуются не мутантные, а пептиды Aβ дикого типа. Фактически, наиболее агрессивные мутации APP (такие как Iberian или Autrian) и мутации Presenilin имеют общий механизм, который приводит к усиленной генерации более длинных пептидов Aβ (Szaruga et al., 2017). Как авторы включают эти выводы в свою модель? Кроме того, известно, что патогенные мутации в Aβ1-42 влияют не только на его склонность к агрегации, но и на расщепление АРР β-секретазой. Защитный исландский вариант APP является одним из таких случаев.

Короче говоря, Дискуссия выиграла бы от более широкой точки зрения.

Мы согласны и расширили Введение и Обсуждение наших результатов.

Важность ускоренной нуклеации как причины fAD на самом деле также согласуется с предложенным механизмом, объясняющим эффект мутаций fAD за пределами Aβ, например, в PSEN1 , PSEN2 и в APP за пределами Aβ. область Аβ. Общим эффектом этих мутаций является усиление образования Aβ42 по сравнению с более короткими версиями пептида (Szaruga et al. , 2017), таким образом увеличивая относительную и/или абсолютную концентрацию Aβ42 и облегчая нуклеацию. Кроме того, субстратно-ферментная дестабилизация, вызванная некоторыми мутациями в PSEN1 и PSEN2, приводит к увеличению представленности более длинных пептидов Aβ (≥Aβ42), проявляющих повышенную склонность к нуклеации и повышенную нейротоксичность (Veugelen et al., 2016; Benitova et al. , 2012; Vandersteen et al., 2012; Conicella et al., 2014). Мы не можем исключить, что также некоторые из мутаций в нашей библиотеке, особенно в самых первых или последних остатках пептида, могут влиять на расщепление АРР у людей и приводить к чрезмерному представлению более длинных пептидов Aβ.

Мы добавили в текст следующие предложения:

«Несколько мутаций в PSEN1 и PSEN2 , генах, кодирующих секретазы, выполняющие последовательное расщепление APP, также приводят к аутосомно-доминантным формам AD».

«Другой вариант, A2V, не оказывает доминирующего влияния на нуклеацию в нашем анализе (рис. 2C), что согласуется с рецессивным типом наследования и другим механизмом действия, таким как сниженное β-расщепление и повышенная генерация Aβ 42, как было предложено ранее (Бенилова и др., 2014)».

«То, что ускоренное зародышеобразование является частой причиной fAD, также подтверждается эффектами мутаций в APP за пределами Aß42 и эффектами мутаций в PSEN1 и PSEN2 . Эти мутации дестабилизируют комплексы фермент-субстрат, увеличивая продукцию более длинного пептида Aß42, который более эффективно образует ядра образования амилоида (Szaruga et al., 2017; Veugelen et al., 2016). Кроме того, предполагается, что олигомеры Aß42 более токсичны (Michaels et al., 2020; Болоньези и др., 2010). Возможно, что эффекты некоторых из описанных здесь мутаций на нуклеацию также опосредованы изменением концентрации Aß42, а не увеличением параметра кинетической скорости. Некоторые из оцениваемых здесь вариантов могут иметь дополнительные эффекты, например изменение расщепления АРР. Для проверки этих гипотез потребуется дальнейшая работа».

«Наконец, поразительно последовательные эффекты доминантных мутаций fAD в нашем анализе еще больше подтверждают доказательства того, что fAD является «заболеванием нуклеации», в конечном итоге вызванным повышенной скоростью нуклеации амилоида (Aprile et al., 2017; Коэн и др., 2018 г.; Ноулз и др., 2009). Это ускоренное зародышеобразование может быть вызвано прямыми эффектами мутаций — например, количественно оцененных здесь — или изменениями вышестоящих факторов (Szaruga et al., 2017). Если эта гипотеза верна, то нуклеация является ключевым биохимическим шагом для предотвращения или лечения болезни Альцгеймера».

2) Возможная погрешность самого анализа: соединение агрегации Aβ с агрегацией sup35 и иммобилизация N-концевой части Aβ в линкере (от рецензента 2):

а) Конкретной целью этой работы является картирование генетического ландшафта для нуклеации Aβ42.Тем не менее, используемый здесь репортер представляет собой способность фрагмента другого амилоидного (прионного) белка sup35 образовывать ядра эндогенного sup35. Это совершенно другая последовательность, склонная к агрегации, чем Aβ (богатая Q/N вместо гидрофобной) с другой внутренней кинетикой. Каковы элементы управления, гарантирующие, что а) Aβ42 действительно ограничивает скорость, b) что засев sup35 масштабируется вместе с зародышеобразованием Aβ42 (некоторые мутации Aβ могут привести к множеству мелких зародышей, а другие — к меньшему, но более крупному зародышу) и c) что и Aβ42, и Агрегация доменов sup35N в этом слиянии не зависит друг от друга.Как можно исключить антагонистические или синергетические эффекты?

Мы согласны с тем, что это очень важные вопросы в связи с этим конкретным анализом. Мы утверждаем, что Aβ ограничивает скорость в этом анализе, потому что домен нуклеации Sup35 (SupN) сам по себе не приводит к нуклеации и росту дрожжей в селективных условиях (отсутствие аденина). Эти контрольные эксперименты представлены в Chandramowlishwaran et al. (2018) и были повторены нами для дальнейшей проверки (теперь включены в качестве нового рисунка 1 — дополнение к рисунку 1A). Наконец, способность расти без аденина зависит от рекрутирования и функции эндогенного Sup35. В соответствии с этим, экспрессия только Aβ42 также не приводит к заметному росту (рис. 1 — дополнение к рисунку 1A).

Работа лабораторий Линдквиста и Черноффа показала, что амилоидные последовательности, образующие множество нестабильных агрегатов, приводят к большему росту дефицита аденина по сравнению с последовательностями, которые вместо этого могут образовывать высокостабильные амилоиды (Frederick et al., 2014; Chandramowlishwaran et al., 2018). В соответствии с этим мы наблюдаем один из самых высоких показателей зародышеобразования для варианта, который, как известно, заселяет стойкие олигомерные виды, в то время как очень низкий показатель зародышеобразования для таких вариантов, как Aβ40, которые, как известно, медленно зарождаются в длинных фибриллах (Bolognesi, 2014, Sanagavarapu, 2019) .

b) Фрагмент sup35 слит на N-конце с Aβ42, и данные показывают наибольшее влияние на склонность к агрегации на С-конце. Является ли тот факт, что фрагмент 16-23 менее заметен, не предвзятостью в результате трансформации N-концевой неструктурированной части Aβ42 в линкер при слиянии, что приводит к недооценке эффекта по отношению к N-концевой части домена?

Вполне ожидаемо, что мутации на С-конце чаще снижают нуклеацию, учитывая, что С-конец образует гидрофобное амилоидное ядро ​​в большинстве опубликованных фибриллярных структур Aβ42.Кроме того, хотелось бы возразить следующее:

Если бы мутационные эффекты, которые мы измеряем, были смещены из-за N-концевого слияния, то можно было бы ожидать градиент эффектов: небольшие изменения в NS вблизи места слияния и большие изменения в NS дальше от него. Однако эффект, который мы наблюдаем, вместо этого является модульным, и на N-конце также существует несколько мутаций, сильно влияющих на зародышеобразование (примеры: h24I, Q15P, E22G)

Известные мутации fAD локализуются в основном на N-конце, все они оказывают существенное влияние на нуклеацию и правильно классифицируются данным анализом (рис. 2 и рис. 4)

Мы проверили, мешает ли слияние фрагмента Sup35 рядом с С-концевым ядром нуклеации, и это не так.В частности, мы количественно оценили зародышеобразование трех С-концевых фрагментов пептида (аминокислоты 22-42, 24-42, 27-42) с Sup35, слитым на их N-конце, и обнаружили, что они зародышеобразуют аналогично или лучше, чем полноразмерный Aß42. Эти данные включены в виде рисунка 3 — дополнение к рисунку 1C и представлены в основном тексте.

c) Авторы подтверждают свой анализ, показывая, что ранее измеренные скорости нуклеации мутантов болезни коррелируют с их показателями обогащения «нуклеации». Проблема в том, что это представляет лишь горстку мутантов (5 мутантов), большинство из которых расположены в положениях 21/22/23 пептида Aβ.Нет никакой гарантии, что мутанты в очень разных контекстах, таких как гибкая N-концевая часть региона или С-концевая область, склонная к агрегации, будут реагировать таким хорошо коррелирующим образом.

Количественные данные (Yang et al. , 2018), с которыми мы сравниваем, состоят из мутаций в положениях 21, 22 и 23. В дополнение к этим количественным данным мы сопоставили качественные эффекты 16 различных мутаций, изученных in vitro в десяти предыдущих исследованиях. публикации (Дополнительный файл 1).Наши количественные данные согласуются с этими ранее сообщенными эффектами мутаций в 14 из 16 случаев. К ним относятся мутации на N-конце, такие как H6R и E11K. В двух случаях наши данные расходятся с литературными:

D7H, вариант fAD, увеличивает нуклеацию в нашем анализе, но показывает более длительную лаг-фазу в единственном анализе кинетики in vitro, который мы смогли найти в литературе (Chen et al., 2012).

A21G, еще один вариант fAD, увеличивает зародышеобразование в нашем анализе, но, как сообщается, оказывает различные эффекты in vitro в разных статьях: сообщалось, что он агрегирует подобно Aβ42 дикого типа (Yang et al., 2018), или иметь пониженную скорость агрегации (Thu et al., 2019)

Наши результаты предполагают, что D7H и A21G, по крайней мере, в определенных условиях, увеличивают нуклеацию, как и все другие доминантные мутации fAD. В связи с этим мы добавили дополнительную таблицу (Дополнительный файл 1) и следующее предложение к тексту:

«Сравнение наших оценок обогащения in vivo с качественными эффектами 16 мутаций, проанализированных in vitro в десяти предыдущих публикациях, подтвердило анализ, при этом мутационные эффекты соответствуют эффектам на нуклеацию in vitro, о которых сообщалось ранее для 14 вариантов Aβ из 16.(Дополнительный файл 1)».

3) Преувеличения в обсуждении, которые, как мы надеемся, можно устранить путем адаптации текста (все рецензенты):

а) Авторы приходят к выводу, что их результаты больше относятся к заболеванию, потому что они лучше сообщают о нуклеации, чем исследование Gray et al. Они также заключают, что сообщают о другом способе агрегирования. Я не думаю, что в этой рукописи есть доказательства этому. Во-первых, хотя нуклеация играет важную роль в амилоидных заболеваниях, это не обязательно все.Во-вторых, исследование Gray et al. — хотя и не очень хорошо коррелирует с данными о нуклеации, — все же определяет важность области 16-23 и С-концевой области более сбалансированным образом. Известно, что обе области имеют решающее значение для определения зародышеобразования Aβ.

Мы согласны с тем, что формулировка текста могла вводить в заблуждение в этом смысле, и мы изменили ее соответствующим образом, чтобы уточнить, что это конкретно относится к способности анализов идентифицировать мутации известных заболеваний.Это фактическое утверждение — показатели текущего анализа гораздо лучше предсказывают известные мутации fAD, чем показатели анализа DHFR (площадь под рабочей кривой приемника, ROC-AUC = 0,9 по сравнению с AUC = 0,5; AUC = 1 — идеальный классификатор, AUC=0,5 — случайный классификатор).

b) Я считаю, что обсуждение излишне пренебрежительно относится к животным моделям и другим модельным системам. В частности, «эта простая система теперь лучше подтверждена как модель fAD, чем любая другая, включая модели на животных, где когда-либо тестировались эффекты только одной или нескольких мутаций (включая контрольные мутации). «. Текущая статья моделирует только один аспект биологии Aβ, агрегацию, и не принимает во внимание ни генерацию Aβ, ни механизмы, связывающие Aβ с нейродегенерацией. Таким образом, я думаю, что это потребовало переписывания, чтобы признать, что каждая модель имеет свои сильные стороны/ограничения

Мы согласны и изменили текст в соответствии с акцентом на том, что мы конкретно имеем в виду возможность оценки «генетического соответствия» между анализом и клинической генетикой fAD. Конечно, есть и другие меры, с помощью которых можно количественно оценить согласованность анализа с заболеванием, например, совпадение фенотипа.Наша точка зрения, которую мы считаем важной, заключается в том, что только путем тестирования многих мутаций, вызывающих заболевание, и множества случайных (или не вызывающих заболевание) мутаций в анализе можно правильно количественно оценить, насколько хорошо влияние мутаций на биохимический процесс. е), что в нем сообщается о совпадении эффектов мутаций, вызывающих генетическое заболевание человека. Основываясь на глубоком мутагенезе белков многих болезней человека в нашей и других лабораториях, мы считаем, что может быть опасно делать убедительные выводы о достоверности анализа, проверяя поведение 1 или 2 мутаций, вызывающих заболевание, и 1 или 2 контрольных мутаций. .Мы отредактировали Аннотация рукописи и раздел Обсуждение:

«Диапазон фенотипов, которые можно оценить, и их сходство с патологией человеческого мозга при БА являются привлекательными чертами многих животных моделей БА, и многие важные выводы были получены — и будут получены — на животных моделях (Sasaguri et al. др., 2017). Однако есть приложения, в которых животные модели не могут быть реально использованы, например, для высокопроизводительного скрининга соединений для открытия лекарств и для тестирования сотен или тысяч генетических вариантов неизвестного значения.Для этих приложений необходимы анализы in vitro или на основе клеток (Pimenova and Goate, 2020; Veugelen et al., 2016), и важной задачей является сравнение «релевантности заболевания» различных анализов».

c) Аналогичным образом упущены другие клеточные и бесклеточные модели, которые использовались для определения значимости патологических вариантов и должны быть включены в обсуждение, например. PMID: 32032730, PMID: 27100199

Мы согласны и цитировали эти другие анализы в Обсуждении.

d) Утверждение «Многие анализы in vitro и in vivo предлагаются в качестве «моделей заболеваний» в биомедицинских исследованиях, и их актуальность часто оправдывается тем, насколько «физиологичными» кажутся анализы или насколько хорошо фенотипы, наблюдаемые в модели, соответствуют фенотипам, наблюдаемым у человека. Тем не менее, такие критерии в значительной степени субъективны, и анализы, которые кажутся относящимися к заболеванию, могут на самом деле сообщать о нерелевантных биохимических событиях, что приводит к тому, что лекарства не проходят клинические испытания.расплывчато – могут ли авторы привести конкретные примеры и ссылки, относящиеся к нашей эре?

Можно утверждать, что отрицательные результаты более 400 клинических испытаний БА подтверждают это утверждение. Однако из отрицательных результатов трудно сделать однозначные выводы из-за нескольких искажающих факторов, поэтому мы предпочли не выделять конкретные примеры и удалили второе предложение, приведенное выше. Наша цель в этом разделе — просто поднять вопрос о том, что большее количество групп или компаний должны использовать глубокое мутационное сканирование для количественной оценки того, насколько точно in vitro и клеточные анализы «генетически согласуются» с конкретными генетическими заболеваниями человека.

Мы считаем, что другие комментарии легко устранить путем внесения дополнительных изменений в текст.

Рецензент №1:

[…]

• Анализ отбора (сообщение о зародышеобразовании) кажется высоко воспроизводимым, что подтверждается данными, представленными на рисунке 1B. Тем не менее, этот обозреватель задается вопросом о потенциальном влиянии слияния Sup35N на растворимость/гидрофобность и агрегацию Aβ. Кроме того, сообщалось, что агрегация Aβ зависит от концентрации, и из данных неясно, экспрессируются ли мутантные пептиды на сходных уровнях или нет.

Могло ли слияние пептидов и/или уровни экспрессии изменить внутренние свойства Aβ42 и могли ли эти потенциальные изменения объяснить, по крайней мере, до некоторой степени, несоответствие, наблюдаемое между зародышеобразованием и гидрофобностью (рис. 1D, 3F)?

Мы согласны с рецензентом в том, что это является ограничением нашего анализа, и в настоящий момент мы не можем исключить, что возможная изменчивость уровней экспрессии среди различных вариантов Aβ42 может влиять на показатели нуклеации, которые мы определяем количественно.Это ограничение большинства анализов глубокого сканирования мутаций, поскольку особенно сложно одновременно точно отслеживать уровни экспрессии тысяч вариантов белка. В некоторых случаях это было достигнуто путем флуоресцентной маркировки мутагенизированного белка и анализа библиотеки с помощью проточной цитометрии (Staller et al., 2017), решение, которое, к сожалению, невозможно применить в условиях нашего анализа. Мы добавили следующее предложение, чтобы признать это ограничение.

«Возможно, что влияние некоторых из описанных здесь мутаций на нуклеацию также опосредовано изменением концентрации Aß42, а не увеличением кинетического параметра скорости.Кроме того, некоторые из оцениваемых здесь вариантов могут иметь дополнительные эффекты, например изменение расщепления АРР. Для проверки этих гипотез потребуется дальнейшая работа».

• На рис. 2 представлены эффекты аминокислотных замен на зародышеобразование Aβ. Авторы отмечают, что были введены все возможные аминокислотные замены в Aβ42; однако есть несколько белых пятен, соответствующих несуществующим мутантам. Почему эти мутанты отсутствуют?

Предложение относится к заменам nt, а не к заменам кодонов.Действительно, наша библиотека содержит все возможные 378 нуклеотидных изменений последовательности Aβ. Чтобы создать библиотеку мутантов Aβ, мы использовали подверженный ошибкам подход ПЦР, который вносит изменения на уровне нуклеотидов, тем самым ограничивая полный охват всех замен кодонов. Однако мы оптимизировали подход, чтобы обеспечить охват всех замен одиночных нуклеотидов и максимизировать количество замен двойных нуклеотидов (47,2%). Таким образом, «белые точки» на рисунке 2 представляют замены кодонов, не представленные в нашей библиотеке.

• Авторы предложили и обсудили наличие привратников нуклеации. Как именно они были отобраны? Есть ли какой-то предельный балл? Данные на рисунке 2D не проясняют этот момент: данные для h23 или Q15, по-видимому, не сильно отличаются от выбранных позиций. Кроме того, только несколько мутаций, по-видимому, были протестированы в положении A42, и равное количество мутаций увеличивает или уменьшает зародышеобразование, действительно ли этот остаток / положение является привратником?

Позиции гейткипера были определены как те, в которых количество (или более) одиночных замен аа возрастает по мере уменьшения зародышеобразования для FDR=0.1. Для определения привратников мы рассматривали только те положения, в которых большинство мутаций значительно отличаются от WT (FDR=0,1), т. е.: если большинство мутаций в определенном положении являются WT-подобными, то это положение не считается воротами. -хранитель по нашему определению. В этой строке мы определили позицию 42 как привратник. Об этом теперь прямо сказано в Материалах и методах.

В этой исправленной версии рукописи мы также обновили рисунок 2D и рисунок 2 — дополнение к рисунку 1A и B, потому что мы обнаружили небольшую ошибку в сценарии, который генерировал график в предыдущей версии.Как легко увидеть на новых цифрах, это изменение не влияет ни на один из наших результатов или выводов.

• В последней части рукописи авторы проанализировали зарождение fAD-сцепленных мутаций в Aβ. На рисунках показаны «кривые ROC, построенные с использованием 12 мутантов fAD по сравнению со всеми другими мутантами с одним аа в 484 наборах данных для предикторов эффекта варианта и агрегации». Этот обозреватель был бы признателен за рисунок, на котором отображаются данные для каждого конкретного варианта fAD; или, в качестве альтернативы, таблица, представляющая ключевые данные из анализа каждого конкретного случая. Было бы также интересно посмотреть, как данные соотносятся с клиническим началом.

Данные для каждого варианта fAD теперь включены в дополнительный файл 1. Мы также включили новый рисунок, сообщающий о связи между показателями нуклеации и возрастом клинического начала для подмножества из шести мутаций (рис. 4 — дополнение к рисунку 1E). Однако данные о возрасте начала заболевания слишком зашумлены, чтобы мы могли сделать какие-либо выводы.

• Выводы о том, что «скорость нуклеации в клеточном анализе точно определяет мутации, вызывающие доминантную семейную болезнь Альцгеймера» и «БА на самом деле является болезнью нуклеации», следует пересмотреть, принимая во внимание, что несколько других «очень агрессивных» мутаций в АРР и в пресенилинах (γ-секретаза) продуцируют не мутантные, а пептиды Aβ дикого типа.Фактически, наиболее агрессивные мутации APP (такие как Iberian или Autrian) и мутации Presenilin имеют общий механизм, который приводит к усиленной генерации более длинных пептидов Aβ (Szaruga et al. , 2017). Как авторы включают эти выводы в свою модель?

Кроме того, известно, что патогенные мутации в Aβ1-42 влияют не только на его склонность к агрегации, но и на расщепление АРР β-секретазой. Защитный исландский вариант APP является одним из таких случаев.

Короче говоря, Дискуссия выиграла бы от более широкой точки зрения.

Мы согласны и расширили Введение и обсуждение наших результатов. Важность ускоренной нуклеации как причины fAD на самом деле также согласуется с предложенным механизмом, объясняющим эффект мутаций fAD за пределами Aβ, таких как мутации в PSEN1, PSEN2 и APP вне области Aβ. Общим эффектом этих мутаций является усиление образования Aβ42 по сравнению с более короткими версиями пептида (Szaruga et al., 2017), таким образом увеличивая относительную и/или абсолютную концентрацию Aβ42 и облегчая нуклеацию. Кроме того, субстратно-ферментная дестабилизация, вызванная некоторыми мутациями в PSEN1 и PSEN2, приводит к увеличению представленности более длинных пептидов Aβ (≥Aβ42), проявляющих повышенную склонность к нуклеации и повышенную нейротоксичность (Veugelen et al. , 2016; Benitova et al. , 2012; Vandersteen et al., 2012; Conicella et al., 2014). Мы не можем исключить, что некоторые из мутаций в нашей библиотеке, особенно в самых первых или последних остатках пептида, могут влиять на расщепление АРР у людей и приводить к избыточному представлению более длинных пептидов Aβ.

• Авторы должны отметить, что патогенность H6R неясна.

Добавлен комментарий к H6R.

Рецензент №2:

[…]

Более конкретно:

1) Конкретной целью этой работы является картирование генетического ландшафта для нуклеации Aβ42. Тем не менее, используемый здесь репортер представляет собой способность фрагмента другого амилоидного (прионного) белка sup35 образовывать ядра эндогенного sup35. Это совершенно другая последовательность, склонная к агрегации, чем Aβ (богатая Q/N вместо гидрофобной) с другой внутренней кинетикой.Каковы элементы управления, гарантирующие, что а) Aβ42 действительно ограничивает скорость, b) что засев sup35 масштабируется вместе с зародышеобразованием Aβ42 (некоторые мутации Aβ могут привести к множеству мелких зародышей, а другие — к меньшему, но более крупному зародышу) и c) что и Aβ42, и Агрегация доменов sup35N в этом слиянии не зависит друг от друга. Как можно исключить антагонистические или синергетические эффекты?

Мы согласны с тем, что это очень важные вопросы в связи с этим конкретным анализом. Мы утверждаем, что Aβ ограничивает скорость в этом анализе, потому что домен нуклеации Sup35 (Sup35N) сам по себе не приводит к нуклеации и росту дрожжей в селективных условиях (отсутствие аденина).Эти важные контрольные эксперименты представлены в Chandramowlishwaran et al. (2018) и были повторены нами для дальнейшей проверки (теперь включены в виде рисунка 1 — дополнение к рисунку 1A). Наконец, способность расти без аденина зависит от рекрутирования и функции эндогенного Sup35. В соответствии с этим экспрессия только Aβ42 также не приводит к заметному росту (рис. 1 — дополнение к рисунку 1A).

Лаборатории Линдквиста и Черноффа показали, что амилоидные последовательности, образующие множество нестабильных агрегатов, приводят к большему росту дефицита аденина по сравнению с последовательностями, которые вместо этого могут образовывать высокостабильные амилоиды (Frederick et al. , 2014; Чандрамоулишваран и др., 2018). В соответствии с этим мы наблюдаем один из самых высоких показателей нуклеации для варианта, который, как известно, заселяет стойкие олигомерные виды, в то время как очень низкий показатель нуклеации для таких вариантов, как Aβ40, которые, как известно, медленно зарождаются в длинных фибриллах (Bolognesi, 2014).

2) Фрагмент sup35 слит на N-конце с Aβ42, и данные показывают наибольшее влияние на склонность к агрегации на С-конце. Является ли тот факт, что фрагмент 16-23 менее заметен, не предвзятостью в результате трансформации N-концевой неструктурированной части Aβ42 в линкер при слиянии, что приводит к недооценке эффекта по отношению к N-концевой части домена?

Вполне ожидаемо, что мутации на С-конце чаще снижают нуклеацию, учитывая, что С-конец образует гидрофобное амилоидное ядро ​​в большинстве опубликованных фибриллярных структур Aβ42.Кроме того, хотелось бы возразить следующее:

Если бы мутационные эффекты, которые мы измеряем, были смещены из-за N-концевого слияния, то можно было бы ожидать градиент эффектов: небольшие изменения в NS вблизи места слияния и большие изменения в NS дальше от него. Однако эффект, который мы наблюдаем, вместо этого является модульным, и на N-конце также существует несколько мутаций, сильно влияющих на зародышеобразование (примеры: h24I, Q15P, E22G)

Известные мутации fAD локализуются в основном на N-конце, все они оказывают существенное влияние на нуклеацию и правильно классифицируются данным анализом (рис. 2 и рис. 4)

Мы проверили, мешает ли слияние фрагмента Sup35 рядом с С-концевым ядром нуклеации, и это не так.В частности, мы количественно оценили зародышеобразование трех С-концевых фрагментов пептида (аминокислоты 22-42, 24-42, 27-42) с Sup35, слитым на их N-конце, и обнаружили, что они зародышеобразуют аналогично или лучше, чем полноразмерный Aß42. Эти данные включены в виде рисунка 3 — дополнение к рисунку 1C и представлены в основном тексте.

3) Авторы подтверждают свой анализ, показывая, что ранее измеренные скорости нуклеации мутантов болезни коррелируют с их показателями обогащения «нуклеации». Проблема в том, что это представляет лишь горстку мутантов (5 мутантов), большинство из которых расположены в положениях 21/22/23 пептида Aβ.Нет никакой гарантии, что мутанты в очень разных контекстах, таких как гибкая N-концевая часть региона или С-концевая область, склонная к агрегации, будут реагировать таким хорошо коррелирующим образом.

Таким образом, в целом отсутствие систематической ошибки в текущей экспериментальной установке требует более тщательной проверки. Мутанты, которые увеличивают/уменьшают зародышеобразование вдоль различных частей последовательности, должны быть проверены экспериментально таким же образом, как Yang et al., документ 2018 года, который в настоящее время используется для демонстрации корреляции.

Наконец, авторы приходят к выводу, что их результаты в большей степени относятся к заболеванию, потому что они лучше сообщают о нуклеации, чем исследование Gray et al. Они также заключают, что сообщают о другом способе агрегирования. Я не думаю, что в этой рукописи есть доказательства этому. Во-первых, хотя нуклеация играет важную роль в амилоидных заболеваниях, это не обязательно все. Во-вторых, исследование Gray et al. — хотя и не очень хорошо коррелирует с данными о нуклеации, — все же определяет важность области 16-23 и С-концевой области более сбалансированным образом.Известно, что обе области имеют решающее значение для определения зародышеобразования Aβ.

Количественные данные (Yang et al., 2018), с которыми мы сравниваем, состоят из мутаций в положениях 21, 22, 23.

В дополнение к этим количественным данным качественные эффекты 16 различных мутаций ранее были проанализированы in vitro в десяти предыдущих публикациях (дополнительный файл 1). Наши количественные данные согласуются с этими ранее сообщенными эффектами мутаций в 14 из 16 случаев.К ним относятся мутации на N-конце, такие как H6R и E11K. В двух случаях наши данные расходятся с литературными:

D7H, вариант fAD, увеличивает нуклеацию в нашем анализе, но показывает более длительную лаг-фазу в единственном анализе кинетики in vitro, который мы смогли найти в литературе (Chen et al. , 2012).

A21G, еще один вариант fAD, увеличивает зародышеобразование в нашем анализе, но, как сообщается, оказывает различные эффекты in vitro в разных статьях: сообщалось, что он агрегирует подобно Aβ42 дикого типа (Yang et al., 2018), имеет сниженную скорость агрегации (Thu et al., 2019) и, по-видимому, ускоряет агрегацию в Vandersteen et al., 2012. Наши результаты показывают, что A21G действительно, по крайней мере, в определенных условиях, увеличивает зародышеобразование, как и все другие доминирующие мутации fAD в нашем анализе.

В связи с этим пунктом мы добавили дополнительную таблицу (Дополнительный файл 1) и следующее предложение к тексту:

«Сравнение наших оценок обогащения in vivo с качественными эффектами 16 мутаций, проанализированных in vitro в десяти предыдущих публикациях, подтвердило анализ, при этом мутационные эффекты соответствуют эффектам на нуклеацию in vitro, о которых сообщалось ранее для 14 вариантов Aβ из 16.(Дополнительный файл 1)».

Наконец, есть некоторые расхождения в эффектах мутации, описанных в литературе для A2V. Недавний кинетический анализ сообщает об уменьшении как первичной, так и вторичной нуклеации для этого варианта (Meisl et al., 2016, Murray et al., 2016), что соответствует нашим результатам. Однако предыдущая работа показала, что общая скорость нуклеации A2V аналогична Aβ42 дикого типа (Benilova et al., 2014). Интересно, что в том же исследовании показано увеличение нуклеации A2V Aβ40 по сравнению с Aβ40 дикого типа.Эта разница в эффекте мутации фактически поощряет использование подхода глубокого мутагенеза для изучения эффектов мутации на Aβ40. Мы должны добавить, что A2V является рецессивной мутацией AD, предполагая, что механизм, с помощью которого она приводит к токсичности, может отличаться от механизма, лежащего в основе доминантных мутаций fAD, и, например, может включать модуляцию эффективности B-расщепления с увеличением продукции Aβ, как предполагает Бенилова и др. В основной текст добавлено предложение по этому поводу.

Рецензент №3:

В этой рукописи авторы используют анализ нуклеации in vitro для оценки свойств агрегации 14 483 мутантных форм Aβ, охватывающих все возможные замены одной аминокислоты, а также мутации двойной аминокислоты.Они идентифицируют мутации, которые усиливают и подавляют нуклеацию Aβ, и определяют модульные области Aβ, связанные с различными свойствами агрегации. Важно отметить, что анализ способен идентифицировать известные мутации fAD. Основываясь на этих результатах, авторы заключают, что их система представляет собой быстрое и экономичное средство для определения патогенности вариантов Aβ с неизвестной значимостью.

Хотя я нахожу эту работу технически обоснованной и представляющей интересную информацию о биохимических свойствах Aβ, я думаю, что выводы, особенно в отношении актуальности для заболевания, частично преувеличены, и есть некоторые упущения в соответствующей литературе.Некоторые конкретные пункты перечислены ниже:

1) Авторы заявляют, что «более того, учитывая частоту мутаций человека и размер популяции, вполне вероятно, что почти все эти возможные варианты Aβ действительно существуют по крайней мере у одного человека, живущего в настоящее время на планете» — однако эти мутации могут не совместимы с жизнью, и поскольку большинство (14015) исследованных мутаций представляют собой двойные мутации, насколько вероятно, что они существуют у людей? Я не уверен, что виды с двойными аминокислотными изменениями имеют отношение к болезни или могут существовать у людей

Комментарий относится ко всем возможным однонуклеотидным заменам. Учитывая частоту мутаций зародышевой линии человека (~ 5 * 10 90 753 -8 90 754) (Scally et al., 2016) и количество людей, живущих в настоящее время (~ 8 * 10 90 753 9 90 754), все варианты Aβ42, совместимые с жизнь, вероятно, в настоящее время существует по крайней мере у одного человека, живущего в настоящее время на планете, просто из-за мутаций de novo в каждом поколении.

Мы включили двойные замены нуклеотидов по двум причинам: (1) чтобы увеличить количество замен аминокислот и (2) чтобы включить двойные замены аминокислот, чтобы обеспечить более значительные изменения физико-химических параметров.Преимущество этого можно увидеть, например, в анализе эффектов заряда, где двойные мутанты позволяют нам количественно оценить эффекты изменения как чистого заряда, так и общего заряда (рис. 3).

2) В рукописи указано, что неясно, почему мутации APP/Aβ вызывают БА, но было бы неплохо увидеть обсуждение недавней механистической работы, демонстрирующей, что мутации fAD дестабилизируют комплексы APP-GSEC, что приводит к высвобождению более длинных пептидов Aβ. (PMID: 28753424).Таким образом, мутации могут смещать профиль продуцируемых видов Aβ, а также влиять на агрегацию, это следует обсудить.

Мы добавили в Обсуждение следующие предложения:

«То, что ускоренное зародышеобразование является частой причиной fAD, также подтверждается эффектами мутаций в APP за пределами Aß42 и эффектами мутаций в PSEN1 и PSEN2 . Эти мутации дестабилизируют комплексы фермент-субстрат, увеличивая выработку более длинного пептида Aß42, который более эффективно способствует образованию ядер амилоида (Szaruga et al., 2017; Вейгелен и др., 2016). Кроме того, предполагается, что олигомеры Aß42 более токсичны (Michaels et al., 2020; Bolognesi et al., 2010). Возможно, что эффекты некоторых из описанных здесь мутаций на нуклеацию также опосредованы изменением концентрации Aß42, а не увеличением параметра кинетической скорости. Некоторые из оцениваемых здесь вариантов могут иметь дополнительные эффекты, например изменение расщепления АРР. Для проверки этих гипотез потребуется дальнейшая работа».

3) Что касается пункта 2, я думаю, что введение должно включать описание путей расщепления трипептидов, которые приводят к множественным формам Aβ, а также недавнюю работу о том, что Aβ 43 более нейротоксичен и склонен к агрегации, чем Aβ 42.

Мы добавили следующие предложения во Введение в дополнение к расширенному тексту в Обсуждении, указанном в пункте 2:

«Несколько мутаций в PSEN1 и PSEN2 , генах, кодирующих секретазы, выполняющие последовательное расщепление APP, также приводят к аутосомно-доминантным формам AD».

4) Я считаю, что обсуждение излишне пренебрежительно относится к животным моделям и другим модельным системам. В частности, «эта простая система теперь лучше подтверждена как модель fAD, чем любая другая, включая модели на животных, где когда-либо тестировались эффекты только одной или нескольких мутаций (включая контрольные мутации). «. Текущая статья моделирует только один аспект биологии Aβ, агрегацию, и не принимает во внимание ни генерацию Aβ, ни механизмы, связывающие Aβ с нейродегенерацией. Таким образом, я думаю, что это потребовало переписывания, чтобы признать, что каждая модель имеет свои сильные стороны/ограничения

Как указано выше, мы перефразировали Обсуждение, чтобы смягчить некоторые из этих утверждений и правильно признать важность других моделей. Извинения за это.

5) Подобным образом упущены другие клеточные и бесклеточные модели, которые использовались для определения значимости патологических вариантов и должны быть включены в обсуждение, например.грамм. PMID: 32032730, PMID: 27100199

Мы перефразировали Обсуждение, чтобы смягчить некоторые из этих заявлений и признать актуальность других моделей и анализов, таких как эти, которые теперь цитируются в основном тексте.

6) Утверждение «Многие анализы in vitro и in vivo предлагаются в качестве «моделей заболеваний» в биомедицинских исследованиях, и их актуальность часто оправдывается тем, насколько «физиологическими» кажутся анализы или насколько хорошо фенотипы, наблюдаемые в модели, соответствуют наблюдаемым у человека. болезнь.Однако такие критерии в значительной степени субъективны, и анализы, которые кажутся относящимися к заболеванию, могут на самом деле сообщать о нерелевантных биохимических событиях, что приводит к тому, что лекарства не проходят клинические испытания». и ссылки, имеющие отношение к AD?

Можно утверждать, что отрицательные результаты более 400 клинических испытаний БА подтверждают это утверждение. Однако из отрицательных результатов трудно сделать однозначные выводы из-за других потенциальных причин неудачи испытаний, поэтому мы предпочитаем не выделять конкретные примеры и опустили второе предложение, приведенное выше.Наша цель в этом разделе — просто поднять тему обсуждения, чтобы побудить больше групп использовать глубокое мутационное сканирование для количественной оценки того, насколько хорошо их анализы «генетически согласуются» с конкретными генетическими заболеваниями человека.

https://doi.org/10.7554/eLife.63364.sa2

Пейзаж для жизни Гаррет Экбо

Ты МОЖЕШЬ вернуться домой, конечно. Вопрос в том, что вы обнаружите, когда доберетесь туда. Сложность, скорее всего; корректирующая настройка того, что память упростила и очистила.Разрыв во времени, проблеск другого мира из другой жизни и, если повезет, восстановление, изменение положения, которое восстанавливает память и смысл.

Если три статьи, написанные совместно Джеймсом Роузом, Дэниелом Кили и Гарретом Экбо, опубликованные в Architectural Record в 1939 и 1940 годах, были манифестом новой ландшафтной архитектуры, то Ландшафт для жизни , написанный Экбо и опубликовано в 1950 году, это… что? Das Kapital ландшафтной архитектуры? Библия? Инструкция? Энциклопедия? На самом деле, всего понемногу.

Большинство произведений являются продуктами своего времени, но эта книга в особенности. К 1950 году депрессия и война пришли и ушли; пришло процветание, но еще не Корея или Джозеф Маккарти. Расширение пригородов было сочтено положительным; если немного тревожно, это еще не упадок. В школах дизайна по-прежнему господствовало изящное искусство, его композиционные принципы были нетронутыми, а декор обеднел. В стране существовало только четыре откровенно «современных» архитектурных школы, в одной из которых я сидел, неохотно изучая «дисциплину кирпича», используя доску Strathmore и карандаши 6H и 9H.

Книга Экбо соответствовала не только своему времени, но и своему месту: чисто американская. Вторая мировая война опустошила Европу. В Англии лейбористское правительство изо всех сил пыталось построить новое общество посреди бедности и лишений. Напротив, послевоенные Соединенные Штаты были не только богатыми, но и нетронутыми, их политические и социальные структуры были сильными, подкрепленными чрезвычайно расширенными промышленными мощностями, наследием «Нового курса» Рузвельта и ускоренным производством войны. Для идеалистичных ландшафтных архитекторов философия дизайна, импортированная из Европы, была смягчена популистскими и регионалистскими идеями.Мир был новым, дизайнеры уверены.

Моя копия Пейзаж для жизни — это третье издание. Для этого издания Экбо предоставил предисловие из одного абзаца, в котором мир 1959 года противопоставляется миру 1950 года. Он отметил новое преобладание письменных работ по современной ландшафтной архитектуре и накопление построенных работ. «Спутники взлетели, военная лихорадка поутихла, и сейчас прекрасное время для жизни». Уверенность осталась.

Пейзаж для жизни — это манифест, но не только.Он включает в себя исторические обобщения, моральные высказывания, обзор навыков, доступных ландшафтным архитекторам и необходимых им, списки материалов их работы, примеры построенных проектов и обсуждение надежд на будущее, не говоря уже о заметках о стояках. протекторные отношения. Книга не только повлияла на прогрессивную ландшафтную архитектуру эпохи, но и подтвердила ее ценность и статус. Впервые были представлены настоящие работы, предлагающие образы смелого нового мира дизайна, хотя и преимущественно калифорнийского.Текст и изображения выражали то, что чувствовали здравомыслящие дизайнеры. Мы знали все эти вещи, хотя и не смогли бы сформулировать их с изощренностью и полнотой Экбо. Эта книга представляет собой квинтэссенцию важного профессионального отношения середины века, духа времени дизайнеров, которые помогали строить Америку во второй половине 20-го века.

Ни предисловие, ни предисловие не указывают на целевую аудиторию. Поскольку книга была опубликована издательством Architectural Record , можно предположить, что ее читатели были дизайнерами.Тем не менее, нетехнический язык, наряду с акцентом на социальное видение и американское общество, предполагает, что Экбо хотел охватить более широкую аудиторию. Сам Экбо разделил пятнадцать глав книги на четыре части: «Предыстория», «Теория», «Практика» и «Что дальше». Но я вижу в ней пять разделов: первые пять глав определяют ландшафтный дизайн до наших дней; следующие пять прослеживают теоретическую основу для практики; главы с десятой по тринадцатую содержат грамматику для дизайна; глава четырнадцатая, посвященная «конкретным условиям», предлагает сто страниц проектов Экбо и его партнеров; последняя глава размышляет о будущем и потенциальном взаимодействии искусства и планирования.Главы по теории (которые, по словам Экбо, состоят из «зачем» ландшафтной архитектуры) так же напоминают о своем времени и месте, как и фотографии построенных работ. Я не могу вспомнить сейчас, как я организовал в своем уме содержание этих глав при первом чтении, но, почти пятьдесят лет спустя, некоторые темы доминируют, отчасти (но только отчасти) из-за контраста с ходячими идеями, верованиями и отношения.

Мысли и советы Экбо подчеркивали интеграцию , особенно в двух областях.Во-первых, это интеграция искусств, особенно тех, которые практикуются в дизайнерских профессиях. Представьте себе книгу по ландшафтной архитектуре, наполненную независтливыми восхищенными ссылками на достижения архитекторов. Все дизайнеры окружающей среды — архитекторы, ландшафтные архитекторы, проектировщики — были в новом мире соработниками с отдельными, хотя и частично совпадающими навыками, но всегда с единством цели. Вторым видом интеграции была интеграция дизайна с наукой. Для Экбо это повлекло за собой гораздо больше, чем попытки критиковать дизайн высокого стиля с точки зрения концепций, заимствованных из физики.Он видел в науке ценный инструмент на службе общества и дизайна. Наука означала климатологию, геологию, гидрологию и тому подобное. Такие поля были инструментами для анализа местности и средством «контроля осадков… влажности… температуры… света, чистоты… паразитов… санитарии… [и] циркуляции воздуха» (134–135). Наука также была способом мышления, «… который ничего не принимает как должное, не принимает прецедентов без проверки и признает динамический мир, в котором нет ничего постоянного, кроме самого изменения» 1 .Экбо был не одинок в этом мировоззрении. Пейзаж для жизни был написан в эпоху, когда стремились рационализировать процесс строительства, в эпоху множества книг о климате и строительстве, в эпоху экспериментов с естественным освещением и вентиляцией. Более чем за десять лет до того, как Рэйчел Карсон выпустила «Тихая весна », Экбо назвал экологию важной составляющей здоровой окружающей среды. Наука не использовала ни болтовню Эйнштейна Зигфрида Гидиона, ни метафору фракталов. (Где теперь все эти классные фонари, все эти вентиляционные стрелки и солнечные диаграммы? Думаю, они стали неуместными из-за флуоресцентного освещения и кондиционирования воздуха. )

Для Экбо и его современников природа была основной. Он отличался от человечества и в основном был доброжелательным партнером в создании лучшего мира. В телевизионных шоу о природе того времени были показаны пустыни Уолта Диснея и Марлин Перкинс, несущий мистера Хоука на плече, а не совокупление и каннибализм, которые теперь являются обязательными на PBS. Природа была физическим присутствием, а не явлением, опосредованным культурой.

Экбо также обсуждал теорию, но теория для Экбо была внутренней теорией — основой, нормативной базой для анализа ландшафта и практики ландшафтной архитектуры.Не теория касалась отношений дисциплины с более крупными социальными и культурными структурами, за исключением той степени, в которой Экбо рассматривал дизайн как инструмент демократии и здоровой окружающей среды.

Пейзаж для жизни предполагает и выражает, как и многие классические книги, современное единство или универсальность мировоззрений, которые сегодня сочли бы наивными, если не откровенно опасными. Например, предполагалось, что люди во всем мире, хотя и отличаются в чем-то, имеют одни и те же основные потребности и желания; что проблемы решаются логикой, наукой и добрыми намерениями; что люди есть люди, а природа есть природа.Пятьдесят лет спустя этот дуализм отвергнут, равно как и универсальность этого подхода, который, как выяснилось, упускал или сводил к минимуму элементы, которые сейчас кажутся критическими. Подход Экбо был — если использовать ужасное слово — акультурный . Бедность и отсутствие возможностей были важными проблемами для Экбо, а не ценности различных субкультур.

Класс также не был проблемой, за исключением отказа от доминирующей роли, которую привилегированные классы когда-то играли в качестве основных покровителей дизайна ландшафтной архитектуры.Экбо был обеспокоен тем, что сельскохозяйственные рабочие были безродными, плохо обращались с ними и плохо жили. Их бедность и отсутствие возможностей были ключевыми проблемами дня, а не их этническая принадлежность или культурное наследие. Экбо был откровенен и восхищался народным рисунком, который он считал прямым, практичным, неправильным и простым; ему нравились безделушки, использование для самовыражения обычных предметов, таких как бутылки. Сегодня, когда каждый этнический сад рассматривается как отражение культурной преемственности, когда каждый народный сад рассматривается как сопротивление и подрыв господствующей культуры, взгляды Экбо кажутся не только устаревшими и наивными, но и несколько снисходительными.Как хороший постмодернист, в данном случае я просто отмечу, что оба прочтения верны и ценны.

Что меня сейчас смущает и шокирует в Пейзаже для жизни , как символе и выражении своего времени, так это его совершенно внеисторический подход. Меня это особенно шокирует, потому что когда-то я был страстным приверженцем идей и верований, изложенных в книге. История отмечается, а затем отвергается. Это действительно не имело значения, не так ли? Если история и была полезна, то только как нравственный урок, например, можно смело осуждать гнет заслуженно умершего самодержавия.

Ах! Новый мир, новый старт, чистый лист. Классический модернизм Экбо не только внеисторичен, но и вневременен. На самом деле не имело значения, что окружало новые дизайны и новые пейзажи. Это может быть плохо и неуместно, но мы были хорошими и уверенными. Но когда мы отбрасываем историю, мы отбрасываем контекст, и в этом смысле книга является как аконтекстуальной, так и вневременной. Здесь мы не находим чувства возраста, истории или эволюции. Дизайн существовал в некой вечной юности, но в то же время обладал зрелой, вневременной мудростью.Классический модернизм не допускал ни сумерек, ни осени.

Эти характеристики классического модернизма, конечно, знакомы. Но Пейзаж для жизни демонстрирует другой аспект американского модернизма, на который меньше обращают внимания: его безразличие к урбанизму или урбанистичности, его упор на открытую землю, низкую плотность населения и регионализм. В этом смысле проекты Экбо, содержащиеся в книге, являются физическим воплощением реформистской философии 1930-х годов, ее популизма и регионализма. Стоит только еще раз взглянуть на великие американские документальные фильмы 30-х годов, особенно на Город , чтобы осознать невероятную наивность и безграничный оптимизм Америки первой половины века.

Регионализм, который здесь отстаивается, является логическим ответом на природные особенности. Субстраты, облицовка и климатология участков варьируются от места к месту и от региона к региону, как и логическая реакция дизайна. Сайт — это факт, который нужно понять и тесно с ним работать. Регионализм — это научное, а не культурное или историческое явление. Здесь мы не находим духа места Ричарда Нейтры или сегодняшнего «места как палимпсеста». Но, по крайней мере, если взгляд Экбо на регионализм кажется неадекватным, он избегает глупости постмодернистской псевдорегиональной детализации и мистической интерпретации региональных ландшафтов, которые в крайних случаях порождают такие идеи, как heimat , германское преклонение перед родиной.Что касается символики, то она даже не оценивает запись в указателе.

Главы с шестой по девятую из набора «Пейзаж для жизни» представляют собой набросок грядущего мира. Пятнадцатая глава рассказывает нам, как туда добраться. Поскольку кажется, что либо мы вообще не хотели быть там, либо что там было , туда не попасть, последнее, возможно, представляет меньший интерес, чем остальная часть книги, но заслуживает внимания, поскольку поддерживает амбициозный план. оптимизм больших рамок. Он подчеркивает, что людям нужно работать вместе, чтобы организовать новый мир.И поскольку здесь предполагается, что мы все хотим одного и того же мира, наша главная задача — обеспечить доступ к нему для всех. Что мешает? Старые привычки и спекулянты недвижимостью.

Между этими двумя разделами Пейзаж для жизни дает нам видение Экбо, Ройстона и Уильямса о том, как может выглядеть новый мир, особенно в масштабе объекта или проекта. Новый мир будет просторным, воздушным, хорошо озелененным, не выше трех этажей; все это будет в пригородной плотности. В новом мире не будет украшений, хотя «декоративные» материалы допустимы, а если это новые материалы, напоминающие индустриализацию, то даже ценятся. Это было сильное видение, и сегодня его можно увидеть, со всеми его достоинствами и недостатками, в ландшафтном дизайне и планах муниципальных колледжей Калифорнии и офисных парков Силиконовой долины.

Каждое движение в архитектуре или ландшафтной архитектуре имеет свой собственный стиль графического представления. В наши дни, когда дизайнерское движение может создать три или четыре последовательно изолированные формы представления, это часто бывает подбрасыванием, оглядываясь на десятилетия назад, независимо от того, кажутся ли проекты или рисунки более устаревшими.Как бы то ни было, стиль рендеринга показанной здесь работы кажется максимально подходящим, дополняющим и сочувствующим проектам. С высоты пятидесяти лет геометрия кажется беспокойной и захватывающей, странной смесью энергии, новых материалов и калифорнийского зигзага. Те самые калифорнийские рисунки напоминают нам, что они были сделаны как раз в тот момент, когда дингбат вот-вот должен был превратиться в гуги. Элементы есть, но они обработаны сдержанно, утонченно и деликатно. Они ясны и прямолинейны, эти рисунки и конструкции, но не минималистичны.

Так у нас остался только исторический документ? Всего лишь мощное, страстное целостное заявление о мире, в котором мы больше не живем или о котором заботимся? Отчасти, конечно. Но раздел, который Экбо называет теорией, а я называю лексикой и грамматикой, — главы «Материалы», «Земля-камень-вода», «Растения и насаждения», «Структурные элементы» — и части главы «Космос и Люди» представляют не только исторический интерес; они потенциально полезны сегодня. Эти главы предлагают вдумчивое, тщательное (почти энциклопедическое) руководство по принципам ландшафтного дизайна, как их видел Экбо.В главе «Растения и озеленение», например, он обсуждает эстетику, размер, текстуру, форму, цвет, аромат, единство и разнообразие, покрытие и т. д., давая советы и указания обо всем. В книге действительно представлены классические современные ценностные суждения, например, превосходство массы и пустоты, баланса и линий и материалов над композиционными правилами и прикладным декором. В нем также содержатся наблюдения, которые находятся где-то между вечными и проповедническими, например, описание кирпича как общепризнанного, очеловеченного материала.

Но Экбо также предоставляет нам (если использовать нечеткую и злоупотребляющую, но полезную лингвистическую аналогию) подробный аналитический словарь, включая принципы синтаксиса, которые образуют грамматику, связанную с языком классического модернизма, но не полностью совпадающую с ним или зависящую от него. Такая система анализа и синтеза, лежащая между философией и заявлением, с одной стороны, и построенной работой или стилем, с другой, является материалом, из которого до сих пор состоят дизайн-студии, хотя и менее явно и ясно.Но почему, когда мы смотрим на исторические ландшафты, мы заново изучаем философии, стили и произведения, но никогда не анализируем и не сравниваем системы и элементы преобразования, присущие конкретному процессу проектирования? Флетчер Стил и Гаррет Экбо могут быть совершенно разными людьми, но как много мы можем узнать, сравнив их принципы проектирования. Достаточно легко и достаточно часто предлагать дизайнерские студии посадки, которые просят дизайн «в стиле Олмстеда», но они обычно производят не более чем планы и наброски самых карикатурных склонностей дизайнера.Но как насчет предположений дизайнера об использовании, о растениях, о влиянии цвета, иерархии функций, соединении земли и воды и т. д.? Можем ли мы разработать вечную универсальную систему? Конечно нет, и мы не должны этого хотеть. Но такие системы, хотя и связаны со временем и местом, не являются неразрывно связанными ни с тем, ни с другим. Их ценность следует оценивать в зависимости от их полезности в дизайне и образовании, а также их можно прагматически проверять и сравнивать. Этот раздел, посвященный теории, является самой богатой частью книги и содержит сложности, которые память, по крайней мере моя память, упростила, если не полностью проигнорировала.

Чего еще можно требовать от книги, которой почти пятьдесят лет, кроме того, чтобы она была сильным, страстным изложением своего времени и места, чтобы она выражала волю и намерение целой эпохи дизайна и в то же время содержат идеи, которые остаются ценными и сегодня, даже для тех, кто отверг бы многие из его социальных и теоретических положений?

Такой книги сегодня не будет. Экбо был одним из редких дизайнеров, которые много писали и, казалось, считали свои работы такими же важными, как и свои проекты, а не просто подписи к иллюстрированным затяжкам.В этом отношении он похож на Ричарда Нейтра и Чарльза Мура. Но редкость первоклассных дизайнеров/писателей — это только одна из причин, почему эта книга остается важной. Эта книга была началом эпохи, времени уверенности; его рекомендации прямые и простые, непроверенные, но и не критикуемые, за исключением сил статус-кво. Его полнота вытекает из самоограниченной сферы рассмотрения и из единого, позитивистского мировоззрения, прежде чем это мировоззрение было отмечено расколами, а тем более контрреволюциями.Ирония и двусмысленность могут породить манифесты, но редко библии.

Изменился и литературный мир дизайна. Серьезные, насыщенные и сложные работы, предназначенные как для дизайнеров, ученых, так и для заинтересованной публики, встречаются редко. Менее редки претенциозные предисловия к последнему глянцевому ежегоднику или книжке с картинками. Непрофессиональная аудитория, к которой обращался Экбо, уже полвека хорошо обслуживается на внутренней сцене журналом Sunset . Книги для журнальных столиков — явление массового рынка. Со времен Экбо академия и профессия породили новый жанр периодических изданий, ориентированных на разнородную аудиторию дизайнеров, ученых и искушенных городских потребителей — например, Metropolis .

Но многое из того, что должен был сказать Экбо, сегодня было бы освещено в академических журналах, на семинарах и конференциях, таких как недавно проведенные в Беркли и Кембридже, на которых были представлены исторические исследования не только движения Модерн, но, по иронии судьбы, таких антиисторических героев, как Дэн Кили и Гаррет Экбо. Журналы и научные статьи сосредоточены на теории нового типа, которая связывает профессии дизайнера с окружающим миром и культурами, в которые они встроены, с сильным акцентом на класс, капитализм и потребительство, на теории более сложные, более отдаленные. и, как правило, более интересные и стимулирующие, чем старые узкие дебаты или внутренние теории дизайна.Сегодня академия отвергает более простой, единый, ориентированный на практику теоретический подход и исследования, на которых основана эта книга. Является ли мир сегодня более сложным, чем мир, о котором писал Экбо, — спорный вопрос, но, безусловно, мы видим мир как более сложный, разнообразный, проблематичный, загадочный и тревожный. Интеллектуальная изощренность этой области выросла, и, несмотря на нашу склонность к глупым заимствованиям жаргона из других, более интеллектуальных областей, уровень интеллектуальных исследований и изощренности действительно вырос.Можно сожалеть или не сожалеть об уходе взглядов, высказанных в этой классической современной полемике, но, перечитывая «Пейзаж для жизни» , я думаю, их надо уважать. Теперь мы знаем больше, но нас это волнует меньше.

Как будет развиваться ситуация с поставками мяса в мире

За последние десять лет наблюдался беспрецедентный рост спроса на белок во всем мире. Общее мировое потребление мяса росло примерно на 2 процента в год, почти половина которого приходилась на Китай.Участники отрасли извлекли выгоду из этого роста за счет инвестиций в цепочку создания стоимости белка: гиганты мясопереработки вертикально интегрировались вверх по течению за счет приобретения генетических, кормовых и животноводческих компаний; компании, занимающиеся ветеринарией и питанием, стремились к географическому расширению и расширению портфеля; и стартапы-лаборатории привлекли инвестиционный капитал для создания новаторских технологий выращивания тканей и других новаторских систем животноводства.

Будьте в курсе ваших любимых тем

Следующие десять лет будут заметно отличаться от прошлого десятилетия. В то время как совокупное потребление мясных белков будет продолжать расти, темпы роста, как ожидается, снизятся на целых 50 процентов — до 1,0–1,5 процента в год — и рост будет сконцентрирован в отдельных регионах. Это будет эпоха, отмеченная макроэкономическими, демографическими сдвигами и изменениями предпочтений в отношении питания, которые, несомненно, будут представлять угрозы и возможности как для нынешних участников отрасли, так и для новичков. Продукты-заменители животного белка, такие как растительные белки и синтетическое мясо, все чаще конкурируют за долю потребления белка на отдельных рынках, особенно из-за опасений потребителей по поводу воздействия животноводства на окружающую среду. Ожидается, что соседние белковые рынки откроют дополнительные возможности. Например, прогнозируется, что глобальное потребление молочных продуктов будет расти примерно на 1,5 процента в год до 2025 года, а потребление в странах Африки к югу от Сахары будет расти примерно на 3,0 процента в год.

Успешными участниками рынка мясного белка будут те, кто адаптирует свои операционные и инвестиционные стратегии к происходящим изменениям спроса, использует региональный взгляд для информирования национальных инвестиционных решений и создает возможности для лучшего понимания и реагирования на изменения в региональной конкурентной среде. окружающая обстановка.

Что сформирует спрос на мясо-белок

Четыре важных фактора будут влиять на спрос на мясной белок до 2025 года и далее.

Не все страны перейдут на западную диету

Ожидается, что рост совокупного населения и дохода на душу населения будет продолжать стимулировать глобальный спрос на мясные белки.Однако даже по мере роста доходов значительные различия в местных пищевых предпочтениях приведут к расхождению моделей потребления белка во всем мире. Очевидно, что доход имеет значение — ежедневное потребление калорий из продуктов животного происхождения на 50–100 % выше в странах с доходом на душу населения. более 30 000 долларов США, чем те, у кого доход на душу населения составляет от 4 000 до 20 000 долларов США.

Тем не менее, потребление продукции животноводства в разных странах демонстрирует две различные траектории.Одна группа стран, особенно англо-саксонские рынки, Аргентина, Бразилия и Китай, отдают предпочтение мясу. С другой стороны, в большинстве стран Азиатско-Тихоокеанского региона, на большей части Ближнего Востока, в Мексике и остальной части Латинской Америки предпочтение отдается низкому содержанию мяса, при этом более высокая доля белка приходится на немясные источники, такие как бобовые и морепродукты (Иллюстрация 1). ).

Экспонат 1

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту.Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Путь Индии будет отличаться от пути Китая

Хотя ожидается, что к 2025 году население Индии превысит население Китая, потребление мяса в стране в то же время составит менее 10 процентов от китайского. Индия представляет собой яркий пример того, почему не все зависит от дохода: на предпочтения в еде также влияют культурные факторы.

В Индии Керала и Пенджаб, например, являются относительно благополучными штатами с сопоставимыми доходами на душу населения. Но в то время как только 8 процентов населения Кералы являются вегетарианцами, почти 80 процентов индийского Пенджаба являются вегетарианцами. Фактически, только в трех из 29 штатов наблюдалось снижение уровня вегетарианства с 1994 по 2012 год на десять процентных пунктов или выше. и во многих штатах действуют правила, запрещающие убой или продажу крупного рогатого скота.

Хотите узнать больше о нашей сельскохозяйственной практике?

Большая численность населения Индии и особенности диетических предпочтений, однако, гарантируют, что нация будет нетривиальным фактором роста потребления на определенных рынках. Например, ожидается, что Индия уступит только Китаю и Соединенным Штатам в своем вкладе в прирост спроса на мясо птицы к 2025 году, что составит от 5 до 10 процентов роста мирового рынка.

Китай останется крупнейшим единым рынком, несмотря на замедление роста спроса

Прогнозируется, что рост потребления мяса на душу населения будет расти примерно на 1 процент в год до 2025 года.Ожидается, что по мере стабилизации численности населения и снижения доли бедных граждан история с животным белком в Китае будет отражать небольшое изменение в составе, а не устойчивый рост объемов.

Прогнозируется, что на Китай по-прежнему будет приходиться почти 30 процентов прироста спроса на мясо к 2025 году, учитывая его огромную численность населения, высокие предпочтения потребителей в отношении мяса и параллельное замедление роста спроса на белок на других основных потребительских рынках. К 2025 году Китаю, вероятно, потребуется дополнительно 250 000 тонн импортной говядины, что примерно на 40 процентов больше, чем в 2015 году.Таким образом, ожидается, что Китай останется конкурентоспособным рынком для крупных экспортеров говядины по всему миру (Иллюстрация 2).

Экспонат 2

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Несколько «горячих точек» будут стимулировать дополнительный рост спроса

Как отмечалось выше, Китай является важной частью истории роста каждой категории домашнего скота, и ожидается, что он обеспечит более 20 процентов прироста спроса на говядину и птицу и почти 50 процентов на свинину и баранину.Некоторые очаги роста обусловлены в основном культурными предпочтениями — например, баранина и козлятина на Ближнем Востоке и в Африке или морепродукты и альтернативные белки в Юго-Восточной Азии.

Участники отрасли также должны внимательно следить за рыночными аномалиями роста. Например, ожидается, что Пакистан уступит только Бразилии, Китаю и Соединенным Штатам в качестве дополнительного фактора роста спроса на говядину; На Индонезию, Филиппины и Вьетнам в совокупности будет приходиться около 10 процентов прироста спроса на мясо птицы.По прогнозам, на страны Африки к югу от Сахары будет приходиться около одной пятой растущего спроса на говядину, чему способствует рост населения и рост доходов. Чтобы обеспечить рост в горячих точках, животноводам и переработчикам потребуется отказаться от обычного бизнеса (Иллюстрация 3).

Экспонат 3

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами.Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected]

Что кривая затрат говорит о динамике отрасли

Как мы видели, изменения спроса будут играть решающую роль в формировании эволюции рынков животных белков. То же самое произойдет с глобальными производственными следами и связанными с ними моделями торговли, что создаст возможности для игроков по всей цепочке создания стоимости. Создание кривых себестоимости продукции животноводства, например, для крупных экспортеров говядины в Азию, может помочь инвесторам, руководителям ферм и другим предприятиям принимать стратегические решения, направленные на оптимизацию затрат и производительности.По данным исследовательской системы сельскохозяйственных товаров McKinsey, аналитический инструмент, динамика производства и макроэкономические изменения будут лежать в основе затрат на экспорт говядины из разных регионов в Восточную и Юго-Восточную Азию (Иллюстрация 4).

Экспонат 4

Мы стремимся предоставить людям с ограниченными возможностями равный доступ к нашему веб-сайту. Если вам нужна информация об этом контенте, мы будем рады работать с вами. Пожалуйста, напишите нам по адресу: [email protected] ком

Важность компромисса цена-качество

Двумя крупнейшими экспортерами говядины в регионе являются Австралия и Индия. Их отрасли находятся на обоих концах кривой затрат. Индийское мясо буйвола, или «карабиф», отправляемое в Китай и на Филиппины, имеет цену намного ниже, чем австралийская пастбищная говядина, которую предпочитают потребители в Японии и Южной Корее. Национальная политика и потребительские предпочтения, благоприятствующие переходу на более качественную говядину, вероятно, инициируют перебалансировку торговли в пользу австралийских и новозеландских экспортеров за счет производителей с более низкими издержками на другом конце кривой затрат.

В центре внимания может быть любая игра

В настоящее время разница в стоимости доставки говядины в Азию у производителей в Северной и Южной Америке незначительна. Совокупные затраты для Бразилии, США и Уругвая, например, различаются менее чем на 5 долларов за 100 кг. Но даже незначительные изменения обменных курсов, тарифов и производительности могут иметь драматические последствия.

Как рост производительности повлияет на Латинскую Америку

Латинская Америка сегодня занимает сильную экспортную позицию благодаря благоприятным обменным курсам, эффективно защищающим производителей от отставания в производительности (например, среднесуточный привес на одно животное составляет менее 60 процентов у производителей США и Канады).Понимая, что благоприятные обменные курсы не могут длиться вечно, для конкурентоспособности региона крайне важно сосредоточиться на повышении производительности. Есть несколько противоречивых факторов, которые будут определять это. Встречные ветры, связанные с продолжающимся ухудшением качества пастбищ, поставят под угрозу эффективность кормов наряду с угрозой роста производственных затрат (например, затраты на рабочую силу растут в два-три раза быстрее, чем в Соединенных Штатах). И наоборот, улучшение генетики стада и ускорение развития индустрии здоровья животных и кормления могут стать ключевыми рычагами для противодействия этим последствиям.

Влияние восстановления цен на сырьевые товары

При ценах на историческом минимуме восстановление до уровня 2013 года значительно снизит конкурентоспособность затрат на откормочных площадках с интенсивным использованием зерна. Удвоение цен на кукурузу повысит общие затраты в Аргентине, Канаде и США на 10-20%. подорвав конкурентоспособность США по сравнению с Бразилией и Уругваем и поместив Аргентину и Канаду позади Новой Зеландии на кривой затрат.

Адаптация к изменениям спроса

Отдельным субъектам следует пересмотреть вопрос о том, соответствуют ли их операционные и инвестиционные стратегии происходящим изменениям спроса.Корректировка будет означать больше, чем идентификация логистических партнеров и клиентов в новых центрах спроса. Огромные различия в качестве производства говядины, обменных курсах и затратах на торговлю и транспортировку требуют параллельной переоценки деятельности, расположенной выше по течению. По всей цепочке создания стоимости победителями станут те, кто сможет определить и обеспечить лучшее в своем классе позиционирование цепочки поставок и эффективность активов, чтобы извлечь выгоду из возможностей, обусловленных спросом.

Как большие данные произведут революцию в глобальной продовольственной цепочке

Сосредоточение внимания на субнациональных перспективах

Общенационального взгляда на соотношение спроса и предложения будет недостаточно для принятия обоснованных стратегических решений в мясном белковом секторе.Региональные различия в эффективности производства животного белка, транспортной инфраструктуре, наличии качественных кормов и характеристиках качества мяса приводят к огромным расхождениям в совокупных затратах. Стоимость доставки говядины в Китай, например, на 15 процентов выше из штата Квинсленд по сравнению с Викторией в Австралии и почти на 125 процентов выше на юге по сравнению с севером Бразилии. Возможность сопоставлять затраты, окупаемость инвестиций и возможности на субнациональном уровне будет играть все более важную роль в создании предприятиями конкурентных преимуществ перед конкурентами.

Создание аналитических возможностей для повышения стратегической гибкости

Объединение моделирования сценариев со стратегической гибкостью имеет ключевое значение для лиц, принимающих решения по всей цепочке создания стоимости мяса и белка. Последние месяцы продемонстрировали возможность крупных потрясений в торговой политике, будь то двусторонние двусторонние тарифные корректировки или угроза расторжения региональных торговых соглашений. Затраты на корма в последнее десятилетие продемонстрировали особую волатильность — мировые цены на кукурузу и сою составляли около 50 процентов от их пикового значения, наблюдавшегося в 2012 году, — и сильно зависят от климатической нестабильности.Ограниченность ресурсов, технические ноу-хау и потребительские предпочтения оказывают конкурирующее давление на практику животноводства. Решающее значение для успеха в этой среде будет иметь создание аналитических возможностей и процессов управления для понимания и реагирования на региональную ценовую конкурентоспособность мировых поставок мяса в режиме реального времени.


Инвестиции и инновации в производственно-сбытовой цепочке мясного белка, несомненно, будут продолжаться еще долгие годы по мере роста мирового потребления животного белка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.