Санс нарисованный: Санс из Undertale — Рисунки символами, картинки из символов, символы для вк

Содержание

Часть 1, Как напугать Санса — фанфик по фэндому «Undertale»

Чара,Санс и Фриск сидели в гостинной и смотрели ужастик. Разумеется, скелет сидел как можно дальше от Чары. Он вообще согласился прийти только по тому, что его Фриск очень сильно попросила. А ей он просто не мог отказать. Да, и потерпеть ненавистную девчонку один вечер он мог. Сам Санс вообще не боялся ужастиков, поэтому сидел весь вечер спокойно. Его больше настораживал смех Чары. Чем её вообще смешит этот фильм? Фриск же немного побаивалась, но старалась этого не показывать. Сейчас главный герой прятался от маньяка в шкафу. Чара лишь на это усмехнулась. -Почему ты не боишься,Чара? — спросила Фриск. -Хах! А чего бояться? Клишированного не страшного фильма на один раз? — сказала Чара и убрала руки за голову. — Вот 100% в конце фильма маньяк его убьёт. Вдруг в фильме началась погоня от манька. От этого Фриск немного прижалась к Сансу, а тот её приобнял. -Не бойся, малая, это просто фильм. — сказал он. Часа вдруг сощурила глаза и посмотрела на страшего из братьев-скелетов.
-А ты чего не боишься,Скелетик? Санс лишь фыркнул и не обратил на Чару внимания. Чара как ответ молчание не приняла и продолжила доставать Санса этим вопросом. В конце концов он не выдержал и посмотрел на красноглазую убийственовым взглядом. -Да чего тебе надо?! — спросил он. -Чего ты боишься,Санс?Вот что я спросила. — сказала Чара и высунула язык. -Я ничего не боюсь. — сказал Санс. Чара тут же разразилась смехом. Санс сидел в ступоре, а Фриск сделала жест «рукалицо». -Это твоя первая удачная шутка, комедиант! Поздравляю! — Чара демонстративно похлопала. -Но ты должен бояться чего-то. Все же боятся определённых вещей. Кроме меня,конечно. Санс ничего не ответил и просто отвернулся. А в голове Чары начал формироваться план. А на её лице сформировалась жуткая улыбка,но она отвернулась, чтобы её не увидели. Как только фильм закончился, Санс попрощался с Фриск, бросил косой взгляд на Чару и ушёл к себе домой. -Ну, пойдём спать? — спросила Фриск и зевнула. -Да,да. Идём. — ответила геноцидница.
-Ты же ничего не задумала,верно? -Нееееет! Конечно же неееет! — составила дурочку Чара. -Ну ладно… Затем они пошли в свою комнату, и пока Фриск спала, Чара составила список вещей, которые ей нужно достать для её плана.

***

Чаре понадобилась целая неделя на подготовку её жуткого плана. Первые два дня она потратила на то, чтобы достать все нужные ей вещи. Хорошо, что Фриск ходила в театральный кружок. И красноглазка попросила у неё большую часть вещей. Остальные дни она потратила,чтобы узнать график нахождения братьёв-скелетов дома. Это для неё было настоящей шпионской миссией. И пару раз Санс её почти поймал. Но ей удалось выяснить в какое время братьев дольше всего не было дома, и когда Санс приходит домой раньше Папайруса. Теперь она могла приступить к выполнению своего коварного плана. И вот сейчас она подходила к дому скелетов. -Ничего не боишься,значит? Сейчас мы это проверим. — с жутким смешком сказала Чара. Она проникла в дом и начала готовить всё к приходу Санса.

***

Спустя несколько часов Чара вернулась домой, вошла в свою комнату и достала свой ноутбук. Она установила скрытую камеру в доме Санса и Папайруса. Всё так и она не хотела, чтобы Санс обнаружил её сразу. Тут в комнату вошла Фриск. -Чара, что ты там делаешь? -Да так. Сейчас я посмеюсь над одним шоу. — ответила она и усмехнулась. -А можно мне посмотреть? — спросила Фриск. -Конечно! Присаживайся. Фриск села рядом с красноглазой. Она тут же узнала очертания дома друзей. -Чара, почему ты наблюдаешь за Сансом и Папайрусом? — с серьёзным лицом спросила она. -Ооооо! Сейчас ты увидишь, насколько наш скелетик храбр. — со смехом ответила Чара. -Мне это не нравится… Вдруг раздался звук открытия двери. -О!О! Смотри! Шоу начинается! — с улыбкой во всю харую сказала убийца и прижала Фриск к себе.
Тем временем в доме Санса и Папайруса.
Санс открыл дверь в дом, и перед ним открылась ужасная картина. Было темно. По дому как-будто ураган прошёл, а на полу лежало что-то красное. Старший из братьев подошёл и присмотрелся. Его зрачки тут же пропали. Это была кровь. Так же Санс увидел горы пыли, но он не знал точно принадлежала ли кому-то эта самая пыль. Ещё в темноте он разглядел силуэт мёртвых существ. Сансу стало не по себе. Пот стал появляться на его черепе. Вдруг лампа над чем-то впереди загорелась. Санс стоял в шоке от увиденного. На деревянном коле висел череп, похожий на череп Папайруса. У Санса тут же потекли слёзы. -П-папайрус!? — крикнул он. Вдруг позади него открылась дверь, и в проёме освещённый светом с улицы стоял силуэт. -САНС, ЧТО ТУТ ПРОИСХОДИТ?! — спросил Папайрус,когда включил свет в доме. Санс стоял в шоке. Он смотрел то на «череп», то на своего брата. -ЧТО ТУТ ЗА ХАОС ПРОИЗОШЁЛ?! — опять спросил младший скелет. -И…САНС, ТЫ ЧЕГО ПЛАЧЕШЬ? Санс ещё немного постоял в ступоре и обнял брата. -ОУ! ВСЁ ХОРОШО,БРАТ! ВЕЛИКИЙ ПАПАЙРУС УБЕРЁТ ЭТОТ КАВАРДАК! Санс отпустил брата и осмотрелся. Оказывается на полу была искусственная кровь, повсюду валялись изуродованные плюшевые игрушки, а пуль была обычная. Тут он подошёл к «черепу» и осмотрел его. Он был сделан из папье маше. Вдруг что-то блестящее привлекло его внимание.Санс расколол его надвое.
Там лежала записка и маленькая камера. Он прочитал записку. Ну что,Сансик? Испугался? Ну раз ты это читаешь, значит,наверное,да! Ха! 😉 В низу бумажки была нарисованная маленькая красная буква Ч. Санс понял, кто это написал, и смял бумажку. -Папс, я скоро приду. — сказал он. -ПОДОЖДИ! А КАК ЖЕ…- не успел Папайрус договорить, а Санса уже и след простыл. — УБОРКА…
Тем временем в комнате Чары и Фриск
Чара каталась по полу от смеха, а Фриск на неё кричала. -ЗАЧЕМ!? Объясни мне, зачем так надо было пугать Санса?! Сквозь смех Чара произнесла. -А ты видела его лицо?! «Ааа Папайрус! Как же я буду жить без тебя!» — изображала она старшего скелета. — Нет, я тебе говорю весь мир должен увидеть это! Фриск скрестила руки на груди. -А ,по-моему, это было слишком, Чара. Чара встала и по-дружески стукнула узкоглазую по плечу. -Ой, да ладно тебе. Это же было весело! Вдруг в комнате появился Санс. -Весело, значит? Его глазницы были пусты. -Ой, привет, Сансик! Ну что? Как тебе мой сюрприз? — совершенно без страха спросила Чара. -Фриск,малая, выйди,пожалуйста, мне надо с ней о кое-чём поговорить. — сказал Санс еле сдерживая себя. Она без слов вышла и закрыла за собой дверь. В ту же секунду левый глаз Санса загорелся синим. -Ты считаешь
ЭТО
смешным?! — грозно спросил он. -Да. Ты сказал, что ничего не боишься. А я нашла способ напугать тебя. — с победной рожей сказала Чара. Санс подошёл к ней вплотную, взял за воротник и поднял над собой. -Ты хоть понимаешь, что я сердечный приступ мог схватить!? -А оно у тебя есть? — спросила Чара без страха. Санс зарычал. -Слушай сюда, сейчас я тебя оставлю, потому что не хочу портить комнату, которую ты делишь с Фриск. Но! Если ты устроить, что-то подобное ещё раз, то я тебя уверяю. Я устрою тебе очень, очень плохое время! — прорычал Санс. Чаре же было полностью всё равно. Санс отпустил её и телепортировался домой. -Пока, трус! — сказала Чара напоследок и пошла заливать видео с криками Санса на youtube. Похоже, скоро ей не поздоровался.

Читать «… и незабудкой цветя (СИ)» — «паренек-коса.

n» — Страница 1

Annotation

… и незабудкой цветя

Направленность: Слэш

Автор: паренек-коса.n

Фэндом: Undertale

Пейринг или персонажи:

Underfell!Папирус / Underfell!Санс

Рейтинг: PG-13

Жанры: Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, AU

Никто в Подземелье не знает, отчего на человеке появились эти цветы. Никто не знает, почему они вдруг проросли и на нём. Когда болезнь поражает Санса, человек теряет свою решительность и умирает, не сумев перезапустив мир. Он вновь одинок. Ему ничего не остаётся, кроме как вернуться домой, к брату.

Живи

Помни

Усни

Пойми

Поверь

Лги

Наблюдай

Примечание к части

Сопротивляйся

Будь

Останься

Ступай

Созидай

Успей

Примечание к части

Возвращайся

Примечание к части

Цвети

Примечание к части

Живи

«Убей меня».

Папирус не силён в языке жестов, но это он понимает чётко. Несколько простых символов, нарисованных в воздухе, видятся ему горящими буквами. Санс ждёт, но, когда брат продолжает молчать в ответ, снова поднимает руки и говорит:

«Убей».

Папирус молчит.

Раньше он много думал об этом. Порой от раздражения, порой всерьёз; думал, что было бы неплохо испепелить никчёмного брата и избавиться от многих проблем. Санс доставлял определённые беспокойства ещё до того, как пришёл тот проклятый человек: Папирусу пришлось приложить много трудов, чтобы отвадить любых монстров от их дома. Санс был слаб, и о том знало всё Подземелье, а если кто-то слабый живёт в месте, где главный закон гласит «убей или будешь убит», то не приходится надеяться на лучшее. Его должны были уничтожить одним из первых.

Что ж, Папирус сильно постарался, чтобы этого не произошло. Он даже дал ему ту работу смотрителем, запихав брата в лес, чтобы он не ошивался в городе, на виду у всех. Там, у Руин, он был в безопасности. Хоть он и ненавидел эту работу, и был ленив, чтобы воспринимать её всерьёз.

Это было неважно. Он возвращался домой не в виде пепла, так что Папирусу не в чем было себя упрекнуть.

Санс склоняет голову набок. Руки его двигаются будто сами по себе; взгляд отрешённый и пустой.

«Убей меня, Босс. Прошу тебя».

Он мог попросить об этом кого угодно. Он мог бы просто выйти на улицу и нарваться на неприятности, думает Папирус. Но Санс здесь, перед ним, стоит и задаёт один и тот же вопрос снова и снова.

Это жестоко, в какой-то степени. Не после того, как он защищал этого глупого сопляка долгие годы, вытягивая их семью в одиночку. Не после того, как появился человек, которого он не смог поймать, навсегда опозорившись в глазах Андайн, Короля и остальных. О боги, Санс не имеет права просить его — не после того, как предал, променяв на человека.

Он молчит, и Санс начинает жестикулировать, отрывисто и резко, чересчур быстро. Папирус не понимает. Он разбирает отдельные слова, но смысл уловить не способен. Он ищет взглядом цветок, что Санс постоянно таскает с собой в старом горшке, но того нет рядом именно сегодня, когда он особенно нужен.

Цветок лучше понимает неумелый язык жестов, который Санс выучил за эти несколько недель. Папирус — практически ничего. О том, чтобы отвечать в подобной манере, не может быть и речи.

— Я не понимаю, — говорит он, в конце концов, желая оборвать эти лихорадочные взмахи. — Санс, я не знаю, чего ты хочешь от меня. Я не буду тебя убивать.

«Почему нет?» — разбирает он. Санс жестикулирует медленно, чтобы точно быть услышанным. — «Ты же ненавидишь меня».

Папирус хочет услышать эти слова. Ему до смерти надоели жесты — бездушные и бесчувственные. Он хочет слышать, как прорывается отчаяние в голосе брата, как звенят надрывные нотки, как он, чёрт возьми, теряет над собой контроль, срываясь на крик. За это, пожалуй, стоило бы уважить его просьбу.

Но Санс молчит. Папирус знает, что никогда больше ничего от него не услышит, но всё ещё с трудом осознаёт этот факт.

Он смотрит на него, на его движущиеся руки. Мех новой куртки — такой же чёрной, что и предыдущая, — щекочет шею брату, пушится у скул и задевает цветы, покрывающие всю его левую часть лица. Цветы золотистые, маленькие, и пахнут чем-то сладким и душным. Папирус знает, что золотая поросль огибает череп брата, тянется вниз, к грудной клетке, и топорщится изнутри. Он знает, что это болезненно, потому что видит, как морщится лицо Санса при попытке сделать глубокий вдох. Он знает, что ему нелегко приходится.

Не то чтобы ему жаль. Брат сам заслужил всё это.

Цветы пробиваются сквозь щели его зубов. Папирус смотрит на них, зачарованный, и думает, что Сансу чертовски повезло. Человек погиб, и цветы прекратили свой рост, тем самым спасая брата от неминуемой смерти. Он бы задохнулся — понимает Папирус в очередной раз, глядя на золотые бутоны. Они бы проросли в его трахее, перекрывая доступ кислорода, и он бы задохнулся, и развеялся бы пылью над могилой маленького странного человека.

Ему повезло. Папирус искренне уверен, что брату повезло выжить, но тот так не считает. Тот умоляюще глядит на него, и руки его складываются в одну и ту же фразу.

«Убей».

— Прекрати просить меня об этом, Санс.

Это бы ему ничего не стоило. Убить брата легче лёгкого: тот слаб и пассивен, он сам желает смерти. Одно движение, и его не станет. Никто даже о нём не вспомнит. Останется только пустая комната в доме, серые от пыли вещи, та заброшенная лаборатория на заднем дворе — Санс наивно полагал, что Папирус о ней не знает. Возможно, ещё и болтливый цветок, но в этом Папирус не уверен.

Больше ничего.

— Ты не заслужил смерти, брат. Ты слишком жалкий. Ты упустил человека.

Он помнит, что малявку звали Фриск, но намеренно не называет её по имени. Санс отводит взгляд в сторону, сжимая кулаки; Папирус запоздало подмечает несколько крошечных бутонов, примостившихся в уголке левой глазницы. Они так малы, что их с трудом можно заметить.

Человек ослеп от этих цветов, вспоминает он. Флауи, это говорливое недоразумение, что Санс притащил с собой, рассказал ему, что Фриск ослепла, и брату пришлось вести её за руку. Потом у неё отнялись ноги, и он нёс её долго, почти до самого дворца, у входа в который она и умерла, освободив драгоценную душу. Они могли бы быть свободны сейчас — так он думает, — но Санс пошёл на поводу эмоций. Он развеял её душу, расколол на части с помощью магии, лишив их шанса выйти на Поверхность. Когда Папирус спросил, почему он так поступил, брат уже не мог ничего сказать; он лишь поднял руки: «не с её душой».

Чёрт бы знал, что это вообще значило.

— Я не буду делать тебе одолжение, — говорит он, глядя прямо ему в лицо. — Ты сделал свой выбор, когда помог человеку. Теперь я делаю свой. Санс, я был достаточно милосерден: я позволил тебе и этому цветку вернуться сюда, когда вы потеряли человека. Я позволил вам остаться. Я даже не сообщил Андайн, хотя это моя прямая обязанность. Думаю, этого достаточно.

«Убей».

— Ты будешь жить, — Папирус чеканит каждое чёртово слова, почти ощущая, как они впиваются брату в кости. — Ты будешь жить с этим. Смерть ничего не искупит, Санс, ни одного из твоих грехов. Это не сотрёт вину. Ты будешь жить, и помнить, как не смог спасти её.

Он не хочет этого говорить, в самом деле, не хочет, но слова сами вырываются из горла. Санс весь напряжён; рот его болезненно кривится, словно он хочет заплакать, но Папирус не видит в его глазах слёз. Он знает, что говорит жестокие вещи, но такова жизнь и такова правда: никто не вернёт брату Фриск. Ничто не вернёт ему голос. И ему придётся смириться с этим, поскольку Папирус не собирается ничего — и никого — терять.

Где-то в глубине души, которую, как он думал, ничто не может ранить, остался небольшой шрам. Он возник в день, когда пришёл человек — в день, когда Санс осознанно воспротивился ему и сбежал. В день, когда Санс его предал. При мысли об этом у Папируса внутри гудит и тянет, поэтому он старается не вспоминать, но трудно не думать о подобном, когда брат каждый божий день ходит за ним с просьбой превратить его в пыль.

Sans rival — филиппинский торт «Полет»


«Sans rival» по-французски значит «не имеющий соперников». Маленькие порционные торты «Санс-риваль» в виде пирожных на Филиппинах называют «сильванас» и продают в «Санс-риваль кондитерских». Этот филиппинский десерт похож на хорошо знакомый старшему поколению торт «Полет», а иногда — на торт «Киевский»: коржи торта «Санс-риваль» тоже готовят из ореховой меренги, порой с добавлением небольшого количества муки, коржи переслаивают сливочным кремом или кремом шалот, сверху посыпают крошкой от безе вперемешку с рублеными орехами. Традиционно в торте Sans rival и пирожных сильванас используются кешью, но можно использовать и арахис, и фундук, и миндаль, и грецкие орехи.

Для коржей:
9 яичных белков
300 г сахара
3 мл (половина чайной ложки) ванильного экстракта
200-250 г орехов кешью (можно взять грецкие орехи, миндаль, фундук или арахис)

Для крема:
150 г сахара
6 яичных желтков
270-280 г сливочного масла
30 мл коньяка или рома
30 г орехов кешью для украшения

Взбивать белки и смешивать их с орехами надо порциями — приготовить для выпекания ровно то количество коржей, которое получится выпечь за один раз; оставленное на 2-3 часа тесто осядет за время выпекания первой порции.

Поэтому в чаше планетарного или ручного миксера взбить 3 яичных белка до образования мягких пиков. Постепенно добавить 100 г сахара, продолжая взбивать, пока не образуются жесткие пики. В конце взбивания добавить несколько капель ванильного экстракта. Нарубить орехи (можно сделать это блендером), выложить орехи во взбитые белки и аккуратно перемешать кулинарной лопаткой.

На двух пергаментах нарисовать круги диаметром 20-23 см. Взять два противня, смазать уголки противней белком (по несколько капель), прилепить пергамент на белок, чтобы он не скручивался в трубочку. Пергамент смазать маслом при помощи кулинарной кисти. По контуру нарисованных кругов выложить две меренги (3 взбитых белков хватает на 2 меренги). Разровнять поверхность белково-орехового теста лопаткой или широким ножом. Оптимальная толщина коржа — 2,5-3 см.

Разогреть духовку до 150 градусов Цельсия. Поставить форму в духовку. Выпекать корж 80-90 минут, в зависимости от толщины. Проверять готовность коржей надо начинать через час. Когда меренга станет твердой сверху, на ней появятся мелкие трещинки, вынуть противень из духовки и, подрезав меренгу снизу длинным ножом, аккуратно снять ее с пергамента в еще горячем виде. Если коржи треснут, не беспокойтесь: один из них пойдет на обсыпку, остальные можно сложить внутри торта, как паззл, крем удержит эту «мозаику» и не даст торту рассыпаться.

Коржам надо остыть, в идеале в течение 12 часов, но можно и меньше — тогда коржи затвердеют на воздухе. Приготовить 6 коржей, а когда они высохнут, с краев можно снять «стружку», выравнивая коржи так, чтобы сделать их более ли менее ровными и одинаковыми. Крошку, получившуюся при этом, используют для украшения торта. Также на обсыпку можно пустить один из коржей.

Сделать крем. Для него можно взять готовую вареную сгущенку, а можно сделать домашнюю. У вас получится примерно 300 мл карамельного соуса, в крем пойдет около 200 мл. Если берете готовую сгущенку, надо взять 150 мл сгущенки, разбавить их 50 мл кипятка и варить 3-4 минуты. Остудить.

Взбить яичные желтки венчиком с 70 мл молока, добавить карамельный сироп и варить на маленьком огне, непрерывно взбивая венчиком, пока заварной крем не загустеет. Взбить его блендером до однородности и дать остыть.

Взбить до белизны и пышности размягченное сливочное масло, постепенно, продолжая взбивать, влить карамельный соус. В конце взбивания добавить коньяк.

Положить корж на доску для пирога или на плоскую тарелку. А чтобы торт не смещался при сборке, намазать подложку небольшим количеством крема. Смазать кремом первый корж, сверху выложить второй, покрыть кремом и так продолжать, пока коржи не закончатся. Верхний слой смазать кремом, также покрыть кремом борта.

Перемолоть 20-30 г орехов в крошку. Ореховую крошку смешать с крошкой, полученной из обрезков и обломков меренги, покрыть борта и закраины торта этой обсыпкой. Поставить торт на 3 часа в холодильник.

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

тумблер с прочими частями http://uftale. tumblr.com/

Азриэль : Никогда не видел, чтоб кто-то вырубался от кетчупа.

Чара : Признаться, я тоже.

Азриэль : Никогда не понимал, от чего Санс его так любит. В смысле — он поглощает его действительно в огромных количествах.

Чара : Я думала об этом и знаешь что? Скорее всего — он ему даже не особо нравится.

Азриэль : Как это, не нравится? Он только им и питается.

Чара : В том то и дело. Думаю, это потому что в этом заведении кетчуп и горчица бесплатные. Согласись, пить горчицу никакой глотки не хватит, а к кетчупу можно относиться как к томатной каше. Гриллби пусть и говорит, что записывает всё на его счёт — по сути там нечего оплачивать. Даже Папирус питается исключительно дешёвыми спагетти собственного приготовления. В общем, денег у скелетов не водится, даже мебель в их доме новой не назовёшь, а единственное излишество — это телевизор с одним каналом. Скорее всего, он перешёл к ним вместе с домом, который тоже расположен в недорогом районе.

Азриэль : А теперь ещё и я сажусь к ним на шею?

Чара : Вот уж не знаю, скорее всего, ты садишься на шею ко мне с Фриск. Но в любом случае, уж мешочек то удобрений для братишки я могу себе позволить.

Азриэль : Фриск? Кто это?

Чара : Это моя сестра.

Азриэль : …

Чара : Не смотри на меня так, она тебе понравится, я бы даже сказала, что с ней уже знаком, просто не знаешь про это.

Азриэль : Она знает маня, как Флауи?

Чара : Да, ты пытался забрать её душу, пару раз даже в образе повелителя геноцида или как-то там ещё. В общем — тебя она знает и ты ей даже небезразличен.

Азриэль : Это последний упавший ребёнок?

Чара : Именно.

Азриэль : Но её же убили, а душу раскололи.

* Чара показала свою половинку красного сердца *

Азриэль : Но как?

Чара : Решительность, братишка, решительность.

Азриэль : … Теперь понятно, почему я потерял способность загружать мир. Вы просто обладали большей решительностью, нежели я. За что вы боролись в тот момент?

Чара : За то, чтоб не умереть.

* Чара подошла к Сансу и закинула скелета на плечо. Он оказался лёгким *

Чара : Пока, Гриллби, спасибо тебе, что угостил бесплатным кетчупом! В следующий раз приходи к нам, мы тебя водой напоим!

Азриэль : Чара, элементали огня могут пить только горючую жидкость, такую как алкоголь или нефть…

Чара : Да знаю я, а теперь двинули.

——————————————-

* Чара сбросила Санса на диван и повела Азриэля в комнату Папируса, который уже успел убежать на дежурство *

Чара : Фриск, просыпайся!

* Чара сдёрнула с неё одеяло *

Азриэль : Может мне закрыть глаза?

Чара : Закрой, Фриск оценит.

Азриэль : Поздно, я уже всё запомнил.

* Фриск резко села и натянула сорванное одеяло на себя *

Фриск : Чара, да что с тобой не так!?

Чара : Много чего, но сейчас лучше поговорим о нём.

* Чара указала в сторону Азриэля, который пытался изобразить улыбчивую мину. Получилось неплохо *

Фриск : Флау…риэль? Азриэль? Что ты тут делаешь, и как ты смог вернуть себе тело?

Чара : Кстати, хороший вопрос. Думаю, тебе есть, что нам рассказать.

* Азриэль несколько помялся, ему казалось странным, что незнакомый монстр, бывший некогда человеком, разговаривает с ним так непринуждённо, будто знает уже долгое время *

Азриэль : Ну, если кратко, то я попытался проникнуть в лабораторию, где меня и сцапали.

Фриск : Попался в ловушку?

Азриэль : Нет, Меттатон засёк. Схватил в кулак, обмотал в бумагу, перевязал ленточкой и преподнёс Альфис.

Фриск : Миленько.

Азриэль : Не то слово. Я, наверное, единственный, кого подарили в плен.

Чара : А на кой тебе вообще понадобилось переть в лабу?

Азриэль : Хотелось вернуть способность загружать мир, а там всегда водилась решительность, вот я и пошёл.

Фриск : И что потом?

Азриэль : А потом долгие допросы с детектором лжи. В общем, они всё про меня узнали. Само собой, после такого открытия стал решать вопрос о моей бездушности.

Фриск : И после этого тебе скормили одну из душ детей, чтоб ты принял этот облик?

Азриэль : Не совсем. Для меня создали протез души.

Фриск : Как это? Из чего?

Азриэль : Ну, Альфис взяла пробу у моих родителей и на основе их душ была выращена моя. Вот только она была такая же пустая, как я сам. Когда душу соединили с моим телом — я приобрёл этот облик. Я начал ощущать некие намёки на эмоции, и Альфис предложила аниме терапию, чтоб вернуть мои чувства.

Чара : Короче, ящерица подсадила его на сопливые мультики, чтоб пробивать на слезу.

Азриэль : И сейчас Санс предложил моей маме отправить меня к Чаре, чтоб я смог ощутить новые сильные эмоции.

Фриск : И как?

Азриэль : При встрече я явственно что-то почувствовал. Думаю, у меня все шансы вернуться к себе прежнему.

Чара : А мне ты больше нравишься таким, какой ты сейчас.

Азриэль : Не понимаю. Я думал, что ты меня любила таким, каким я был.

Чара : Конечно, я тебя любила, но бог мне свидетель, каким же ты был раздражающим нытиком!

Фриск : Чара, неужели мы не поможем нашему братику в его нелёгкой ситуации?

Азриэль : Подождите ка, выходит, что вы теперь обе мои сёстры?

Чара : Выходит, что так.

* Азриэль зарумянился *

Чара : Что с тобой происходит?

Азриэль : Просто я вспомнил одно этти, которое начиналось в схожем ключе. Парень приезжает к своим сёстрам, которые не являются его биологическими родственниками, ну, и там начинается…

Чара : Мечтать не вредно.

* Чара почувствовала, как усталость берёт своё *

Чара : Аз, будешь спать в шкафу, как видишь — это двуспальная кровать и она уже занята. Сейчас мы тебе что нибудь постелем и…

Азриэль : Я лучше посижу внизу и погляжу телевизор, к тому же мама обещала привезти мои вещи и видик с кучей аниме. Будет нехорошо, если я просплю этот момент.

Чара : Ну, как знаешь.

* Чара разделась и улеглась рядом с засыпающей Фриск *

Азриэль : И такое в том этти тоже было…


* Чара проснулась от того, что почувствовала пронизывающий холод. Она поводила рядом с собой рукой, но искомой персоны поблизости не оказалось, ко всему прочему вновь засаднили три сквозные раны, оставленные Сансом. Ничего не поделать, пришлось подниматься и искать Фриск, чтоб прогнать мороз,  распространяющийся по её телу. Девочка ощущала некое беспокойство, раньше Фриск никогда не забывала касаться её пальцем, время от времени, чтоб не допустить подобных казусов, да и сама Чара тоже не пренебрегала данной практикой. Но сейчас… Руинная королева вышла из комнаты Папируса и глянула вниз на источник громких выкриков на неизвестном языке. Звук шёл из телевизора, под которым находился видео проигрыватель, представляющий из себя небольшой куб с проводами, подсоединёнными к задней стороне теле ящика. Чара обнаружила Фриск и Азриэля на диване, увлечённо уставившимися в экран. Она нервно дёрнула руками и прошла в их направление *

Чара : Фриск, ты меня заморозить удумала!?

* Фриск подскочила на диване и понеслась к Чаре, которая только-только сошла с лестницы. Она с разбегу подпрыгнула к сестре и обхватила её щёчки своими ладошками *

Фриск : Прости, Чара, думаю, я просто потеряла счёт времени. Мы аниме с Азри смотрели.

Чара : И эти дурацкие мультики виноваты в том, что я проснулась с ощущением сосульки в пятой точке?

Фриск : Ну, не сердись ты, аниме действительно интересное, да и Азриэлю оно помогает. Оказалось — ему просто нужна была компания для просмотра. Как говорится — вдвоём веселее.

* Чара глянула в сторону Азриэля. Он уже поставил видео на паузу и сейчас ожидал, пока Фриск вернётся на диван. Чаре оставалось лишь вздохнуть и пройти на диван. Флауриэль нажал на кнопку и мультфильм продолжился *

—————————-

Чара : Вот честно, мура какая-то.

Фриск : Просто ты не с самого начала смотрела, там всё объяснялось.

Чара : И за десяток серий, которые я просидела, они так и не додумались напомнить, с чего всё началось?

Азриэль : Они это каждую серию напоминают.

Чара : И почему тога его все шпыняют?

Фриск : В нём сидит злобный красноглазый демон, который мечтает захватить контроль над его телом.

* … *

Чара : Всем спасибо, я спать. Завтра на работу с утра.

Фриск : Чара, я не тебя имела в виду! Ну, ты же понимаешь!

Чара : Не, я к тому, что и в самом деле пора спать.

Фриск : Ты иди, а я ещё посижу тут какое-то время, позанимаюсь с Азриэлем, так сказать.

Азриэль : Я включаю следующую серию?

Фриск : Давай.

* Братишка просиял *

Азриэль : Вот и отлично.

——————————————————————

Чара : Фриск.

Фриск : Мммм?

Чара : Ты во сколько легла спать?

Фриск : Точно не знаю. Помню лишь, что до этого я пару раз бегала, чтоб прикоснуться к тебе.

Чара : Пару раз? ты хочешь сказать, что просидела ещё шесть часов?

Фриск : …

Чара : Фриск, не спи. И ещё. Почему, когда я проснулась, то должна была обнаружить Азриэля, который вообразил себя нашим одеялом?

Фриск, Ну, мы так устали от его терапии, что меня только и хватило на раздеться, да бухнуться рядом в кровать. Кажется, я ему предложила полежать с нами эту ночь, а завтра что нибудь придумаем.

Чара : Фриск, ты чем вообще думала?

Фриск : Я не думала, я спала на ходу. И сейчас сплю.

Чара : Замечательно.

Фриск : …

Чара : Ты не можешь не спать, верно?

Фриск : Ммм…

Чара : Великолепно.

————————————————————-

Посетитель : Мне как… ххм. Мне бутерброд с огурцом и лососем, ну, и стакан молочного коктейля.

Чара : Твоё право, главное, через полтора часа постарайся оказаться где нибудь подальше.

* Чара перешагнула через спящую на полу Фриск, разложившуюся прямо под стойкой на мешках с чем-то мягким. Она взяла всё необходимое и начала вытряхивать мороженное в блендер. *

Догго : Мне пять упаковок собачьего корма, жевательную кость и бургер.

Чара : Бургер? Кто-то из вас решил попробовать нормальной пищи?

Догго : Нет, просто сегодня нас посетила главнокомандующая с проверкой, вот мы её и развлекаем, как можем.

* Чара налила коктейль в стакан и выдала порцию посетителю *

Догго : Что с тобой?

Чара : Со мной всё в порядке.

Догго : У тебя за спиной появились какие-то ножи.

* Чара отозвала свои клинки, после чего бросила взгляд на дрыхнущую Фриск *

Чара : И как скоро Андайн придёт развлекаться сюда?

Пёс поменьше : Тяв!

Чара : Крутись оно всё волчком.


Чара : Вот ваш заказ.

Догго : Благодарю.

Пёс поменьше : Тяв!

Пёс побольше : Гав!

Андайн : …

* Чара ушла обратно за стойку и теперь наблюдала, как стража утоляет свой голод, только Андайн не притронулась к еде — она сидела скрестив руки и хмуро тыкала в бургер пальцем латной перчатки. Когда трапеза была завершена — все собаки хором поднялись со своих мест и сгруппировались перед своим командиром *

Андайн : Считайте, что я увидела всё, что хотела. Можете возвращаться к своим обязанностям.

* Псы облегчённо вздохнули и поспешно вышли из заведения. Главнокомандующая посидела ещё некоторое время, после чего рывком встала с места и решительно подошла к стойке, вперившись в Чару взглядом *

Чара : Вам что нибудь ещё?

Андайн : Кончай ломать комедию, засранка, где вторая девка!?

Чара : А не пошли бы вы куда подальше с такими вопросами?

* Андайн замахнулась кулаком и уже хотела, было разломать ближайший стол пополам, как из столешницы выскочил целый частокол белых лезвий, среди которых был замечен один зелёный. Рыба успела затормозить удар и резко перевела взгляд на барменшу, которая уже вызвала павлиний хвост за своей спиной и неторопливо набирала номер на служебном телефоне *

Чара : Ало, Гриллби, тут какая-то ненормальная пытается разнести твой бар по кусочкам. Нет. Да, она сделала заказ. Нет. Да нет же! Да, это Андайн. Почему!? Не так много ты и платишь! Ладно-ладно!

* Девочка положила трубку на место *

Чара : Ладно, говори, что тебе от меня надо?

Догго : Леди Андайн, я… Оу, у вас тут дела?

Андайн : Именно так. И раз уж ты попался мне на глаза — сбегай за силовой куклой.

* Догго посмотрел на Чару и поднял брови, после чего скрылся за дверью *

* Из под стойки послышалось недовольное ворчание *

Андайн : А ты, малявка, забирай свою подружку и дуй на улицу. Вас ждёт тест.

* Андайн резко развернулась и презрительно сплюнула меж своих острых зубов, после чего вышла из заведения *

Фриск : Чара, что ты опять натворила?

Чара : Хотелось бы мне знать. Кстати, этот харчок вытирать будешь ты.

—————————————-

* Обе девочки стояли на улице и смотрели на деревянный манекен в форме человека с пятиметровым мечом, к которому были подсоединены различные устройства. Рядом копошились Догами и Догаресса, что-то настраивая, а под их ногами бегал мелкий щенок с игрушечной секирой и просто мешался под лапами. Андайн стояла поодаль и командовала всей суетой, энергично размахивая руками. Наконец, всё было готово, и она повернулась к двум работницам бара *

Андайн : Значит так, Альфи попросила меня провести для вас этот тест на силу и защиту. Его проходят все сильные монстры в подземелье, а раз уж вы решили тут жить — то вынуждены подчиняться нашим законам и моим командам, ясно!?

* Чара обошла вокруг манекена*

Чара : Ну, допустим то, как определить силу атаки я представляю, а как быть с защитой?

Андайн : Всё очень просто. Вот так.

* Андайн резко приблизилась к девочке и со всей силы ударила её перчаткой с каким-то датчиком в челюсть *

— 10 ОЗ!

Андайн : В такие моменты я просто обожаю свою работу!

* Чара пролетела в ближайший сугроб, но мгновенно вскочила на ноги. Она зло уставилась в свою цель и метнула в рыбу жёлтый нож. Нож воткнулся в предплечье, прошив доспех до середины лезвия, и остался торчать под наплечником *

— 1000!

Андайн : Ха! И это всё? Да с такой атакой ты даже хлеб не нарежешь!

— 1000!

Анайн : ?

-1000!

-1000!

-1000! — 1000! — 1000! — 1000!1000!1000!1000!1000!…

* Андайн мигом спохватилась и вытащила из себя жёлтый клинок, который тут же растворился в воздухе и появился в руке у Чары. Она уже намеревалось вновь кинуть его в цель, но подоспевшая Фриск встала между ней и рыбой, после чего мягко опустила её руку *

Фриск : Чара, успокойся, ещё одна такая атака и ты убьёшь её.

* И то верно, Андайн продержала нож воткнутым достаточно долго, чтоб позволить ему нанести серьёзный урон своему здоровью. Сейчас от её ОЗ осталась лишь треть столба *

Чара : Эта килька сама напросилась!

Фриск : Знаю, но постарайся перетерпеть. В конце концов — я следующая.

* Чара ещё раз злобно посмотрела на побледневшую Андайн, которая в данный момент усердно пила какое-то зелье, и отступила. Собаки, наблюдавшие за этим зрелищем, не знали, как себя вести. С одной стороны — на их командира только что напали, а с другой — приказа действовать не было, да и домой вернуться всё ещё хочется. Зато зеваки из обычных жителей стояли разинув рты, кто-то даже крикнул про силу руинной королевы. Похоже, зарождался новый слух, которому ещё предстоит пролететь по подземелью *

——————————————

Фриск : Похоже, сейчас моя очередь.

* Андайн, полностью восстановившая всё своё здоровье, с неприязнь глянула вниз, после чего, с опаской покосилась на Чару. Королева потирала ушибленную скулу, иногда прикладывая к ней холод в виде лезвия того самого жёлтого ножа. Главнокомандующая недовольно фыркнула, после чего широко замахнулась и легонько коснулась щеки Фриск *

-1 ОЗ!

* Сразу после этого рыба резко отскочила в сторону. Мимо того места, где сейчас находила её голова, пролетел жёлтый нож и воткнулся в стену дома. Фриск снова умчалась успокаивать Чару, а Андайн перевела взгляд на показанные значения. Обе девочки имели минимальную защиту с точки зрения монстра, что несколько её порадовало. Нож мигом растворился, оставив в двери небольшую щель, к которой тут же подскочила крольчиха *

Крольчиха : Так, всем желающим потрогать дверь моего дома — вставайте в очередь и готовьте по паре золотых.

——————————————-

Андайн : А теперь атакуйте этот манекен своей самой сильной атакой.

* Чара сложила все ножи в один чёрный клинок *

Чара : С радостью! постараюсь, чтоб обломками тебе всю харю расцарапало!

Фриск : Постой, Чара, ты ещё не остыла.  На этот раз я пойду первой.

Чара : Ладно!

* Фриск улыбнулась ей и подошла к манекену. Девочка вызвала пучок нитей из шва на своей руке и обвила их вокруг манекена. Нити, поначалу свободно витающие вокруг цели, резко сжались и вгрызлись в дерево, из которого состоял манекен. Так продолжалось до тех пор, пока он не развалился на части *

— 0!

* Андайн недоверчиво уставилась на цифру, но после прочла ещё какие-то данные и успокоилась. Она приблизилась к кускам дерева под ногами Фриск и нажала на кнопку. Время как будто отмоталось назад и вот манекен вновь стоит как новенький, готовый принимать новые удары судьбы*

Андайн : Твоя очередь, красноглазая!

* Чара хмуро прошла мимо неё, встала перед манекеном и без размаха пырнула его ножом. Манекен пошатнулся и распался в труху *

— 99999!

* Андайн сглотнула. Это было ровно на 1 ОЗ меньше, чем её нынешний уровень здоровья, а значит — девчёнка по силе лишь незначительно уступает королеве. С другой стороны — для проведения этой атаки необходимо подойти вплотную, что в свою очередь означает сложность идеальной реализации атаки. От этой мысли ей стало легче *

Андайн : Всё, малявки, можете валить откуда пришли. Больше я вас не задерживаю.

* Чара нервно вспрыснула руками и, стараясь оставлять в снегу глубокие следы, недовольно умаршеровала в бар. Фриск последовала следом, но перед тем как зайти внутрь — оглянулась на Андайн. Та, в свою очередь, это заметила и медленно провела пальцем под подбородком *

—————————————

Альфис : Они сильные?

Андайн : Да, и это проблематично. Одна способна порубить тебя в капусту так, что ты не потеряешь ни капли ОЗ. Идеально для пыток. Другая же просто обладает убийственным потенциалом в плене нанесения урона. Похоже, ты была права. Их тела умещают в себе громадное количество решительности. Если они вырастут — это может нам обернуться геноцидом.

Догго : Что прикажете?

Андайн : Ты и без меня прекрасно знаешь. Они монстры, а следовательно законно убрать этих выскочек мы их не можем. Ко всему почему, с такой силой мы обязаны пригласить их в королевскую стражу, и я очень надеюсь, что они откажутся от этого предложения!

————————————-

Ториэль : Ну, как они?

Андайн : Ты сама видела, как. Невыносимые.

Ториэль : Ох, характер Чары окончательно испортился. Я думала, что смогу повлиять на неё.

Андайн : Как по мне — так топить таких детишек надо! Они ведь бывшие люди, Тори! Да ты сама знаешь, что эта просто парочка хладнокровных убийц, и не важно, кого они сейчас из себя кончат!

Ториэль : Я помню. Но всё равно — я продолжаю считать, что я их мама. Пусть они и оказались несколько трудными детьми, но я чувствую свою ответственность за них.

Андайн : Тогда в следующий раз ты сама пойдёшь и встретишься с ними, в конце концов — я не нанималась быть твой личной разведчицей, несмотря на всё моё уважение, конечно.

Ториль : Ох, это будет тяжёлая встреча.

Андайн : И да, королева, я бы на вашем месте надела бронекостюм.

Ториэль : Я подумаю над этим.


Как выглядит Санс из Undertale в фан-артах и как он стал покорителем сердец

Поклонники видеоигры Undertale так полюбили скелета в голубой куртке Санса, что изменили его образ. В фандоме персонаж приобрёл человеческий вид и стал мастером флирта. Как из любителя плохих каламбуров несуразный герой Undertale превратился в заботливого красавца-блондина, выяснила авторка Medialeaks.

Кто такой Санс из игры Undertale

Санс — один из главных героев популярной видеоигры Undertale («Андертейл») 2015 года для ПК и XBox, а также старший брат Папируса, над которым он любит подшучивать. У Санса запоминающаяся внешность, он выглядит как скелет невысокого роста, постоянно улыбается и одет в стильную голубую куртку. Во время боя левый глаз персонажа светится жёлтым и голубым цветами.

Санс из Undertale

Герой обладает непринуждённым характером. Он ленив, любит поспать и никуда не спешит — на это намекают и тапочки, в которых ходит Санс. Персонаж часто шутит и каламбурит, любит научную фантастику и дружелюбен.

Санс и его младший брат Папирус

Санса можно встретить в лесу Сноудин, в котором он следит за протагонистом игры Фриск. Он появляется во всех трёх вариантах развития Undertale — поддерживает Фриск на Пути пацифиста и Нейтральном пути и противостоит главному герою на Пути геноцида.

Противостояние Фриск и Санса

Санс покорил поклонников вселенной Undertale и стал одним из любимых героев, особенно после выхода фанатского мультсериала по игре. Зрители скупали мягкие игрушки Санса, посвящали ему арты и фанфики.

Как видят Санса поклонники

Поклонники по-своему трактовали слова и действия героя в игре, так что образ Санса в фандоме сильно преобразился, стал более сложным и глубоким. На сайтах и в блогах о вселенной Undertale его описывают как очень заботливого и внимательного персонажа, всегда готового прийти на помощь друзьям.

COOLSKELETON_93

Боже, как же я люблю то, как Санс заботится о брате и говорит, какой он крутой.

В шутках и каламбурах Санса фанаты усмотрели склонность постоянно флиртовать. Постепенно герой превратился в обаятельного и смешного покорителя женских сердец. Об этом говорит и огромное количество фанфиков, в которых Санс становится героем масштабных любовных линий. В рассказах поклонников он заигрывает с Ториель, встречается с Фриск и с альтернативными версиями самого себя.

Санс

В фан-артах Санс часто дерзко флиртует с девушками, подмигивая им и посылая воздушные сердечки. Он покоряет избранниц прямыми признаниями в любви и смелыми шутками.

Санс: лучший друг, «Я люблю тебя», жёсткие каламбуры.

Чек-лист с персонажами игр и мультсериалов

Однако, по мнению некоторых фанатов, за смешливостью и показным позитивом может скрываться глубокая личность со своими скелетами в шкафу. Во многих видео и фанфиках Санса описывают как скрытного и загадочного персонажа — типичного героя женских романов.

У Инк Санса всегда будут какие-то секреты. На ваших глазах он всегда будет весёлым, будет над вами иногда шутить. Он будет водить вас по самым красивым локациями, какие только знает. Свою вторую сущность он вам открывать не будет.

В творчестве поклонников Санс очеловечился не только характером, но и внешностью. Пройдя через хуманизацию, в иллюстрациях смешливый коренастый скелет невысокого роста превратился в высокого красавца-блондина и стал идеальным бойфрендом.

Фан-арты с хуманизированным Сансом

Поклонники часто меняют образ любимых персонажей, не замечая этого. Так и расслабленный «так себе шутник» Санс стал идеальным бойфрендом в глазах фанатов.

Ранее Medialeaks рассказывал о вирусном треке «Вопреки законам притяженья». Песня была написана по мотивам игры Undertale и стала в соцсетях мемом о третьих лишних.

Сен-Санс | Секс рассказы — читать или слушать онлайн

[responsivevoice voice=»Russian Female» buttontext=»Слушать рассказ онлайн»]Introduction et rondo capriccioso.

(Деревенские хроники времен юной Александры.)

От автора.

Серый пепел воспоминаний. Он убегает меж худых пальцев женщины в черной косынке. Желтый воск стекает на пальцы, как давно высохшая слеза. Но воск не жжет, как могут обжигать слезы. Он сродни слезам только в одном, он омывает и успокаивает безутешную душу. Но ей кажется, что нетленная душа уже превратилась в пепел, и ветер забавляется закручивая в смерчи и смерчики то, что было Деревьями, Поцелуями, Цветами, Любовью…

Я хотел бы начать именно так. Но это не детектив, где все начинается с трупа в зеленом чемодане… Мои герои загадали мне столько загадок, что я не в силах их разрешить, поэтому это не повесть о любви. Может это повесть о грехе и страсти. Не знаю, это… Решайте сами. Все начиналось совсем не с черных красок. Может быть с черных штанов?

Глава 1.

Дома папка ходил в удивительных штанах. Черные, гладкие, невероятной ширины, стянутые шнурком на поясе, из тонкого струящегося материала они делали его загадочным и недоступным. Причем выше пояса к штанам не полагалось ничего. Иногда странная повязка вокруг головы, это когда папка бывал очень не в духе. Или занимался гимнастикой. На чердаке у него было что то вроде спортзальчика. Там он проводил часа по два каждый день. И уж чего делал сказать трудно. Иногда молча, иногда жутко и хрипло покрикивая в такт движениям. Мне туда дорога была заказана. Да и мама туда никогда не заглядывала.

А теперь она сама поднялась к нему, и это, из ряда вон выходящее событие, отозвалось холодком в моей неспокойной душе. Даже сердце екнуло. И я как последняя шпионка и негодяйка поползла вверх по ступенькам.

-Мне кажется ты и правда чокнутый!

-Так я не прав!

-В целом конечно…

-Уже кое что, а в частности?

-Я не знаю Мишенька. Может не теперь.

-Ага, само рассосется чет через сорок. Женька, Женечка, это была твоя идея…

-Я- дура. Дура с большой буквы. Это же твоя дочь!

Ага речь оказывается обо мне. Папка прав — одно преступление всегда тянет за собой массу других. Сначала я подсматривала, потом врала без зазрения совести, а теперь подслушиваю всех и вся, содрогаясь от предчувствия неминуемой расплаты.

-Солнышко, с каких пор ты стала такой добропорядочной, киска?

-После того, что ляпнула тебе, не подумав о последствиях. Мы оба сумасшедшие. Тебе простительно, ты всякого ТАМ нахватался, а я дура!

-Кисонька, во первых я нигде не бываю — мы договорились раз и навсегда. Во вторых- я первый раз встречаю такую сладкую дурочку…

-М — м — м…

Все ясно, целуются. Или мирятся таким странным и долгим способом. Они же никогда не ругались. До сего времени по крайней мере. Я, наверное, тоже дурочка. Стою и слушаю, как мои предки сосутся, аж до стона и, наверное, лапают друг дружку. Так целоваться по стойке смирно нельзя. Ой, что это я.

-Я хочу тебя…

-Солнышко, не уклоняйся от темы.

-Он тоже хочет, ты разве не чувствуешь…

-Хочет, перехочет. Жужелка не балуйся, иначе…

-Мишка не смей его обижать. И меня тоже. Ми-ишка, он опускается! Шантажист. Ты сексуальный шантажист. Противный мальчишка.

Мамулька произнесла эти слова таким обиженным тоном, что мне стало ее жалко. Совсем как малышка, у которой взрослый лоботряс отнял любимый мячик. И кого его, речь то обо мне вроде бы шла.

— Я согласна!

-Прямо сейчас? Позвать ее?

-Делай что хочешь противный мальчишка.
Ну ты и шантажист! ОН тебя плохо слушается, за это я его поцелую.

-Жужелка … Женька, ой, что ты делаешь, противная девчонка.

-Ум-мм. Сладенький…

Похоже договорились. Но о чем. Первый раз слышу, чтобы папка уговаривал свою Женечку. Обычно она ему ни в чем не перечит. Странно, вроде бы не деспот, а все по его. Это я потом поняла, что он хитрый, знает, в чем она ему не откажет, ну то и просит, даже требует. Умора.

О чем же они договорились? Бог ты мой, да они там опять! Как тогда в бане! Или у меня крыша поехала, и везде чудится одно и то же.

Нет, точно. Ебутся!!! Я и такое о своих родителях!

Дура ты Шурка, дура!

Не помню как оказалась за домом, у озера. И около этой бани. Чертовой бани, с которой все и началось.

Свежий ветерок по щекам охладил малость и покрасневшую кожу и пылающие мозги. Потрогала все еще горячие уши и вроде бы полегчало. Только мозги вроде горячей гречневой каши ни черта не соображают.

Так чем они там занимаются? Сношаются. Милуются. Любят друг друга. Любят — пожалуй примирительнее всего.

Чем занимаются люди вдвоем, никогда для меня тайной то не было. И слово простое и емкое — ебутся. Проще не куда. Чего тут особенного- ебутся. В деревне и не такое слышишь.

И дети, откуда берутся ясно. Один раз даже видела. У соседки были, какие то скоропостижные роды. Так она чуть ли не на крыльце рожала, а я даже за полотенцами домой бегала. Папка сказал — молодец. А бабушка узнала и долго потом разорялась. Ах, психическая травма, ах нежная девичья психика. Словно я психопатка какая в десять лет.

Только молодец Анютка, а не я. Она и не орала почти. Как узнала, что за машиной во вторую бригаду побежали, орать перестала, только и сказала «пиздец, здесь и рожу». А потом — «Шурка- мокрощелка долбанная, тащи полотенец мои все засранные и дальше -мать перемать…» Дальше я уже не слышала — понеслась как торпеда.

Успела… Ребеночек прямо на полотенца попал, а уж пуповину прибежавшая фельдшерица отрезала, когда меня выгнала. Ребенок давай орать, а Анютка плакать. Тихо так, наверное, от счастья.

И то, правда, что ей расстраиваться. Это у нее второй. Оба парни. Мужик у нее во! Здоровый как слон и рыжий. И парни рыжие. Леха, мужик ее, дом собственными руками отгрохал. Не курит и выпивает только по праздникам, с папкой. Приходит к папке в синем берете и «привет спецназу». Папка вначале пытался его вразумить вроде он тут не причем, но Леха только ржет и «Я милого узнаю по походке». Так что папка на все его чудачества рукой махнул. Вот и получается, что мы с соседями живем за милую душу.

А на Анютку я не в обиде. Про то, как она меня мокрощелкой обозвала я и забыла вовсе. В обычной жизни она никогда не ругается и даже не кричит на своего мужика. И за что на него кричать. Он у нее большой как слон и очень красивый. Бабам очень завидно было, что они так мирно живут. Вот и начали они к Анютке бегать, сплетничать, что ее то и там гуляет и тут гуляет. И полюбовница не одна в районе.

Только Анютке все ни почем. Хи-хи-хи, да ха-ха-ха, ну и гуляет. Так ведь вон он какой здоровый. Ему одной меня наверно мало.

А глаза, страх какие у нее глаза в это время. Если бы она этими глазами на яблоню взглянула- запалила бы как стог сена. Только бабам нипочем, они толстокожие ничего не видят. И скоро опять- «Ах, гуляет! Ох, гуляет!». Просто смесь злобы с завистью.

А Леха, где бы не встретил после работы свою Анютку, хватает ее в охапку и несмотря на протесты бережно несет до дома. Один раз ухватил ее около магазина, и на руках, вместе с кошелкой и младенцем, пер до дома напевая колыбельную.

Называет меня кумой и ржет. Подумаешь, что такого.
Его младшенький — Сашка очень мне нравится. Он так смешно гукает, норовит ухватить за палец и еще рыжее чем Леха.

Леха, Леха… А мне то что делать. Сижу около этой сволочной бани и мучаюсь неизвестностью. С нее то все и началось.

Я баню не очень то люблю. Не то чтобы мыться не люблю, или там париться. Помыться я и дома могу. У нас душ есть. Как в городской квартире, с кафелем. Правда и унитаз в этой же комнате, но ничего если недолго никто не возмущается. Утречком раз — раз, вечерком помыться — подмыться, это деревенским и не снилось. Разве что Леха своей ненаглядной построил такие же удобства. Даже биде есть. Мне Анютка по секрету показала, она деревенских баб ужас как стесняется и никого туда не пускает.

Так вот о проклятой бане.

Мне жалко времени. То по телеку что ни будь идет хорошее, то девчонки погулять зовут, а туда уйдешь и надолго… Выйдешь распаренная, ленивая. И потом уже никуда не отпустят — простынешь.

А так, баню я топлю, и мою там пол, ничего. Вроде бы моя обязанность.

Вот и вчера. Натопила, все приготовила и к Анютке. Ее Леха недавно видик купил и классные фильмы часто привозит. То да се, когда на часы взглянула — восемь. Мои уже час как помыться должны а я шляюсь неизвестно где. Кулема. Бегом, бегом, а дома никого. Ушли что ли куда. Нет простыня на постели не смята, а они обязательно после бани отдыхают.

Угорели! Батюшки светы, как моя бабушка говорит!

До бани добежала, а крикнуть ничего не могу. В горле как…

В окно…

Живые!

Чуть не заревела от радости. Живые вы мои.

Сколько я помню, мы всегда вместе мылись. Папка, мама и я.

Когда я малюсенькая была, это было самой большой радостью. Раздеваемся в предбаннике и все такие веселые. Папка обязательно нас по попкам пошлепает, пощекочет. Мамулька, так прямо заливалась от смеха. Здорово, когда немножечко померзнешь голенькая и в жаркое тепло. Я сразу наверх, а потом сразу вниз. Согрелась и мыться. Ух как хорошо. Особенно когда мылят, мылят, мылят… У папки рука большая уютная. Мылит и мылит без всякой мочалки и меня и маму. Кругом горы пены, айсберги. И, где-то там, движется невидимая мочалка. Мамуля даже постанывает от удовольствия и закрывает глаза.

Даже когда в них мыло не попадает. Ох уж это мыло. Насколько я его любила, настолько и ненавидела. В детстве оно было такое лазучее, так и норовило залезть в нос, или еще хуже в глаза. Папка научил меня тому, как глаза надо закрывать, но сильно не зажмуривать и тогда оно не страшно. А если намыленный палец совать в ноздрю, а потом в другую, то не будет слякотного насморка. И я старательно совала, набирала в нос воды и фыркала как китенок.

Мама всегда так смеялась, может еще и от того что, папка ее гладил. Чаще чем меня и украдкой. Наверно чтобы мне было не завидно. А я великодушно не замечала этой несправедливости, ведь мама у меня такая красавица. Мне все равно было чуточку завидно. У нее такие красивые груди с темными упругими сосочками. И удивительные, чудесные волосы внизу живота, в том месте которое называется странным именем «лобок». Я была настолько умной, что не удержалась от вопроса.

-А что, лобком думают?

Потом, когда впервые меня повезли в цирк, услышала такой же дружный, заразительный хохот всего зала.

Мама не упала со скамейки только потому, что сзади был полок. Папа пришел в себя намного раньше и спас ребенка от чего то неминуемого…

-Точно, некоторые думают только этим местом.

-Папа шутит, дочка. Это, наверное, потому, то похоже на лоб.

В голосе мамы была напускная строгость. Я не нашла никакой схожести, но дипломатично промолчала.
Однако разбуженное любопытство требовало выхода, и я упрямо продолжила.

-А если не думают, зачем там волосы?

Бог дал терпения моим предкам и я услышала вполне приемлемый ответ.

-Когда ты станешь большой, у тебя вырастут такие же красивые волосы, как у мамы.

-А это тоже вырастет?

Подобный вопрос сразил бы любого мудреца, но не моего папу. Мне показалось, что сейчас он заплачет, потому что в уголках его глаз показались слезинки.

-Это бывает только у мальчиков, — сказал он, мужественно справившись с приступом смеха, — сначала так же как у тебя, он без волосиков, а потом вокруг вырастают волосы. Этим мальчики и отличаются от девочек.

Эти ответы настроили меня на прекрасный лад. Я шлепала папу и маму по попе веником, когда они так хорошо лежали рядышком на полке, потом шлепали меня. Злобно шипел пар. Но я нисколько его не боялась. Это не мыло. Потом меня окатили водой из тазика и я счастливая и распаренная обхватила горячие мамины ноги и, прижавшись носом к этому самому лобку, потерлась носом о влажные волосики призналась…

-Мамочка, я так люблю тебя. И твои волосики.

А когда, папка нес меня, закутанную, домой я чмокнула его в щеку и сказала.

-Я тебя тоже очень, очень люблю. Но маму больше, потому что она красивая и у нее такие волосики…

И почувствовала, что засыпаю… А наверху качались в такт папкиным шагам большие, с горошину звезды. Качались, качались, качались…

А вчера тоже были звезды. Крупные, отборные. Теплый сентябрь — бабье лето. Ненавижу слово бабье. Бабье, это когда сплетни, а лето тут не причем. Но я на них не смотрела, на звезды. Ну, взглянула бы разок и домой. Все в порядке чего еще. А я смотрела…

Мы вместе не мылись уже года два, а может больше. В смысле всей семьей. А все волосики. Они и вправду стали расти. Не обманули меня мои мамочка с папочкой. И грудь тоже стала расти. И мне стало стыдно. Я никому не болтала, что моюсь с мамой и папкой, но почему-то стала стыдиться. Даже подумывала срезать эти растущие внизу живота волосы. А груди куда? Я не могла поднять головы, когда мылась, а прикосновения папкиных рук, такие желанные когда то, стали пыткой. Казалось, меня пронзают электрические разряды. Он то не изменился- папка и папка. А я жутко стеснялась. Как то раз я сообщила им, что уже помылась, до них. Предки переглянулись и ничего. Раз и навсегда заведенный порядок изменился…

И вот теперь я видела их заново. Как говорят в новом свете.

Папка сидел поперек лавки, широко расставив крепкие, волосатые ноги по обе стороны, а мама. Я даже не сразу узнала ее в женщине сидящей у него на коленях и обхватившей его ногами. Она вытворяла нечто невообразимое, извиваясь в его объятиях. Они целовались как безумные. Целовали все подвернувшееся уши, щеки шею, глаза. А потом, словно найдя друг друга, просто впивались друг другу в рот.

На меня точно столбняк напал. Не то чтобы мои предки должны быть монахами, но представить, что родители могут заниматься Этим, я в то время не могла! Как то не готова была. Мне даже казалось, что мама меня рожала как-то особенно. Например, отрезали у нее кусочек мяса с попки, это там, где у нее маленький шрамчик был, положили в стеклянную колбу и я выросла.

Когда Анютка рожала, все было ясно.

Леха ее еще до свадьбы объездил, и в загсе она уже с животом стояла. Так то Леха. У него и ноги как у слона и бугор под ширинкой никаким галифе не прикроешь. Точно — жеребец. Производитель, одним словом. Откровенно наплевав на деревенских, после свадьбы Леха занимался сексом не только поздно вечером, но и утром. С петухами. А когда еще поднимается лучший механизатор.

Но, похоже, что у него поднимался еще раньше. Потому, что петухи еще прочищали горло, а Анюточка уже выводила свою стонущую со всхлипами песню, потом раздавался торжествующий львиный рык, в который вплеталось прерывистое с переливами Анюткино «А-й-а-а-а-а. А-аа. А-аа».

В этом и выражалось открытое наплевательство Лехи на деревенские обычаи, когда аналогичное действо происходит втихаря, после обильного возлияния и под звуконипроницаемым, стеганым одеялом.

Замешкавшиеся петухи, еще какое то время решали, что лучше, воспеть приход зари или сразу бежать топтать кур, которые поаппетитней. И поэтому дежурное кукареку было каким то смятым — невыразительным. Наконец, неуверенные соло деревенских будильников сливалось в слаженных хор. И, под его пение, из ворот лехиного дома выплывала буренка. У калитки вырисовывалась возбужденно- розовощекая Анютка и проходящий по обочине Кириллыч как то сразу подбирал живот, лихо щелкал кнутом и обязательно подкручивал совсем побелевший ус, мол могем!

Но красовалась Анюточка совсем не для него и уж тем более не для баб провожающих стадо. С высокого крыльца сходил хозяин дома, то есть Леха, степенно шагал к калитке, протискивался в нее. Причем ему обязательно мешали груди Анюточки, о которые он терся могучем торсом, чего то ворчал ей на ухо и шлепнув для порядка по аккуратной попочке благоверной выходил на широкий фарватер улицы. И САМОЕ НЕВЕРОЯТНОЕ заключалось в том, что самые злые кобели деревни, завидев его, молчали!

Леха, Анютка тут все понятно. Конечно меня мама не в капусте нашла. Но рассудок отказывался верить, что я вылезала трудно и больно. Выдавливалась, как паста из тюбика, из моей мамы. Уж лучше аист. А тем более папка такой уравновешенный и совсем домашний мог «петрушить» маму, как этот бык производитель Леха свою Анютку. И потом, раз детей у них не было, значит, они этим больше не занимались! Или я чего-то не понимала.

Глава 2.

Я смотрела в окошко бани, и мне казалось, что это все-таки Леха с Анюткой. Нет же, нет. Я как назло и окошко помыла. Мне хорошо было видно, что моя Ма сидит совсем не на коленях. Господи, не в воздухе же она висит. Она же… Это проклятое «то, что есть у мальчиков» не давало ей опуститься попочкой на скамью перед папкой. То, что я трогала в детстве без всякой задней мысли, намыливала даже не задумываясь о предназначении, ох…

Они как то медленно и осторожно едва касались сосочками грудей друг друга, а руками ласкались, где попало. Временами мамуля вдруг начинала содрогаться в его руках, безвольно запрокидывая голову назад, и тогда папка поддерживал рукой ее затылок, приникал к губам вбирая в себя не то крик, не то стон своей ненаглядной.

Нет, убежать я уже не могла. Ноги словно пустили корни, а в голове вилась успокоительная мыслишка — они же на свету, а я в темноте. Значит, не видят, не видят. Вот и имей пятерку по физике. Эта мыслишка напрочь забивала робкие позывы совести. Не хорошо же так, непорядочно.

Отвяжись! И робкая совесть скользнула в темноту, чтобы вернуться потом и грызть мое и без того разбитое сердце. Свято место пусто не бывает и подкатила едучая ревность. Вот он какой папка, а меня и в щечку целовать перестал, гоняет с утра до вечера по дому как унтер. Но ревность, она как-то не удержалась, сгинула, а накатила похоть. Проклятые книжки. Не успевало что то такое произойти, а я уже знала как оно называется, и от этого мучалась вдвойне. Похоть это было уже плохо и стыдно. Тем более действо за стеклом продолжало раскручиваться, набирая обороты.

Папка легко поднялся и поддерживая мамулю за попочку принялся тихонько покачивать задом, потом задергался. Русалка у него на руках еще сильнее обхватила его ногами и вцепившись пальцами в его спину, издала сдавленный вопль.
Победное рычание самца было не менее впечатляющим. И эта похоть достала меня вконец. Внизу живота, давно сделалось горячо, уши, щеки, я вся, изнутри и снаружи пылала. Я лихорадочно облизывала губы ставшие невероятно сухими и совершенно не замечала ожогов крапивы безнаказанно кусающей мои икры.

Чтобы утихомирить пожар разгорающийся внизу живота, я схватилась руками за промежность, даже не задаваясь вопросом отчего такие мокрые трусики. И тут со мной свершилось нечто. Мое, такое послушное, тело вдруг принялось жить отдельной от меня, оно вдруг задергалось в нижней своей части. Горячие волны рождались, где-то внутри него, и проносились с безжалостностью татарской конницы…

Я очухалась только припечатав жопой наглую крапиву. «Что это было, как это называется?!» -часто вопрошал один из героев Соболева, которого так любил мой Николенька. Не успев, как следует озлиться на крапиву, я снова приникла к окну.

Лежат голубки обнялись на полке и лежат. А задница пылает как нефтепромыслы в Баку. Почему в Баку. А хрен знает раз есть нефтепромыслы, значит пылают иногда. Как моя проклятая жопа!

Я послюнявила пальцы и осторожно помазала место ожога. То есть почти всю задницу. Слюны надо было много. Я плевала и мазала. Говорят, мыло хорошо помогает, но мне было не до него. Чтобы уйти за мылом…

Мамочка моя! Мамочка, мамочка, про мамочку и речь. В общем мамуля играла с этим самым. Если бы не у папки так я бы знала, как назвать, а сказать «взяла папку за хуй» у меня под страхом четвертования язык не повернется. В общем, это не помещалось в двух ее кулачках, и мамочке пришлось взять его головку в рот. Точнее она целовала его. Целовала с такой восторженной нежностью, какой у нее раньше и не замечалось! Она ласкала этот корень перевитый тугими жилами как самое драгоценное в мире, едва касаясь пальцами. Она даже опустилась на колени и умоляюще посмотрела на папку. Он погладил ее по голове, ласково улыбнулся и похоже согласился, потому что Ма просто расцвела. А дальше…

Я вцепилась руками в трусы и совершенно забыла, про попочку ошпаренную крапивой, про то, что подглядывать…

Вот теперь, я поняла, что мамочка действительно была прекрасной гимнасткой, мастером. Она запросто подняла правую ножку вертикально вверх, и папа с удовольствием эту ножку поцеловал, а потом прижался к ней щекой, потому что он обнимал маму за плечи. А между ними была эта невероятная нога. Отпад полный! Самое, самое, самое — я видела ее киску. Не потому, что похоже на киску, совсем нет, киска это так ласково. Свет падал сзади и не очень светло, но лампочка у нас в бане яркая, поэтому все равно хорошо видно.

Ах мамочка, мамочка. Противная ты моя. Как только я перестала с вами мыться, ты принялась безобразничать. Это, наверное, чтобы я не повторяла. Значит, балуемся, да. С волосиками, теми самыми, которые я так любила маленькой. Так, на белом, не загоревшем треугольнике лобочка аккуратненький кустик в виде сердечка. Или мне показалось, точно- сердечко. И ниже ничего, ничего! Такие голенькие, налитые, разошедшиеся в желании губки, между ними складочки и такая розовая пипочка вверху, там где они кончаются. Какие большие губки, ох…

Папка не дал досмотреть, и задвинул между этих губочек- складочек свой корень. Прямо как сатир какой. Я на мгновение вспомнила картину, где такие нежные нимфочки и эти, грубые волосатые сатиры. Я всегда так жалела нимфочек. которых сатиры наверняка догонят, как только папка выключит свет и все лягут спать. И даже тайно вставала ночью и, дрожа от страха, пугаясь этих сатиров, раскрывала альбом. Нет, не догнали. Наверное, я им мешала своим светом.

Теперь я вдруг поняла, что нимфочки пугались понарошку. Они, как и мамуля страстно хотели, чтобы их догнали противные сатиры и пустили в дело свои волшебные корни. Да и папка совсем не похож на сатира. На Аполлона. Я видела в альбоме, Геракл с дубиной это скорее Леха когда дрова рубит, только молодой. А папка красавец, Аполлон. Только у Аполлона писюн маленький и не натуральный какой то, а у папки нормальный и волосы вокруг. Хорошо еще, что он не додумался там побрить. Было бы хуже, чем у Аполлона.

Вот теперь мне стало ясно, почему мальчишки, когда треплются в школе, говорят «отодрать». Это здорово подходило к тому, что вытворял мой папка. Его лицо вовсе не было таким ласковым и благостным, как тогда, когда они сношались на скамейке. Гримасы наслаждения, или чего-то другого неведомого мне, искажали его лицо, делая похожим на сатира. Его корень то погружался в мамино тело с какой то методичной неотвратимостью, то выползал целиком, почти до головки. Я как-то не сразу обратила внимание на крепкий морщинистый мешочек, который упирается в мамины складочки, когда корень уходит в ее живот. Этот мешочек слегка покачивался в конце движений и в этом было даже что-то завораживающее. В нем было загадочности больше, чем во всем остальном.

Я никак не могла понять нравится это маме или она просто уступает папке. Ее глаза были закрыты, зубы стиснуты, а по лицу пробегают такие же гримасы, как и у папки. Она вдруг захватила драгоценный мешочек в ладонь и принялась перебирать его пальцами. С папкой началось нечто неописуемое, короткими конвульсивными движениями он буквально протаранил мамочку несколько раз, привел и ее в состояние неистовства. Потом грубо сбросил ее ногу своего плеча, одним движением усадил ее на лавку и принялся сосать такие чудесные мамочкины груди. Он присосался к ним с видом оголтелого вампира. Точнее к одной груди, вторую она вовсю мяла сама!

Потом она откинулась на спину, и мне открылось, то чем занималась правая папкина рука! Левой он поддерживал ее голову, а…

Лавка стояла вдоль и широко раздвинутые, согнутые в коленках мамкины ноги… Так вот, папкина рука… Обалдеть можно. Большим пальцем он залез в сочащееся мамино влагалище, а два других! Два других, указательный и средний…

В моей башке, в голове смешалось. Можно, не можно. Льзя, нельзя. Противно? Да, им не было противно! Он делал ЭТО! Папка и мамка, подвинутые на чистоте и санитарии! Он занимался совершенно, невероятно гадким делом!

Это теперь, я не могу без смеха вспоминать свои страхи свой ужас от осознания, что у них на почве этого КРЫША СЪЕХАЛА!

Два пальца правой папкиной руки, указательный и этот… Который рядом, у меня даже ум за разум зашел, ворочались в ее… Ладно скажу, в попочке, в попочке. Даже теперь, неописуемое удивление тех минут передается мене и я не нахожу подходящих слов.

Мамины колени пребывали в непрерывном движении, как два живых маятника медленно сходясь и расходясь. Она стонала так, что было слышно сквозь двойные стекла бани, и это были стоны удовольствия.

Немного погодя, он закинул ее ноги себе на плечи и снова вогнал свой корень в глубины бедной маминой киски. Уже позднее, я услышала образное выражение «вдул по самые помидоры».

О, великий и могучий, это я о языке. Он именно «вдул». Да так, что стал доставать, ее животе нечто такое, что вызывало новые стоны моей мамочки. Казалось, он работает как отбойный молоток, чтобы пригвоздить ее к скамейке. Потом они замерли в этой невероятной позе, и было видно, как судорожно сокращаются папины ягодицы. Наконец он оторвался от своей жертвы и принялся осторожно и ласково целовать ее.

Папка стоял на одном колене, и мне было хорошо заметно, как его корень превратился в сардельку, отдыхающую на бедре. Мамины руки все так же продолжали, то ласкать, то тискать папино тело, но не касались ЕГО. Казалось, что они специально дают ему отдохнуть.

Утомился. Эта невероятная мысль выплыла из воспаленных глубин моего мозга и растеклась где-то по поверхности. Утомился…

Я и сама была готова.

Коленки мои, почему-то, дрожали и слабели. Наваливалась такая усталость, что казалось я опять свалюсь в крапиву. Но я решила стоять до конца. В общем, пока стоял этот дракон у моего родителя. А он уже стоял. Без всякой маминой помощи, а они сидели рядом и опять целовались. Ну, сколько можно. Вид у мамули опять был просящий, и я поняла, что папка, хитрюга так и не выполнил того, что обещал или не обещал. Постепенно он превратился в саму нежность, он целовал ее торчащие соски, глаза, пальцы, бедра — в общем все что только можно. Даже попочку, когда она поднялась со скамейки. А на ее спине остались следы от деревянной скамьи. Они были видны даже на раскрасневшемся от жары теле.

И тут я захотела оказаться на мамочкином месте. Казалось, что это меня жадно и бережно касаются папкины губы, губы живого Аполлона, губы жадного сатира. Захотелось так, что внизу живота опять засвербило и руки заметались в тщетной попытке помочь проснувшемуся телу. Голова моя запрокинулась к звездам, и я испугалась, что сейчас тихонечко взвою на несправедливость жизни. Ну, может быть тихонечко, заскулила, и чуть не упустила самого главного.

Мамочка стояла, расставив ноги, опершись грудью на полок. Сисочки ее расплющились о темное дерево а руки были закинуты куда то вперед. Она казалось заснула и наслаждалась жарким теплом, папкиными руками, ласкающими ее спину, бедра и ягодицы. А папка опять походил на сатира. Он даже опустился на корточки, чтобы было удобнее. И целовал, целовал, целовал…

Счастливые нимфочки. У них есть свои сатиры.

Он даже впился губами в мамочкин анус и долго занимался им, работая языком и оглаживая ее стройные бедра. Я уже ничему не удивлялась и даже находила оправдание, что раз они в бане, там, наверняка, чисто. Только почему там, ведь есть места и послаще. Наконец он решительно поднялся на ноги. И положил руки на бедра своей нимфы.

Ого! Оказывается я еще и не видела как следует это любовное орудие во всей красе. В профиль это было впечатляющее зрелище. Крепкий, чуть изогнутый вверх, приподнятый к мускулистому животу перевитый змеистыми жилами, он казался сделанным из какого то темного, драгоценного дерева. Яички в сжавшемся мешочке казались неведомыми орехами дополняющими его мощь. Подрагивающая головка с питоньим выражением потерлась о ягодицы, как бы прицениваясь к жертве. Неужели он опять добирается до мамулиной попочки!

И тогда, папка чуть присел, и с каким то громким «Ха» всадил свою драгоценность в жаждущие губы маминого влагалища. Она громко охнула и уже не замолкала ни на минуту. Мне показалось, что от этого могучего движения мамины ноги оторвались от пола, но только показалось, она просто приподнялась на цыпочки. А папка красиво и сноровисто накачивал свою ненаглядную, не меняя позы. Он делал частые и короткие движения и вдруг погружался очень медленно и глубоко. Иногда он приникал к ее спине, и тогда двигалась только его крепкая задница. Время от времени он отстранялся от нее, не прекращая движений, удерживая ее за бедра, как бы любуясь деянием, чуть не сказала рук своих. Любовался производимым эффектом. Потом добирался до ее сисочек и покручивая вызывал новые стоны и крики. Затем начинал наносить коварные удары не прямо, а из стороны в сторону как бы вкручивая в нее свой крестец. То хватал ее за плечи и целовал, покусывал шею и ушко, тягуче погружаясь в ее глубину, запуская руку к низу ее живота и совершая непонятные, но видимо, очень сладкие движения.

Приглушенные Охи и Ахи, стоны и вскрики, доносившиеся сквозь толстые стекла банного окна производили на меня одуряющий эффект. Я уже давно содрала мокрые насквозь трусики и швырнула их, куда то на грядки. Моя неумелая рука терзала бедную киску, и я перестала удивляться чего она такая мокрая. Я истекала любовью и нетерпением. Я переключилась на груди и поняла, что тискать там и там одновременно — вдесятеро приятнее. Казалось, я умирала вместе с моей стонущей родительницей.

Что там Анютка с ее утренне- вечерним чириканьем в любовном экстазе. Порой мне казалось, что из бани неслась любовная песня льва и львицы, и вся саванна содрогается от ужаса и зависти. Это были мои Па и Ма, они любили друг друга сумасшедше, неистово, а я любила их! Я так их любила!

Из всех этих воплей и стонов я расслышала лишь одно «Кончай! Ну, кончай же!». И тут папка прижался к ее спине, стиснув руками сисочки, изо всех сил всадил в нее содрогаясь, не только ягодицами, но и всем телом. И оба забились в сладких судорогах, более походящих на агонию.

Вот те на. Правы французы, говоря, что оргазм это маленькая смерть.

И что окончательно меня добило, так это вид стоящего на коленях папочки облизывающего с внутренней поверхности маминых ляжек мокрые полосы чего-то такого, что истекало из ее широко растворенной устрицы, мамочка сосущая его мокрые губы и влажный, блестящий корень, опять превратившийся в сосиску.

Не совсем помню, что было дальше, потому что я очухалась стоя на карачках. И так же на четвереньках двинулась от бани, наплевав на крапиву и оставляя за собой следы на грядках. Я уже сообразила, что сейчас они двинутся из бани и на этот случай лучше быть, где ни будь в сторонке.

И вдруг так захотелось писать. Ну, прямо невмочь. Не раздумывая, я задрала изрядно замызганный подол сарафана и облегченно зажурчала прямо в борозду. Какой это был кайф. Я словно возрождалась как птица феникс. Это незамысловатое действо примиряло меня с жизнью. Вот так, сидя на корточках, я отходила от пережитого потрясения.

Может быть «Все нэ так было, нэ так…» как сказал однажды великий вождь и великий тиран. Может быть и не так грандиозно. Но это было великое потрясение. Гибель моей целомудренной Помпепи. Даже сейчас, роясь в памяти, и находя черепки воспоминаний я вздрагиваю от сладкого ужаса познания запретного…

Глава 3.

Дверь предбанника распахнулась, прожектором высвечивая дорожку к дому. Но я уже была в спасительной тени кустов. Папка нес ЕЕ на руках завернутую в простыню. Запрокинув голову, она безвольно прильнула к его груди, и я знала, что глаза ее были широко раскрыты.

А в них двоились и плыли звезды. Бездонные звезды августа.

И уж совсем неромантично я подумала — «Бедненькая, после такого и идти не может»! Следуя моей элементарной логике, после такого — нормальная женщина должна была напрочь потерять способность к самостоятельному передвижению на веки вечные.

Дождавшись, когда они скроются в сенях, я тенью скользнула в баню и только заскочив на полок, поняла, что не разделась. Сорвала с себя перепачканный землей сарафан, лифчик и швырнула их к дверям. Где-то там, в морковке, сиротливо лежали трусики, но мне было плевать. Озноб сотрясал меня сверху донизу. Казалось, что на дворе не теплая летняя ночь, а слякотный ноябрь.

Вот он ковшик. Вот он миленький. Заревел, зарычал заждавшийся пар. Ага предочки, да вы и не парились вовсе. Хорошо, что хоть веник запарили конспираторы. Вот тебе, вот…

И я принялась лупцевать свое предательское тело, словно вымещая на нем минуты пережитого унижения. Ковшик. Еще, еще… Кажется, что трещат волосы и пар выдирает ногти. Вот тебе, вот тебе! Я лупила свои бедра, спину, сиськи и все сто подворачивалось под руку, повизгивая от боли. Вот тебе! Не могу-у-у!

Хряснув дверью предбанника, в три прыжка добралась до озерца.

Уф-ф! Только не надо так визжать среди ночи. А то еще подумают, что кто то свиней режет. Уф-ф-ф! Как хорошо.

Опять на полок. Опять ковшик. Надо бы рукавицы одеть. А пускай… Вот вам папочки — мамочки. Веник подозрительно быстро лысеет, и кончики больно секут кожу. Вот тебе за папу, вот тебе за маму! Опять в темную воду. Звезды разбегаются по воде в испуге. Уф-ф-ф!

Как уютно на полке и тысячи иголочек мечутся по радостному телу. Это — приятно и привычно. А еще лучше в снег. Конечно лучше. С шумом и криком. Без крика не тот кайф. И поваляться.

Когда-то мы бегали по снегу втроем обсыпали себя пушистой лавиной, горами снега. Одна, я только валяюсь, но все равно люблю покричать перед первым прыжком, как индеец — «Уулю-лю-лю-у!»

И надо же лежа на горячем полке, я опять вспомнила как…

Как, как. Вот так. Выныриваю из снега а передо мной Витька Сало-Масло. Это кличка у него такая, за глаза, вместо фамилии, а так -Витька. На год младше, в седьмом…

Смотрю челюсть отвисла, глаза по полтиннику. Чуть не завизжала, по новому. От неожиданности и стыдно ведь… Ага, ему еще стыднее, тогда и прикрываться не буду, только снежка на плечи и на грудь. А он заледенелой варежкой попытался вытереть сопли и отвел глаза.

— Лыжа вот… Я напрямки, вот…

-Ага… Ситуация уморительная, глаза Витьку не слушаются, и чем ниже он опускает голову тем чаще они зыркают по любопытным местам.

-Лыжа вот…

-Ага…

-Лыжа… И чего он зациклился на этой лыже. Щас скажет «вот».

-Сломалась, вот…

-Ага… Похоже и меня заклинило.

-Пойдем погреемся… Вот дура то.

-Не могу, ма-амка заругает. Я в шесть обещал. Опять швыркает носом.

Похоже, он не уйдет первым. Ни за что. Да и ступни у меня совсем заколели. Поворачиваюсь и ухожу. Шесть шагов, их еще пройти надо. Вот теперь стыдно. Он точно, на попочку пялится во все глаза. А я чувствую, как она предательски начинает вилять. Точно у манекенщиц на подиуме. Последние шаги делаю как солдат, старательно сдерживая свое женское естество. Уф-ф! Спряталась на полке. Смотрю в оконце, Витка тоже побрел к своему дому, напрямик, прямо по челку. О последствиях демонстрации летних мод в рязанском снежном лесу я не задумывалась. Чего — чего, а Витька был не трепло.

А потом быстро пришла весна. И пришел Витька с букетом первых подснежников. Он краснел как рак, и, похоже, совсем не дышал. Пока смог достать руку с маленьким букетиком из-за спины. Он с усилием протянул ее вперед и вдруг выпалил…

— Ты красивая Шурка. Ты сам-мая красивая на свете! Похоже что краска залила его с головы до ног. Он пылал как саламандр!

И тогда я царственным жестом приняла дар и чмокнула его в лоб.

-Витька, ты мой самый большой друг. Самый, самый…

Не знаю, были ли мы самыми, самыми друзьями, но зацикливались на одних и тех же словах. И еще, я приобрела верного пажа. И ангела хранителя. Где бы я не шлялась, я, почему то, всегда чувствовала за спиной тень Витьки Сало-Масло.

Вспомнив Витьку, я как-то окончательно успокоилась. Сделала еще пару заходов, то есть хорошенько поддала на каменку. Пришлось сменить веник. Новый тяжелел на глазах. Кожа стала бело-красно-пятнистой. «Как у кунгуру» — шутил в таких случаях папка. Кое-как ополоснулась и совершенно невесомая поплелась домой. Меня бы кто унес на ручках!…

Мои невероятные предположения не оправдались. Мамуля не только переставляла ноги, но и весело порхала по кухне собирая на стол.

На ее приглашение покушать, я только вяло махнула рукой и побрела в свою светелку. Упарилась.

Я валилась в сон как в пропасть, а звезды улетали вверх подмигивая и двоясь, закручиваясь в спираль черной августовской ночи…

(Может быть, кому-то это и понравится, кому-то нет… Мне хотелось рассказать о просто счастливых людях, с которыми однажды познакомился. Мои герои давно живут своей жизнью, наплевав на строгую линию сюжета, когда-то нарисованную для них. Все это писалось примерно год назад и даже готов ЭПИЛОГ, но… Многое надо просто привести в порядок, и это зависит от моих читателей. Если Вы скажете ДА, то мне придется еще поработать.

Ваш Иван Басев.)

[/responsivevoice]

Category: Наблюдатели

Sans Drawing — Как рисовать Sans шаг за шагом

Undertale — одна из самых уникальных и популярных когда-либо созданных видеоигр.

Созданная почти полностью одним человеком, эта игра сочетает в себе странную механику, урезанный художественный стиль, интересную историю и уникальных персонажей, чтобы создать незабываемые впечатления!

Возможно, самым узнаваемым персонажем в игре является ленивый скелет Санс, который помогает или противостоит игроку в зависимости от его действий.

Поклонники игры любят наряжаться или создавать рисунки с изображением этого милого скелета, и научиться рисовать Санса может быть очень полезно для этой цели!

Поклонники игры и персонажа наверняка получат удовольствие от руководства, которое вы видите перед собой.

Наше пошаговое руководство о том, как нарисовать Санса за 6 шагов, покажет вам, как создать потрясающий образ этого знаменитого персонажа!

Как рисовать Санса — приступим!

Шаг 1

В видеоигре внешний вид Санса обычно имеет очень мало деталей, поскольку он должен соответствовать художественному стилю, напоминающему более старую игру.

Для этого руководства о том, как рисовать Санса, мы будем рисовать гораздо более детализированную мультяшную версию Санса с его фирменной трубой!

Для этого мы начнем с его головы в этом первом шаге.Вы можете начать это, используя два круга для его глаз. Они также будут иметь несколько линий, отходящих от них для дополнительной детализации.

Затем вы можете нарисовать две маленькие изогнутые линии для его носа. Далее мы нарисуем его характерный ухмыляющийся рот. Используйте изогнутую линию для верхней части, а затем добавьте еще одну под ней.

Затем нарисуйте несколько прямых линий внутри его зубов.

Наконец, мы нарисуем контур его головы. Используйте изогнутую линию для макушки головы, а затем большую для основания.Вы также можете нарисовать начало его ошейника, прежде чем перейти к шагу 2.

Шаг 2 – Далее начните рисовать трубу и начало тела

Санс иногда играет песню на своей трубе в видеоигре, и именно поэтому мы начнем рисовать его для вашего рисунка Санса сейчас.

Во-первых, добавьте две изогнутые линии на затылок для задней части трубы. Используйте еще несколько изогнутых линий, идущих от передней части его головы, которые ведут к двум овальным формам в конце.

Затем используйте более прямые линии под этой частью трубы для нижнего предмета. Вы также можете начать рисовать верхнюю часть его тела и куртку, прежде чем мы продолжим.

Шаг 3 – Нарисуйте его руку и куртку

Для этого третьего шага нашего руководства по рисованию Санса мы будем рисовать его руку и куртку. Используйте более пышные и неровные линии, чтобы создать рукав его куртки под воротником.

В конце этого рукава мы добавим несколько длинных тонких фигур с линиями внутри для его костлявых пальцев.Затем вы можете прикончить часть трубы, которую он держит.

Перед тем, как закончить этот шаг, вы также можете нарисовать его куртку и рубашку, как они выглядят на эталонном изображении. Не забудьте добавить неровные линии для его молнии с каждой стороны отверстия для его куртки!

Шаг 4 – Теперь нарисуйте штаны, которые он носит

Далее для вашего рисунка Санса мы будем рисовать шорты, которые он носит.

Используйте несколько изогнутых линий для контура этих шорт так, чтобы левая нога была поднята выше, чем правая.Это покажет, что он марширует, когда позже мы добавим его ноги.

Затем добавьте линии по бокам и спереди его шорт, и тогда мы будем готовы добавить окончательные элементы на следующем шаге.

Шаг 5 — Завершите рисунок Санса, добавив его ноги

Для получения окончательных деталей этого руководства о том, как нарисовать Санса, мы добавим ему несколько ног и ступней, прежде чем вы его раскрасите. Для начала используйте несколько коротких изогнутых линий для его тонких ног.

Затем мы будем рисовать его ботинки, и это может стать немного сложнее! Как показано на эталонном изображении, они разделены на несколько секций детализации с использованием изогнутых и закругленных линий. Мы также добавим некоторые более мелкие детали, такие как его качающиеся шнурки.

После того, как вы закончите ноги и туфли, вы готовы к последнему шагу! Вы также можете добавить несколько последних штрихов, прежде чем продолжить!

Эти штрихи могут быть фоном из вашей любимой сцены в игре или, может быть, другими персонажами, которые хорошо сочетаются с Сансом.какие окончательные детали вы будете использовать, чтобы закончить его?

Шаг 6 — Завершите рисунок Сансом, добавив немного цвета

Теперь, когда вы подошли к последнему этапу рисования Санса, вы будете готовы закончить его каким-нибудь цветом.

Мы использовали его типичную цветовую схему в нашем примере изображения, и это означает, что его одежда и его кости имеют много светло-голубых и серых тонов.

Мы также использовали красивый желтый цвет для его трубы, чтобы сбалансировать более холодные цвета! Будете ли вы использовать аналогичную цветовую схему для своего рисунка или измените цвета на другие, которые вам нравятся?

Нам не терпится увидеть, какие цвета и материалы вы выберете!

Ваш рисунок без Санса готов!

Все шесть шагов этого руководства как рисовать Санса выполнены, а это значит, что перед вами потрясающая картинка этого любимого персонажа!

Как мы уже упоминали ранее, мы добавили гораздо больше деталей, чем он обычно появляется в игре, поэтому мы надеемся, что это руководство сделало для вас увлекательным и легким создание этого образа!

Теперь вы можете показать, насколько вы креативны, добавляя свои собственные детали, цвета и художественные средства, чтобы завершить образ!

У нас есть больше руководств по рисованию, в которых представлены персонажи видеоигр, забавные предметы и персонажи из фильмов, а также многие другие предметы на нашем веб-сайте. Скоро у нас будет много других, так что не забудьте заглянуть!

Как только вы закончите последние штрихи и раскрасите свой рисунок Санса, мы надеемся увидеть его! Вы можете показать нам, поделившись им на наших страницах в Facebook и Pinterest, чтобы мы могли полюбоваться.

Нарисованные вручную шрифты без засечек

Загрузить
  • Dark Mode
    • Помощь Войти
    • Регистрация Бесплатные
      • Шрифты
      • Стили
      • Коллекции
      • Генератор шрифта
      • (͡ ° ͡ ͡ °)
      • Дизайнеры
      • Материалы

      100 бесплатных шрифтов

      Связанные стили

      • почерка
      • Симпатичные
      • засечками
      • Жирный
      • Fun
      • Современный
      • Retro
      • Vintage
      • Рука маркировочного
      • Logo
      • Декоративные
      • Мультфильм
      • Comic
      • Округлые
      • Thin
      • Эскиз
      • ручной
      • Rough
      • Показать
      • Рука
      • Hipster
      • Girly
      • Упаковка
      • quirky
      • Scrapbook
      • 9 0110

        Коммерческое использование

        Сортировать по

        • Популярные
        • В тренде
        • Новейший
        • Имя

        Личное использование Бесплатно

        46749 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        2562 загрузки

        Личное использование Бесплатно

        863 загрузки

        Личное использование Бесплатно

        Обычный

        7068 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        9392 загрузки

        Личное использование Бесплатно

        Rough

        6633 загрузки

        Личное использование Бесплатно

        5136 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        5566 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        642 загрузки

        Личное использование Бесплатно

        487 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        608 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        369 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        1005 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        818 загрузок

        Личное использование Бесплатно

        Регуляторы

        58722 Скачали

        58722 Скачали

        1-15 Результаты

        • 1
        • 2
        • 3
        • 3
        • 4
        • 4
        • Далее

        Далее более стили

        900 000 + бесплатные шрифты 16 000 + шрифты для коммерческого использования 3100 + дизайнеры

        • Популярные шрифты
        • Commercial Fonts
        • Cool Fonts
        • Coolsive Fonts
        • Блог
        • Справка
        • Контакты
        • Свяжитесь с
        • Brand
        • Условия конфиденциальности
        • Условия
        • DMCA
        • Sitemap

        © 2006-2022 Fontspace

        Без рисунка | Легкое рисование в четыре шага

        Привет, друзья, приветствую всех вас в сегодняшней записи блога. В сегодняшней записи в блоге я предоставил всем вам рисунок без рисунка. Этот рисунок показан в четыре шага. Если вы хотите сделать этот рисунок таким образом, вы должны следовать всему, что указано в этой статье. Я надеюсь, что вы все сможете легко сделать этот рисунок. В этом блоге представлено множество других подобных рисунков. Если вы хотите их увидеть, вы можете перейти на домашнюю страницу нашего блога и найти любой рисунок, который хотите увидеть.

        Следуйте всем указанным основным пунктам, чтобы сделать этот рисунок таким же образом.Видеоурок также предоставляется, чтобы сделать этот рисунок. В видеоуроке хорошо объясняется, как лучше всего сделать этот рисунок.

        Sans Drawing

        Итак, друзья, ниже вы можете видеть, что были предоставлены четыре шага. Некоторые вещи были обсуждены в этих четырех шагах, которые вы должны прочитать. Надеюсь, вы легко сделаете этого Санса. Это Искусство особенно для начинающих.

        Шаг:1 Прежде всего, вам нужно нарисовать глаза Санса

        Итак, друзья, прежде всего, нам нужно нарисовать глаза. Чтобы нарисовать глаза, прежде всего, нарисуйте два круга. После этого нам нужно заполнить черным цветом левую часть наброска. После этого мы должны нарисовать правый боковой глаз.

        Шаг:2 Теперь вам нужно нарисовать нос и улыбку Санса

        Теперь нам нужно нарисовать нос. Чтобы нарисовать нос, нарисуйте небольшой треугольник. После этого мы должны заполнить его черным цветом. Нарисовать нос очень легко. После того, как нарисуем нос, нам нужно нарисовать улыбку.

        Шаг:3 Теперь вам нужно нарисовать Куртку Санса

        Друзья, теперь нам нужно нарисовать куртку.Пока рисуем эту куртку, нам нужно нарисовать и ее руки. Вы можете нарисовать это очень легко. Если вы не поняли, глядя на изображение, то можете посмотреть видео этого арта в туториале.

        Step:4 Sans Рисунок выполнен

        Друзья, теперь этот рисунок полностью готов. Наконец, мы должны нарисовать ноги в этом уроке. После этого ноги, мы должны нарисовать их обувь. Я надеюсь, что вы все поняли до сих пор. Если что-то осталось, можете посмотреть видео-урок этого Арта.

        Смотреть в следующем видео

        Надеюсь, вам понравился этот видеоурок. Если вам нравится этот урок и это видео, прокомментируйте это сообщение в блоге.

        Так много аккуратного фан-арта Посмотрите на это — Как рисовать без ..? (и действительно папирус для этого…

        Анонимный спросил:

        Как рисовать санс..? (и действительно папирус, если уж на то пошло..) Сколько времени вам понадобилось, чтобы понять это? Это самые сложные персонажи для рисования в Undertale.

        Эхех, мне действительно нужно когда-нибудь сделать несколько быстрых уроков — и более подробных для патреона — о том, как я рисую братанов, так как кажется, что многие люди находят это сложным!

        Это немного забавно, но я на самом деле остановился на том, как я хотел сначала нарисовать Папируса — он начал довольно грубо, но я потратил некоторое время, чтобы изучить, что мне понравилось в том, как его рисовали другие художники, и объединил то, что я наблюдал, с мало информации от его спрайтов.

        Что касается Санса, мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, как я его нарисовал; Я начал рисовать его более реалистично, что обычно было моим стилем, когда дело доходит до мультяшных персонажей.

        Как рисовать черничный санс?

        В чем разница между Blueberry и UnderSwap Sans?

        Тем не менее, Blueberry — это исполнение UnderSwap Sans в исполнении Fanon.Он кажется более милым, невинным, а иногда и более детским, в отличие от оригинального UnderSwap Sans. Blueberry не является каноном для UnderSwap и не является правильным изображением UnderSwap Sans.

        Что такое черника без личности?

        Личность. Санс яркий, возбудимый, любящий и любит готовить тако для своих друзей.

        Какой SANS самый сильный?

        Киллер санс намного сильнее чары и у него нет гастер бластеров..и у него сильные атаки костей он может убить эррор санса! И он уже победил Инк Санса! После кровавого матча у него также более 10000 HB, что делает его сильнейшим Сансом!! в конце концов, ЕГО НЕ МОЖЕТ ПОБЕДИТЬ!!