Храмы нарисованные: Самые красивые храмы Санкт-Петербурга — 10 православных культовых зданий разных стилей

Содержание

Самые красивые храмы Санкт-Петербурга — 10 православных культовых зданий разных стилей

Смольный собор возводил Растрелли для Елизаветы Петровны на территории Смольного монастыря, куда мечтала удалиться от дел мирских императрица. Но строительство затянулось, и было завершено лишь при Екатерине II. Хотя стоит отметить и не полностью, 140-метровая колокольня так и осталась в проектах, и в макете.

Воскресения Христова Смольный собор — православный храм, который входит в состав архитектурного ансамбля Смольного монастыря, расположенного на левом берегу Невы на Смольной набережной.

Накануне своего сорокалетия императрица Елизавета Петровна решила уйти от суеты и провести остаток своих дней в стенах монастыря. Она дала распоряжение о строительстве монастыря для 120 девиц из благородных семей. Это строительство предусматривало отдельные апартаменты каждой из девушек с комнатой для прислуги, кладовкой и кухней.

Для себя, как будущей настоятельницы, она велела строить отдельный дом.

Это место было выбрано неспроста. Будучи молодых лет отроду Елизавета Петровна жила в находившемся здесь Смольном дворце. По этой причине дворец также назывался Девичьим.

Составление планов, фасадов и смет было поручено архитектору Бартоломео Франческо Растрелли в 1744 г.  В монастырский комплекс должны были войти храм с домовыми церквями и колокольней, а также институт для девушек из дворянских семей.

Архитектор решил отказаться от традиционных в то время крепостных стен, заменив их стенами с лепниной и вазами. Доминантой планировалась колокольня над въездными воротами. Она должна была достигнуть 140 м. И, соответственно, быть выше колокольни Петропавловского собора.

Для колокольни императрица Елизавета велела отлить огромный колокол. Он должен был весить 20 000 пудов, а в ширину стать более 6,5 метров. Этим колоколом она хотела перещеголять московский Царь-колокол.

Во время строительства Растрелли неоднократно пересматривал проект. Высоту колокольни он увеличил со 140 до 167 метров, а малые купола сместил к центральному.

Восхищенный этим проектом архитектор Савва Иванович Чевакинский, создавая комплекс Никольского собора, отчасти повторил проект колокольни Растрелли. 

Торжественная церемония закладки собора состоялась 30 октября 1748 года. В основание фундамента был торжественно опущен закладной камень. Церемонию увенчал 101 залп из 20 пушек. Монастырь назвали «Смольным», по названию самого места — бывшего смольного двора.

Строительство монастыря велось с небывалым размахом, финансирование из казны было щедрым и регулярным. Собор строился очень быстро. Уже готовили церковную утварь. В Москве отлили колокола. Растрелли выполнил проекты иконостасов.

Благодаря своеобразию взглядов Растрелли, Смольный монастырь был создан в нестандартной интерпретации барокко — в отличии от европейских фасадных стилей, Смольный был предназначен для осмотра со всех сторон.

Однако, из-за того, что началась война с Пруссией, строительные работы замедлились. Проект не был завершён, а победа России развеяла желание императрицы уйти в монастырь. Елизавета Петровна так и не увидела освящение собора.

Соборная церковь Воскресения при Елизавете Петровне была выполнена вчерне, безо всякой отделки. После отъезда Растрелли в Италию с 1762 года главным архитектором Смольного собора был назначен архитектор Юрий Матвеевич Фельтен.

Достраивать корпуса собора стали в 1765 году и закончили в 1775 под руководством Фельтена. Однако из-за отсутствия денег интерьеры так и не были завершены. Было окончательно решено не строить колокольню на уже подготовленных фундаментах. Собор оставался недостроенным почти 70 лет, и его состояние постоянно ухудшалось.

В конце 1820-х годов по указанию Николая I начались работы по окончательной достройке Смольного собора по переработанному проекту В. П. Стасова. Фасады собора были окрашены в желтый цвет; купола храма и угловых церквей, по желанию царя, лазоревой краской с золочеными звёздами. В дополнение к 8-ми старым колоколам, которые служили звоном в малых церквах монастыря, были отлиты 12 новых.

«С величайшим трудом», как вспоминал позже Стасов, в стенах пробивали трубы для печей. По проекту Растрелли собор строился холодным. Полы выстлали ревельской плитой, мраморные ступени и площадки для алтарей выполнили на екатеринбургских заводах.

Из лиственницы изготовили двери и оконные рамы, установили чугунные хоры с решетками. Стены оштукатурили и окрасили в белый цвет, колонны и цоколи пилонов облицевали белым искусственным мрамором. Все работы были выполнены за 3 года, собор был достроен в 1835 году.

Смольный собор побил все рекорды строительства в Петербурге того времени. Храм строился целых 87 лет. Вместительность церковного зала составила около 6 000 человек. Собор был украшен мрамором. Колокольне Растрелли так и не было суждено быть построенной.

В плане весь монастырь представляет собой греческий крест с центральным собором внутри и четырьмя церквями по углам. Собор построен в стиле пышного елизаветинского барокко с такими архитектурными элементами, как люкарны, лучковые фронтоны, покрашен в светлый, мягкий голубой цвет, купола — в серый. Высота собора — 93,7 метра.

Пятиглавие собора выполнено необычным образом. Вливаясь в хор корпусов Смольного института, фасад нижней части собора по стилю архитектуры гораздо больше напоминает дворец, нежели храм. Верхняя часть собора с пятиглавием, по сравнению с ним выглядит лёгкой и устремлённой ввысь.

Даже не испытывающие симпатию к стилю барокко профессиональные зодчие отдавали должное этому творению Ф. Б. Растрелли, совершенству его пропорций и изяществу декоративного убранства.

Согласно легенде, архитектор Джакомо Кваренги, представитель противоположного взгляда на зодчество, несмотря на свой непримиримый характер и откровенную враждебность по отношению к Растрелли, останавливался напротив главного входа в Смольный собор, поворачивался к нему лицом, снимал шляпу и восклицал: «Ecco una chiesa!» «Вот это храм!»

  • Адрес: Санкт-Петербург, площадь Растрелли, 1
  • Ближайшее метро: Чернышевская, Площадь Ленина, Новочеркасская

Иконописцы нашего времени | Статьи

Кто расписывает новые храмы? И старые, чьи стены лишились красок от времени и потрясений? И как сообразуется работа над росписями и иконами с нашей жизнью, в которой часто действуют законы отнюдь не христианские? Об этом — беседа обозревателя «Недели» Ирины Мак с Дмитрием Лазаревым и Константином Охотиным, художниками, работающими в церквях.

Язык росписей — не самый сложный»

вопрос: Должны ли церковные росписи отражать эпоху? Я поясню: скажем, в Угличе, в церкви Царевича Дмитрия на Крови — фривольные росписи XVIII века, с голыми телами, отражающими екатерининскую эпоху. Или: в Кельнском соборе есть росписи XX века.

Дмитрий Лазарев: Есть еще церковные росписи супрематистов. И росписи Васнецова во Владимирском соборе в Киеве… Что делает художник, расписывающий церковь? Отражает свое время, опираясь на канон. А канон — это Италия, это Византия. Передать свое время, опираясь на эту традицию, — основная задача серьезного художника. Когда есть преемственность поколений, это получается естественно: в эпоху Возрождения итальянцы часто изображали Христа в современных одеждах. Но если сейчас изобразить Христа в джинсах — не поймут. Потому что порвалась связь времен.

в: Как расписывают сегодня старые соборы — те, в которых были уничтожены росписи, где в советское время находились склады, тюрьмы?

Д. Л.: Как правило, смотрят, что в этих церквях было раньше. Есть организация по охране памятников, которая не даст сделать ничего другого.

Константин Охотин: Яркий пример — храм Христа Спасителя. Нам предлагали его расписывать. Многие наши однокурсники по Суриковскому институту участвовали в оформлении храма, но мы отказались, потому что там надо было просто повторить то, что было. А копировать неинтересно.

в: Неужели ни в каких старых храмах нет современных росписей — не скопированных или стилизованных, а принципиально новых?

К. О.: Есть, конечно. Полное воссоздание — один из вариантов. А бывает, что художнику дается полная свобода, и вместе со священником он решает, что будет изображено.

в: Обычному человеку, даже православному, часто непонятен язык росписей. Эту информацию надо уметь читать. Вы этому специально учились?

К. О.: Сейчас есть места, где это преподается, — например, в Свято-Тихоновском православном университете, на кафедре иконописи. Но, конечно, в Суриковском институте этого не было. И поверьте, научиться понимать этот язык — не самое сложное.

Д. Л.: Вообще, изначально росписи в церквях появились потому, что люди большей частью были неграмотные. Они видели: вот Страшный суд, вот Введение во храм. А канон нужен был для того, чтобы люди узнавали, что нарисовано.

«Во все, что делаешь, надо верить»

в: Художник, расписывающий церкви, должен быть православным?

К. О.: Что значит — быть православным?

в: Скажем, католики предложили иудею Марку Шагалу сделать витражи «Сотворение мира» для собора в Реймсе, а могут ли наши патриархи заказать иноверцу фреску для православного собора?

К. О.: Конечно, никто у нас документа о том, что мы православные, не требует. Но я думаю, во все, что бы ты ни делал, надо верить. Если не верить — не получится. А Шагал не изменял себе: его витражи были посвящены Сотворению мира — это Ветхий Завет.

Д. Л.: И у него, кстати, есть знаменитое Белое Распятие — холст с летящим Иисусом.

в: Меня всегда интересовало: как расписывают купол? Глядя снизу, это невозможно понять.

Д. Л.: Сначала делается макет купола или развертка, все проверяется. Потом ставят леса, перекрывают купол лесами полностью и ходят по ним как по полу. Шея потом болит.

в: Лежа расписывают?

К. О.: Нет, стоя — так удобнее. Но главная сложность росписи купола в том, что нельзя отойти подальше, посмотреть. Все перекрыто лесами.

Д. Л.: Зато ошибки, которые всегда заметны профессиональному глазу, стена позволяет делать. Стена не терпит только равнодушия. Если человек спокойно берет и красит, как забор, — это видно всегда.

в: Вы руководите росписями храма Покрова Богородицы в Жуковском. Я знаю, что это новый храм. Сколько человек участвует в росписи?

Д. Л.: Состав, конечно, менялся, но в среднем участвовало человек шесть-семь. Работа ведется уже полтора года и еще не окончена.

в: А можно ли роспись переделать?

Д. Л.: Переделать-то можно, но когда все изначально сделано правильно, не возникает сомнений. Ты эту линию не просто проводишь — ты ее чувствуешь.

в: Какой эпохе больше подражают современные росписи?

К. О.: Думаю, современная традиция еще появится — это вопрос времени, но сейчас все началось практически с нуля. Вылезает много подражаний Византии, древней русской живописи — Рублеву, Дионисию, академической живописи XVII—XVIII веков. В какой-то момент должен произойти синтез всех этих стилей.

в: Есть ли современные церковные росписи, достойные, по-вашему, внимания?

Д. Л.: Мне кажется интересным то, что сделали в храме Рождества Богородицы в Крылатском, — это старый храм, буквально восстановленный из руин. Его расписывала мастерская Никиты Нужного, и мы в этом тоже участвовали.

«Лучше расписывать церкви, чем особняки на Рублевке»

в: В церкви в Жуковском вы делали фрески?

К. О.: Нет. Фреска — роспись по сырой штукатурке, а здесь — по сухой, темперными акриловыми красками.

в: А фрески больше не делают?

Д. Л.: Делают, но это более трудоемкая техника. Хотя вот сейчас, когда восстанавливали в Оптиной Пустыни уничтоженный храм, делали фрески — мастерская профессора Максимова, из нашего института. Студенты на практике расписывали стены.

в: Но фреску же нельзя исправить.

Д. Л.: Ее можно дописать. Микеланджело дописывал фрески темперой, и многие так делали. А вообще, поработать в технике фрески очень интересно.

в: Но дорого.

Д. Л.: Конечно. Чтобы расписать стену фреской, накладывается два-три слоя специальной извести и потом пишется за день какой-то один узелочек, назавтра к нему привязывается следующий или даже половина. Швы делают по границам фигур, чтобы было не видно. А потом стена уже ничего не принимает. Я видел старые итальянские фрески, где шов шел по границе кисти руки — на эту кисть мастеру потребовался день работы.

в: Есть разница в ощущениях, когда входите в старый храм или новый?

Д. Л.: Безусловно. Старая архитектура вызывает чувство благоговения. Надо понимать: не храм для художника, а художник для храма. Когда входишь в старую церковь — совсем другая мера ответственности. Храм даже не диктует — просто надо услышать, что он тебе хочет сказать. А художник — лишь средство передачи этого послания.

в: 200 лет назад храм расписывали дольше?

К. О.: Быстрее. Ремесло было на гораздо более высоком уровне.

в: Как уживаются в художнике необходимость зарабатывать на жизнь и потребность заниматься богоугодным делом? И кто заказывает роспись храма — церковь?

Д. Л.: Да, но деньги обычно дают спонсоры. Видите ли, если ставить себе цель заработать, то от этого дела надо уходить. Важны ли деньги? Несомненно. Но они не главное.

К. О.: Все храмы разные. Вот в Торопце, старинном городе в Тверской области, — в нем храм XVII века, открытый недавно. У нас там были прекрасные отношения со священником, работали почти бесплатно. Каждый случай интересен по-своему. А деньги… Сейчас строится много особняков, владельцы заказывают холсты, там крутятся огромные средства. Но я лучше буду за меньшие деньги расписывать церкви.

Д. Л.: Когда мы работали над проектом росписи храма в Жуковском, идеи были совсем другие. Роспись должна была занимать намного меньше места, мы утвердили бюджет. А потом стали переносить проект на стену и поняли, что стена требует другого. В итоге мы усложнили роспись во много раз, но, поскольку договаривались на конкретную сумму, не могли требовать большего. Нам увеличили сроки сдачи работы — и только. У нас на это ушло полтора года, и еще уйдет как минимум месяцев шесть. Но мы согласны: нам очень интересно то, что мы делаем. Это наша жизнь.

Какие иконы в России — самые древние?

Богоматерь Знамение (Новгород, Софийский собор)

Икона написана на Руси до 1169 года. Чудотворная новгородская икона. Самый ранний из сохранившихся списков был сделан в XIII веке.

Владимирская Богоматерь (Успенский собор в Москве)

Оригинал написан в Константинополе в начале XII века. Оттуда икона попала в Киев. Впервые упомянута в летописях в 1155 году, когда была помещена в Успенский собор во Владимире. В нем икона провела почти два века, пока в 1395-м, в канун нашествия на Русь войск Тамерлана, ее впервые не принесли в Москву для моления о спасении города. К 1480 году икона переселилась сюда окончательно. В XV-XVI веках Владимирскую Богоматерь полностью переписали. От первоначального византийского полотна сохранились только лики и фрагменты фона и одежд.

Икона-мощевик «Сошествие во Ад» (Москва, Кремль)

Византия, XII в. Сокращенный вариант традиционного «Сошествия во Ад». Написана на золотой пластине, на лицевой стороне серебряного ковчега-реликвария, предназначенного для ношения на шее.

Боголюбская Богоматерь (Владимир, Княгинин монастырь)

Написана на Руси в середине XII столетия под влиянием появившейся во Владимире иконы Владимирской Божией Матери.

Спас Ярое Око (Москва, Успенский собор)

Написана в Москве в 1340-х годах. Оплечная фигура Иисуса Христа, выдержанная в темной, традиционной для византийской живописи гамме. Однако глубокие морщины на лице и резкие складки на шее необычны для гладкой византийской манеры.

Золото «сажают» на водку

Наталия Киеня

В школах иконописи не учат академическому рисунку и импрессионистскому мазку. В XX и XXI веках, после столетий перемен, художники снова вернулись к канонам, по которым во Владимиро-Суздальской Руси и в Константинополе иконы писали 8 веков назад. В тонкостях мастерства разбиралась корреспондент «Недели» Наталия Киеня.

Секрет красок и грунтов

Владимирская Богоматерь, что висит в Успенском соборе, — не оригинал. Чудотворную икону полностью переписали в XV-XVI веках. От первоначальной живописи, созданной на 3 века раньше в Византии, сохранились только лики и фрагменты одежд. Почтенный возраст, впрочем, не мешает им выглядеть почти такими же яркими, как и 9 веков назад. В чем секрет?

Сейчас в иконописи используют такие же краски, как и в XII веке, — природные минералы, или земли. Их сейчас покупают у геологов истолченными в порошок и привозят в мастерские в баночках и пакетиках с ярлычками внутри. Сухие пигменты растираются, или, правильнее сказать, творятся, пополам с эмульсией из яичного желтка и винного уксуса. Ее можно купить в магазине, а можно сделать самому.

«Густая эмульсия из натурального желтка лучше, — говорит Мария Глебова, преподаватель кафедры иконописи ПСТГУ (Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета). — Она обволакивает каждую частичку краски и «консервирует» ее. Пигменты так не теряют цвета».

Мы стоим около недописанного образа Преподобного Сергия, над которым сейчас работает Мария. На столике у мольберта с доской расставлены пустые пластиковые коробочки и мисочки для красок. В отдельное блюдце налит желток. Рядом, между пакетиками с сухой охрой, лежит еще одно, целое, яйцо.

Мария берет в руки блюдце с разведенной изумрудной краской и трогает тонкой кисточкой лик на иконе. «Я делаю прозелени, — объясняет она, не отрываясь от работы. — Так в иконописи называют тени на лике. А блики света называют пробела. На одежде их часто пишут не белилами, а другим цветом. Синим лазуритом, например. Чтобы создать чувство, что одежда светится, пробела на ней делают негативными — темнее основного тона. Чтобы написать лик, сначала кладут оливковый тон. Поверх него рисуют контуры черт, а после делают вохрение — пишут лик охрой — и кладут пробела. Так что основной, оливковый, тон полностью закрывается другими красками».

Чаще всего иконы пишут на липовых и кипарисовых досках. С обратной стороны к деревянной поверхности прибивают горизонтальные дубовые шпонки — чтобы потом из-за влажного воздуха или времени доску с иконой не начало «вести».

Подготовка поверхности — целое искусство. Древесину в два приема промазывают клеем, затем накладывают паволоку — пеньковую ткань-серпянку, пропитанную горячим клеем. Когда паволока готова, нужно нанести грунтовый слой — левкас, сделанный из смеси рыбного клея и мела. Только теперь на доске можно писать икону.

Искусственные материалы считаются дурным тоном. Акриловой краски, даже золотой, в мастерских не водится. Для позолоты в ход идет натуральное сусальное золото, у которого есть проба. Оно продается в форме тонких квадратных листов, собранных в книжку. Их «сажают» на водку или разведенный водой спирт. Спирт испаряется, и золото намертво пристает к поверхности.

Когда икона закончена, ее еще нужно покрыть олифой. «Правда, с олифой сейчас сложно, — говорит Мария. — Лен почти перестали растить».

Секрет обучения и мастерства

Формально икона относится и к станковому, и к монументальному искусству, но академическое художественное образование в иконописи иногда мешает. «Мы пользуемся обратной перспективой, которая разворачивает пространство на зрителя, — рассказывает Мария. — А в обычной живописи перспектива — прямая. Пропорции и угол поворота ликов тоже делаются по канону, а не по художественным нормам. Икона ведь не зеркало материальной жизни, а окно в другую часть мира… — Мария замолкает, подыскивая подходящее слово. — Горнюю».

Чтобы писать иконы, дипломированным живописцем быть не обязательно. Многие приходят к церковной живописи после Суриковского института и университета им. Строганова, но в мастерских можно найти девушек и юношей из православных семей, которые просто выбрали иконопись как вариант христианской профессии. Правда, художественную школу все же окончить надо — без этого в мастерской делать нечего.

Сейчас в России иконописцев учат в Троице-Сергиевой лавре, Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете и многих других мастерских. «А раньше начинали учиться в четыре года, — вздыхает Мария Глебова. — То есть в десять лет человек уже писал свою первую икону. А в нашем суетном мире гораздо сложнее. Если в 17 лет начнешь, только к 40 годам созреешь как художник».

как ее «прочитать»? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 9 мин.

«Фома» продолжает рассказывать об интересных и красивых храмовых росписях современности. На этот раз мы отправимся в уникальный храм Рождества Пресвятой Богородицы в Дивееве.

Как уместить 2000-летнюю историю на стенах одной церкви? Как сделать подземный, низкий храм легким и невесомым? Как рассказать о событиях XX–XXI веков древним живописным языком? Ответы на эти вопросы пришлось искать авторам росписи — художнику

Дмитрию Трофимову и мастерской «Царьград».

«Для чего расписывают храмы? Почему не оставить стены просто белыми? Так иногда рассуждают люди, не очень хорошо знакомые с христианской традицией. Между тем она не прерывается с апостольских времен», — рассказывает Дмитрий Трофимов. Человеку всегда хотелось выделить и украсить место богослужений. Первые христиане наносили изображения Христа, Богородицы, ангелов на стены катакомб, где совершалась Евхаристия.

Благоукрашение заключает в себе три смысловых аспекта. Художественный аспект касается вопроса «как?». В его основе извечное человеческое стремление упорядочить, гармонизировать окружающее пространство, создать вокруг себя красоту. Потому так режет слух фраза, которую порой приходится слышать: «я не художник, я иконописец». Нужно стремиться к высокому уровню мастерства.

Храм Рождества в Дивеево

Второй аспект — символический. Через образы роспись православного храма проповедует, наставляет.

Третий, самый глубокий аспект заключается в том, что роспись являет собой богословие в красках. Не просто дополняет сакральные тексты, но сама становится полноценной частью Священного Предания. Там, где художник прорабатывает и соединяет все три уровня, возникает духовно-культурное явление — то, что остаётся в веках.

Чтобы начать творческий процесс в храме, нужны три силы, и силы равноправные: настоятель или епископ, жертвователь-ктитор и художник. Они создают концепцию росписи, которая учитывает историю и архитектуру храма, его посвящение, каноническую традицию.

Иерархия смыслов: от Бога к человеку

Храм являет собой модель Божественной Вселенной. И самое главное то, как в этой Вселенной, в этом космосе проявляет себя Господь. Храм уподоблен не физической, но духовной структуре мира. В росписи нужно раскрыть идею предвечного Божественного замысла о спасении человека, выразить живоначальное, действенное проявление Бога в мире.

Поэтому в куполе храма, как в зените мироздания, мы видим создателя Вселенной — Христа Пантократора в окружении Небесных Сил бесплотных. Ниже перед нами разворачивается Священная история: друг за другом следуют фигуры сначала ветхозаветных праотцев и пророков, а затем и апостолов-евангелистов. Еще ниже изображаются новозаветные сюжеты. Через земную жизнь Христа, Его проповедь, муки крестные и чудо Воскресения раскрывается идея Боговоплощения. Самый нижний регистр росписи, как правило, повествует о святом, которому посвящен храм. В четверике (центральной части храма) смыслы прочитываются по вертикали, а в алтаре — по горизонтали.

Важно и то, что роспись рассказывает о месте человека в Божественном мире. Церковное искусство — и это естественно! — не только христоцентрично, но и антропоцентрично. Не случайно, к примеру, ангелы на иконах предстают перед нами в человеческом облике.

Храм Рождества Богородицы: райское сияние под землей

Дивеевский храм Рождества Пресвятой Богородицы — необычный. Строители «подрыли» его под верхним храмом Рождества Христова, который возвели годом ранее. Это произошло после того, как, по преданию, святому Серафиму Саровскому явилась Пресвятая Дева и упрекнула старца: «Сына Моего почтил, а Меня позабыл!»

Храм Рождества Богоматери, по сути, крипта, усыпальница преподобных Александры, Марфы и Елены Дивеевских. Низкие своды, мощные столбы, полумрак — храм напоминает катакомбы. В таком камерном помещении система росписи развертывается лишь по горизонтали, но с соблюдением иерархии смыслов.

Поскольку стены в храме невысокие, всего два с половиной метра, то масштаб фигур для монументальной живописи очень небольшой, если не сказать крошечный, — 50-70 см. Иконописцы работали в трудоемкой технике миниатюрного письма.

Игумения и сестры Дивеевского монастыря попросили художников «Царьграда» исполнить роспись в стиле начала XIV века, взять за основу мозаики храма Карие-джами из ансамбля монастыря в Хоре (Константинополь).

Для руководителя мастерской Дмитрия Трофимова эта просьба была настоящим подарком, ведь Карие-джами — один из самых любимых храмов художника. В Хоре сохранился развёрнутый богородичный цикл. Кроме того, в сравнении с другими храмами Константинополя он довольно камерный, масштаб мозаичных сюжетов небольшой.

Богородичный цикл

Для росписи выбрали золотой фон. С одной стороны, он создает символическое пространство — мир, в котором растворено сияние Божественного света. В этом светоносном космосе разворачиваются события Священной истории. С другой стороны, в сплошной золотой поверхности отражаются светильники, мебель, пламя свечей — и своды словно приподнимаются, исчезает ощущение подвала.

Золотые фоны сочетаются со светлым цоколем, столбами и полом, рисунок которого «Царьград» разработал вместе с мозаичистами. Эту линию поддерживают светлые скамьи вдоль стен.

Художники старались приблизиться к византийскому образцу во всех деталях. К примеру, цоколь в дивеевском храме — мраморный, только в Хоре мрамор настоящий, а в Дивееве — искусная имитация. Она не просто нарисована кистью, а сделана по технологии stucco так, что не отличить от подлинной мраморной поверхности. Мастера максимально точно перенесли в храм и орнаменты Карие-джами, естественно, изменив масштаб и колорит.

Художники не разграничили, а объединили композиции — один сюжет плавно перетекает в другой под едиными золотыми небесами. Нимбы перекликаются с фоном, светлые одежды и скалы — с мрамором

Три цикла росписи

В росписи храма Рождества Богородицы отражены три уровня смыслов. Им соответствуют живописные циклы.

Первый, христологический, раскрывает историю Жертвы. Он находится в алтаре — «святая святых» храма, где совершают Евхаристию.

На восточном своде — там, где в храме обычных размеров была бы конха (перекрытие в форме полукупола над полуцилиндрическими частями зданий), — находится монументальный поясной образ Богоматери с Христом Эммануилом в медальоне — тип «Знамение» или «Воплощение».

Ниже располагается «Евхаристия». Под киворием за престолом стоит священнодействующий Христос. В левой руке Он держит просфору (Агнец), а правой благословляет. С двух сторон к Нему подходят апостолы. По сторонам от престола, на котором стоит Чаша, стоят два ангела в белых облачениях с рипидами в руках. «Евхаристия» напоминает о Тайной Вечере и вместе с тем иллюстрирует литургию, которая совершается на земном и одновременно небесном алтаре.

Конечно, в алтаре изображено «Распятие». Этот образ говорит о том, что Бескровная Жертва литургии приносится в воспоминание и образ страданий и искупительной жертвы Христа. «Омовение ног» и «Тайная Вечеря» также отражают идею Евхаристии.

В алтаре изображены евангельские события — от «Воскрешения Лазаря» до «Уверения Фомы» и «Сошествия Святого Духа». Так цикл раскрывает тему Божественного Домостроительства и отсылает к важнейшим великопостным и пасхальным службам.

Второй цикл — Богородичный. Его сюжеты располагаются перед алтарем. В него входят сцены из жития Богоматери от Рождества до Успения и два богородичных праздника — «Покров» и «Положение ризы Богоматери во Влахерне». Рождество Богоматери занимает самое заметное место — возле алтаря, ведь храм освящен в честь этого праздника.

История обители — третий уровень смыслов

Каждый образ в любом храме имеет некий протограф — священный текст, на который опирается иконописец. Это книги Ветхого и Нового Заветов, апокрифические Протоевангелия. Для цикла росписей, посвященных истории монастыря, сестры обители предложили «Историю Дивеевской обители» — труд священномученика Серафима (Чичагова). В книге он пишет, что Дивеево — четвертый удел Богородицы. Поэтому в росписи богородичный цикл через историю уделов перетекает в повествование о монастыре.

История же уделов такова: после Сошествия Святого Духа в Сионской горнице апостолы и Богородица бросили жребий, по которому Богоматери следовало идти на проповедь Евангелия в Иверию. Но из-за кораблекрушения Пресвятая Дева оказалась на Афоне. Иверия стала называться первым уделом Богородицы, а Святая Гора — вторым. В росписи изображен плывущий по волнам корабль, на нем — апостолы и Богородица. Она указывает на виднеющуюся вдали гору Афон.

Афон, второй удел Богородицы

Спустя столетия афонский монах Антоний, русский по происхождению, вернулся в Киев и основал Печерскую лавру — после явления ему Пресвятой Девы. Так появился третий удел Богородицы. В XVIII веке в Киев пришла преподобная Александра, принявшая постриг во Флоровском женском монастыре. И ей также явилась Богородица. Она повелела монахине отправляться в восточные земли и основать там четвертый удел. Святая Александра послушно отправилась в путь. В небольшом селе Дивеево Богоматерь явилась ей второй раз, дав завет основать монастырь. Все эти события отражены в росписи храма Рождества Богородицы.

За ними следует живописный рассказ в двадцати сюжетах о том, как строилась Дивеевская обитель, какие события здесь происходили. Сначала Дмитрий Трофимов изучил текст сщмч. Серафима (Чичагова), после обратился к уже существующим иконам, росписям, картинам, связанным с монастырем. Многие композиции пришлось придумывать с нуля.

Повествование начинается со строительства Казанского храма на месте явления Богородицы преподобной Александре. К строящемуся зданию дети подносят кирпичи. Преподобная Александра подает им монеты из мешочка. В композиции отражена вся жизнь матушки Александры — исполнение воли Богоматери и служение людям. Сюжеты о преподобной Александре располагаются в той части храма, где покоятся ее мощи.

Строительство Казанской церкви

Духовная эстафета перешла к преподобному Cерафиму Саровскому, который не знал преподобную Александру при жизни, но участвовал в ее отпевании и погребении. В последующем преподобный молитвенно опекал монастырь. В обители появилась новая избранница Божия — преподобная Елена, которая продолжила устраивать монастырскую жизнь. На одной из композиций она передает святому Серафиму купчую на землю для строительства храма. «Собор-то у нас какой будет, матушка! Собор-то какой! Диво!» — радовался святой Серафим. На этой земле к 1875 году был построен величественный Троицкий собор, в котором почивают мощи преподобного.

Собирательным образом стала большая композиция, посвященная пристройке к паперти Казанской церкви двух храмов: верхнего — Рождества Христова и нижнего — самого храма Рождества Богородицы. Здесь изображены исторические личности, так или иначе связанные с этим очень важным событием. Возле строящегося здания стоят преподобный Серафим и его духовное чадо Михаил Мантуров со свитком-чертежом в руках. С другой стороны на освящение храма идет преподобная Елена с арзамасскими клириками. На переднем плане — святая Марфа, которая носила камни для строительства церкви Рождества Богородицы и преставилась совсем юной, в возрасте 19 лет. Композицию венчает образ Богоматери во славе как знак того, что храмы построили по Ее воле и благословению.

Строительство храмов Рождества Христова и Рождества Богородицы

Непросто было перевести на язык древней живописи сюжеты почти современные — заключительные исторические сцены.

Великому торжеству — обретению мощей преподобного Серафима посвящена композиция, на которой изображен кульминационный момент, когда 30 июля 1991 года, по слову святого старца: «… а будет диво, как плоть-то свою убогий Серафим принесет в Дивеево!», прибыл в монастырь крестный ход с мощами преподобного Серафима. Возглавлял его Патриарх Алексий II.

Преставление преподобной Александры Дивеевской

Обретение святых мощей трех преподобных дивеевских жен, святых Александры, Елены и Марфы, произошло уже в наши дни, в 2000 году. Дмитрий Трофимов разработал и написал композицию по благословению игумении Сергии. Мощам поклоняются сестры обители во главе с игуменией и митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов) с клириками. Так заканчивается рассказ об истории четвертого удела Пресвятой Богородицы — Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря.

Интересно, что святые, и не только святые, а просто наши современники встроены в христоцентричную Вселенную, осмысленную исторически.

Обретение святых мощей
преподобных Дивеевских жен

Так роспись становится путеводной нитью для молящегося. Она ведет от Сионской горницы через преемственность уделов Богородицы до наших дней. Все две тысячи лет выстраиваются в цепочку событий, имеющих духовное значение для жизни Церкви. И в этой жизни проявляются судьбы разных людей, образы которых иконописцы запечатлели на стенах.

Анор Тукаева о том, как и зачем его сохраняют — Российская газета

«Родина» много писала о Рождественском храме в селе Крохино на Белом озере. В 1990 году фотокорреспондент Александр Джус сделал первую съемку храма с воздуха — и этот кадр был на обложке «Родины». В 2017-м мы сняли фильм о волонтерах, которые взялись восстановить храм — как памятник затопленным церквям, селам и городам.

С тех пор Анор Тукаева — руководитель Центра культурного возрождения «Крохино» — и ее друзья продвинулись далеко вперед к своей цели. Построена дамба, защищающая храм от волн и ледохода. Сделаны мостки к берегу. Крохино вновь появилось на картах!

А еще создан календарь в память об ушедшем под воду селе. Он называется «Сказки Крохинских болот». Лучше Анор не объяснить, почему нельзя затопить сказки и память. Ей слово…

— Получила письмо. Настоящее. Написал его учитель истории Валерий Митрофанов из поселка Новокемский, что на северном берегу Белого озера. Мы общаемся уже несколько лет, а три года назад он привез в Крохино своих старшеклассников помогать в работах. Один из шести местных жителей за все 10 лет, приехавших помочь волонтерам.

В письмо был вложен пожелтевший от времени акт оценочной комиссии 1952 года с описью имущества одного из переселяемых домов при затоплении родной деревни. Из упоминаемого имущества — жилой дом, сени, крыльцо, уборная и электроосвещение. А еще он написал такие слова: «Я хорошо помню рассказ своей матери о затопе, ей пришлось оставить свой дом, его так и не смогли вывезти <…>. Этот затоп для наших людей стал трагедией всей жизни».

Весь вечер я просидела с этим письмом на коленях, разглядывая карту на обороте («ни одной деревни и поселка уже не осталось, утонуло все… вот здесь жил мой отец, деревня Ковжа… моя мать жила в деревне Конёво…») и неразборчивый почерк. И вот, о чем я думала.

Много лет общаясь с переселенцами, внутренне ждала, что услышу эту самую фразу про «трагедию всей жизни». Но вместо этого звучало: «дак я мало что помню с тех лет», «ну затопили, и что уж теперь вспоминать» и что угодно еще. Кроме такой звенящей и очевидной, но такой горькой правды, которую я отчего-то ощутила в самую первую свою поездку в Крохино в 2009 году, едва прикоснувшись к стенам храма.

Это такая боль, которую трудно выразить, ее не передать. И в то же время ее нужно как-то принять, идти с этим дальше.

Где-то в фоновом режиме думаю об этом постоянно. И идея переложить воспоминания переселенцев в сказки — выросла как раз оттуда, в надежде трансформировать эту горечь в маленькое чудо. Чтобы примириться с прошлым, принять его, отпустить, почувствовать тепло и свет.

Я знаю, что превращение горечи в чудо — одна из миссий крохинского храма. И как же мне хотелось донести ее до местных жителей и переселенцев. Но они, как правило, отмахивались, не веря ни мне, ни своим глубоко похороненным надеждам. Вот почему первая сказка нашего календаря посвящена Рождеству, престольному празднику храма-маяка, а сам храм нарисован в образе Ковчега. Храм примиряет все времена, собирает и принимает всех в свою колыбель, как старик, качающий в люльке младенца.

Календарь «Сказки крохинских болот». Фото: planeta.ru

Мне очень хочется, чтобы этот календарь увидели наши переселенцы и их дети, чьи воспоминания легли в основу проекта «Сказки Крохинских болот». Сами они его, конечно, не купят — люди пожилые, интернетом, как правило, не пользуются, и о нашем проекте вряд ли узнают.

Мы отправим для них отдельный небольшой тираж календарей. Чтобы и они ощутили, что эту боль можно пересказать, переложить в сказки. Чтобы почувствовать себя не одинокими в этой истории.

ЗВОНОК В НОВОКЕМСКИЙ

«Это потрясение на всю жизнь…»

Корреспондент «Родины» Артем Локалов позвонил Валерию Митрофанову, учителю истории и обществознания Новокемской школы. Именно он прислал письмо Анор Тукаевой.

Валерий Константинович рассказал, что документ о переселении был выписан Елене Епифановой, которая позднее преподавала в Новокемской школе, а ему бумагу передали ее родственники.

Сам поселок Новокемский был образован после переселения сюда людей из затопляемых ниже по течению Ковжи сел и деревень — это противоположный от Крохино, северный берег Белого озера. Кому-то удалось перевезти свои дома на новое место, чьи-то остались на прежнем и были сожжены перед затоплением. Эта участь постигла и дом матери Валерия Митрофанова. Он родился уже в Новокемском.

— Она вспоминала про Родину только хорошее. Про место, на котором стояло Конёво. Про землю, которая удобрялась илом во время разливов реки и на которой собирали хороший для Севера урожай, — вспоминает Валерий Митрофанов.

Крохинский храм он увидел еще мальчишкой — с борта «Метеора». То первое потрясение врезалось в память на всю жизнь. Потому, узнав о волонтерах, повез поработать в Крохино своих учеников…

Более 300 ангелов были нарисованы в Храме Христа Спасителя

28 Ноя Более 300 ангелов были нарисованы в Храме Христа Спасителя

Размещено 00:24h в Для СМИ, Новости автор Наталья

В главном храме страны прошла акция «Крылья ангела»

Талантливые дети из многодетных семей города Москвы и Севастополя 27 ноября собрались в главном храме России – Храме Христа Спасителя – на традиционную акцию «Крылья ангела». 300 детей, а также известные российские художники с благословения Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла рисовали своих ангелов-хранителей в преддверии Дня матери.

Акция «Крылья ангела» прошла второй раз. Дети из многодетных семей всех округов столицы, а также от Ассоциации матерей, воспитывающих 10 и более детей, рисовали ангела-хранителя таким, каким они его себе представляют. В этом году к москвичам присоединились 24 одарённых юных художника из Севастополя. Также в акции приняли участие известные российские и зарубежные художники.

Священник Иоанн Нефедов, клирик Храма Христа Спасителя, в своём вступительном слове сказал: «Ангел сопутствует нам со дня крещения. Он неотступно и неусыпно пребывает с нами во все дни нашей жизни». При этом он напомнил, что ангел – это не декоративное существо, которое часто представляют в виде купидончика с луком и стрелами в соответствии с творчеством художников XVIII века. «Надо всегда помнить, что ангел – это служитель Божий, который постоянно печётся о каждом из нас. Он очень сильный. Он очень любит нас», – сказал Отец Иоанн.

Заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Татьяна Барсукова сообщила всем участникам акции, что в этом году к акции присоединились и другие города России. «От всех участников идёт импульс инициативы, творчества, которыми вы заражаете и других. Мы знаем, что сегодня к нам подключились Краснодар, Мурманск и ещё ряд городов», – отметила она и напомнила, что в октябре «Крылья ангела» уже прошли в Севастополе.

В Крыму акция прошла 22 октября. 50 крымских детей рисовали картины в Кафедральном Свято-Владимирском соборе в Херсонесе. Согласно «Летописи временных лет», в церкви, которая стояла на месте Свято-Владимирского собора, с крещения Великого князя Владимира в 988 году началось крещение Руси.

Самые талантливые авторы приехали на московскую акцию.

«Мы привезли детей-участников акции «Крылья ангела», которая проходила в Севастополе в октябре, – это 24 человека. Мы рады, что мы можем свободно приехать в Москву, что это теперь наша столица. Наши дети могут общаться с другими детьми страны, география их мировоззрения расширилась. Нас восхитил и поразил Храм Христа Спасителя своей содержательностью, красотой и величием. Для детей это событие, безусловно, навсегда останется в памяти», – сказал директор Севастопольской детской морской флотилии Александр Осокин.

Председатель РОО «Объединение многодетных семей города Москвы» Наталья Карпович в свою очередь, напомнила, что первый ангел-хранитель у любого ребёнка – это мама, и именно поэтому акция проходит в преддверии Дня матери. Он призвала нарисовать либо маму, либо ангела-хранителя в традиционном понимании, либо ангела-хранителя для России: «Чтобы всегда было в небе солнце, рядом мама, и чтобы мы помнили, что самое главное – это человеческая жизнь».

После приветственных слов Отец Иоанн вместе со всеми собравшимися прочитал молитву на начало всякого доброго дела.

Мольберты заняли и периметр самого Храма Христа Спасителя (верхний храм), и Церковь Преображения Господня (нижний храм). На каждом  мольберте был набор акриловых красок, палитра и кисти, карандаш и ластик. Волонтеры также из числа многодетных помогали принести воду, найти нужную краску у соседа, сориентировать в Храме. Самым маленьким художникам помогали родители.

После завершения работ дети отправились в трапезную Храма. Все участники получили подарки и футболку с крыльями ангела.

«Мы очень ждали эту акцию в Храме Христа Спасителя, потому что те, кто участвовали в прошлом году, отзывались с восторгом об атмосфере и воодушевлении, которое охватывает здесь. Очень хотелось тоже испытать это. И в принципе да, здесь рисуется иначе. Легче. Идеи сами приходят», – поделилась с нами юная художница Анастасия.

Всего во время акции детьми было написано 300 картин. Часть из них пойдут на благотворительные цели – вырученные от них средства будут направлены на организацию новогодних праздников на дому для маломобильных детей из многодетных семей.

 

Ряд картин написали известные московские художники Александр Богатырев, Пётр Грошев, Анатолий Денисов, Юрий Леонов, Валерий Светлицкий, Илья Птичкин, Андрей Мишов, Алексей Шеболдаев, Анна Захаркина, Вера Лагутенкова, Татьяна Годовальникова, Михаил Сорокин, Александр Чагадаев, Алексей Гиляров, Александр Курушин, Екатерина Тюрикова. На мероприятие во второй раз специально прилетел известный художник из Болгарии Павел Митков.

Для художников акция «Крылья ангела» – это единственная возможность рисовать в Храме Христа Спасителя.

«Когда Храм строился, наша студия разрисовывала один и куполов. Сейчас рисовать в Храме категорически запрещено. «Объединению многодетных» каким-то чудом удалось получить разрешение и благословение на акцию. Я нахожусь здесь в состоянии полёта и удивительном состоянии присутствия Бога», – сказал Алексей Гиляров, член-корреспондент Международной Академии Культуры и Искусства, член Союза Художников России.

«Я, когда увидел работы детей, чуть не заплакал от счастья. Эту чудо. Все дело в непосредственности. Дети этим как раз обладают», — поделился своими впечатлениями Валерий Григорьевич Светлицкий, член Московского Союза Художников.

«Это связь поколений, детишки смотрели на нас, учились и понимали, что они не одни – у них есть не только ангел-хранитель, родители, но другие люди, которые их любят, которые им всегда помогут», – сказал Пётр Грошев, член Московского Союза Художников.

До конца года акция пройдёт ещё в Волгограде, Вологде, Ростове-на-Дону.

РОО «Объединение многодетных семей города Москвы» благодарит патриарха Московского и всея Руси Кирилла, епископа Орехово-Зуевского, викария Святейшего Патриарха Московского Пантелеимона, протоиерея Михаила Рязанцева, завод художественных красок «Невская палитра», ООО «Смарт Декор», студию «Кетлин», организатора онлайн трансляции компанию Planetpics, генерального директора российского производителя «Силк Пластер» Сергея Арутюнова и его супругу, «Авто-Пристань», перевозчика компанию «Грузовичкофф», сеть современных супермаркетов детских товаров «ДЕТМАРТ» и Фатиму Хадуеву за предоставленную «Простую воду».

Все фотографии с акции Вы можете посмотреть в наших группах в социальных сетях «Вконтакте», «Одноклассники» и «Facebook».

 

Ждать ли Церкви новых кощунств? — опрос

В ночь с 26 на 27 марта 2012 года неизвестные осквернили православный храм святителя Митрофана Воронежского, находящийся в Москве, на 2-ой Хуторской улице. На ограде храма была нарисована свастика и лозунги освободить участниц провокации в храме Христа Спасителя.

Читайте: Протоиерей Димитрий Смирнов об осквернении храма: Дьявол открыто заявил нам о своем существовании (+ Видео)

Как церковной общественности реагировать на произошедшее? Ждать ли новых кощунств? Что сделать Церкви, чтобы успокоить общество? Мы попросили прокомментировать ситуацию известных священнослужителей и экспертов.

Протоиерей Сергий Правдолюбов:

Вспомнить опыт новомучеников, убрать, почистить и терпеть

Это безусловное продолжение реакции на довольно суровое и жесткое отношение Церкви к этому вопросу. Если бы Церковь проявила больше милосердия там, где требуется, то никаких таких акций и разукрашиваний бы не было.

Позиция Церкви была слишком суровой, поэтому она еще осталась и виноватой. Но Церковь в данном случае не виновата.

Однако, если бы более ярко, четко, быстро после этой акции Церковь сказала свое слово, никаких таких акций больше нигде бы не было.

Даже если и будут новые провокации, не надо этим смущаться. Ну, будут, ну и что? Будем терпеть, молиться и спокойно к этому относиться.

Если вы помните, провокация была перед революцией 1905 года в Оптиной Пустыни. Там было гораздо страшнее, чем в храме Христа Спасителя. На престол в присутствии прихожан забрался голый человек, он, конечно, был психически болен. Все это расценили как предзнаменование революции 1905 года. Но никто его не преследовал, не бил, и он сам потом ужасался, когда его привезли в больницу: «Что со мной было? Что со мной было?» И он рассказал, что мощный внутренний голос требовал от него, чтобы он такое совершил.

Но никто никого не осуждал, никаких потрясений не было. Храм и престол освятили. Кстати, храм Христа Спасителя тоже надо было святой водой покропить – и больше ничего!

Слушайте, XX век вы что – забыли что ли? Опыт новомучеников, исповедников… Там не такие вещи творились! И разве Церковь обращалась в советскую прокуратуру того времени? Никогда! А почему мы должны сейчас обращаться в нашу прокуратуру?

Надо относиться к этому крайне спокойно. Убрать, почистить все, что они сделали – и терпеть.

Светское же общество вообще никак и ничего не должно! Ибо оно еще как таковое на ноги не встало. Светское общество – это советское общество. И нынешнее восприятие Церкви остается в русле XX безбожного века, 70-летнего воспитания всех людей. Что же мы сейчас хотим от них, чтобы они это поняли? Даже у молодежи, которой 20 лет, нет никакой традиции – ни старой, дореволюционной, ни новой. Она еще не выработана. Их никто еще не воспитал. Какая же должна быть их реакция? Они могут только учиться на нашем опыте и отношению к Церкви, и любви, и милосердию!

Я очень скорблю, когда мощные нападающие журналисты цитируют Евангелие, Священное Писание целыми кусками. Это настолько неприятно! Мы же Евангелие знаем, и мы его стараемся выполнять! А они нам пальцем показывают: вы неправильные верующие, у вас неправильная Церковь, потому что вы не следуете заповедям своего Господа Иисуса Христа Спасителя. Вот это тяжело и неприятно.

Но опыт XX века надо учитывать и не переживать, не волноваться по мелочам. Все будет нормально. С терпением, с молитвой все перенесем.

Андрей Золотов, главный редактор журнала «Russia Profile»:

Церкви нельзя наращивать конфликт

Андрей Золотов

Отец Дмитрий Смирнов и его храм святителя Митрофания Воронежского — мои соседи, моя дочка училась в их замечательной приходской школе, а теперь ходит там в художественную школу. Поэтому, прежде всего, я хочу выразить глубоко уважаемому мною отцу Дмитрию и всем членам его многочисленной, деятельной общины свое сочувствие, прямо хочется сказать «со-болезнование» в буквальном смысле этого слова. Эта акция очень неприятна и мне, тем более, что я живу в соседнем доме с храмом Митрофания Воронежского.

Я не следователь, да и как журналист не занимаюсь расследованием этой акции, но мне кажется, что это — действия, направленные на эскалацию общественного конфликта вокруг печально известной женской группы. Неправильно его представлять как конфликт Церкви и светского общества.

В этом конфликте гораздо более, чем две стороны, много нюансов, задеты чувства людей, идет острая дискуссия как в обществе в целом, так и внутри Церкви.

В результате все приобрело уже очень болезненный характер того, что православные часто называют «постовым искушением» — люди радикализируются в спорах, и иногда даже старые друзья ссорятся на этой почве.

Если сначала общественное мнение было безусловно на стороне Церкви и многие даже далекие от Церкви люди высказывали свое возмущение акцией женской группы, то впоследствии, когда несколько подозреваемых были арестованы, повестка дня изменилась и общественное мнение повернулось против Церкви, по крайней мере против тех заметных голосов в Церкви, которые требуют отмщения. Внутри нашего церковного сообщества впервые, наверное, в условиях свободы весьма болезненно происходит обсуждение того, как христиане должны вести себя перед лицом неблагоприятного к себе отношения.

Граффити на храмовой ограде, тем более с изображением свастики — это отвратительная хулиганская акция, оскорбительная для верующих, хотя она и не тянет, на мой взгляд, на осквернение храма. Кое-где в нашем районе есть, конечно, надписи на стенах, но таких крупных, ярких и демонстративных я не видел никогда. Поэтому мне трудно предположить, что это какая-то местная шпана случайно мимо шла и написала — раньше она этого не делала.

В то же время храм Митрофания Воронежского — это не какой-то заметный храм в центре Москвы. Это маленький храм на перекрестке двух маленьких улиц и тупика в тихом районе за пределами Третьего кольца. То есть, скорее всего, кто-то специально сюда приехал, зная, что здесь служит яркий, популярный, медийный и любящий общественную полемику священник, и бросил ему вызов, рассчитывая на жесткую ответную реакцию, прежде всего в СМИ, с целью дальнейшей эскалации общественной напряженности.

Сегодня уже многое сделано, в том числе и со стороны людей Церкви, чтобы этот конфликт наращивать. Я думаю, что есть ситуации, в которых лучше всего промолчать или высказываться подчеркнуто осторожно. Как бы нам ни было больно и обидно! Вспомнить слова молитвы Ефрема Сирина, которую в церкви произносят сейчас каждый день, а действуем мы в основном противоположно каждому ее пункту. Представьте себе, что бы случилось, если бы, по ее словам, вместо «любоначалия и празднословия» мы вдруг обратились к «смиренномудрию, терпению и любви», да еще и «не осуждали брата своего»!

Что же до общества в целом, то правоохранительные органы, наверное, должны делать свое дело, не прибегая к жестокостям типа ареста на два месяца по подозрению в хулиганстве. Люди творческие и политически активные могут, наверное, подумать о пределах своей свободы творчества или методах выражения протеста. Журналисты — с удвоенным усердием выбирать слова. Общественные организации и фигуры, имеющие общественный авторитет — утихомиривать страсти, а не разжигать их. Во всей этой истории много важных для общества дискуссионных вещей. Но для того, чтобы приблизиться к какому-то конструктивному разговору на эту тему, не говоря уже о выработке консенсуса, надо прежде всего остановить эскалацию напряженности, перестать провоцировать друг друга и немножко успокоиться.

Священник Константин Камышанов, архитектор, клирик Спасо-Преображенского монастыря г. Рязани:

Осквернение храмов — организованная атака на традиционное общество в России

Священник Константин Камышанов

В этой истории интересный момент состоит в том, что мы можем видеть смену цивилизационного вектора развития европейской цивилизации. Это любимая тема наших патриотов о «загнивающем» Западе была принята у нас как знамя от пассионарных коммунистов, мечтающих о вселенской миссии.

С одной стороны, всякому, кто бывал в Европе, совершенно очевидно, что весь этот кусок мира был преображен христианами и христианством. Можно сказать: да, здесь живут христиане, которые могут сказать Господу: вот Ты дал нам эту землю, а мы возвращаем ее Тебе в виде картины. Нужно быть совсем бессовестным, чтобы лгать и видеть в Европе духовную дыру.

Вместе с тем, мы видим, что атаки на христианство имеют место и в Европе, как на личном уровне, так и на государственном.

В прошлом году иммигрант-сомалиец влез на престол собора Санта-Мария дель Фьоре во Флоренции и принялся там танцевать. Во Франции происходят случаи вандальских погромов церквей. То есть и там постоянная составляющая личного террора по религиозному принципу. Есть меры государственного искажения и подрыва культурного столпа Европы. Культ и культура – однокоренные слова.

Кажется, те люди, которые реально управляют Евросоюзом, пришли к выводу, что христианство и образованный класс – элита – это слишком дорогая игрушка для строителей будущей Европы. Начинается процесс маргинализации пространства Пакс-Романа. Вандализация. Сначала сломали Рим как город. Теперь пошел процесс демонтажа наследия Рима.

То, о чем можно было прочесть у Цицерона — ценности семьи, дружбы, самопожертвования ради высоких целей — выбрасывается прочь. Если посмотреть, как в Голландии в церквях устраиваются кабаки, спортзалы и танцевальные классы, становится понятно, что Великая Французская революция не окончилась на нашем континенте и в нашей стране. Она во Франции, Англии, Голландии и в других странах, в мягкой форме повторяет то, что было у нас в тридцатые годы: локализация христианства в культурное гетто, дикая уравниловка в правах и возможностях, пренебрежение к интеллектуальной элите, поощрение грубых наклонностей в человеке.

Наглядным примером смены ориентиров и целей служат новая скульптура, живопись и архитектура. В Австралии есть замечательный в этом плане памятник: какой-то дяденька в камзоле и буклях, весьма благообразного вида, но стоит он почему-то на голове. Русскому сознанию это, мягко говоря, чуждо. Есть памятники писающим мужчинам и женщинам, свиньям, коровам. Замечателен «Пьяный дом» в Праге. Это не просто торжество мещанства и дурного вкуса. Это лакмусовая бумажка, свидетельствующая о том, что многие западноевропейцы желают легитимизации своего бездарного, хладного и порочного существования. Они ставят на пьедестал утробную жизнь. Хотя там очень, очень много достойнейших людей.

В Европе поднимается уже заметный шторм. «Пуси» – это первая волна организованной атаки на традиционное общество в России. Это первая волна, ударившая в наш берег. Они отличаются от одиночек-маргиналов, ранее атаковавших Церковь, организованностью, поддержкой и прикрытием. Это совсем не экшн глупых девчонок.

Англия, выполняя свою миссию, донесла Библию и технологию машины «государство» почти во все концы света. Россия доставила христианские плоды цивилизации в те страны, на которые имела политическое влияние: библиотеки, школы, больницы, университеты, театры – это русский след. Очевидно, Европа «устала» от той христианской цивилизаторской миссии, которую она выполняла в течение последних полутора тысяч лет.

Священник Сергий Круглов, поэт, клирик Спасского собора города Минусинска Красноярского края:

Нельзя отвечать бесу его же оружием — местью

Священник Сергий Круглов

Провокация ли это? Разумеется, провокация. Дух нечистый, собственно, от века этим и занимается — устраивает провокации , чтобы люди на них велись и проявляли греховные страсти: ненависть, осуждение и так далее.

Как отвечать христианам на провокации? Прежде всего, по-христиански, с молитвой к Богу о вразумлении тех, кто это сделал, сдерживая негативные эмоции, являя перед нецерковными людьми то, что и должно отличать христиан: мирный дух, твердость в вере, готовность спокойно объяснять людям духовную суть происходящего, осоленность своих слов солью Евангелия. Стараясь не отвечать бесу его же оружием — местью, он только этого и ждет, чтоб поднять новую волну свистопляски вокруг Церкви…

Написали на стене? И что они этим доказали?… Как говорила Анна Ахматова: «Если на улице кричат «дурак», необязательно оглядываться». Церковь Христова стояла две тысячи лет и будет стоять.

И еще думаю над одним моментом: как бы ни трактовать символ свастики, в России, да и не только, он крепко связан в сознании людей именно с фашизмом в первую очередь. Так что если его намалевали на стене в самом деле нацисты и действительно поклонники группы «Пусси Райот» (и то, и другое как-то сомнительно — несомненно лишь то, что элементарной воспитанности и ума у сделавших это немного…), то они оказали им медвежью услугу — либеральные правозащитники и журналисты, я думаю, предпочтут разумно дистанцироваться от нациствующих «попутчиков».

Александр Морозов, шеф-редактор Русского журнала, директор Центра медиаисследований УНИК:

Храм осквернили безумные подростки, а не мрачные антиклерикалы

Я думаю, конечно, будет какое-то расследование этого. Будет интересно узнать, кто это сделал. Мне кажется, что есть 2 варианта происхождения этих безобразных надписей на ограде храма.

Эти предположения имеются в блогосфере.

Первое – что это могли сделать подростки-антифашисты. У которых в голове полный туман. Они на многих городских стенах что-то пишут, просто особенно жаль, что они это сделали на ограде храма Митрофана Воронежского.

А вторая версия – что это сделали сотрудники спецслужб. И это – провокация, направленная на то, чтобы дальше разжигать скандал вокруг Pussy Riot и в целом поддерживать какой-то градус скандала вокруг Церкви.

Я думаю, что где-то здесь и находится истина. Никто из взрослых и хоть сколько-нибудь вменяемых людей сделать такого не может. Это сделали какие-то 16-летние подростки.

Конечно, это реакция на очень жесткое выступление отца Димитрия по телевизору. Но надо заметить, что в обществе раскол сейчас. И он углубляется, поэтому приходится ожидать каких-то безумных реакций.

Я думаю, что в такой ситуации священство и активные миряне должны занимать сдержанную взвешенную позицию. Ни в коем случае нельзя поднимать громкую кампанию по поводу того, что вот, какие-то мрачные антиклерикальные силы штурмуют церковь. В этой истории речь идет о безумных подростках, а не о мощных антиклерикалах, которые напали на храм отца Димитрия. В общем, конечно, должно быть какое-то умиротворение.

Я думаю, что и в светском обществе никто не поддерживает подобных действий. Одно дело – полемика по поводу государственно-церковных отношений, места Церкви в обществе, в которой могут высказывать самые радикальные взгляды. Но никто не может поддержать актов вандализма, в том числе, как мне кажется, даже атеисты.

Читайте также:

и другие материалы по теме.

В Индии не знают, что делать со свалившимся на голову богатством

В Индии разгорелись жаркие дискуссии о том, куда девать несметные богатства, найденные в одном из храмов в штате Керала. Эксперты оценивают приблизительную стоимость сокровищ в 20 миллиардов долларов. Среди реликвий – древние золотые статуи, целая тонна монет, мешки с бриллиантами. Местным жителям, многие из которых живут за чертой бедности, эти драгоценности помогли бы значительно улучшить финансовое положение. Однако члены индуистских общин уже пригрозили: если сокровища покинут пределы храма, они совершат массовое самоубийство.

Едва ли во всем мире найдется человек, который отказался хотя бы на минуту очутиться за дверями вот этого небольшого храма в городе Тривандрум, что на юге Индии. Внутри – несметные сокровища. Они хранились там на протяжении столетий, и до сегодняшнего дня о них никто не знал.

20 миллиардов долларов – это примерная стоимость. Для сравнения: столько за четыре года хочет сэкономить Ирландия, чтобы выбраться из экономического кризиса.

«Эта сумма не учитывает археологическую ценность находок. Да и вообще цифра, которая называется, очень скромная. Думаю, когда подсчитают общую стоимость богатств, все сильно удивятся реальной цифре», – говорит Регхучандра Наир, сотрудник администрации храма.

По рассказам, среди откопанных сокровищ – статуи богов из чистого золота, щедро украшенные рубинами, изумрудами и бриллиантами. Есть огромные короны и ожерелья, 36-килограммовое золотое полотно. А монет столько, что их даже не пересчитывали, а взвешивали мешками. Намеряли ровно тонну. Часть монет датируется периодом Восточно-индийской компании и периодом Наполеоновских войн.

В храм не пускают никого. По периметру выставлена вооруженная охрана, в ближайшее время начнется монтаж видеокамер.

Упоминание о храме бога Вишну в городе Тривандрум относится к давним времена. Однако основное его строительство приходится на время расцвета королевства Траванкор, которое когда-то располагалось на месте нынешнего штата Керала.

В течение многих лет служители храма собирали пожертвования – золото, драгоценности, статуи. Большой вклад сделала и королевская семья.

Шесть комнат запечатали 150 лет назад. И непонятно, как сокровища уцелели в эпоху колонизации Индии Великобританией.

Подвал храма состоит из шести комнат. Пять открыты, шестая до сих пор опечатана. На ней нарисовано изображение змеи. По словам местных жителей, это плохой знак, и входить в это помещение служители храма не решаются. Да и ко всем чужакам относятся настороженно.

«У нас есть такое же оборудование, как и у полицейских в других штатах. И даже в столице. Мы на 100 процентов можем обеспечить такую же безопасность, как и они. Мы даже лучше. Наши полицейские знакомы с культурой и традицией людей этого храма. Никто не знает их лучше нас», – утверждает Чику Падмакумар, полицейский г. Тривандрума.

Такая находка в стране, где значительная часть населения живет за чертой бедности, требует особой охраны. И до сих пор неясно, что с этими сокровищами делать. Одно из предложений – создать музей. Но индуисты грозят акцией массового самоубийства в случае, если сокровища, найденные в храме, будут вывезены оттуда. А потому предложения вроде продать и построить школы с больницами даже не обсуждаются.

И это, похоже, тот случай, когда действительно лучше ничего не трогать и даже не знать, что находится там, за закрытыми дверями.

Окрашенный храм:

Я несовершеннолетний, можно мне сделать татуировку?

Хотя штат Юта разрешает делать татуировки несовершеннолетним, Painted Temple татуирует только людей от 18 лет и старше. Из этого правила нет исключений, приносим извинения за неудобства.

За городом

Если вы приехали из другого города, штата или страны, пожалуйста, заранее обсудите это с художником по вашему выбору. Большинство наших художников работают только по предварительной записи, и мы бы очень не хотели видеть, как вы путешествуете, а не делаете татуировки.Вы можете найти их контактную информацию на их отдельных страницах.

Пирсинг?

В настоящее время мы не рекомендуем Dustin at Enso Piercing, расположенный по адресу 265 E 900 S, STE A, SLC, UT 84111

.

https://www.ensopiercing.com/

Какие формы оплаты вы принимаете?

Пожалуйста, посоветуйтесь с вашим художником перед приездом. Некоторые художники принимают только наличные, другие принимают основные кредитные карты.

Мне нужно записаться на прием?

Большинство наших художников работают только по предварительной записи.У нас есть несколько артистов, которые приходят сюда, если они не забронированы. Прием посетителей осуществляется в порядке очереди. Вы всегда можете позвонить в магазин и узнать о наличии свободных номеров или времени ожидания.

Как мне записаться на консультацию / прием?

Мы предлагаем просмотреть портфолио художников, чтобы узнать, чей стиль лучше всего подходит для работы, которую вы хотите получить. Учтите, что наши мастера татуируют только в своем стиле; если то, что вы имеете в виду, не соответствует этому стилю, они могут направить вас к другому художнику или предложить изменения, отражающие их стиль.После того, как вы определились с предпочтительным исполнителем, не стесняйтесь обращаться к нему, используя контактную информацию, которую они предоставили на сайте. Большинство наших художников самостоятельно проводят консультации и назначают встречи. Звоните в магазин по телефону (801) 428-0687 или напишите нам по адресу [email protected], и мы будем рады помочь вам ответить на любые ваши вопросы.

Нужно ли мне оставлять залог?

Да, после консультации, когда будет назначена запись, потребуется внести залог.Ваш депозит будет применен после завершения татуировки.

Я оставил залог и назначил встречу, когда я увижу свой дизайн?

Некоторые работы нашего художника сделаны от руки, и вы должны доверять своему художнику. Мы никогда не рассылаем наши дизайны в электронном виде до вашего визита — в этом нет исключений. Вы увидите их искусство в день вашей встречи, и они смогут внести любые изменения, которые вы захотите в этот день.

Окрашенный храм:

Я несовершеннолетний, можно мне сделать татуировку?

Хотя штат Юта разрешает делать татуировки несовершеннолетним, Painted Temple татуирует только людей от 18 лет и старше.Из этого правила нет исключений, приносим извинения за неудобства.

За городом

Если вы приехали из другого города, штата или страны, пожалуйста, заранее обсудите это с художником по вашему выбору. Большинство наших художников работают только по предварительной записи, и мы бы очень не хотели видеть, как вы путешествуете, а не делаете татуировки. Вы можете найти их контактную информацию на их отдельных страницах.

Пирсинг?

В настоящее время мы не рекомендуем Dustin at Enso Piercing, расположенный по адресу 265 E 900 S, STE A, SLC, UT 84111

.

https: // www.Ensopiercing.com/

Какие формы оплаты вы принимаете?

Пожалуйста, посоветуйтесь с вашим художником перед приездом. Некоторые художники принимают только наличные, другие принимают основные кредитные карты.

Мне нужно записаться на прием?

Большинство наших художников работают только по предварительной записи. У нас есть несколько артистов, которые приходят сюда, если они не забронированы. Прием посетителей осуществляется в порядке очереди. Вы всегда можете позвонить в магазин и узнать о наличии свободных номеров или времени ожидания.

Как мне записаться на консультацию / прием?

Мы предлагаем просмотреть портфолио художников, чтобы узнать, чей стиль лучше всего подходит для работы, которую вы хотите получить. Учтите, что наши мастера татуируют только в своем стиле; если то, что вы имеете в виду, не соответствует этому стилю, они могут направить вас к другому художнику или предложить изменения, отражающие их стиль. После того, как вы определились с предпочтительным исполнителем, не стесняйтесь обращаться к нему, используя контактную информацию, которую они предоставили на сайте.Большинство наших художников самостоятельно проводят консультации и назначают встречи. Звоните в магазин по телефону (801) 428-0687 или напишите нам по адресу [email protected], и мы будем рады помочь вам ответить на любые ваши вопросы.

Нужно ли мне оставлять залог?

Да, после консультации, когда будет назначена запись, потребуется внести залог. Ваш депозит будет применен после завершения татуировки.

Я оставил залог и назначил встречу, когда я увижу свой дизайн?

Некоторые работы нашего художника сделаны от руки, и вы должны доверять своему художнику.Мы никогда не рассылаем наши дизайны в электронном виде до вашего визита — в этом нет исключений. Вы увидите их искусство в день вашей встречи, и они смогут внести любые изменения, которые вы захотите в этот день.

истинных цветов | Искусство и культура

Археологи, такие как Винценц Бринкманн из Германии, реконструируют некоторые из красочно раскрашенных скульптур и сверкающих бронзовых статуй, существовавших во времена классической античности.Реплика возведенной стелы c. 510 г. до н. Э. на могиле греческого воина Аристиона вспоминает его боевые подвиги. Он одет в желтую бронзовую или кожаную броню, синий шлем (часть которого отсутствует) и соответствующие синие щитки с желтой отделкой. Stiftung Archäologie, Мюнхен Бронзовая реконструкция головы юного спортсмена показывает, что он увенчан лентой победителя.Основанная на оригинале, датируемом началом I века нашей эры, голова была найдена в Неаполе в 1700-х годах как часть законченной фигуры. Сообщается, что его первооткрыватели оторвали голову, когда поняли, что металлическая статуя была слишком тяжелой, чтобы унести ее в целости и сохранности. Эффектность портрета подчеркнута серебряной инкрустацией глаз со зрачками из полудрагоценных красных камней, а также позолотой на губах, бровях и галстуке. Stiftung Archäologie, Мюнхен «Александровский саркофаг» (ок.320 г. до н.э.), был найден в царском некрополе финикийского города Сидон. Но он был назван в честь выдающегося правителя Македонии Александра Великого, изображенного на этой раскрашенной копии в битве против персов. Туника с рукавами Александра предполагает, что его завоевания подтолкнули его к новой роли Восточного короля, но его шапка из львиной шкуры связывает его с мифическим героем Гераклом и намекает на божественное происхождение. Stiftung Archäologie, Мюнхен Частичная реконструкция цвета Афины основана на c.490 г. до н. Э. скульптура Богини с фронтона Храма Афайи на греческом острове Эгина. Винзенц Бринкманн обычно оставляет белые участки, на которых не обнаруживается следов первоначальной окраски. Этот вид статуи сзади подчеркивает тщательно продуманную детализацию эгиды Афины, или накидки, украшенной натуральными телами частично развернутых зеленых змей. Stiftung Archäologie, Мюнхен «Если люди говорят:« Какой китч », это меня раздражает, но я не удивлен», — говорит Бринкманн, который вместе со своей женой, археологом Ульрикой Кох-Бринкманн, раскрасил эту реконструкцию c.550 г. до н. Э., «Лев из Лутраки». Его потрясающая голубая грива не уникальна на древних памятниках. В Древней Греции львы часто сидели на вершинах гробниц, где декоративные детали, такие как пучки волос животных и отметины на лицах, были окрашены в яркие цвета, которые подчеркивали их мех. Stiftung Archäologie, Мюнхен Раскрашенная копия c.490 г. до н. Э. Лучник (в Парфеноне в Афинах) свидетельствует о кропотливых исследованиях немецкого археолога Винзенца Бринкманна цветов древней скульптуры. Оригинальная статуя прибыла из храма Афайи на греческом острове Эгина. Stiftung Archäologie, Мюнхен

Чтобы узнать, как выглядели греческие боги, было бы разумно начать с 18-й комнаты Британского музея.Это галерея, посвященная мраморам Элгина, грандиозным трофеям, вывезенным из Парфенона в Афинах между 1801 и 1805 годами Томасом Брюсом, седьмым графом Элгина, британским посланником в Константинополе с 1799 по 1803 год, когда Греция находилась под турецким господством. Даже в то время действия Элгина показались некоторым изнасилованием великого наследия. В значительной степени автобиографическая поэма лорда Байрона «Паломничество Чайльда Гарольда» содержит этот язвительный упрек:

Тусклый глаз, который не будет плакать при виде
Твои стены осквернены, твои разрушенные святыни удалены.
Руками англичан, которых они и должны были.
Чтобы охранять те реликвии, которые не подлежат восстановлению.

По сей день Греция продолжает требовать реституции.

Гением, создавшим скульптуры Парфенона, был архитектор и художник Фидий, о котором говорили, что он единственный среди смертных видел богов такими, какие они есть на самом деле. В Парфеноне он намеревался представить их в действии. Фрагменты восточного фронтона храма изображают рождение Афины из головы Зевса; те, что с западного фронтона, показывают состязание Афины и Посейдона за покровительство над городом.(Как видно из названия города, она победила.) Героически масштабные статуи должны были быть легко видны издалека.

Но это было тысячи лет назад. К настоящему времени настолько большая часть скульптуры разрушена до неузнаваемости или просто отсутствует, что требуется ученая степень в области археологии, чтобы понять, чем были заняты многие из фигур. Да, случайный элемент — голова лошади, лежащий юноша — регистрируется четко и ясно. Но по большей части скульптура Бетховена застыла: драпировка, объем, масса, чистая энергия, взрывающаяся в камне.Хотя мы редко задумываемся об этом, такие фрагменты в подавляющем большинстве абстрактны, а значит, в сущности «современны». И для большинства из нас это не проблема. Мы тоже современные. Так нам нравятся наши древности.

Но мы можем предположить, что Фидий был бы сокрушен, увидев, как его священные реликвии утащили так далеко от дома, в таком изломанном состоянии. Более того, голый камень казался ему разрушенным, даже трупным. Послушайте Елену Троянскую в пьесе Еврипида, которая носит ее имя:

Моя жизнь и состояние — чудовище,
Отчасти из-за Геры, отчасти из-за моей красоты.
Если бы я только мог избавиться от своей красоты и принять более уродливый вид.
Как стерли бы цвет со статуи.

Последний пункт настолько неожиданный, что его можно почти не заметить: лишить статую ее цвета на самом деле означает ее обезобразить.

Цветные статуи? Для нас классическая старина означает белый мрамор. Не так с греками, которые думали о своих богах в живом цвете и изображали их таким же образом. Храмы, в которых они жили, тоже были цветными, как огромные декорации.Время и погода убрали большинство оттенков. И на протяжении веков люди, которые должны были знать лучше, делали вид, что этот цвет не имеет значения.

Белый мрамор был нормой с эпохи Возрождения, когда классические предметы старины только начали появляться из-под земли. Скульптура троянского священника Лаокоона и двух его сыновей, борющихся со змеями, посланными, как говорят, богом моря Посейдоном (обнаруженная в 1506 году в Риме, а ныне в музеях Ватикана) — одна из величайших ранних находок.Не зная ничего лучшего, художники XVI века приняли голый камень за чистую монету. Микеланджело и другие подражали тому, что они считали древней эстетикой, оставив камень большинства своих статуй его естественного цвета. Таким образом, они помогли проложить путь неоклассицизму, белоснежному стилю, который по сей день остается нашей парадигмой греческого искусства.

К началу 19 века в результате систематических раскопок древнегреческих и римских памятников было обнаружено большое количество статуй, и были ученые, которые могли задокументировать разбросанные следы их разноцветных поверхностей.Некоторые из этих следов все еще видны невооруженным глазом даже сегодня, хотя большая часть оставшегося цвета потускнела или полностью исчезла, когда статуи снова подверглись воздействию света и воздуха. Часть пигмента была стерта реставраторами, чьи действия, хотя и были сделаны из лучших побуждений, были равносильны вандализму. В XVIII веке археолог-пионер и историк искусства Иоганн Иоахим Винкельманн решил рассматривать голые каменные фигуры как чистые, если хотите, платоновские формы, но еще более высокие из-за их строгости.«Чем белее тело, тем оно красивее», — писал он. «Цвет способствует красоте, но это не красота. Цвет должен иметь второстепенное значение при рассмотрении красоты, потому что не [цвет], а структура составляет его сущность». Несмотря на растущее количество свидетельств обратного, возобладала точка зрения Винкельмана. В течение столетий антиквары, которые представляли статуи в цвете, были отвергнуты как чудаки, и проблемы, которые они взяли на себя, игнорировались.

Больше нет; Немецкий археолог Винзенц Бринкманн выполняет задание.Вооруженный лампами высокой интенсивности, ультрафиолетовым светом, фотоаппаратами, гипсовыми слепками и банками с дорогостоящими порошкообразными минералами, он провел последнюю четверть века, пытаясь возродить славу павлина, которой была Греция. Он инсценировал свои научные открытия, создав полноразмерные гипсовые или мраморные копии, вручную раскрашенные теми же минеральными и органическими пигментами, которые использовались древними: зеленый цвет от малахита, синий от азурита, желтый и охра от соединений мышьяка, красный от киновари, черный из обожженной кости и лозы.

Называйте их яркими, называйте их яркими. Его скрупулезные цветовые реконструкции дебютировали в 2003 году в музее Глиптотек в Мюнхене, посвященном греческой и римской скульптуре. Выставленные бок о бок с безмятежными предметами старины из легендарной коллекции, реплики шокировали и ослепляли тех, кто приходил посмотреть на них. Как подытожил ответ « Time» журнал : «Выставка заставляет взглянуть на древнюю скульптуру совершенно по-новому».

«Если люди говорят:« Какой китч », это меня раздражает, — говорит Бринкманн, — но я не удивлен.«На самом деле, публика обратила внимание на его реплики, и приглашения показать их в другом месте быстро хлынули. В последние годы медленно растущая коллекция Бринкманна более или менее постоянно находилась в пути — от Мюнхена до Амстердама, от Копенгагена до Рима — потрясая зрителей. Каждый поворот. Лондонский The Guardian сообщил, что выставка была встречена «восторженно, хотя и сбит с толку» в музеях Ватикана. Il Messagero счел выставку «дезориентирующей, шокирующей, но часто великолепной».Критик « Corriere della Sera » почувствовал, что «внезапно мир, который мы привыкли считать суровым и рефлексивным, перевернулся с ног на голову и стал таким же веселым, как цирк». В Стамбульском археологическом музее нарисована картина Бринкмана Рядом с захватывающим дух оригиналом была представлена ​​реконструкция частей так называемого Александровского саркофага (названного не в честь похороненного в нем короля, а в честь его прославленного друга Александра Великого, который изображен на его скульптурном фризе); немецкое телевидение и печатные СМИ распространили эту информацию. новости по всему миру.В Афинах высшие должностные лица греческого правительства пришли на открытие, когда коллекция была выставлена ​​на обозрение — и это была высшая честь — в Национальном археологическом музее.

Воспользовавшись случаем, Бринкманн установил некоторые из своих экспонатов для фотографов на Акрополе: ярко раскрашенный, экзотического вида лучник, стоящий на коленях с луком и стрелами; богиня, улыбающаяся архаичной улыбкой; и, что, пожалуй, наиболее поразительно, позолоченный торс воина в доспехах, цепляющийся за тело, как мокрая футболка.Фигуры, возможно, неправильно смотрелись на фоне обесцвеченной, залитой солнцем архитектуры, но они прекрасно смотрелись под пылающим средиземноморским небом.

Просрочен американский показ. Этой осенью музей Артура М. Саклера в Гарвардском университете представил практически весь канон Бринкмана на выставке под названием «Боги в цвете: расписная скульптура классической античности». Избранные реплики были также представлены ранее в этом году в «Цвете жизни» на вилле Гетти в Малибу, Калифорния, в котором исследовалась полихромия с древности до наших дней.Другие основные моменты включали парные статуэтки Эпиметея и Пандоры (долгое время ошибочно идентифицируемые как Адам и Ева) Эль Греко, выполненные из крашеного дерева, и экзотический портрет «Еврейская женщина из Алжира» Шарля-Анри-Жозефа Кордье 1862 года , портретный бюст из ониксового мрамора, золота, эмаль и аметист.

Однако палитра этих работ была не такой яркой, как у репродукций Бринкманна. Его «Лев из Лутраки» (копия оригинальной работы, датируемой примерно 550 г. до н.э., ныне находящийся в коллекции скульптур Ny Carlsberg Glyptotek в Копенгагене) демонстрирует коричневую шкуру, синюю гриву, белые зубы и красные отметины на лице.Этот экзотический лучник (из оригинала в Глиптотеке в Мюнхене) носит горчичный жилет, украшенный узором из красных, синих и зеленых хищных зверей. Под ним он носит пуловер и подходящие леггинсы с психоделическим зигзагообразным узором, который расширяется и сужается, как если бы он был напечатан на лайкре. В отличие от ранее предложенных цветовых схем, которые в основном были спекулятивными, цветовая схема Бринкманна основана на кропотливых исследованиях.

Мое собственное знакомство с творчеством Бринкманна произошло около трех лет назад, когда я путешествовал по Европе, и мое внимание привлекло изображение репродукции греческого надгробия в немецкой газете.Покойный Аристион был изображен на камне бородатым воином на пике своего мастерства. Он стоял в профиль, с загорелой кожей, босыми ногами, одетым в синий шлем, синие щитки с желтой окантовкой и желтые доспехи над пленчатым белым хитоном с мягкими складками, зубчатыми краями и зеленовато-лиственной каймой. Его улыбающиеся губы были окрашены в красный цвет.

Ошеломленный изображением и заинтригованный текстом, который сопровождал его, я отправил глиптотеку в Мюнхен по электронной почте. Сам Бринкман сразу же ответил, пригласив на частную демонстрацию своей методологии.Вскоре мы встретились в музее.

Бринкманн сначала привел меня к скульптуре сцены битвы из храма Афайи (около 490 г. до н. Э.) На острове Эгина, одной из главных достопримечательностей Глиптотека. Внутри ансамбля была оригинальная скульптура стоящего на коленях троянского лучника, красочно раскрашенную копию которого Бринкманн установил для фотосессии на Акрополе. В отличие от большинства других воинов в этой сцене, лучник полностью одет; его скифская шапка (мягкий, облегающий головной убор с характерной загнутой вперед короной) и его ярко расшитый наряд указывают на то, что он восточный.Эти и другие детали указывают на то, что он идентифицировал себя как Пэрис, троянского (следовательно, восточного) принца, похищение которого привело к Троянской войне.

По совету Бринкманна я пришел в музей поздно днем, когда освещение было тусклым. Его основная часть оборудования была далека от высоких технологий: переносной прожектор. Под «сильным падающим светом» (технический термин, обозначающий свет, падающий на поверхность сбоку под очень низким углом) я мог видеть слабые разрезы, которые иначе трудно или невозможно обнаружить невооруженным глазом.На жилете лучника прожектор осветил геометрическую границу, которую Бринкманн воспроизвел в цвете. В другом месте на жилете он указал на крошечное хищное животное, едва ли дюйм в длину, с телом кошки джунглей и величественным набором крыльев. «Да!» — сказал он с восторгом. «Грифон!»

Когда-то поверхность скульптуры была покрыта яркими красками, но время стерло их. Окисление и грязь затемнили или затемнили все оставшиеся следы пигмента.Физические и химические анализы, однако, помогли Бринкманну с высокой степенью уверенности установить исходные цвета, даже если невооруженный глаз не может различить ничего отчетливого.

Затем Бринкман посветил ультрафиолетовым светом на божественную защитницу лучника, Афину, обнажив так называемые «цветные тени» пигментов, которые давно стерлись. Некоторые пигменты стираются быстрее, чем другие, поэтому основной камень подвергается воздействию ветра и погоды с разной скоростью и, следовательно, также с разной скоростью разрушается.Казалось бы, пустая поверхность озарилась узором из аккуратно перекрывающихся чешуек, каждая из которых была украшена маленьким дротиком — удивительные детали, учитывая, что их могли видеть только птицы, гнездящиеся за скульптурой.

Несколько недель спустя я посетил дом Бринкманнов, в нескольких минутах езды на поезде от Мюнхена. Там я узнал, что новые методы значительно улучшили создание скульптурных репродукций. В прошлом этот процесс требовал упаковки статуи в гипс для создания формы, из которой затем можно было отлить копию.Но непосредственное нанесение штукатурки может испортить драгоценные следы цвета. Теперь с помощью трехмерного лазерного сканирования можно создавать копии, не соприкасаясь с оригиналом. Так случилось, что жена Бринкманна, археолог Ульрике Кох-Бринкманн, как раз тогда применяла цвет для лазерной репродукции скульптурной головы римского императора Калигулы.

Меня сразу поразило то, насколько реалистично выглядел Калигула, со здоровым оттенком кожи — нелегко воспроизвести. Непосредственной заботой Кох-Бринкманн в тот день были волосы императора, вырезанные в коротко остриженные кудри, которые она закрашивала шоколадно-коричневым цветом поверх черного (для объема) с более светлыми цветовыми акцентами (для создания движения и текстуры).Коричневые радужные оболочки глаз императора были самыми темными по краю, а чернильно-черный цвет каждого зрачка был сделан блестящим благодаря белому уколу.

Такие реалистичные детали очень далеко от изображения Пэрис-лучника. Приблизительно в 490 г. до н.э., когда статуи были вылеплены, их украшали плоскими цветами, которые наносились по номерам. Но со временем художники научились улучшать эффекты света и тени, так же как Кох-Бринкманн делал с Калигулой, созданной примерно через пять столетий после лучника.Бринкманы также обнаружили следы затенения и штриховки на «Александровском саркофаге» (созданный ок. 320 г. до н. Э.), Что вызвало немалое волнение. «Это революция в живописи, сравнимая с фресками Джотто Падуи», — говорит Бринкманн.

Бринкманн никогда не предлагал перенести кисть в подлинную древность. «Нет, — подчеркивает он, — я не сторонник этого. Мы слишком далеко. Оригиналы разбиты на слишком много фрагментов. То, что сохранилось, сохранилось недостаточно хорошо.«Кроме того, современный вкус доволен фрагментами и туловищами. Мы прошли долгий путь с конца 18 века, когда фабрики брали римские фрагменты и складывали их вместе, заменяя то, чего не хватало. Зрители в то время чувствовали необходимость «Если бы речь шла о ретуши, это можно было бы защитить, — говорит Бринкманн, — но как археологические объекты, древние статуи неприкосновенны».

Поворотный момент в консервации произошел в 1815 году, когда лорд Элгин обратился к Антонио Канове, известнейшему скульптору неоклассицизма, по поводу реставрации статуй Парфенона.«Это были работы самого талантливого художника, которого когда-либо видел мир», — ответил Канова. «Было бы кощунством для меня или любого другого человека прикоснуться к ним зубилом». Позиция Кановы придавала престиж эстетике найденного объекта; еще одна причина оставить вопрос о цвете вскользь.

Во введении к каталогу Гарвардской выставки Бринкманн признается, что даже он относительно недавно перешел к мысли о том, что роспись статуй на самом деле представляет собой форму искусства. «Это означает, — уточняет он, — что моя точка зрения сформирована классицизмом 20-го века.Вы не можете избавиться от этого. Он остается с вами на всю жизнь. Спросите психиатра. Вы должны очень много работать, чтобы приспособиться к новому взгляду. Но я говорю здесь о личных чувствах, а не о научных убеждениях ».

Предыдущие попытки раскрашивания, особенно викторианские художники, основывались в основном на фантазиях и личном вкусе. На картине сэра Лоуренса Альма-Тадемы « Фидий и Фриз Парфенона » (1868-69) изображен греческий художник, проводящий Периклу и другим привилегированным афинянам частную экскурсию по скульптурам Парфенона, которые выполнены в густых кремовых тонах.Статуя Джона Гибсона в натуральную величину Тонированная Венера (1851-56) имеет медовые волосы и розовые губы. Один рецензент 19-го века назвал его «обнаженной дерзкой англичанкой» — такое суждение вряд ли оценят сегодняшние зрители, учитывая сдержанные, сдержанные оттенки, которые Гибсон применил к мрамору. В Соединенных Штатах Америки королевский аллегорический фриз священной и мирской любви К. Пола Дженневейна на фронтоне Художественного музея Филадельфии, открытый в 1933 году, более щедр в использовании цвета. Фигуры, изображающие Зевса, Деметру и других греческих божеств, выполнены в эффектной глазурованной терракоте.Современному глазу эффект кажется ар-деко, а скорее, лагерем.

В то время как сегодня зрители могут рассматривать реконструкции Бринкмана в таком же свете, его скульптуры задуманы как объекты для трезвого изучения. Области, где он не обнаружил следов первоначальной окраски, обычно остаются белыми. В тех случаях, когда выбор конкретного цвета является умозрительным, для иллюстрации существующих свидетельств и их интерпретации делаются контрастные воссоздания цвета одной и той же статуи. Например, в одной из версий так называемого Кираса-Торса с Акрополя в Афинах (та, в которой доспехи, кажется, цепляются, как мокрая футболка, выше), доспехи золотые; в другом — желтый.Оба основаны на обоснованных предположениях. «Греки стремились к жизненной силе, — говорит Бринкманн, — а также к заряду эротики. Они всегда находили способы подчеркнуть силу и красоту обнаженного тела. Одевание этого торса и придание ему цвета было способом сделать тело сексуальнее «.

Но остается вопрос: насколько наука может приблизиться к воспроизведению искусства ушедших времен? Однозначного ответа нет. Много лет назад первое поколение любознательных музыкантов начало экспериментировать с ранними инструментами, играя на низких строчках на струнах или натуральных валторнах, надеясь восстановить истинное звучание барокко.Независимо от любопытства или информативности представлений, были разборчивые слушатели, которые считали их простыми упражнениями в педантичности. Когда пришло следующее поколение, периодическая практика стала второй натурой. Музыканты использовали свое воображение, а также свод правил и начали сочинять музыку.

Бринкманн обдумывает последствия. «Мы очень много работаем», — говорит он. «Наша первая обязанность — сделать все правильно. Как вы думаете? Как вы думаете, когда-нибудь мы сможем начать создавать музыку?»

Эссеист и культурный критик из Нью-Йорка, автор Мэтью Гуревич является частым автором этих страниц.

Древняя Греция Скульптура

Рекомендованные видео

Храм утраченных красок Дендура, оживший в Метрополитене

Как изображено в популярной культуре, древний Египет изобиловал бежевыми цветами. Поездка в Музей Метрополитен, казалось бы, отражает эту идею: Храм Дендура с его обветренным песчаником может естественным образом вписаться в земные тона «Аиды» или «Мумия».”

Но египтологи знают, что этот храм, как и многие другие храмы древнего мира, был раскрашен яркими красками и узорами. В «Раскраске Храма», объединении исследований и технологии проекционного картографирования, посетители Метрополитена теперь могут мельком увидеть, как мог выглядеть Храм Дендура в своей первоначальной полихромной форме более 2000 лет назад.

Медиа-лаборатория Метрополитена установила проектор, который заполняет резьбу в храме цветом. До 19 марта открывается вид на одну часть южной стороны сооружения: римский император Август, одетый как фараон, делает подношение божествам Хатхор и Гору.Поскольку солнце размывало свет проектора (в галерее есть окна от пола до потолка), сцена освещается вечером в пятницу и субботу, когда в Метрополитене предусмотрены расширенные часы работы.

63-летний Рон Дженкинс, профессор театра в Уэслианском университете, посетил Храм Дендура в пятницу со своим 4-летним сыном Никандером. Г-н Дженкинс сказал, что он, возможно, слышал раньше, что египетские храмы расписаны, но он был удивлен тем, насколько яркими и свежими представлялись цвета лично. «Вы чувствуете себя ближе к создателям», — сказал он.«Это не просто мертвый камень».

Камень долгое время казался безжизненным невооруженным глазом. Под угрозой из-за своего расположения на берегу Нила, храм подвергался столетиям ежегодного наводнения, которое снесло окрашенный фасад. Тем не менее, в обзоре 1906 года британский египтолог Эйлвард Блэкман писал о сценах, нарисованных на внутренних стенах храма; он даже рисовал диаграммы, которые впоследствии пригодились для Метрополитена. К 1920-м годам Дендур был затоплен девять месяцев в году, что способствовало дальнейшей эрозии.

В середине 1960-х годов ЮНЕСКО возглавила кампанию по спасению храма, в результате которой храм был перенесен в Соединенные Штаты, а президент Линдон Б. Джонсон передал его Метрополитену в 1967 году. К тому времени видимый цвет не сохранился. «Мы пытались найти краску, — сказала Марша Хилл, куратор отдела египетского искусства Метрополитена, — но пока ничего». Даже с использованием технологии визуализации Met не смог определить какой-либо цвет.

Но оживление красок этого храма стало все более возможным с появлением MediaLab и прибытием в 2013 году Эрин Петерс, в то время сотрудника отдела египетского искусства Метрополитена и докторанта, чьи исследования включали древнюю полихромию.

Г-жа Петерс помогла предоставить информацию о том, как мог выглядеть Храм Дендура, когда он был построен около 15 г. до н. Э. Руководителями ее послужили обзор г-на Блэкмана, а также иллюстрированные цветные храмы в публикациях эпохи Наполеона «Description de l’Égypte». Публикации изображали блестящую краску внутри Храма Хатхор того же периода, что и Храм Дендура.

В конце концов, сказала г-жа Хилл, Метрополитен пришел к безопасному и уверенному представлению о том, как могла выглядеть сцена, которая сейчас просматривается: Август в белом килте, Гор окрашен в насыщенный синий цвет, а Хатор с белой кожей и в фиолетовом.«Но, — сказала она, — в римский период с краской начали делать довольно замечательные вещи». Килты могли быть раскрашены, например, узорами или изображениями батальных сцен. К тому же краска могла быть покрыта воском или лаком, чтобы выглядеть украшенной драгоценностями, добавила она.

MediaLab создала альтернативные проекции для этих других возможностей, в том числе одну, в которой весь храм окрашен на белый фон. Марко Кастро Косио, менеджер MediaLab, сказал, что будут представлены различные модели.Его команда может изменять отображение, чтобы отображать различные параметры и выделять объекты в сцене — полезный инструмент для бесед и туров.

Г-н Кастро сказал, что посетители могут ожидать, что проекционные карты появятся в другом месте в Met. Он даже хотел бы раскрасить северную сторону Храма Дендура, чтобы люди в Центральном парке могли видеть его через окна. «Мы бы с удовольствием снялись во всех сценах», — сказал он. Но, добавил он, создание этого первого заняло два года, и «это большой храм».

Цифровые проекции показывают яркие цвета, которые когда-то украшали египетский храм | Умные новости

Музей Метрополитен / Филип Волак

Что касается Древнего Египта, то сегодня его памятники чаще всего ассоциируются с песочно-бежевым цветом.Однако египтологи давно знали, что многие из его зданий были покрыты яркими росписями, которые оживляли каменные конструкции. Теперь, благодаря магии технологии проекционного картографирования, посетители Музея искусств Метрополитен могут мельком увидеть, как одно из этих зданий, Храм Дендура, могло выглядеть более 2000 лет назад.

Тысячелетиями храм Дендура стоял на берегу Нила, где его некогда яркие настенные рисунки потускнели из-за ежегодных наводнений.Еще в 1906 году британский египтолог Эйлвард Блэкман заметил, что в интерьере храма все еще сохранились некоторые его картины. К 1920 году храм был затоплен в течение девяти месяцев в году, а в середине 1960-х годов теперь бежевое здание было перенесено в Метрополитен в рамках спонсируемой ЮНЕСКО спасательной кампании, пишет Джошуа Бароне для New York Times . Но как только он прибыл в Нью-Йорк, столетия наводнения стерли все следы первоначальной окраски, оставив кураторам гадать, как храм изначально выглядел.

«Мы пытались найти краску», — рассказывает Бароне куратор Марша Хилл. «Но пока ничего».

Изучив более ранние исследования храма и других подобных построек, таких как Карнакский храмовый комплекс в Египте, группа исследователей из MediaLab при Метрополитене составила полноцветную проекцию, которая наносится на резную сцену, изображающую римского императора Августа, делающего подношения людям. Древнеегипетские божества Хатор и Гор. Экспозиция называется «Раскрась храм».

Как написали в блоге Мэтт Фелсен, Эрин Петерс и Мария Паула Саба из Met MediaLab:

Благодаря тщательному исследованию, созданию прототипов, обсуждений и повторений нам удалось пролить новый свет на Храм, впервые за многие тысячелетия представив его намного ближе к его первоначальной форме.Используя относительно недавние достижения в области программного обеспечения, мы смогли поэкспериментировать с восстановлением с использованием неразрушающих средств (проецируемого света, а не материала, такого как краска), чтобы временно отображать контент, не создавая никаких проблем для сохранения.

Программные проекции обеспечивают определенную степень интерактивности, позволяя гидам переключаться между несколькими вариантами первоначального цвета сцены, а также выделять определенные аспекты сцены, такие как диалоги, вырезанные на соседних иероглифах.MediaLab надеется, что этот проект станет шаблоном для будущих исследований.

На данный момент проекция охватывает только одну сцену, но менеджер MediaLab, Марко Кастро Косио, ожидает, что аналогичные проекции начнут появляться и на других экспонатах музея. Посетители, которым интересно посмотреть, как мог быть расписан Храм Дендура, могут остановиться у МЕТ, чтобы увидеть проекции после захода солнца по пятницам и субботам по март.

Древний Египет Крутые находки История Музеи Рисование

Рекомендованные видео

Учебное пособие: Чтение греческих храмов

Обзор

Украшение

Греческие храмы часто были богато украшены краской, орнаментом и скульптурой.Например, вершина фронтонов и их углы должны были быть увенчаны богато украшенным золотым орнаментом ( acroteria ). Даже культовая статуя была расписана и украшена украшениями из золота, серебра и слоновой кости. Иногда культовые статуи имели также скульптурное украшение на своей основе и даже на теле бога (десс).

Кроме того, любое открытое пространство в греческом храме могло быть украшено скульптурами, хотя в менее богато украшенных храмах такие области могли быть только окрашены или даже оставлены пустыми.

В дорическом ордере фриз разделен серией триглифов на квадратные области, известные как метопы.

+ увеличить

В ионном порядке фриз сплошной.

Фронтоны как в дорическом, так и в ионическом порядке также бросили вызов художнику.

Рассмотрим эту фронтальную скульптурную группу из храма Афайи на Эгине (VI век до н. Э.). Как художник отвечает на вызовы треугольной формы?

+ увеличить

Сохранившиеся греческие храмы выделяются на фоне чистыми белыми мраморными линиями.Этот простой стиль был точно скопирован во многих неоклассических зданиях современной эпохи. Поэтому для меня вызывает удивление то, что греческие храмы были экстравагантны в размещении золотых и серебряных предметов на вершине и по углам фронтона. Кроме того, храмы и их скульптуры были покрыты черной, красной, синей и золотой краской, что создавало несколько иную картину по сравнению с обесцвеченным, нетронутым белым мрамором, как показано на этом рисунке справа (щелкните изображение, чтобы увидеть больше изображений из Парфенон).

Обзор: Архитектурные стили <Предыдущая | Далее> Парфенон: Введение

Paint, потягивайте вино, веселитесь в нашем храме, TX Paint Studio

Paint, потягивайте вино, веселитесь в нашей Temple, TX Paint Studio | Живопись с изюминкой

Для правильного отображения страниц необходимо включить Javascript

Перейти к содержанию

Спланируйте необычную веселую ночь.Глоток. Общайся. Создавать!

Найдите мероприятие

Собери банду. В «Живописи с изюминкой» всегда происходит что-то веселое.

Sunday — A Green One — подъездная кровать

A Green One — подъезд под крыло 60 долларов США

Воскресенье — Stealin Рождество

Stealin Рождество 40 долларов

Вторник — Зимние пожелания на ферме — НОВОЕ ИСКУССТВО

Зимние пожелания в фермерском доме — НОВОЕ ИСКУССТВО 48 долларов США

Хотите развлечься?

Если вы можете это подумать, мы сможем это создать!
В «Живописи с изюминкой» веселье безгранично.

  • 300 точек
  • 1,500 Художники
  • 15000 Уникальные события живописи

Мы переехали!

Приходите рисовать вместе с нами в нашей красивой новой студии, расположенной по адресу 403 Van Dyck @ Airport Rd, рядом с магазином Circle K!

Создайте свою собственную учетную запись для получения баллов PWAT Paint

Любите рисовать с изюминкой и создавать свои собственные шедевры? Что ж, мы награждаем вас очками рисования каждый раз, когда вы рисуете вместе с нами! Создайте учетную запись при следующем бронировании онлайн, и

Вернуться наверх .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.