Русская изба нарисованная: Как нарисовать русскую избу поэтапно

Содержание

Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение Фировский детский сад «Родничок»

Главная » Наши группы » Проект «Знакомство детей второй младшей группы с народной культурой и традициями»

МБДОУ  Фировский  детский  сад  «Родничок» 

Проект  «Знакомство детей второй младшей группы с народной культурой и традициями» 

Автор:  Коломенская  Наталья  Васильевна  — 

воспитатель  2  младшей  группы 

 

Дата проведения:   март  2016  года.

 

Цель проекта:

1. Расширять представления детей о народной игрушке (дымковская игрушка, матрёшка и др.) .

2. Знакомить детей с народными промыслами.

3. Продолжать знакомить с устным народным творчеством.

4. Использовать фольклор при организации всех видов детской деятельности.

Задачи:

1. Развивать и обогащать потребности и желания детей в познании творчества народной культуры: восприятии природы; красивых предметов быта, произведений народного, декоративно-прикладного и изобразительного искусства; чтения художественной литературы; слушания музыкальных произведений.

2. Знакомить детей со способами действий с предметами быта, их функциями.

3. Развивать умение различать предметы быта на картинках, называть их (прялкой, веретеном, русской печкой).

4. Расширять представления детей о народной игрушке (дымковская игрушка, матрёшка и др.) .

5. Знакомить детей с народными промыслами.                                                     

Решение  задач  осуществлялось через  следующие  виды  работы  с  детьми:

1.              
Конструирование:   «Построим домик для Матрёшки».
2.               Показ  презентации  «Русская  матрешка»
3.               Аппликация:   «Нарядные  матрешки»
4.               Лепка из пластилина:  «Дедушку  и  бабушку  угостим  оладушками»
5.               Чтение художественной литературы:  песенки, потешки, сказки.
6.               Музыка: танцевальная, певческая, двигательная, творческая.
7.               Посещение  мини-музея  ДОУ  «Русская  изба»  «В  гостях  у  Вани»
8.               Праздник  народной  игрушки.

Итог:

1. Повысили интерес детей к произведениям прикладного искусства.

3. Обогатили словарный запас детей.

4. Познакомили детей с новыми музыкальными произведениями и произведениями художественной литературы.

5. Повысили интерес родителей к занятиям детей.

 Приложение  1

«Праздник  народной  игрушки»

Цель: формировать представление о народных играх, забавах и игрушках, приобщать к традициям русского народа, развивать внимание, речь, расширять словарный запас, воспитывать взаимопомощь в игре, уважение друг к другу.

Материал:  иллюстрации к книге А.Барто «Игрушки», игрушка Петрушка, погремушки по числу детей, грузовик большой, матрешки по числу детей, неваляшка.

Ход  мероприятия

Ведущая. Ребята,  вы любите игрушки?  (Да)  А что вы  с ними делаете?   (Играем)  А я слышала, что вы стихи знаете об игрушках. Сейчас я буду показывать вам  картинки,  а вы почитаете стихи.

Показ иллюстраций к книге А.Барто «Игрушки» на экране. Дети читают стихи:

 

1. Уронили мишку на пол,

Оторвали мишке лапу.

Все равно его не брошу-

Потому что он хороший!

2. Наша Таня громко плачет,

Уронила в речку мячик.

— Тише, Танечка, не плачь,

Не утонет в речке мяч.

3. Зайку бросила хозяйка.

Под дождём остался зайка.

Со скамейки слезть не мог,

Весь до ниточки промок.

4. Идёт бычок, качается,

Вздыхает на ходу:

— Ох, доска кончается,

Сейчас я упаду!

 

Ведущая.  Вот какие разные игрушки бывают. Взрослые  издавна делали для детей различные игрушки – забавы. Для этого подходил любой материал — из кусочка глины получалась свистулька, из деревяшки – занятные медвежата, курочки,  стукалочки.   А из остатков ткани рождались  чудесные  тряпичные куклы, которые  считаются  одним из самых загадочных символов России. Это не просто детская игрушка, это неотъемлемый атрибут древних обрядов. С незапамятных времен мастерами было освоено искусство изготовления таких кукол, вобравших в себя все культурные традиции и обычаи Руси.

Считалось, что куклы, сделанные своими руками из подручных материалов, обладают магическими свойствами. Наши предки верили, что куклы способны отгонять злых духов и приносить счастье в дом.

(Рассказ воспитатель сопровождает показом игрушек  или  слайды  презентации)

Ведущая. Вот какие интересные куклы из тряпочек. Стоит чуть поколдовать  (

надевает игрушку –  Петрушку на руку), и вот игрушка ожила.

Петрушка. Здравствуйте, ребята!  Вы меня узнали?  Я весёлая игрушка, а зовут меня … (дети отвечают «Петрушка»)

Петрушка. Смотрите, какие у меня красивые штанишки. А какого они цвета? А это моя любимая рубашка. Вы знаете, какого она цвета? А на голове красный колпачок, по нему меня все сразу узнают.  Я на ваш праздник принес еще игрушки – звонкие погремушки. Хотите с ними поиграть?  (Да). Тогда становитесь  врассыпную, я с вами поиграю.

ИГРА    с  погремушками.

Звучит музыка, въезжает грузовик с матрешками.

Ведущая.   Кто приехал к нам на машине?   Сколько матрёшек? (много или одна).  Посмотрите, какие красавицы к нам приехали. Это куколки  расписные, русские игрушки.  Их зовут матрёшки. Давайте с ними поздороваемся. Здравствуй,  матрёшка. (Хоровой и 2-3 индивидуальных ответа).

Ведущая.   Ребята, а  вы   хотите  с  Матрешками  потанцевать?

Танец  с  матрешками  в  руках   (импровизация)

Ведущая.  А  теперь  послушайте  загадку

Целый день стоят как свечки

Эти чудо — человечки.

Не желают куклы спать,

Не уложишь на кровать.

Покачаются немножко

И опять встают на ножки.

Подскажи — ка мне дружок:

Как название игрушки?

Отгадать совсем не сложно:

Это кукла неваляшка

 

Ведущая:  К нам пришла неваляшка яркая рубашка. Какая она? (яркая, красивая).

Ведущая. Вот с какими  интересными  игрушками мы с вами познакомились.

 

 

 

Приложение  2 

 

Конспект непосредственной образовательной деятельности во второй младшей группе

Образовательная область: художественное творчество (аппликация)

Тема: «Нарядные матрешки»

     Актуальность:   Чем увлечь ребенка, как не игрушкой? Такой яркой, самобытной, не похожей ни на одну игрушку мира. Знакомя детей с русской народной игрушкой, традициями, обычаями, мы уделяем внимание духовному воспитанию, формируем творчески развитую личность, способствуем повышению уровня познавательных способностей детей, развиваем воображение, эстетический вкус, умение составлять композиции узоров для украшения сарафана матрешки, для создания игры, подарка, поделки и вообще любого продукта творческой деятельности.

Нельзя считать себя культурным, интеллигентным человеком без знания своих корней, истоков, древних традиций, дошедших до наших дней. Приобщение детей к народной культуре, народному искусству является средством формирования у них развития духовности. Именно поэтому родная культура, как отец и мать, должна стать неотъемлемой частью души ребенка, началом, порождающим личность

Задачи:

Воспитательные:

  • Приобщить детей к национально-культурным традициям, познакомить с русской народной игрушкой (матрёшкой) как символом русского народного искусства; развивать интерес к народным игрушкам;
  • Формировать у детей интерес, эмоциональную отзывчивость, чувство радости от встречи с матрёшкой.
  • Воспитывать желание самим создавать и творить по мотивам русского народного творчества;
  • Вызывать интерес к образу, желание рисовать матрёшку, воспитывать самостоятельность, аккуратность, интерес и любовь к народным игрушкам.

Обучающие:

  • Познакомить детей с русской народной игрушкой – матрешкой; учить различать по форме, цвету, узору и выделять отдельные элементы русской национальной одежды.
  •  Учить аккуратно наклеивать детали аппликации. развивать эстетический вкус детей: умение видеть, любоваться и восхищаться красотой русского сувенира.

Развивающие:

  • Развивать творческое восприятие, воображение, память, речь, внимание, мелкую моторику рук; наблюдательность, целостное зрительное восприятие окружающего мира; умение доводить начатое дело до конца.
  • развитие интереса к аппликации, к составлению композиций, к окружающему миру.

Оборудование: Набор матрешек, готовые заготовки в форме матрешек из цветного картона, готовые заготовки круглой формы из цветной бумаги (украшение для матрешек), клей ПВА, кисти.

Ход занятия:

Входит воспитатель, в руках у него матрешка:

— Я, матрешка — сувенир,

В расписных сапожках.

Прогремела на весь мир

Русская матрешка!

Мастер выточил меня

Из куска березы,

До чего ж румяная,

Щеки, словно розы!

—  Ребята, как называется игрушка, которая у меня в руках?  (матрешка)

— А вы, знаете откуда взялась матрёшка? Тогда давайте расскажу, как родилась матрёшка.

Давным-давно это было. Шел как-то Иванушка — добрый молодец, по вольной земле русской, по широким полям да сквозь березовые рощи. Вдруг видит Иванушка — село. Вошел он в село, на краю домик стоит, а там мужичок сидит у окошка, кручинится. Расспросил его Иванушка, что случилось, и рассказал мужичок, что захворала у него дочка любимая. Захворала оттого, что скучно и грустно ей без веселых игрушек. «Не печалься, добрый человек, что-нибудь придумаем, обязательно развеселим девочку», — сказал Иван. Сговорились они с ее батюшкой сходить на ярмарку да купить больной девочке сластей и чего-нибудь веселого да радостного. Долго-долго ходили по ярмарке, рассматривали да выбирали. Вдруг увидели на одной картинке смешную, улыбающуюся нарядную куколку. Купили они картинку и довольные пришли домой. Увидела девочка куколку — сразу повеселела, разрумянилась, похорошела. Захотела она с ней поиграть, да не может — куколка же нарисованная. Опять загрустила малышка. Тогда ее батюшка взял деревянный чурбачок и выточил из него фигурку куколки. Выточил, яркими красками разрисовал: одел в нарядное платьице, как на картинке. Веселая получилась куколка, смешная. Обняла свою куколку девочка и назвала ее русским именем Матрена, а так как куколка была маленькая, то Матрешкой все ее звали. И стала девочка быстро выздоравливать, а отец ее с той поры для всех детишек точил забавные деревянные игрушки, разрисовывал их цветами да букетами.

Вот так ребята родилась матрёшка. Матрешка, старинная традиционная, народная игрушка. Её не случайно называют народной, потому что она сделана добрыми руками русских людей.

-Ребята, посмотрите, сколько здесь матрёшек.

-Какая она? (нарядная, расписная, красивая)

-Почему она расписная? (сарафан украшен цветами)

-Из чего сделана матрешка? (из дерева)

-Ребята, а вы знаете, что куклу-матрёшку делают с секретом? Матрёшка раскрывается. Я покажу.

Пять кукол деревянных,
Круглолицых и румяных,
В разноцветных сарафанах
На столе у нас живут,
Кукла первая толста,
А внутри она пуста.
Разнимается она
На две половинке.
Эту куклу открой —
Будет третья во второй.
Половинку отвинти,
Плотную, притёртую —
И сумеешь ты найти
Куколку четвёртую.
Вынь её да посмотри,
Кто в ней прячется внутри.
Прячется в ней пятая
Куколка пузатая.
Вот поставленные в ряд
Сёстры-куколки стоят.
Посчитаем вас опять: раз, два, три, четыре, пять.

-В старину любили водить хороводы. Давайте и мы все вместе встанем в «Матрешкин хоровод»:

Куколке — матрешке строим дом хороший:

Вот такой высокий, вот такой широкий!

В дом вошла матрешка, наша кукла — крошка.

Весело так пляшет, вам платочком машет.

 -А  теперь  давайте подойдем к столам и украсим свои матрешки. А потом подарим тем, кто заботится о нас и кого мы очень любим.

Перед детьми лежат силуэты матрешек из цветного картона (с готовыми личиками) и разноцветные кружки бумаги.  Детям предлагается: украсить матрешек — наклеить на них цветные кружки в форме любого узора.

— Посмотрите, как много ярких, красивых, разных матрешек появилось у нас.

-Кукла-матрешка — это заботливая, добрая, надежная мама, которая объединяет, сближает и защищает маленьких и слабых. Такую игрушку делают только в нашей России, только русские мастера. А радует и греет душу русская игрушка всем добрым людям на земле. Когда к нам в Россию приезжают иностранные гости, они обязательно везут домой на память нашу русскую народную игрушку.

-И вот теперь ваши матрешки будут согревать сердца тех, кому вы их подарите.

 

 

Приложение  3

Конспект  НОД  «В  гостях  у  Вани»  (Посещение  мини-музея  ДОУ  «Русская  изба»)  во  второй  младшей  группе

Программное  содержание: 

  1.  Знакомить  с  элементами  русского  народного  быта,  одеждой  русского  народа,  продолжать  расширять  знания  о  матрешке,  самоваре.
  2. Знакомить  детей  с  народными  потешками.
  3. Развивать  речь  детей,  эмоции,  эстетические  и нравственные  чувства  при  ознакомлении  с  русской  культурой,  традициями.
  4. Воспитывать  любовь  к  Родине,  близким,  уважение  к  старшим,  традициям  народа.

Оборудование:  предметы  старины,  лапти,  посуда,  самовар,  матрешки,  элементы  народной  одежды.

Ход

      В  группе  появляется  кукла-мальчик  и  от  его  имени  воспитатель  рассказывает,  что  куклу  зовут  Ваня  и  он  приглашает  ребят  в  гости.

Воспитатель:  Ребята,  принимаем  приглашение?  Поедем  в  гости  к  Ване?  Тогда  мы  с  вами  отправляемся  в  гости  к  Ване  и  Мане  в  их  деревенскую  избу  (показ  картинки  с  изображением  избы).  Заглянем  к  ним  в  горницу  —  так  называется  комната  в  русской  избе.  Готовы?  Тогда  в  путь!

Потешка  «Едем,  едем  на  лошадке»  (Имитация  движений)

Воспитатель:  Здравствуйте  гости  дорогие!  Заходите,  проходите,  как  живем  мы,  посмотрите!

Дети  рассматривают  экспонаты,  а  воспитатель  ведет  рассказ

Лавка,  скамья.   Она  была  прибита  к  стене,  и  ее  нельзя  было  передвигать.  Переносная  лавка  называется  скамья.  Лавку  мастерил сам  хозяин  из  толстых  и  широких  досок.  У  каждого  члена  семьи  было  свое  место.  Позже  появились  стулья  и  табуретки  для  сидения  работника. 

Стол.  За  столом  собиралась  вся  семья,  обсуждались  все  вопросы.  Место  хозяина  дома  называлось  большим  местом.  Остальные  члены  семьи  садились  за  стол  в  порядке  старшинства.

Сундуки  —  обязательная  принадлежность  избы.  В  них  хранили  одежду,  холсты  и  другую  домашнюю  утварь.  Сундуки  делали  большие  и  маленькие.

Посуда  была  глиняная  и  деревянная.  Длинными,  зимними  вечерами  украшалась  резьбой  и  росписью.

Чугунок.  В  нем  готовили  пищу  в  печке.

Прялка.  Прядением,  как  правило,  занимались  девушки.  С  помощью  прялки  получали  нитки.  Прялка  с  колесом  называлась  самопрялка.   Из  овечьей  шерсти  вяжут,  как  и  прежде,  носки,  рукавицы,  валяют  валенки.

Ухват.  Им  отправляли  в  жар  горшки  с  пищей.  Это  приспособление  представляло  собой  длинную  деревянную  палку  с  металлической  рогаткой  на  конце.

Шкафы.  Были  различных  размеров  и  видов,  были  украшены  резьбой,  росписью.  Часто  в шкафчиках  применяли  сквозную  резьбу,  что  делалось  для  проветривания  продуктов.

Самовар.  С  его  появлением  родился добрый  обычай:  всей  семьей  собираться  за  столом  с  кипящим  самоваром.  За  чаем  обсуждали  новости.  Решали  семейные  дела.

Воспитатель:  ну  вот  мы  с  вами  и  побывали  в  гостях  у  Вани,  познакомились  с  его  домом,  бытом.  Пришла  пора  нам  прощаться.

Дети:  До  свидания!

Ваня:  До  свидания,  ребята!  Приходите  еще  ко  мне  в  гости.

 

Приложение  4

КОНСТРУИРОВАНИЕ «ДОМИК ДЛЯ МАТРЁШКИ»

Цели и задачи:

Ø Учить детей умению анализировать готовую постройку, усваивать последовательный ход стройки. Закреплять умение правильно называть знакомые детали.

Ø Развивать конструктивные навыки при постройке одноэтажного дома.

Ø Воспитывать познавательный интерес у детей, чувство заботы и аккуратность при выполнении конструктивно-трудовых поручений.

Оборудование:

Строительный материал: кирпичики, призмы, перекрытия. Матрёшки на каждого ребёнка для обыгрывания. Схемы построек.

ХОД ЗАНЯТИЯ

Воспитатель:  Вот коробка.  Кажется, там кто-то живёт.  Как вы думаете кто?

Дети пытаются отгадать.

Воспитатель:   Попробуйте отгадать загадку и тогда узнаете кто в коробке.

Рядом разные подружки,

Но похожи друг на дружку.

Все они сидят друг в дружке,

А всего одна игрушка.

Дети:  Матрёшка.

Воспитатель:   Правильно. Вот матрёшки живут в этой коробке, им темно и неудобно. Вы хотите им помочь?

Дети:  Да.

Воспитатель:  Где хотят жить матрёшки?

Дети: (варианты ответов детей)

Воспитатель: Для матрёшек мы сегодня построим дом. Вот такой.

Воспитатель:  Что есть у домика?

Дети:   Фундамент, стены, окошко, дверь, крыша, ступеньки.

Воспитатель:   А вы знаете для чего в домике стены?  (Чтобы в домике тепло было).

Воспитатель:  А что в домике делают, чтобы светло было?  (Окошко.)

Воспитатель:    А как матрёшки будут заходить в домик?   Что нужно для этого сделать?  (Дверь.)

Воспитатель:   Чтобы удобно было заходить в домик, что мы сделаем?  (Ступеньки.)

Воспитатель:  А крышу, зачем домику делать?  (Чтобы дождик не капал. )

Воспитатель:  Как же мы задумали позаботиться о матрёшках?

Дети:  Домик построить.

Воспитатель:  Посмотрите, какой я построю домик. (Воспитатель строит домик, называя каждое действие). Нравится вам мой домик? А вы хотите для матрёшек такие удобные домики построить?

Дети:  Да.

Воспитатель:  Из чего будем строить?

Дети:   Из кирпичиков.

Воспитатель:  Чем будем строить?

Дети:  Руками.

Воспитатель:  Как будем строить?

Дети:  По порядку.

Воспитатель:   И тогда у нас получатся удобные красивые домики для матрёшек.

Воспитатель:  Сейчас вы все станете строителями, а строители носят кирпичики аккуратно, не толкают друг друга. Интересно, а вы сможете работать как настоящие строители?

Дети:   Да.

Воспитатель:    Строители готовы? Тогда можете приступать к работе.

Дети строят на столах домики.

Воспитатель:  Ну что ребята закончили своё строительство? Давайте их рассмотрим.

Воспитатель с детьми рассматривает постройки и восхищается.

— Ах, какие красивые домики! Как вы думаете, матрёшкам они понравятся? Удобно ли им будет в домиках жить?

Воспитатель:  Хотите узнать, понравилась ли матрёшкам ваша работа?  Тогда нужно пригласить матрёшек на новоселье в новые домики. Приглашайте своих матрёшек.

Дети приглашают матрёшек в дома, играют с ними.

Воспитатель:   Всем матрёшкам понравилось в домиках? Но они, наверное, устали, потому что пришлось носить вещи в новые красивые домики. Матрёшки хотят отдохнуть и рассказать друг другу о своих новых домах.

Воспитатель:   Пока они отдыхают,  мы с вами поиграем.

Общая игра  «Дом на горе»

На горе мы видим дом (сложить домик из ладоней)

Много зелени кругом (волнообразные движения руками)

Вот деревья, вот кусты (соединить ладони в вытянутый и круглый шарик)

Вот душистые цветы (сложить ладони в виде бутона чаши)

Окружает все забор (рисовать пальцем в воздухе зигзагообразную линию)

За забором – чистый двор (погладить ладонями воздух)

Мы ворота открываем (раздвинуть две соединенные боками ладони)

К дому быстро подбегаем (двумя пальцами бежать  по столу)

В дверь стучимся: (стучать кулаками по столу)

тук-тук-тук.

Кто-то к нам идет на стук? (приложить ладонь к уху, как будто прислушиваетесь)

В гости к другу мы пришли

И гостинцы принесли (вытянуть руки вперед, как будто что-то несете)

Воспитатель:   Ребята пусть ваши домики остаются на своих местах, а мы с вами пойдём на музыкальное занятие. А когда вернёмся, то спросим,  у матрёшек понравились ли им ваши домики.

После этого дети разбирают постройку.

Приложение  5

«Дедушку и бабушку угостим оладушками»

(конспект НОД по лепке для детей второй младшей группы)

 

Программное содержание:

Учить  детей  слушать потешку, подговаривать  слова; отвечать на вопросы;  упражнять  в  подборе  существительных  к  глаголу; раскатывать и сплющивать комочек глины, аккуратно пользоваться глиной.

Познакомить детей с предметами быта: печка, сковородка.

Развивать представление об окружающем мире, воображение.

Активизировать словарный запас: печка, сковорода, расписная.

Воспитывать интерес к игре-занятию, результатам работы. 

 Образовательные области:

Речевое развитие, художественно-эстетическое развитие, социально-коммуникативное развитие, физическое развитие.

Материал: глина, дощечки, салфетки, поднос, блины. 

Ход занятия

Дети заходят в избу, где их встречает бабушка Арина.

Бабушка Арина:   Вот и детки пришли,    здравствуйте   мои малыши.   Стою я у печи, помощницы своей,   посмотрите, какая она у меня расписная, красивая.

Вопросы:  Какая печка? (Расписная, красивая). Печка большая или маленькая? (Большая).  Что горит в печке? (Огонь)   В печке я кушать готовлю. 

Вопросы:  Что это? (Сковорода). Что готовят на сковороде? (Ответы)   На сковороде  еще  оладушки  пекут.   Для этого  нужно  замесить  тесто,  потом  налить  его  в  сковородку,  а  сковородку  в  печку  посадить  и  получатся  оладушки:  очень вкусные, румяные, душистые.

Чтение потешки:

Ладушки, ладушки!

Пекла бабка оладушки,

Маслом поливала,

Детишкам давала

Нике дала, Маше дала

Дане дала, Никите дала.

Хороши оладушки

У нашей бабушки.

Бабушка Арина:  Ой, ребята, я совсем забыла,   скоро дедушка придет.  Он  тоже  любит  оладушки,  а  у  меня  все  кончились.  Может  поможете  мне?  Давайте  каждый  слепит  оладушек  дедушке.                        

Дети садятся за стол, где лежит на досочке пластилин. Бабушка Арина показывает приемы лепки. Дети лепят оладушки.

Бабушка Арина: Наши пальчики устали?  Надо их нам размять.

Шел старик дорогою

Увидел козу безрогую

Давай коза попрыгаем

Ножками подрыгаем

А коза бодается

А старик ругается.

В конце занятия собирает оладушки на поднос, при этом поощряя каждого ребенка.

Бабушка  Арина:   Спасибо ребятки.  Ой, детишки пора вам в группу.  Прощайте,  приходите ко мне в гости еще.

 

 

 

Оригинальный финский домик 7х9, который станет украшением вашего участка | Дома из Коми

Финский дом из бруса — «КОТКА»

Общая площадь дома 48 м2, площадь застройки на участке 63 м2.

Характеристики проекта: дом 7.0х9.0, одноэтажный, дом из бруса, в скандинавском стиле, с многоскатной крышей, прямоугольный, гостиная, кухня и санузел, до 50 кв.м.

На этот дом мы можем отдельно продать проект или подробную смету.

Здесь этот проект более подробно с ценой и характеристиками

Фасад дома «Котка». Фото взято за образец проекта — источник domaizkomi-2.ru

Фасад дома «Котка». Фото взято за образец проекта — источник domaizkomi-2.ru

Финский дом — это максимальное использование полезного пространства

Скандинавские дома намного более продуманы, рациональны и комфортны для проживания, чем подавляющее большинство отечественных. Причем не важно — строит компания дома из бревна, из бруса или каркасные
Любой проект может быть адаптирован под регион строительства.

Тем, кто мечтает об одноэтажном домике, этот вариант очень понравится. Дома с зеленой крышей имеют необычный и оригинальный вид, который просто не может оставить равнодушным прохожего.

Дома с зеленой крышей имеют необычный и оригинальный вид, который просто не может оставить равнодушным прохожего.

Планировка дома

На площади дома 7х9 удобно размещены:

терраса (7.5 м2), небольшая прихожая (3. 5 м2) — при желании, возможно разместить небольшую гардеробную, прихожая плавно перетекает в центр дома — гостиная-кухня (28 м2),

здесь полет вашей фантазии: диван и обеденная зона на 4-6 мест, а также рабочая кухонная зона, холодильник, плита с духовым шкафом, раковина и шкафчики для хранения и т.д.

также из прихожей вход в санузел (6.5 м2) , где легко умещаются унитаз, раковина и душевая кабина или ванна.

планировка дома «Котка» (7х9), нарисованная заказчикомПланировка одноэтажного дома «Котка» . Источник фото: domaizkomi-2.ru

планировка дома «Котка» (7х9), нарисованная заказчиком

Подробнее Проект дома, цена и комплектация дома

Размер дома типовой — возможны изменения и дополнения в проекте.
У вас множеством идей, мыслей, задумок, фантазий, как сделать дом — индивидуальным, красивым и уютным. Обращайтесь в нашу компанию, и мы вместе с вами, постараемся сделать мечту реальностью.
Фасад дома «Котка». Фото взято за образец проекта — источник domaizkomi-2.ru

Фасад дома «Котка». Фото взято за образец проекта — источник domaizkomi-2.ru

Сделайте заказ – и получите оригинальный финский домик, который станет украшением вашего участка и прекрасным местом для отдыха большой компании.
Сроки строительства дома — 10-15 дней
Фасад дома «Котка». Фото взято за образец проекта — источник domaizkomi-2.ru

Фасад дома «Котка». Фото взято за образец проекта — источник domaizkomi-2.ru

Маленькие дома для постоянного проживания – это полноценные дома в миниатюре. В них могут комфортно жить несколько человек, они могут иметь несколько комнат – все зависит от желаний владельца Дом с сауной из бруса «Финский» (7.0*9.0). Источник фото — domaizkomi-2. ru

Дом с сауной из бруса «Финский» (7.0*9.0). Источник фото — domaizkomi-2.ru

Финская баня, сауна — действие «лед и пламень»  основано на температурном контрасте;  горячий сухой воздух парной (температура 90-140 °C, влажность 5-15%) и холодная вода бассейна или естественного водоема.

Подробнее Дом с баней  из бруса  «Финский» (7.0*9.0)

Узнать больше:

Здесь Финские дома
Здесь Дома из бруса 6 на 6
Здесь Более 1000 построенных объектов нашей компанией
Если вам интересны какие – либо детали об этом доме или у вас есть мнение как сделать его планировку лучше , ставьте лайк и пишите вопрос в комментариях и мы с удовольствием вам ответим!

До новых встреч на нашем канале и не забывайте подписаться.

Повседневная жизнь русского путешественника в эпоху бездорожья. Николай Борисов

«Посмотри на русского человека; найдешь его задумчива».
— Александр Николаевич Радищев, Путешествие из Петербурга в Москву, 1790

Николай Сергеевич Борисов — профессор МГУ, заведующий кафедрой со смешным названием «кафедра истории России до начала XIX века» и довольно известный популяризатор русской истории. Он написал несколько учебников и учебных курсов, несколько книг для серии ЖЗЛ и еще много чего, в том числе и две книги из серии «Повседневная жизнь»: «Повседневная жизнь средневековой Руси накануне конца света» и наша нынешняя «Повседневная жизнь русского путешественника в эпоху бездорожья».

Эпоха бездорожья для Борисова — понятие не столько хронологическое, сколько метафизическое. Вся история России — эпоха бездорожья. Поэтому книга состоит из двух частей, первая из которых описывает девятнадцатый век и путешествия на разных бричках и тарантасах. Вторая же часть посвящена веку двадцать первому и путешествиям на автомобиле. Автор вспоминает фразу Герцена: «Государственная фура, управляемая им, заехала по ступицу в снег, обледеневшие колеса перестали вертеться; сколько он ни бил своих кляч, фура не шла. Он думал, что поможет делу террором. Писать было запрещено, путешествовать запрещено, можно было думать, и люди стали думать. Мысль русская в эту темную годину страшно развилась…» А отсюда вполне логично следует и переход к современности. Но девятнадцатый век мне симпатичен и интересен, а двадцать первый в ближайшие сто лет вряд ли привлечет мое внимание. Да и автомобиль я считаю символом пошлости и мещанства, потому и ко второй части переходить не стал. Дальше речь у нас пойдет только о первой.

Казалось бы, писать книгу о XIX веке — странный выбор для специалиста по истории до начала XIX века. Странный, но вполне понятный. До девятнадцатого века путешествия по России были вообще делом непопулярным. Да и тогда, хотя сам процесс перемещения по стране уже привился, воспринимать его как путешествие люди еще долго отказывались:

В повести В. А. Соллогуба «Тарантас» (1840) находим примечательный в этом отношении разговор двух попутчиков, едущих вместе из Москвы в Казань, — недавно вернувшегося из-за границы юного романтика Ивана Васильевича и умудренного жизнью домоседа казанского помещика Василия Ивановича.
«Когда путешественники выехали за заставу, между ними завязался разговор.
— Василий Иванович!
— Что, батюшка?
— Знаете ли, о чем я думаю?
— Нет, батюшка, не знаю.
— Я думаю, что так как мы собираемся теперь путешествовать…
— Что, что, батюшка… Какое путешествие?
— Да ведь мы теперь путешествуем.
— Нет, Иван Васильевич, совсем нет. Мы просто едем из Москвы в Мордасы, через Казань.
— Ну, да ведь это тоже путешествие.
— Какое, батюшка, путешествие. Путешествуют там за границей, в Неметчине; а мы что за путешественники? Просто — дворяне, едем себе в деревню.
— Ну, да все равно. Так как мы отправляемся теперь в дорогу…
— А, вот это, пожалуй».
Пройдет всего четыре дня, и романтически настроенный Иван Васильевич с горечью скажет самому себе: «Теперь я понимаю Василия Ивановича. Он в самом деле был прав, когда уверял, что мы не путешествуем и что в России путешествовать невозможно. Мы просто едем в Мордасы…»

Главным видом транспорта до появления железных дорог в последней четверти века оставались, конечно, лошади:

Современному человеку трудно понять саму атмосферу путешествия на лошадях. И даже те немногие, кто занимается конным спортом или отправляется в конные походы, не представляют себе всей гаммы ощущений, сокрытых в позвякивающем и поскрипывающем слове «бричка».

Впрочем, путешествия на лошадях бывали разными. Не касаясь езды верхом, заметим, что и путешествия в повозке сильно отличались друг от друга. Одно дело — ехать в дилижансе «на почтовых», другое — «на долгих». В первом случае лошадей меняли на каждой почтовой станции и путник, отдаваясь ощущению движения, впадал в некую сонную одурь, а между тем передвигался относительно быстро. Во втором случае он ехал на одних и тех же лошадях, либо своих собственных, либо нанятых вместе с кучером.

Скорость передвижения «на долгих» была гораздо ниже, чем «на почтовых». При этом делались довольно долгие остановки, чтобы лошади могли отдохнуть, напиться и пощипать траву. В целом разница в скорости и ощущениях была примерно такая же, как между едущим по проселочной дороге мотоциклистом и велосипедистом. Путник, ехавший «на долгих», экономил на «прогонах» и был свободен в выборе места для остановки. Он мог взять с собой гораздо больше багажа, чем тот, кто ехал «на почтовых». Наконец, он мог в полной мере насладиться дорогой как неторопливой сменой картин и неисчерпаемой темой для размышлений.

Вот как вспоминает свое первое большое путешествие историк С.М. Соловьев (1820—1879).

«До гимназии и во время гимназического курса ездил я с отцом и матерью три раза в Ярославль для свидания с дядею моей матери, который был там архиереем (Авраам архиепископ, знаменитый своею страстью к строению церквей). Эти путешествия совершались на долгах, то есть бралась кибитка тройкою от Москвы до самого Ярославля; 240 верст проезжали мы в четверо суток, делая по 60 верст в день; выехавши рано утром и сделавши 30 верст, в полдень останавливались кормить лошадей, кормили часа три, потом вечером останавливались ночевать. Таким образом познакомился я с Троицкою Лаврою, Переяславлем-Залесским с его чистым озером, Ростовом с его нечистым озером и красивым Ярославлем с Волгою»

К лошадям, разумеется, прилагается экипаж. Желательно карета:

Двадцать лет спустя, в 1858 году, Петербург посетил другой французский литератор — Теофиль Готье. Он также отметил пристрастие русской знати к каретам и сделал на этот счет аналогичные замечания.

«В Санкт-Петербурге ходят мало и, чтобы сделать несколько шагов, уже садятся в дрожки. Карета существует здесь не как признак богатства, роскоши, а как предмет первой необходимости. Но всё это опять же в обществе. Мелкий торговец и малооплачиваемый служащий ограничивают себя во многом и не в состоянии купить собственную карету, дрожки или сани. Считается, что людям определенного уровня ходить пешком не к лицу, не пристало. Русский без кареты, что араб без лошади. Подумают еще, что он неблагородного происхождения, что он мещанин или крепостной»

Разновидностей экипажей было много.

Карета, запряженная целым табуном маленьких лошадей, ожидает пассажиров у пристани. В России это называется тарантас, то есть каретный ящик, поставленный на два длинных бруса, которые соединяют переднюю и заднюю оси колес. Эти брусья подвижны и заменяют рессоры. У такого устройства есть преимущество: в случае поломки тарантас легко чинится и смягчает тряску самой дурной дороги. Похожий на древние носилки, ящик снабжен кожаными занавесками. Пассажиры рассаживаются в нем вдоль стенок, как в наших омнибусах.

«Кибитка, гнутый верх повозки, крыша на дугах; беседка, будка, волочок, болок. Вся телега или сани с верхом, крытая повозка» (47, 106).

Таким образом, кибитка — это нечто азиатское по происхождению, не вполне определенное по очертаниям, но, во всяком случае, дающее путнику укрытие от дождя и снега. Размеры кибитки позволяли устроить в ней лежанку, на которой легче будет скоротать дорогу.

«Бричка — легкая полукрытая повозка; повозка с верхом, будкой, волчком; более известны польские брички: легкие, дышловые, с плетеным кузовом, кожаным верхом, внутри обитые» (46, 128).

Дорожные достоинства брички были относительными. «Бричка хоть и покойнее телеги, но недалеко ушла от нее и вдесятеро беспокойнее тарантаса и зимней повозки»,

Даже на таких хлипких экипажах можно было достичь приличной скорости. Рекорд принадлежит, естественно, царю:

После постройки шоссейной дороги Петербург — Москва в 1816—1833 годах Николай установил абсолютный по тем временам рекорд скорости. Не останавливаясь на ночлег, он преодолел эти 640 верст за 38 часов (26, 533). Понятно, что при этом он часто менял лошадей, везде получая лучших и отдохнувших.

Но это по шоссейной дороге, а дорог таких было раз, два и обчелся. Остальные, как говорил Наполеон (кажется), — не дороги а направления.

Так однажды въехал в Москву и фельдмаршал Сакен. Утомленный, избитый толчками, он на последней станции приказал отпрячь лошадь из-под форейтора, сел на нее и пустился в путь. Когда явились к нему московские власти с изъявлением почтения, он обратился к губернатору и спросил его, был ли он уже губернатором в 1812 году; и на ответ, что не был, граф Сакен сказал: “А жаль, что не были! При вас Наполеон никак не мог бы добраться до Москвы”».

Дальше я, наверное, не буду пересказывать ход мысли автора, скажу только, что читать было интересно, интересных находок множество, хотя и впечатление скорее как от мозаики, нет цельной картины. Вот еще несколько понравившихся цитат.

«Очень скоро мы приехали на железнодорожную станцию, и там, находя, что расставание наступает слишком быстро, вся компания вошла в вагон и пожелала сопровождать меня до Пскова, где тогда прерывалась недавно начатая линия железной дороги. Этот обычай сопровождать отъезжающих родных и друзей мне нравится, он существует только в России, и я нахожу его трогательным. Горечь отъезда смягчается, и одиночество наступает не сразу же за объятиями и пожатиями рук» Теофиль Готье (1859)

Грубые и жестокие с ямщиками, фельдъегеря и разного рода «власть имущие» еще меньше думали о лошадях. Вот красноречивая сцена, нарисованная острым пером Кюстина.

«Внешность, осанка и характер моего фельдъегеря (сопровождавшего Кюстина по России. — Н. Б.) напоминают мне на каждом шагу дух, господствующий в его стране. Когда мы подъезжали ко второй станции, одна из наших лошадей зашаталась и, обессиленная, упала. К счастью, кучер сумел сразу остановить остальную тройку. Несмотря на то, что лето на исходе, днем стоит палящий зной, и от жары и пыли нечем дышать. Я решил, что у лошади солнечный удар и что она умрет, если сейчас же не пустить кровь. Подозвав моего фельдъегеря, я достал из саквояжа футляр с ветеринарным ланцетом и предложил немедленно им воспользоваться, чтобы спасти жизнь несчастному животному Но фельдъегерь ответил мне со злобной и насмешливой флегматичностью: “Не стоит того, ведь мы до станции доехали”. С этими словами, не удостоив взглядом издыхающую лошадь, он пошел на конюшню и заказал новую запряжку. Русским далеко до англичан, издавших закон против жестокого обращения с животными. Мой фельдъегерь не поверил бы в существование такого закона»

«Фельдъегерь — это олицетворение власти. Он — слово монарха, живой телеграф, несущий приказание другому автомату, ожидающему его за сто, за двести, за тысячу миль и имеющему столь же слабое представление, как и первый, о воле, приводящей их обоих в движение. Тележка, в которой несется этот железный человек, самое неудобное из всех существующих средств передвижения. Представьте себе небольшую повозку с двумя обитыми кожей скамьями, без рессор и без спинки — всякий другой экипаж отказался бы служить на проселочных дорогах, расходящихся во все стороны от нескольких почтовых шоссе, постройка которых только начата в этой первобытной стране. На передней скамье сидит почтальон или кучер, сменяющийся на каждой станции, на второй — курьер, который ездит, пока не умрет. И люди, посвятившие себя этой тяжелой профессии, умирают рано»

«Во дворе почтовой станции не было других свободных повозок, кроме телег, а нам нужно было ехать пятьсот верст только до границы.

Чтобы по-настоящему объяснить весь ужас нашего положения, необходимо небольшое описание телеги. Эта примитивнейшая повозка состоит из двух продольных досок, положенных на две оси, на которые надеты четыре колеса. Вдоль досок идут узкие бортики. Двойная веревка, на которую накинута баранья шкура, по обе стороны прикреплена к бортам, образуя нечто вроде качелей, служащих сиденьем для путешественника. Возница стоит во весь рост на деревянной перекладине или садится на дощечку. В это сооружение запрягают пять меленьких лошадок, которых, когда они отдыхают, вследствие их плачевного вида, не взяли бы даже для упряжки фиакров, так они несчастно выглядят. Но, однако, если они уже запущены в бег, лучшие беговые лошади за ними поспевают с трудом. Это не барское средство передвижения, но перед нами была раскисшая от таявшего снега адская дорога, а телега — это единственная повозка, способная ее выдержать»

«Когда мы останавливались, кучер и форейтор снимали картузы и просили на водку, даже дети произносят это слово; правда, в последнее время становится общепринятым просить на чай»

. ..

«Вечерами деревенские женщины, надев праздничные платья, с вплетенными в волосы лентами, выходят на улицу. Похожие на песни Пиндара, русские песни поются на один голос, хор подхватывает припев. Иногда во время гулянья женщины становятся в круг и пляшут. Мужики никогда к ним не присоединяются, они сидят на лавках возле изб, балагурят и подшучивают над девушками. Дети развлекаются игрой в babki (бабки). Игра заключается в том, что в поставленные в ряд овечьи позвонки кидают кость; выигрывает тот, кто больше всех сбил бабок. Некоторые ребятишки прыгают на доске, положенной серединой на бревно, это опасное развлечение называют качели.

В общем русские мужики выглядят довольными и счастливыми, живут в достаточно удобных домах с застекленными окнами, а я-то ошибочно полагал, что увижу дыры, закрытые ставнями»

Заметим, что эти оптимистические наблюдения путешественник сделал в 1829 году на пути из Петербурга в Москву. Здешние крестьяне уже, как правило, находились на денежном оброке у своего помещика, получали паспорта и уходили на заработки в обе столицы. Благодаря «отходничеству» они жили свободнее и богаче, чем закабаленные барщиной крестьяне черноземного юга.

Прошло несколько недель, и тот же путешественник поехал из Москвы на юг, в сторону Одессы. Здесь картины придорожных деревень были уже не столь отрадными. «Крытые соломой деревенские дома выглядели уже не столь опрятно, как раньше; в каждой деревне вывешена доска с указанием числа душ мужского пола».

Это явное различие между картинами нечерноземного, предпринимательского севера и черноземного, аграрного юга России бросалось в глаза. Вот каким предстает пейзаж между Липецком и Воронежем в путевых записках сенатора П. Сумарокова (1838).

«Степь голая, плоская, печальная, избы тесные, неопрятные, хозяева живут вместе с телятами, со свиньями, курами, пол грязен, стены закопчены, и худой запах оскорбляет обоняние…»

На возвратном пути, проезжая через Кострому, Сумароков восхищается благоустройством здешних сел и деревень и вновь вспоминает нищету и убожество крестьян черноземного юга.

«Красота, свежесть лиц даны обитателям по Волге, и вы найдете здесь много красавиц. Избы по большей части в два жилья, с красными окнами, трубами, опрятны внутри, и приятно войти в них. Трапезы крестьян посредственного состояния вкуснее харчевенных и называемых ресторацианами. Наречие их по-книжному несколько смягчается, и они живут в довольстве. Какая противоположность с Тамбовским краем! Там крестьянин существует среди навоза, закоптел от дыма, мало просвещен, нелюдим, и богатый закромами (хлебные запасы. — Н. Б.), нуждается в деньгах. Костромитянин, напротив, имеет светлый, чистый дом, одет хорошо, ест сладко, получил некоторое образование, ласков, гостеприимен и в целковых рублях не имеет недостатка».

Но самые цветущие места — впереди. Это Ярославская губерния.

«Еще позади мелькают хорошие костромские строения, но то избы, а здесь вместо их видишь у крестьян дома от 5 до 20 окон, с цельными у некоторых стеклами, с занавесками, и внутри сквозят хозяйки в бархатных или штофных касавейках. Подходят уже деревни на местечки, поселяне на купцов…».

Но вот кончается благословенная Богом Ярославская земля и начинается совсем другая по уровню и колориту жизни Тверская губерния.

«С окончанием Ярославской и началом Тверской губернии последовала крутая перемена к худшему Видишь вместо хороших домов избы, дорогу не возделанную, уже нет аллей, вместо каменных церквей деревянные странных наружностей, и версты или покривились или сгнили, упали».

Впрочем, и черноземный юг далеко не однообразен в своей бедности. В Тульской губернии, например, жизнь крестьян, как увидел ее английский путешественник (1829), далека от гротескных картин, нарисованных Радищевым и Кюстином.

«Большинство путешественников, опубликовавших записки о России, бывали здесь зимой, и при чтении их книг у меня сложилось представление, что я не увижу в пути ничего, кроме степей и безжизненных равнин. Однако мы были приятно удивлены, так как земля по обеим сторонам дороги, куда ни кинь взгляд, была покрыта великолепными хлебами, волнующимися подобно морю, над которым дует бриз. Такое изобилие не ограничивается этими краями — бескрайние поля простираются до самого Дона. Неудивительно, что везде мы видели довольных крестьян, в достатке имеющих простую пищу; нищие нам не встречались».

Картину мирной и благополучной крестьянской жизни (с обязательной игрой в бабки) рисует и другой иностранец — Эуген Хесс, ехавший по дороге Петербург — Москва летом 1839 года:

«Около полудня мы попали в огромный лес (между Валдаем и Новгородом. — Н. Б.) и ехали через него до вечера. Как почти во всех других лесах, здесь были заметны следы пожаров, по-видимому последствия большой жары.

Деревни здесь бедные, но очень большие и красивые, и состоят из деревянных с остроконечными крышами домов, с большим вкусом украшенных художественной резьбой. Почти все дома выстроены вдоль дороги на некотором расстоянии друг от друга. Их разделяют меньшие по размерам хозяйственные постройки и сады. Сегодня воскресенье, и поэтому деревенские жители, все очень красиво наряженные, сидели перед воротами своих домов и развлекались болтовней, пили чай и пели под балалайку. Но самым главным развлечением была игра во что-то вроде кеглей, заключающаяся в том, что выставляются маленькие кости и их надо сбить другой костью. Эту простую игру которой у нас забавляются только дети, страстно любят даже взрослые русские»

Обычный среднерусский пейзаж, проплывающий перед глазами путешественника, не отличается разнообразием. Вид бесконечных равнин или столь же бесконечных лесов клонит в сон. Разговор попутчиков затихает, сменяясь молчаливой созерцательностью.

Эта дорожная скука, уныние, какая-то индийская нирвана — постоянная рамка всех дорожных картин русских писателей второй четверти XIX века.

вот свежий взгляд не лишенного художественного чутья маркиза де Кюстина, ехавшего из Петербурга в Москву летом 1839 года:

«В России нет расстояний, говорят русские и за ними повторяют все путешественники. Я принял это изречение на веру, но грустный опыт заставляет меня утверждать диаметрально противоположное: только расстояния и существуют в России. Там нет ничего, кроме пустынных равнин, тянущихся во все стороны, насколько хватает глаз. Два или три живописных пункта отделены друг от друга безграничными пустыми пространствами, при чем почтовый тракт уничтожает поэзию степей, оставляя только мертвое уныние равнины без конца и без края. Ничего грандиозного, ничего величественного. Всё голо и бедно, кругом — одни солончаки и топи. Смена тех и других — единственное разнообразие в пейзаже. Разбросанные там и тут деревушки, становящиеся чем дальше от Петербурга, тем неряшливее, не оживляют ландшафта, но, наоборот, усугубляют его печаль. Избы — груды бревен с деревянной крышей, крытой иногда соломой. В этих лачугах, вероятно, тепло, но вид у них прегрустный. Напоминают они лагерные бараки, с той лишь разницей, что последние внутри чище. Крестьянские же клетушки грязны, смрадны и затхлы. Кровати в них отсутствуют. Летом спят на лавках, идущих вдоль стен горницы, зимой — на печи или на полу вокруг печи. Отсюда следует, что русский крестьянин всю жизнь проводит на бивуаке. Домашний комфорт этому народу неизвестен»

В путешествии моем, — замечает Иван Аксаков, — мне приходилось не раз наблюдать различие местностей в каких-нибудь десяти верстах друг от друга, различие атмосферических условий и влияние их на здоровье жителей и на наружный их вид. Тут село на болоте, там на песке — и народ совершенно разный, разумеется, по наружности и столько, сколько могут действовать на нравственную сторону человека физиологические условия…».

По обочине брели с котомкой за спиной то в одиночку а то и целыми партиями странники. Обычно их целью было поклонение святым местам. Бредущий бог весть куда и откуда странник или странница — один из самых ярких, незабываемых образов русской дороги.

«На рассвете тихого летнего утра после четырехдневной непрерывной езды мы увидели окрестности древней столицы царей, — вспоминал Д. Александер. — …Хотя было уже 5 часов, нам не встретилось возле такого многолюдного города ни повозки, ни путника. Мы догнали странницу с посохом в руке, она шла босая, волосы были повязаны платком, казалось, она шла всю ночь. Она являла собой наглядное доказательство хорошей работы русской полиции: для путника пеший путь на большие расстояния совершенно безопасен» (6, 100).

Да и не всякий грабитель решался напасть на странника, находившегося под покровительством небесных сил.

«Помню, — рассказывает П. А. Вяземский, — что в один из приездов в Москву он (Д. Н. Блудов) собирался с Жуковским совершить путешествие по России. Они отправились, но на первых станциях коляску их опрокинули, возвратились они в Москву, тем путешествие и кончилось»

Устроенные за счет казны почтовые станции (станы) отдавались на содержание частным лицам. Они обязаны были иметь на каждом стане по 25 лошадей, по 10 кибиток на колесах или санях, а также всю экипировку, необходимую для почтальонов и перевозки почты (конскую упряжь, чемоданы, сумки, седла, форменные мундиры почтальонов). Наем почтальонов также был заботой станционного смотрителя. На эту утомительную службу разрешалось брать даже крепостных крестьян, отпущенных помещиком на оброк.

Доходы содержателя почтовой станции складывались из законодательно установленной платы проезжающих за прогоны (по 12 копеек за 10 верст), доходов от продажи еды и спиртных напитков на почтовой станции, от размещения путников на ночлег.

Всё, что касалось работы почты, подлежало строгой государственной регламентации. Курьеров надлежало зимой и летом везти со скоростью 12 верст в час, а осенью и весной —11. Прочих путников предписано было везти помедленнее: зимой и летом — 10, а весной и летом — 8 верст в час

Юный немецкий художник Эуген Хесс, путешествовавший по России в 1839 году был горько разочарован видами первого увиденного им маленького русского города — Луги.

«Полковник сказал нам, что мы уже подъезжаем к городу. Мы с нетерпением предвкушали встречу с ним, так как это был первый русский город, который нам предстояло увидеть. Ведь современный Петербург лишь в какой-то степени может удовлетворить это желание, да и то, конечно, лишь на самых дальних своих окраинах.

Но как же мы были разочарованы. Весь город, а у нас он назывался бы крохотным местечком, состоял из скучной, широкой и короткой улицы, где не было видно ни единого человека, кроме как раз того самого, несчастного офицера в грязном мундире и без шпаги да старой бабы с маленьким ребенком. Несколько свиней и кур выискивали свой корм в непролазной грязи этой главной улицы, заканчивавшейся пустой площадью, на которой возвышалась безвкусная новая часовня. Улицу образовывали деревянные дома, некоторые из которых были построены недавно, а от нее отходили два переулка с нищими, разваливающимися избами, навозными кучами, свинарниками и маленькими, заросшими чертополохом, травой и сорняками садиками, с редкими сохранившимися штакетинами заборов, обвитыми усиками вьющихся бобов.

Однако в конце этой улицы торчал поднятый длинный, выкрашенный в черный, белый и красный цвета шлагбаум, казавшийся очень дряхлым. От цепи, которой он опускался, на самом его конце болталось лишь несколько звеньев, и бедные инвалиды, несшие тут свою службу, достать их никоим образом не могли. Один из этих героев, закутанный в старую солдатскую шинель и с палкой в руках, стоял рядом со сторожевой будкой.

То, что здесь выдавалось за город, называлось Луга».

* * *

Городок Луга, стоящий на полпути между Петербургом и Псковом, был примером уездного захолустья и убожества. В этом качестве он удостоился известных строк Пушкина:

Есть в России город Луга
Петербургского округа;
Хуже не было б сего
Городишки на примете,
Если б не было на свете
Новоржева моего

«Я закончу эту главу перечислением тех вопросов, которые постоянно задают мне люди, встречающиеся по дороге. Русские, без сомнения, самая любопытная нация, просто поражает их желание совать нос в чужие дела. Если же вы даете уклончивый ответ, вас сразу начинают в чем-то подозревать. Поэтому я всегда правдиво отвечал на вопросы, которые мне задавали. К примеру, ко мне подходит один офицер, снимает с головы фуражку и приветствует меня:
— Здравствуй, брат.
— Слава Богу, здоров.
— Откуда приехал?
— Из Москвы.
— Куда едете?
— Обратно туда.
— В каком вы чине?
— Поручик улан.
— Как ваша фамилия?
— Александер.
— Вы шутите.
— Нет, это шотландская фамилия.
— Какое дело имеете?
— Видеть редкости.
— Долго ли пробудете?
— Покуда понравится.
— Приехали морем или сухим путем?
— То и другое.
— Вы женаты?
— Имею намерение.
— Желаю вам повеселиться.
— Благодарю, до свидания»

Примерно в то же самое время, когда разъезжал по России в своей скрипучей бричке Павел Иванович Чичиков, а из Москвы в Мордасы неторопливо катил огромный тарантас двух добродушных помещиков, — в 1838 году от Рождества Христова, по Волге плыло диковинное судно. Оно представляло собой большую лодку, на палубе которой поставлена была изба. В избе жили два брата — художники Григорий и Никанор Чернышевы. Они осуществляли небывалый проект — нарисовать на огромном длинном холсте панораму всей Волги от Рыбинска до Астрахани. Для этой картины братья делали зарисовки, иногда останавливая свое судно, а иногда просто поглядывая в окно и делая наброски. Помимо живописных трудов братья вели дневник, в который записывали подробности путешествия и свои впечатления от увиденного. И хотя водное путешествие, да еще в собственном доме на воде, существенно отличалось от сухопутного, но впечатления просвещенного и наделенного художественным чутьем русского путешественника в любом случае весьма интересны.

Не будем говорить о восторгах и комплиментах, которые расточают братья по адресу матушки-Волги — самой большой и самой красивой реки России. Они естественны и достаточно традиционны. Но достоин внимания и самый заурядный на первый взгляд провинциальный город.

«Время основания Кинешмы неизвестно. Нашествия поляков во времена самозванцев и пожары истребили исторические сведения о начале оной. Она два раза претерпевала беды от шаек Лисовского, злодействовавшего в здешнем крае. В преданиях жителей последнее разорение ее, в 1609 году осталось яснее, и оно увековечено существующей часовнею, построенною над могилою убиенных воинов и граждан, защищавших город под предводительством воеводы Бабарыкина. В этой часовне ежегодно совершается торжественное церковное поминовение по падших за отчизну. Следы бывшего земляного укрепления составляют остаток старины в городе.

Кинешма расположена на возвышенном берегу Волги при впадении в оную двух речек Кинешемки и Касоги, при устьях которых находятся слободы, живописно оканчивающие этот прекрасный город, коего лучшие здания расположены по волжской набережной» (208, 45).

Еще лучше Кинешмы представился художникам вид Симбирска.

«Гора, на которой находится Симбирск, очень высока; всходя на оную, мы не один раз должны были отдыхать. С вершины ее нам открылся город, в котором мы оставались недолго, потому и видели его, так сказать, мельком. К числу примечательных зданий в нем принадлежит собор; он еще не совсем окончен, но наружный вид уже доказывает отличный талант зодчего. Широкие, чистые улицы, прекрасные домики с садами, некоторые из них выстроены с большим вкусом; вообще внутренний вид города очень хорош. Начало Симбирска не относится к дальней древности; он не имеет вековых остатков и не пробуждает в путешественнике воспоминаний о давних событиях, но производит в нем какое-то приятное впечатление. Отсюда, смотря вниз по Волге, представляется прекрасный вид, заключающий в себе огромное пространство, на котором природа живописно обставила предметы и, разнообразно их разыграв, составила превосходную и очаровательную картину» (208, 105).

Даже безуездный город Лух (о котором автор «Тарантаса» наверняка отозвался бы самым саркастическим образом) имеет, оказывается, столько примечательного, что братья посвящают ему несколько страниц своего дневника.

Да что там Лух. Даже крестьянская изба являет собой в глазах братьев-художников истинное произведение искусства.

В окрестностях Вичуги «мы видели дом, или русскую избу, с великолепным крыльцом, роскошно изукрашенную резьбою со всеми замысловатостями и гребнем поверху крыши на коньке. Подобных этому дому нам редко случалось видеть. Если рассмотреть внимательно внутренность русской избы, то увидишь в ней все на своем месте, все согласно с климатом и образом жизни, и все имеет свое назначение, приспособленное к необходимости и удобству. Печь, голбец, полати, лавки и пол представляют из себя разные климаты русской избы, в зимние трескучие морозы хозяин после трудов выбирает по потребности любое место и климат для своего отдохновения»

И закончим той же повестью Соллогуба, которая промелькивала в начале:

Вот едут из Москвы в Казань два симпатичных помещика, Василий Иванович и Иван Васильевич, из повести В. А. Соллогуба «Тарантас». Романтически настроенный Иван Васильевич, собиравшийся в дороге вести журнал и записывать наблюдения, печально говорит сам себе:

«Но вот я еду четвертый день, и слушаю и прислушиваюсь, и гляжу и вглядываюсь, и, хоть что хочешь делай, ничего отметить и записать не могу. Окрестность мертвая; земли, земли, земли столько, что глаза устают смотреть; дорога скверная… по дороге идут обозы… мужики ругаются… Вот и всё… а там: то смотритель пьян, то тараканы по стене ползают, то щи сальными свечами пахнут… Ну можно ли порядочному человеку заниматься подобною дрянью?.. И всего безотраднее то, что на всем огромном пространстве господствует какое-то ужасное однообразие, которое утомляет до чрезвычайности и отдохнуть не дает… Нет ничего нового, ничего неожиданного. Всё то же да то же… и завтра будет, как нынче. Здесь станция, там опять та же станция, а там еще та же станция; здесь староста, который просит на водку, а там опять до бесконечности всё старосты, которые просят на водку… Что же я стану писать? Теперь я понимаю Василия Ивановича. Он в самом деле был прав, когда уверял, что мы не путешествуем и что в России путешествовать невозможно. Мы просто едем в Мордасы. Пропали мои впечатления!»

Описание деревни Плюшкина (Мертвые души) и его усадьбы

В шестой главе поэмы “Мёртвые души” автор знакомит нас с новым персонажем – помещиком Плюшкиным. Описание деревни Плюшкина – яркое отражение жизни и уклада самого хозяина, оно особо важно для характеристики русской действительности и человеческих пороков.

На въезде в деревню Плюшкина

Подъезжая к деревне, Чичиков был ошарашен видами, которые ему открывались: старые обветшалые избы, заброшенные дома с прорехами в крышах, две церкви, такие же унылые и мрачные, как и общее впечатление от вида деревни. А ведь церковь – это душа села, её состояние говорит о духовности прихожан, о том, чем живут люди. Об отношении хозяина к своему поместью говорит и въезд в деревню – бревенчатый мостик, проезжая который можно было набить шишку, прикусить язык или удариться зубами. Такая не тёплая встреча ожидала каждого, кто пересекал границу именья Плюшкина.

Крестьянские дома напоминали исхудавших сутулых стариков: их стены подобно рёбрам торчали страшно и неказисто. Старые, покрытые зелёным мхом, почерневшие стены избушек выглядели бесприютно и тоскливо. Гоголь отмечает, что крыши у некоторых домов были, как решето, окна заткнуты тряпками, стёкол вовсе не было. Автор с пониманием и горьким юмором объясняет этот факт возможностью провести время в кабаке, коли свой дом не мил и руки не берутся навести в нём лад. Отсутствие хозяйской руки, нежелание ухаживать за своим жилищем читалось в каждом дворе. Крестьяне Плюшкина бедствовали, виной тому была жадность и болезненная экономность хозяина.

Дом помещика

На подъезде к дому самого помещика картина нисколько не изменилась в лучшую сторону. Усадьба, хозяйственные постройки, их количество и размах говорили о том, что когда-то здесь кипела жизнь, велось огромное хозяйство ( у Плюшкина около 1000 душ!

). Несмотря на такое количество душ, деревня казалась мёртвой, нигде не велась работа, не было слышно человеческих голосов, не встречались прохожие. Несуразность и заброшенность того, что некогда было помещичьей усадьбой, хозяйской крепостью настолько испугала Чичикова, что желание поскорее решить вопрос и покинуть это место не давало ему покоя.

Сад, находящийся за строениями, был единственным приятным зрелищем, несмотря на неухоженность и несуразность. Он представлял собой сборище деревьев, которые годами оставались без ухода, обломанные, спутанные, забытые человеком. Старая покосившаяся беседка в глубине заросшего шатра из разнообразных деревьев говорила о том, что когда-то здесь была жизнь, а ныне всё умирает. Гниль и тлен – будущее, которое ожидало своего часа, всё вокруг медленно угасало.

Гоголь – мастер пейзажей и человеческих душ

Картина, нарисованная автором, мастерски подчёркивает атмосферу и подготавливает читателя к тому персонажу, с которым даже видавший всякое Чичиков, знакомится и крайне впечатляется. Хозяин деревни – Плюшкин настолько ужасен в своём пороке, что утратил не только душу, но и человеческий вид. Он оборвал связи с детьми, утратил понимание чести и морали, живёт примитивно, бессмысленно и заставляет страдать других. Такое отношение к своей жизни характерно и для бедных, и для зажиточных слоёв населения России того времени. У крестьян этой деревни нет возможности вести достойный образ жизни, они уподобились своему хозяину, смирились и живут так, как получается.

За избами растёт урожай, срок которого уже давно прошёл, колосья почернели, сгнили: в этом отчётливо прослеживается отношение крестьян к господскому хлебу – всё равно он пропадёт в амбарах обезумевшего от жадности и дурости Плюшкина. Характерной чертой всеобщей бесхозяйственности было то, что вокруг всех построек красовалась высокая трава, торчащие во все стороны кусты, старые деревья с обломанными ветками.

Описание усадьбы Плюшкина в “Мёртвых душах” раскрывает сущность натуры хозяина имения, масштаб его деградации и взаимосвязь человеческих судеб.

Посмотрите, что еще у нас есть:

Тест по произведению

Доска почёта

Чтобы попасть сюда — пройдите тест.

  • Айгерим Алшынбаева

    19/19

  • Ярослав Мамуров

    15/19

  • Эвилина Караказян

    19/19

  • Sevinch Abdurakhmonova

    12/19

  • Алёна Корнилова

    14/19

  • Изнаур Хасуев

    19/19

  • Коля Тютнев

    10/19

  • Лариса Кольнес

    18/19

  • Дмитрий Кокшинцев

    19/19

  • Екатерина Круглова

    15/19

Путешествие в национальный парк «Хвалынский» с голландскими юными экологами | Наследие

Статья к объекту: 

Регина Леонидовна Сосновская

учитель биологии физико-технического лицея №1

Мария Герасимова

студентка 3 курса социологического факультета СГУ

С 20 по 27 октября в Саратове в рамках работы по международному проекту ASP-net (АШЮ – Ассоциированные школы ЮНЕСКО) МОУ «Физико-технический лицей №1» принимал делегацию голландских учителей и школьников общеобразовательной христианской школы «Регестейн» г. Нейвердал. Одно из направлений работы по данному проекту эколого-биологическое. В обширной экскурсионно-образовательной программе была запланирована, в частности, поездка в национальный парк «Хвалынский».
Рано утром 25 октября началось путешествие в красивейший уголок природы нашего Саратовского края. Расстояние от Саратова до Хвалынска – 250 км. Еще накануне, когда некоторые голландцы, в основном взрослые, стали спрашивать и узнали про это, то были просто в шоке: по голландским меркам это очень большое расстояние. К сожалению, почти все время пути туда стоял густой туман, и гости не смогли ничего увидеть из окна автобуса. Но зато когда мы поднялись на Хвалынские горы, то наконец-то туман рассеялся, и открылся удивительно красивый вид.
В самом парке голландцы прошли по экологической тропе «Заповедный край», по настоящим лесным дорогам, увидели огромные муравейники, кормушки для лосей, старые деревья, по поводу которых слагаются легенды, восхитились красотой лесов и меловых гор с высоты птичьего полета (со смотровой площадки).
Из птиц удалось сфотографировать большого пестрого дятла и буроголовую гаичку. Не видели, но по голосам определили нахождение в хвалынском осеннем лесу следующих видов птиц: поползень, зяблик, малый пестрый дятел, желна (черный дятел), чиж, зяблик, длиннохвостая синица (ополовник) и щегол. Хищников, к сожалению, не увидели. Определить птиц по голосам помог орнитолог, кандидат биологических наук, преподаватель кафедры Экологии СГТУ Андрей Александрович Беляченко, который ездил с нами в парк.
По дороге и в парке об особенностях хвалынского ландшафта и залегающих горных пород рассказывал интересующимся кандидат географических наук, преподаватель СГУ Александр Николаевич Башкатов, исходивший уже эти хвалынские места вдоль и поперек пешком, с фотоаппаратом и геологическим молотком (с группами студентов и школьников).
После прогулки по лесу группа поехала в другое интересное место: знаменитый Святой родник – место паломничества верующих людей. Рядом с красиво оборудованным родником относительно недавно построена купель. Она наполняется ледяной водой святого родника, и желающие могут туда окунуться, даже с головой. Это сложно проделать даже летом. Но, возможно, энтузиасты бы нашлись, только нам сказали, что из-за аномальной жары купель не наполняется. А небольшой прудик, находящийся рядом с родником, в котором мы летом ловили водных обитателей – личинок стрекоз, полностью высох. Небольшая, но очень красивая часовня рядом с Родником почти всегда закрыта, кроме времени, отведенного для молебна, но для гостей ее специально открыли и показали знаменитую старинную икону, найденную в этих местах прямо в лесу.
Около Святого родника также расположен Этнографический музей русского быта под открытым небом «Деревенское подворье». Гостям все было в новинку: и телеги, и старинные орудия труда, русская изба, плетень, лапти. Рядом отреставрированные деревянные домики бывшего пионерского лагеря «Солнечная поляна» (в настоящее время это действующая туристическая база, летом – место прохождения практики студентов кафедры экологии СГТУ). Руководство национального парка планирует дальнейшее благоустройство территории вокруг Святого родника.
По пути на Родник голландцам показали место, где раньше тоже был пионерский лагерь, «Лесная поляна», а сейчас там учебная база СГУ, место прохождения практики студентов биологов и экологов. Этот лагерь вызвал большой интерес голландцев, особенно учителей, потому что в этом лагере три года подряд проходила областная экологическая Летняя школа под руководством Сосновской Р.Л., а ученики Физико-технического лицея были ее активными участниками и рассказывали голландцам про Лесную школу, приглашали приехать в гости в летнее время туда, в лагерь. Гостям все было интересно: место костра (кухня и сцена), полевой душ и туалет, домики, старинная усадьба купца Хренова (19 век), спортплощадки (мальчишки спросили, нет ли у нас мяча, очень захотелось им поиграть на свежем воздухе в таком живописном месте).
Недалеко от учебной базы СГУ находится пруд, где голландцам продемонстрировали простые приемы ловли гидробионтов, отбора проб воды, а географ Кларинус Наута показал, как быстро в полевых условиях с помощью химических тестов, имеющихся у них, определить уровень хлоридов и нитратов во взятых пробах.
После вкусного обеда в кафе в городе Хвалынске, группа посетила вольерное хозяйство и Информационный центр национального парка. Наибольший восторг у экскурсантов вызвали верблюды, кабан, олени, орлы и фазаны. Все стали спрашивать, а где же дрофа, нарисованная на одной из табличек вольера? Когда узнали, что ее уже закрыли на ночь в домик, стали просить все-таки показать нашу саратовскую достопримечательность (ведь на многих экскурсиях им рассказывали про дрофу). Появившуюся заспанную дрофу приветствовали как знаменитую приму-балерину: со всех сторон защелкали вспышки фотоаппаратов.
С энтузиазмом голландцы восприняли предложение посадить около вольерного хозяйства специально приготовленные маленькие рябинки: теперь там заложена аллея, и установлена памятная табличка. Быстро справились с поставленной задачей и с удовлетворением сфотографировались около таблички с названием их города.
Обратный путь пролегал близко вдоль берега Волги, но, к сожалению, опять сгустился туман, и опять не стало ничего видно. Особенно обидно было проехать в тумане мимо Балаковской атомной станции и по плотине ГЭС через Волгу, а потом еще раз (по новому мосту).
В Саратов вернулись только в 22.30. Все родители принимающих семей быстро разобрали всех по машинам и домой! Кто-то из голландцев сказал: «Мы сегодня за день 4 раза проехали нашу Голландию! Супер-путешествие!»

Котка. Рыбачья изба императора Александра III

Километрах в пяти от центра Котки  находится деревянный коттедж, называемый Рыбачьей избой российского императора Александра III.
Дом построен на небольшом острове, образованном протоками реки Кюми, рядом с порогом Лангинкоски, с давних времен являвшемся местом богатой ловли лосося.
Александр III впервые посетил эти места 15 июля 1880 года, еще будучи цесаревичем, а вернувшись в эти края уже императором, пожелал иметь на лесистом берегу дом.
Он в течение многих лет приплывал сюда с семьей на яхте  во время своего летнего отдыха, который частично проводил в финских шхерах, частично здесь, останавливаясь тут на одну, две недели.
Это было одно из тех мест, где он мог отдохнуть от придворного этикета, порыбачить или понаблюдать, как это делают другие, провести время с семьей, погулять с детьми по лесу. Императрица Мария Федоровна тоже любила закинуть удочку и даже сама умела насаживать червяков, однако путеводители умалчивают о том, занималась ли она ловлей рыбы здесь, но зато дружно повторяют, что  она любила сама похозяйничать на кухне, а Российский Самодержец в это время колол во дворе дрова.
Историки насчитали 11 посещений Александром этой дачи.
В Лангинкоски также несколько раз бывал и Николай II.
Во время 1-ой мировой войны этот дом был отдан под госпиталь.
После обретения Финляндией независимости «царская изба» перешла в собственность государства, о ней никто не заботился. Предметы обстановки и домашняя утварь перекочевали в некоторые правительственные резиденции или пропали. Дом ветшал и мог быть разобран.
Однако, в округе Кюми нашлись энтузиасты, объединившиеся в «Музейное общество области Кюменлааксо». Их стараниями  в 1933 году в Лангинкоски был открыт музей.
Сейчас дом-музей поддерживается в идеальном порядке. За пару месяцев до нашего приезда был закончен ремонт крыши. На прилегающей к «избе» лесной территории в 1960-ом году была создана заповедная зона. И хотя видно, что дорожки исхожены многочисленными посетителями, лес повсюду чистый.

Вид на пороги и дачу с моста через реку Кюми.

Лесная дорожка вдоль реки, ведущая от шоссе к «Рыбачьей избе».

Считается, что Александр III посещал эти места, потому что любил их, был ими очарован, что не удивительно, ведь здесь действительно красиво.

С местным населением у императорской семьи сложились очень теплые, прямо-таки идиллические  отношения. Существуют местные предания о встречах жителей с императором.

Но хочется себе напомнить, что у Государя, по определению, не может быть шагов не политических во всех сферах его бытия, и выбор места отдыха тоже — шаг политический, какими бы внутренними мотивами он ни руководствовался, даже, если кажется, что им движет простая личная симпатия.

Политическая обстановка  в Великом княжестве Финляндском, на фоне которой оно выбиралось Александром  III в качестве места отдыха, обрисована в нижеследующем отрывке из книги «Император Александр III», составителя А.Д. Попова, 1908 года издания.

«Въ Великомъ Княжестве Финляндскомъ местныя власти, состоящия преимущественно изъ иноплеменниковъ шведскаго происхождения, издавна вели себя по отношению къ русскому правительству самымъ резкимъ и вызывающимъ образомъ. Еще въ 1858 году издано было положение о торговле Империи съ Финляндией съ прямою целью увеличить льготы и выгоды этой окраины, вследствие чего безпошлинный привозъ изъ нея увеличился до размеровъ, серьезно подрывающихъ нашу промышленность и торговлю. Въ 1860 году Финляндия получила право иметь самостоятельную монетную единицу; въ Великомъ Княжестве деньги начали считать на финския марки. Въ 1878 году Финляндии разрешено иметь свою особую армию. Попытки къ отторжению Великаго Княжества отъ Империи, добытаго русскою кровью, зашли слишкомъ далеко. Проведена была особая таможенная финляндская граница, отделяющая русская области одна отъ другой. Въ царствование Императора Александра III-го эти попытки обнаружились въ изумительно-наглой форме. Въ 1885 году, 15 августа торжественно открытъ былъ близъ города Иденсальми памятникъ для увековечения якобы бывшаго тамъ поражения русскихъ войскъ финнами. Это былъ дерзкий вызовъ русскому народу. Въ то же время въ печати финской выяснилась цель всей этой враждебной деятельности — полное отделение Великаго Княжества отъ Империи. Дело велось къ умалению въ немъ власти русскаго Императора, и Финляндия объявлялась самостоятельными государствомъ, которое находилось только въ соединении съ Poccиeй, основанномъ на обоюдномъ договоре.
Не довольствуясь обособленностию въ отношении государственномъ, Финляндия начала стремиться къ отчуждению отъ Poccии и въ бытовомъ отношении. Въ Финляндии ни въ одномъ общественномъ учреждении не допускалось русскаго языка, никто не владелъ русскою речью, никто изъ коренныхъ жителей России не пользовался въ Финляндии самыми обычными правами гражданства. Pyccкие дворяне вовсе не признавались въ своемъ звании въ Великомъ Княжестве, русские собственники не имели права на участие въ финляндскомъ самоуправлении, православная вера находилась въ такомъ унижении, что делами Православной Церкви заведывалъ въ Княжестве местный лютеранский сенатъ, местные же православные уроженцы не допускались на некоторые роды государственной службы. Духовенство и совершаемые на улицахъ крестные ходы и церковныя шествия подвергались насмешкамъ, издевательству и нападениямъ, которыя оставались безнаказанными. Наконецъ, pyccкиe военные и матросы въ финляндскихъ портахъ терпели безпричинныя оскорбления.
Въ царствование Императора Александра Александровича, этотъ наглый и вызывающий образъ действий финляндцевъ встретилъ со стороны государственной власти твердый отпоръ. Все ранее удававшияся пронырства и хитрые происки финляндскихъ дельцовъ оценены были Государемъ по достоинству. Дальнейший успехъ ихъ сделался невозможенъ. Для прекращения противогосударственной деятельности финляндцевъ, сначала употреблены были меры кроткия и миролюбивыя. Но когда финляндцы приняли ихъ за слабость правительственной власти, тогда Монархъ приступилъ къ мерамъ решительнымъ и твердымъ. Онъ предпринялъ пересмотръ странныхъ особенностей финляндскаго управления, явно не согласныхъ съ единствомъ и могуществомъ Poccии. Въ 1890 году Государь объявилъ въ Высочайшемъ рескрипте генералъ-губернатору Финляндии, что Великое Княжество состоитъ «въ собственности и Державномъ обладании Империи Poccийской», и что предначертанныя въ крае, мероприятия имеютъ целию достижение «более теснаго единения Великаго Княжества съ прочими частями Российской Державы».
Согласно съ этими задачами, состоялись особыя Высочайшия распоряжения. Почтовыя учреждения Финляндии поступили въ ведение Министерства Внутреннихъ Делъ, причемъ для служащихъ въ нихъ лицъ знание русскаго языка сделалось обязательнымъ. Воспрещено было ставить памятники, имеющие общественное и государственное значение, безъ особаго Высочайшаго разрешения. Государственнымъ и общественнымъ учреждениямъ края повелено принимать платежи русскою монетою. Последовало распоряжение о пересмотре всехъ законовъ, касающихся финляндскихъ православныхъ общинъ и ихъ духовенства, съ темъ, чтобы подчинить финляндское духовенство Святейшему Синоду, наравне съ духовенствомъ всей Империи. Затемъ упраздненъ былъ въ Петербурге Комитетъ по финляндскимъ деламъ, состоявший почти изъ однихъ финляндцевъ. Далее преобразованъ былъ Финляндский сенатъ, причемъ сенаторы судебнаго департамента, главные виновники обособления Финляндии, устранены отъ влияния на дела управления. На высшия должности начали получать назначение русские люди; напримеръ, помощникомъ генералъ-губернатора впервые назначенъ былъ коренной русский, Гончаровъ; потомъ назначена комиссия генералъ-лейтенанта Величко для преобразования финской армии и для объединения ея съ общерусскою императорскою apмией; начала свои действия комиссия по разрешению таможеннаго вопроса и другия.
Финский народъ не участвовалъ и неповиненъ былъ въ попытке обособить Великое Княжество отъ России. Она предпринята была верхнимъ слоемъ населения Финляндии, гopcтию честолюбцевъ шведскаго происхождения, иноплеменнаго финнамъ. Важная заслуга царствования Александра III-го состоитъ именно въ томъ, что попытка эта была обнаружена и раскрыта, причемъ положенъ починъ къ уничтожению преступнаго замысла и начато объединение Финляндии съ Poccией.»
(из книги ИМПЕРАТОР АЛЕКСАНДР III. Составил А.Д. Попов. С.-Петербург. 1908)

Сам Александр, еще будучи цесаревичем, столкнулся в Турку с неприятной для себя ситуацией, когда, не имея в наличии финских марок, не смог расплатиться российскими деньгами за обед.

Если же еще и слегка коснуться внешнеполитической ситуации, складывашейся в Европе в эти годы, то нужно упомянуть, что в начале 1890-х резко ухудшились экономические и политические отношения России с Германией, в результате чего Россия вступила в союз с Францией, а Германия среди прочих враждебных по отношению к России политических действий, начала проявлять интерес к Финляндии, рассчитывая в дальнейшем обрести в ней партнера, возможно и военного.
Поэтому, я полагаю, что император, планируя летний отдых, вполне мог задумываться о том, чтобы совместить приятное с полезным, а именно хорошую рыбалку, семейную идиллию на природе с политической  «демонстрацией присутствия».
Совсем не лишним было и завоевать симпатии финских подданных. И, как известно, императорская чета в этом преуспела, они были популярны в Финляндии, особенно императрица Мария Федоровна, которую финны предпочитают называть Дагмарой.

Однако, как же далеко можно забрести в исторические дебри, задумываясь о мотивах поездки Государя-императора на летний отдых на берега бурной финской реки Кюми! Хотя здесь действительно красивые места, а лосося, говорят, ловят до сих пор.

Сам дом был построен финнами по проекту финских архитекторов Себастьяна Грипенберга, Магнуса Шерфбека и Жака Аренберга в соответствии с пожеланиями императора.

Ворота и мостик, ведущие к царской избе.

В доме вся обстановка и предметы обихода от занавесок до кухонной утвари были изготовлены в Финляндии.

Так выглядит большая общая зала.

Акварель, нарисованная младшей дочерью Александра III Ольгой.

Туалетная комната императрицы Марии Федоровны.

Кухня.
На полке длинная кастрюля для приготовления лосося.
Я уже упоминала, что Мария Федоровна любила готовить.
О качестве стряпни история умалчивает.

Плита и вафельницы.

Лестница, ведущая на 2-ой этаж, где находились спальные комнаты.

Дальше идут два снимка императорской спальни.
В интернете мне попадалась информация со ссылкой на директора музея о том, что якобы императорская семья в доме не спала, а уходила ночевать на яхту, пришвартованную неподалеку.
Даже не знаю, как отнестись к такой версии. По правде говоря, мне не очень верится, но всякое может быть из соображений безопасности.

Комната императорских детей и придворных.

Складная пожарная лестница для срочной эвакуации из окна второго этажа.

Тоня для ловли лосося, восстановленная обществом Лангинкоски.

Вокруг дома и в лесу распустились ландыши.

В Лангинкоски сохранилась небольшая деревянная православная часовенка, построенная монахами Валаамского монастыря, получившими в дар от императора Павла I в 1790-х годах исключительное право на рыбную ловлю на порогах Лангинкоски и Сиикакоски.
На пороге Сиикакоски было небольшое подворье Валаамского монастыря, которое не сохранилось, а часовня на пороге Лангинкоски стоит и поныне. Ловля форели и лосося приносила монастырю большой доход. Рыбу они продавали в Роченсальмскую крепость, где стоял русский гарнизон, охранявший русско-шведскую границу, проходившую  по реке Кюми. После присоединения Финляндии к России в 1809 году граница отодвинулась к западу, гарнизон ушел, монастырский промысел больше не приносил дохода. Лов рыбы был прекращен монахами в 1850-е годы.
Цесаревич Александр в 1880 году застал часовню заброшенной, одиноко стоящей посреди леса, но в ней сохранились  иконы  Александра Невского и  Николая Чудотворца, считавшихся покровителями российских императоров. Это произвело на верующего Александра сильное впечатление, и уезжая он произнес сакраментальную фразу : «Я сюда обязательно вернусь».

Иконы в часовне. Слева икона Александра Невского, справа Святителя Николая Чудотворца, посредине Иисуса Христа.
С 1977-го года православная община Котки каждое лето проводит в часовне богослужения.

Чрезвычайно приятно посидеть на скамейке на берегу бурного потока и надышаться ароматом ландышей, который казалось заполнил весь лес вокруг усадьбы.

Потом мы прошлись немного вверх по течению. Бурный поток реки Кюми за поворотом вдруг сменил свой нрав и превратился в тихую и кроткую реку.

Вот он другой лик реки — еще тихий и умиротворенный.

Один из обмелевших протоков, возможно, недавно, во время весеннего половодья, бывший бурным..

Некогда обветшавшие прогулочные мостики через ручьи  и протоки тоже были восстановленны.

На территории усадьбы есть действующая деревянная банька, под навесом которой сушатся удилища.

Спустя два года после смерти императора Александра III в Лангинкоски на берегу Кюми установили памятный камень со следующей надписью:
«Строитель мира Александр III в 1888-1894 гг. вкушал здесь покой и отдохновение, окруженный заботой верного ему народа.
1888-1894. Жители Кюми, Котки установили эту мемориальную доску».
Доску пытались уничтожить, она пострадала во времена войны и ненависти, но все же уцелела, и надпись сохранилась.
Работники музея решили оставить ее такой, какой она дошла до наших времен.

Вечная фантазия русского народного дизайна

Во всем народном искусстве есть романтическое очарование, термин, применяемый к традиционным искусствам и ремеслам, который говорит о фольклоре, легендах и утраченных образах жизни, но эмоциональная тяга кажется особенно повышенной в русском языке. народное искусство. Его собрали несколько видных законодателей моды, в том числе Александра Толстой, Натали Фарман-Фарма из Décors Barbares, а также Солина и Николас Гедройц (она фотограф, он занимается мебелью), которые включают его в свои интерьеры.Сами предметы не только красивы, но и пронизаны наивной экзотикой, от всем известной и доступной по цене деревянной посуды с хохломской росписью, на которой так часто изображается Жар-птица из славянской мифологии – «Я иногда покупаю ее новой, – говорит Александра, – до более редкие и дорогие предметы мебели, изразцы и шелка, созданные в Абрамцево и Талашкино.


МОЖЕМ ПРЕДЛОЖИТЬ: Английская традиция встречается с русским романтизмом в лондонском доме Александры Толстой


Кроме того, огромное разнообразие одежды и тканей, представленных на картинах Натальи Гончаровой (предмет выставки в Тейт Modern last year), иллюстрации Ивана Билибина к сказкам Афанасьева и Пушкина, эскизы декораций и костюмов Леона Бакста и других художников для Русского балета.Но очарование также заключается в уникальных обстоятельствах России, ее истории и политике; нет ничего лучше ссылки для разведения ностальгии. «Мы — волна России, вышедшая из берегов», — писал Владимир Набоков в 1927 году. И бесчисленное множество нерусских отождествляли себя с тем или иным аспектом фантазии, в том числе Ив Сен-Лоран и Пьер Берже, для которых легендарный Жак Гранж создал Глупость в русском стиле.

Контент

Этот контент также можно просмотреть на сайте, откуда он взят.

Но сначала вернемся в 1863 год, когда Петербургская Академия художеств была оплотом классического идеализма. И аристократия, и культурное общество давно искали искусство и архитектуру в Западной Европе, французский язык был языком двора, а освобождение крепостных произошло всего двумя годами ранее. Семена бунта были посеяны Николаем Гоголем и другими, которые хотели избавить русское искусство от западного влияния, но с точки зрения актуального искусства русское возрождение началось в том же году с группы художников, которые начали практиковать новый реализм.Передвижники , что переводится как «Передвижники», путешествовали по стране, радуясь родным пейзажам и рисуя современные русские сцены, изображающие простых русских людей. Тем временем родственник Александры, писатель Лев Толстой, приобретал культ поклонников. «Одним из первых условий счастья является то, что связь между человеком и природой не должна быть нарушена», — сказал он, популяризируя необходимость дачи, простого загородного дома, где потенциально можно было бы заниматься простыми ремеслами.(La Datcha — это название, которое Сен-Лоран и Берже придумали по своей глупости. )

Эскизы костюмов Натальи Гончаровой для Русского балета Фотография Тейт

В 1870 году имение Абрамцево, ранее принадлежавшее писателю Сергею Аксакову, где находился Гоголь и Ко. собирался – купил богатый промышленник и меценат Сергей Мамонтов, который оперативно наполнил его креативами. Художники работали в сотрудничестве в серии мастерских, стремясь вернуть качество и дух средневекового русского искусства.С 1893 года аналогичная параллель существовала в Талашкино, имении княгини Тенишевой, где ставилась задача создать «подлинно русский стиль». В обоих случаях производство резко возросло, хотя «очень трудно найти детали», — говорит Натали Фарман-Фарма. «Иногда дилер свяжется с вами, или что-то появится на аукционе во Франции или Великобритании». (Местоположение важно для тех, кто живет на западе: из России нельзя вывозить вещи старше ста лет.)


МОЖЕМ ПРЕДЛОЖИТЬ: Украшенный узором дом Натали Фарман-Фарма в Лондоне

Пасхальные яйца Фаберже: русское ювелирное искусство


Штандарт Яхта Яйцо Фаберже (1909 г. )
Оружейная палата Кремля, Москва.

РАННИЕ РУССКИЕ ХУДОЖНИКИ
Для крупнейших иконописцев:
Феофан Грек
Основатель новгородской школы.
Андрей Рублев
Величайший русский иконописец.
Дионисий (1440-1502)
Ранний мастер московской школы.

Густав Фаберже (1814-93)

французского гугенотского происхождения, Густав Фаберже родился в городе Пярну, Эстония, тогда входившая в состав Российской империи.В возрасте 18 лет он отправился в Санкт-Петербург, чтобы начать обучение в качестве ювелир под руководством Андреаса Фердинанда Шпигеля. После этого он продолжил свою стажировка в именитой фирме Кейбеля, ювелиров и ювелиров к русским царям. В 1841 году, в возрасте 27 лет, он завершил свое обучение. и был удостоен звания мастера-ювелира. В следующем году он основал фирма Фаберже в подвальном магазине элитного петербургского дома Район Большая Морская, и — вместе со своей новой датской женой Шарлотта Юнгштедт , дочь датского художника — вскоре установлено себя как ювелира и торговца прекрасными декоративными предметами. компании Французское имя было грубой уловкой, чтобы использовать благоговение русской аристократии. для французской культуры. В 1846 году у него родился старший сын Петер Карл, за которым последовал со временем вторым сыном Агафоном. В 1860 году вместе с женой и детей, Густав удалился в культурный немецкий город Дрезден, оставив петербургский ювелирный бизнес в руках опытных менеджеров.

Питер Карл Фаберже (1846-1920)

Карл Фаберже получил свою начальное образование в Санкт-Петербургской гимназии святой Анны, которая обслуживала для сыновей зажиточного среднего класса и мелкой знати: явный знак успеха ювелирного бизнеса его отца.Когда Густав Фаберже удалился в Дрезден, Карл оставался в церкви Святой Анны до 15 лет, когда он уехал, чтобы поступить в Школу искусств и ремесел в Дрездене. После этого он был отправлен в интенсивное 8-летнее образовательное турне по Европе в чтобы обучиться ювелирному делу, получив подробный инструктаж от мастеров-ювелиров нескольких основных ювелирных производств центры, включая Лондон, Париж, Антверпен, Франкфурт, Нюрнберг, Рим и Флоренция. Кроме того, он получил дополнительное обучение прикладному искусство и коммерция, и изучил предмета искусства в ряде искусств и музеи ремесел. В 1872 году он вернулся в Петербург, чтобы заниматься ювелирным делом. для семейного бизнеса. В то же время он женился на Августе Джулии. Джейкобс , от которого у него было четверо сыновей: Юджин (1874-1960), Агафон (1876-1951), Александр (1877-1952) и Николай (1884-1939), все они стали ювелирами и присоединились к бизнесу.В 1872 году он принял в качестве соруководителя Фаберже, которым он руководил в течение десяти лет вместе с помощь Хискиаса Пендина , опытного и надежного мастера.

Примечание: Мастер Фаберже был независимым мастером-ювелиром или ремесленником со своим мастерская, производившая ювелирные изделия и другие драгоценные предметы исключительно для Дома Фаберже по эскизам, предоставленным фирма. Большинство мастерских, как правило, специализируются на немного другом аспекте ювелирного дела. Этот метод децентрализованного производства был разработан со временем: так, пока Густав Фаберже все делал сам, к Первой мировой войне компания почти полностью зависела от его сеть из примерно 40 мастеров, а также специализированных поставщиков как Юлиус Раппопорт , (1864-1916).

В конце 1870-х — начале 1880-х гг. а также изготовление украшений в популярном французском стиле 18 века, фирма занималась ремонтом и реставрацией предметов декора в Эрмитаже.Бизнес процветал, и в 1881 году он переехал в более просторное помещение. В 1882 году Петр Карл получил звание мастера-ювелира. Вскоре после этого вслед после смерти своего «опекуна» Хискиаса Пендина он взял на себя единоличное управление Фаберже. К этому времени к делу присоединился его брат Агафон, очень талантливый художник-декоратор. Но это был Карл гениально игнорировать обычный яркий акцент на драгоценных камнях и подчинить жемчужины общему замыслу произведения.При разработке портсигар, например, мастера Фаберже использовали полупрозрачные синяя, красная или розовая эмаль в качестве основного материала, окаймляя края рядом крошечных ромбов.

Всероссийская выставка, организованная в Москве в 1882 году, оказалось огромным успехом для компании. Фаберже братья завоевали несколько наград, в том числе золотую медаль и медаль Св. Станисия. Медаль, удостоившаяся высокой похвалы от царя Александра III (1881-94), который постановил, что отныне продукция фирмы должна выставляться в Эрмитаж, как образцы лучших русских ремесел.Это королевское одобрение вызвало всплеск интереса к фирме со стороны самых разных дворян при дворе Романовых и за его пределами. В 1885 году царь пошел дальше, присвоение Фаберже звания ювелира по особому назначению к Императорской Короне .

Пасха Фаберже Яйца

Царь Александр тоже поручил фирме создать пасхальное яйцо для подарка жене, императрица Мария Федоровна.Готовое изделие имело внешнюю «оболочку». эмалированное золотом, чтобы выглядеть как настоящее куриное яйцо. Это открылось, чтобы показать золотой «желток», который сам открылся, чтобы показать золотую курицу который также открылся, чтобы показать копию Императорской короны, от которой крошечный рубиновое яйцо было приостановлено. Потрясающий образец личного визуального Изобразительное искусство. Царь был так доволен результатом, что в 1887 г. Романовская традиция каждый год заказывать новое пасхальное яйцо. Карл Фаберже была предоставлена ​​полная свобода дизайна при условии, что каждый драгоценный объект содержал сюрприз.Преемник Александра Николай II (1894-1918), продолжил традицию, ежегодно заказывая два яйца: одно для своего жена, императрица Александра Федоровна, и одна для его матери, вдовствующей Императрица. Традиция сохранялась до большевистской революции в 1917.

В 1900 году Карл представлял Россию на Всемирная выставка в Париже, где он был награжден золотой медалью, а также назначен Рыцарь Почетного легиона, как и два его старших сына и его Главный мастер.Выставка имела выдающийся успех для компании, которая приобрела множество новых клиентов со всей Европы. К настоящему времени это было Крупнейшая в России фирма ювелиров , а в начале 1900-х гг. он переехал в отдельное многоэтажное здание на Большой Морской. Карл Фаберже мог быть официальным придворным ювелиром русский царь, но его клиенты были интернациональны. За один день 1898 г. он принимал у себя короля и королеву Норвегии, королей Дании и Греция и английская королева Александра.

Характеристики яиц Фаберже

Дом Фаберже представил 50 Императорские пасхальные яйца семье Романовых (исключая два Императорских яйца запланированные к презентации и частично выполненные, которые не были представлены – Созвездие Голубого Царевича и Береза), из которых 42 имеют выжил. Некоторые из них были простыми, искусно раскрашенными яичными скорлупами, из которых желтки были вытянуты. Другие были настоящими произведениями искусства: сказочные инкрустированные драгоценными камнями чудеса художественного ювелирного искусства.Основная особенность этих императорских яиц Фаберже был «сюрприз» внутри. Один одним из лучших из этих украшенных драгоценностями шедевров был Великий Сибирский Железнодорожное пасхальное яйцо . Он состоял из яйца синего, зеленого и желтого цветов. эмали, на которой тонкими серебряными вставками нанесена карта Сибири и маршрут транссибирского поезда. Внутри была масштабная модель, один фут длинной, шириной пять восьмых дюймов, из пяти вагонов и локомотивом из Сибирский экспресс.Все колеса и другие движущиеся части были изготовлены с высокой точностью. так что, несколькими поворотами золотого ключа, золотой и платиновый локомотив, с рубином, сверкающим в его фарах, действительно мог тянуть поезд. К багажному вагону был прицеплен вагон, половина мест которого была забронирована. для дам, еще одну машину для детей, а еще одну для курящих и церковный вагон с русским крестом и золотыми колокольчиками на крыше. В Пасху В 1913 году Николай подарил Александре яйцо Фаберже, в котором была миниатюра. портреты всех царей и цариц Романовых в русских двойных рамах орлы.Также внутри был глобус из вороненой стали с двумя картами России. Золотая вставка в стиле ампир, одна 1613 года, а другая 1913 года, в память триста лет династии Романовых.

Мастера Фаберже
Мастера-ювелиры, ответственные за эти изысканные шедевры были Майкл Перчин (1860-1903) и Хенрик Вигстрем (1862-1923), хотя были задействованы и многие другие узкоспециализированные мастера. в живописи и каменной скульптуре, а также различные процессы ювелирного дела. Среди последних был Йохан Виктор Аарне (1863-1934), Федор Алексеевич Афанасьев (1870-1937), Карл Густав Ялмар Армфельдт (1873–1959), Август Фредерик Хольминг (1854–1915), Йоханнес Ценграф (1857–1908), Эрик Август Коллин (1836–1901), Карл Густав Йохансон Лунделл, Оскар Вольдемар Пиль (1860-97), Феодор Рюкерт (1840-1917), Василий Зуев (1878-1941).

Попрощайтесь с еще одним причудливым S.F. достопримечательность — Дом Мондриана на Оушен-Бич

В мрачной совокупности всего того, что произошло или может произойти в 2020 году, новая покраска безобидного дома во Внешнем закате Сан-Франциско едва ли заслуживает пожимания плечами.

Но для тех из нас, кто дорожил знанием того, что Дом Мондрианов существовал — и теперь, когда волшебная дисциплинированная прихоть была заменена забывчивой бледно-голубой — потеря очень реальна.

Двухэтажный дом на Грейт-Хайвэй, 2140, отделенный от Оушен-Бич песчаной дюной, покрытой ледяными растениями, стал одним из тех неожиданных встреч, которые стали ярким украшением того, что может показаться еще более предсказуемым пейзажем залива. Напряженная балансировка синих, желтых и красных плоскостей в тщательно продуманной белой сетке также присутствовала в течение как минимум 20 лет.

Больше нет. Так же, как тот любимый магазин или салун, которые навсегда закрылись из-за коронавируса. Или — еще один пример из реальной жизни — когда Coca-Cola на этой неделе подтвердила, что ее 83-летний рекламный щит с поп-иконой вдоль межштатной автомагистрали 80 возле моста через залив будет снят в целях экономии.

Ужасные новости, местное издание https://t.co/PEuQUlTYyH

— Джон Кинг (@JohnKingSFChron) 27 октября 2020 г.

В случае поразительного дружеского посвящения голландскому артисту, умершему в 1944 году, или, как я описал его в 2014 году, Outer Sunset Boogie Woogie, заранее анонса не было.Дом сменил владельца в прошлом году, а ранее в этом месяце изменилась и цветовая гамма. Дверь гаража и парадный вход теперь нежно-желтого цвета. Все остальное светло-голубое, которое уже выглядит размытым.

Когда я зашел во вторник утром, новых владельцев не было дома. Но сосед через две двери все еще жевал сдачу.

«Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не остановился, чтобы сфотографировать», — вспоминает Дон Рейгрод, который переехал в этот квартал прошлым летом, но десятилетиями занимался серфингом на Оушен-Бич.«Это была достопримечательность».

И не только в художественном смысле. Рейгрод сказал, что серферы будут использовать дом Мондриана в качестве ориентира, когда выходят на воду.

«Вы там, пытаетесь выстроиться на пике», — сказал он, имея в виду особенно хорошие подводные песчаные отмели, чтобы точно поймать волну. «Вам нужен ориентир. Может быть, это башня Сутро. Может быть, это был Дом Мондриана.

Я узнал о стирании от Энди Купера, который опубликовал снимки до и после в Твиттере с простым «RIP #MondrianHouse.Ответ на пост местного жителя — и мой ретвит с лаконичным «Ужасные новости, местное издание» — был обширным и интенсивным, начиная от жалобного «Неееет» и заканчивая гневными комментариями вроде «Кретины!!»

Рейгрод более философский.

«Вы покупаете дом, вы имеете право красить его, как хотите», — указал он.

Фактически, два других дома, которые были на фотографии дома Мондриана в The Chronicle 2014 года, с тех пор также были перекрашены.И в тот напряженный год, который мы переживаем, кого-то может утомить то, что люди постоянно останавливаются и стреляют в застроенном домами квартале, где сейчас гораздо больше машин, чем на более официальном Великом шоссе на другой стороне песчаной дороги. медиана зарезервирована для пешеходов, велосипедистов и т. д.

Отойдите от квартала 2100, и Сан-Франциско по-прежнему благословлен своеобразной раскраской — от всегда восхитительных пурпурных домов до попугаев, украшающих угловую квартиру на Клемент-стрит в районе Ричмонд.Или огромный тигр, охраняющий переднюю стену дома на улице Фредерик возле парка Золотые Ворота.

Что касается преходящей архитектуры в духе Мондриана, так себе коллаж, украшающий компанию по поставкам стекла вдоль I-80 в Беркли. Найдите свой путь к отдаленному двору Бел-Вью на холмах над Эль-Серрито, а на крутом склоне холма есть полноценный храм Мондриана. Владельцы Джон и Дебби Крюгер-Хансен сами разрисовали просторный дом — Дебра — бывший специалист по искусству, который любит работы Пита Мондриана.

Вернувшись в Сан-Франциско, вы даже найдете трехэтажное окно на Франциско-стрит в Русском холме с шестью из 15 стекол в рамах, да, синих, желтых или красных.

Дом принадлежит писателю и продюсеру Дэвиду Брескину, который задумал достойное холста боковое окно как воспоминание о «асимметричном равновесии» Мондриана.

Я просто знаю, что работы Мондриана всегда привлекали мое внимание. И что этого больше не будет происходить на краю Тихого океана, еще одно маленькое уменьшение того, насколько удивительным может быть Сан-Франциско.

В подготовке этой статьи участвовал штатный редактор

Chronicle Марк Лундгрен.

Джон Кинг — критик городского дизайна San Francisco Chronicle. Электронная почта: [email protected] Твиттер: @johnkingsfchron

Модернизм в Русском музее — Русское искусство + культура

Государственный Русский музей в Санкт-Петербурге обладает крупнейшей в мире коллекцией русского искусства. Расположенный в пяти дворцах, включая Михайловский, Строгановский и Летний дворец Петра Великого, его выставки варьируются от средневековых икон до современного искусства.Среди этого множества произведений искусства есть много жемчужин, хотя некоторые из моих личных фаворитов относятся к рубежу 20-го века. Под влиянием русских традиций и современного западного искусства российские художники от Архипа Куинджи и Валентина Серова до Зинаиды Серебряковой создали свои собственные траектории.

Государственный Русский музей. Санкт-Петербург.

В конце 19 — начале 20 веков многие русские художники выезжали в Италию и Францию, особенно на Лазурный берег и в Париж. Там они неизбежно столкнулись с искусством импрессионистов, а затем и экспрессионистов. Частные галереи, такие как галереи Ивана Морозова и Степана Щукина, содержали обширные коллекции западноевропейского искусства, в том числе работы Поля Сезанна и Анри Матисса. Сезанн стал особенно популярен среди группы художников, известных как Бубновый валет , которые разработали особый стиль «сезаннизма». Одновременно с проникновением европейских модернистских традиций среди художников стал интересоваться неоклассицизмом чисто русской тематики.Декорации из русской истории, сказок и легенд реконструированы в утрированно-импрессионистическом плане. Сочетая язык модернизма с исконно русскими сюжетами, художники создали уникальный момент культурной трансформации, когда бок о бок сосуществовали разные стили.

Вот несколько примеров произведений из собрания Государственного Русского музея, отражающих разнообразие художественных проявлений того периода:

Михаил Нестров, Великое снятие покрова, 1898.

Михаил Нестров, Великое снятие покрова, 1898 г.

Эта грандиозная картина маслом Михаила Нестрова изображает традиционно историческое, явно русское и глубоко православное христианское повествование. Неоклассическая декорация, на первый взгляд столь близкая к старым школам живописи, характерна для своего времени как по исполнению, так и по возобновившемуся интересу к репрезентации «русской» культуры . Вдохновленный романами Павла Мельникова-Печерского, он изображает старообрядческие шествия монахинь, сопровождающих послушницу до пострига.Торжественные лица женщин в матово-черных, как бархат, одеждах контрастируют с двумя голубыми сияющими вуалями и упрощенным фоном, напоминающим работы испанских и французских художников начала ХХ века.

Валентин Серов, Ида Рубинштейн, 1910.

Валентин Серов, Ида Рубинштейн, 1910.

Эта невероятная картина Валентина Серова является культовым произведением русского модерна. Русская балерина Ида Рубинштейн, известная на всю Европу своими выступлениями в « Русских балетах » Сергея Дягилева, своей фигурой в духе Модильяни привлекает внимание зрителя своей свирепостью и чувственностью.В игре между двухмерным и трехмерным она, кажется, готова встать с кровати и выйти из картины. С разной степенью детализации Серов помещает Рубинштейна на пересечение реального и сюрреалистического, одновременно в мир зрителя и собственного художественного воображения.

Архип Куинджи, Лунная ночь на Днепре, 1880.

А. Куинджи Ночь на Днепре. 1882 (Авторская копия «Лунная ночь на Днепре» (1880)

На первый взгляд классический неоромантический пейзаж, вид Куинджи на Днепр написан флуоресцентной краской, отчего в тускло освещенной комнате сияют лунная река и небо .Написанный в 1880 году, он является предвестником экспериментов с цветом 1930-х и 40-х годов, которые продолжаются и по сей день. Игра света и тьмы, хотя и интересовала художников на протяжении веков, преувеличена, чтобы создать атмосферу, одновременно предчувствующую, прекрасную и завораживающую, какой могут быть прогулки под лунным светом.

Пётр Кончаловский, Поднос и овощи, 1910.

Пётр Кончаловский, Поднос и овощи, 1910.Этот натюрморт, возможно, является прекрасным примером влияния Сезанна, проявляющегося в цветах, экспрессионистском стиле и расположении объектов, как будто они находятся в постоянном движении. Однако изображенные предметы традиционно русские, а композиция почти напрямую взята с вывесок того времени. Используя технику экспрессионизма для создания натюрморта, рассказывающего о простых блюдах его страны, Кончаловский устанавливает диалог между западной современностью и славянскими традициями.

Зинаида Серебрякова, Баня, 1913.

Зинаида Серебрякова, Баня, 1913 год. Окрашенные в теплые тона женские тела одновременно десексуализированы и прекрасны, отражают теплоту и домашний уют бани. Увидев картину вживую, создается впечатление, что вы находитесь рядом с огнем и вызывает простое и радостное ощущение праздника жизни. Серебрякова переходит от очень реалистичного изображения женщин на переднем плане к более упрощенному изображению фигур на заднем плане, создавая пространство, которое одновременно является плоским и имеет невероятную перспективу глубины. Это не просто картина бани, это отражение того, что чувствует человек в ванне, что, на мой взгляд, делает ее одной из лучших ее работ.

Василий Кандинский Картины, биография, идеи

Краткий обзор Василия Кандинского

Один из пионеров абстрактного современного искусства Василий Кандинский использовал вызывающую воспоминания взаимосвязь между цветом и формой для создания эстетического опыта, задействующего зрение, звук и эмоции. общественности.Он считал, что полная абстракция дает возможность для глубокого трансцендентного выражения и что копирование с натуры только мешает этому процессу. Вдохновленный созданием искусства, передающего универсальное чувство духовности, он изобрел изобразительный язык, который лишь в общих чертах относился к внешнему миру, но много рассказывал о внутреннем опыте художника. Его визуальный словарь развивался в три фазы, переходя от его ранних репрезентативных полотен и их божественной символики к его восторженным и оперным композициям, к его поздним, геометрическим и биоморфным плоским планам цвета.Искусство и идеи Кандинского вдохновляли многие поколения художников, от его учеников в Баухаузе до абстрактных экспрессионистов после Второй мировой войны.

Достижения

  • Живопись была для Кандинского прежде всего глубоко духовной. Он стремился передать глубокую духовность и глубину человеческих эмоций с помощью универсального визуального языка абстрактных форм и цветов, выходящих за культурные и физические границы.
  • Кандинский рассматривал беспредметное, абстрактное искусство как идеальный визуальный способ для выражения «внутренней потребности» художника и для передачи общечеловеческих эмоций и идей.Он считал себя пророком, чья миссия заключалась в том, чтобы поделиться этим идеалом с миром для улучшения общества.
  • Кандинский рассматривал музыку как наиболее трансцендентную форму беспредметного искусства — музыканты могли вызывать образы в сознании слушателей просто звуками. Он стремился создавать такие же беспредметные, духовно богатые картины, которые намекали на звуки и эмоции через единство ощущений.

Биография Василия Кандинского

Модернистская абстракция не могла бы и мечтать о более харизматичном и дальновидном теоретике, чем Кандинский — высшие идеалы, к которым он стремился в своих многочисленных путешествиях и дружбе.

Голубой дом, 1917 — Марк Шагал

Летом 1917 года он уехал домой в Витебск на двухмесячный отдых. За это время он написал ряд весьма значительных пейзажей, среди которых знаменитые Кладбищенские ворота и Голубой дом . Он снова столкнулся с природой непосредственно и попытался точным наблюдением добиться как можно более ясного определения воспринимаемого впечатления. Он часто работал с натуры, и в этом случае его друг Пен заслонял его от любопытных зевак, но картины были выполнены в студии.Это очень совершенные картины, намного превосходящие «документальные» зарисовки, фиксирующие все его новые впечатления, которые он произвел, когда впервые вернулся в Витебск, которые были сделаны для утолить некую жажду реальности своей родины. Более того, на этом новом уровне они носят исключительный характер манифестной картины.

На переднем плане Голубой дом — один из тех русских деревянных домов из грубо отесанных бревен, стоящих на узком берегу Двины и укрепленных на склоне опорной стеной из красного кирпича.Передняя дверь открывается на дорожку, проходящую мимо дома. Сзади есть тропа, спускающаяся к реке, с наклонными лугами по обеим сторонам. На заднем плане, высоко на дальней набережной и отражаясь в реке, стоит мещанские каменные дома в центре Витебска, увенчанные многобашенным барочным силуэтом монастыря, возвышающегося огромной короной на фоне тепло-серого неба.

Все поразительно точно, очертания чуть чересчур четкие, как точность обычного ведуте.Тем не менее, некоторые дома не совсем вертикальны, а перспектива местами неправильная. немного от. На нижнем краю городской территории есть ритмичная полоса розовых столбов, и даже голая набережная причудливо огранена последовательностью геометрических форм и волнообразных полос. Река подхватывает этот призматический орнамент в зеркальном отражении и переносит его на противоположный берег. Все это создает плавно подвижное равновесие не только отдельных групп форм, но и пространственного расположения плоскостей, которое, несмотря на их кажущаяся перспективная точность всегда уводят в своей огранке и переплетении на поверхность.Как будто смотришь сквозь стекло, и все, что лежит за ним, кажется втиснутым в уплощенный размер.

Главным объектом внимания является изба, и здесь художественная обработка выполнена с непревзойденным мастерством. Если мы присмотримся, то увидим, что эта хижина, такая реалистичная на вид, целиком состоит из абстрактные формы. То, что на самом деле было бы стропилами, стало чисто абстрактным узором, создающим поразительный контраст с реалистично обработанным дымоходом.Вертикальные стыки бревен по углам избы становятся ритмичные ряды мелких круговых форм, которые в правом углу избушки весело множатся, образуя целую гроздь оборванных кругов. Горизонтальные слои бревен создают контрастный ритмический мотив, который, в свою очередь, мешают кривые и совершенно нереально оформленные окна. Хижина также является частью рисунка поверхности и играет важную роль в ритмичном движении плоскостей туда-сюда, которое мы уже заметили на рисунке. пейзаж слева.Здесь произошло художественное превращение природной сцены в поэтическое видение, для чего Шагал использовал те же средства, которые он изобрел для себя в Париже в ходе встречи с Кубизм, но который он теперь развил в непосредственном контакте с природой, а затем вновь применил ко всей организации картины. Кубистские доктрины теперь прочно связаны с реальностью. Они «разрабатываются и применяются в контакт с природой», как и хотел сделать Поль Сезанн, но уже переходят в области свободного поэтического выражения.

Посмотрите, как русский дизайнер соединил историю с юмором высоко над Петербургом

Когда Мария Грудина впервые увидела Русский дом, комплекс из 395 квартир в центре Санкт-Петербурга, она была очарована. Спроектированная так, чтобы напоминать старинный русский дворец с искусной каменной кладкой и сказочными башенками, резиденция является одним из самых обсуждаемых новостроек города. Грудина и дизайнер интерьеров Тим Вересновский посетили квартиру на последнем этаже.«Это была башня принцессы, о которой каждая девочка мечтает с детства», — говорит Грудина, соучредитель санатория, у которой три маленькие дочери.

В то время как большинство квартир в комплексе продавались быстро, агент объяснил, что именно эту квартиру было трудно продать: потенциальных покупателей отпугивали 26-футовые потолки комнаты в башне. Некоторые подумывали разделить его на два этажа. Но Грудина и Вересновский сошлись во мнении, что башня имеет исключительное очарование. Поскольку квартира была слишком мала для ее семьи, даже в качестве pied-à-terre, Грудина, чей основной дом находится за городом, представляла ее как творческое пространство, где она могла бы не только принимать своих гостей, но и проводить литературные мероприятия и другие культурные мероприятия. собрания — место, где можно разжечь воображение.

Нестандартный дубовый стол в обеденной зоне окружен винтажными итальянскими стульями и увенчан чашей Светланы Левадной и вазой Guaxs. Дубовое зеркало изготовлено на заказ, люстра Александра Каныгина.

Михаил Лоскутов

Вересновский уже спроектировал для Грудиной несколько помещений, в том числе номера в ее высокотехнологичном омолаживающем санатории на берегу Финского залива. «Российский дизайн интерьера имеет тенденцию быть очень консервативным, — говорит Грудина.«Мне нравится смелость Тима, то, как он выводит своих клиентов из их зоны комфорта. Если вы можете быть смелым вместе с ним, вы получите отличные результаты, которые необычны для России. У него действительно международное видение».

Уроженец Санкт-Петербурга, чьим первым творческим увлечением была фотография, Вересновский не имеет формального дизайнерского образования. Он подумывал об обучении в русской художественной и дизайнерской школе, но вскоре обнаружил, что в таких учебных заведениях отсутствует то, что он называет «духом современности». Он самостоятельно изучал историю дизайна и часто ездил за границу, развивая свою восприимчивость.Фотография уже отточила его взгляд на цвет, композицию и детализацию. «Я хочу, чтобы интерьеры были современными, лаконичными, но при этом я всегда использую исторический подход», — говорит он.

Винтажная консоль Melchiorre Bega в прихожей увенчана вазой Татьяны Солодовниковой. Стул винтажный, а обои от Casamance. Медный кулон выполнен Александром Каныгиным, а арт ( справа ) — Ингой Брегман.

Михаил Лоскутов

Талант сочетать современность и историчность сделал Вересновского идеальным выбором для работы в таком здании, как «Русский дом». «У Тима такое тонкое понимание здания и его исторического контекста, — говорит Грудина. «Некоторые дизайнеры забывают об особенностях сеттинга, но все, что он делает, выглядит органично».

Поскольку комплекс только что был построен, Вересновский начал почти с чистого листа, а также получил карт-бланш от своего клиента. (Единственная просьба заключалась в том, чтобы в доме было много света.) «Когда я начинал, квартира была просто бетонной коробкой, — говорит Вересновский, — вроде пещеры Бэтмена — куда-то, откуда можно вылететь ночью и спасти мир». Учитывая расположение и характер архитектуры здания, он знал, что хочет поиграть с историей российского дизайна, включив в него глобальные элементы, соответствующие интересу Грудиной к передовым достижениям медицины и современной культуре.

На кухне обои, шкафы и стул из эвкалиптового шпона изготовлены на заказ.Ассортимент из Икеи.

Михаил Лоскутов

Парадная дверь квартиры открывается в вестибюль с рельефным шахматным полом из натурального черно-белого мрамора, который часто можно увидеть в русских дворцах; этому стилю отдавали предпочтение и русские дизайнеры XIX века, перенявшие его у французов и итальянцев. Шашки повторяются в разном масштабе на консоли, а над ней картина маслом современной российской художницы Анны Арктики. «Мне нравится ритм, ощущение движения, — говорит Вересновский.Двухцветные узоры стаккато возвращаются в полосатую нишу кухни и ванную комнату, отделанную серо-белым мрамором.

«Мы знаем историю России, но все мы выросли на мультфильмах Диснея».

Помня о необходимости света, Вересновский расширил окна гостиной белыми лепными арками, напоминающими традиционные русские архитектурные приемы. Завитушка напоминает богато украшенные дворцы 18-го века в итальянском стиле, которые заполняют пересекаемый каналами центр Сент-Луиса.Петербург. Сделанная на заказ лампа, висящая в центре комнаты, напоминает круглые люстры православных церквей, но ее ярко-белый цвет является полной противоположностью темным церковным ладанам. Кресты, вырезанные из панелей светильника, служат плюсами, намеком на медицинский позитивизм Грудины. Над камином черно-белая картина с изображением Микки Мауса перекликается с православными иконами и привносит штрих ироничного поп-интернационализма. «Мы знаем историю России, но все мы выросли на мультфильмах Диснея, — говорит Вересновский.

Изготовленная на заказ кровать, тумбочки и стены в гостевой спальне обтянуты тканью из искусственной кожи в обрамлении из бука; табуретка с барахолки, подвески на заказ, люстра от Stilnovo.

Михаил Лоскутов

Над итальянским письменным столом 1960-х годов в гостевой спальне гобелен Уильяма Морриса напоминает о наиболее легко узнаваемом элементе советского домашнего интерьера: настенном ковре. Настенные гобелены издавна ценились в России за их красоту и теплоизоляционные свойства.В советское время рукотворные варианты уступили место дешевым коврам, которые сочетались с пластиковыми лакированными мебельными гарнитурами, выпускаемыми советским аналогом Ikea. Гобелен во французском стиле регистрирует эту историю, возвращая скромной драпировке ее былую славу, еще один штрих тонкого остроумия Вересновского.

В главной спальне пара винтажных стульев Romeo Rega обрамляет приставной столик от Zara Home; работа Анны Афониной, обои от Casamance.

Михаил Лоскутов

В главной спальне современная русская картина (такая, которая была бы запрещена в СССР) изображает полуобнаженную женщину в объятиях зверя — еще одна отсылка к сказке. То, что Вересновский создал для Грудиной, — нечто волшебное. И войдя впервые в достроенную квартиру, она танцевала одна, радостно, в своей высокой башне.

Эта история впервые появилась в выпуске ELLE DECOR за ноябрь 2021 года.ПОДПИСАТЬСЯ

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.