Как выглядит изба внутри рисунки: D1 80 d1 83 d1 81 d1 81 d0 ba d0 b0 d1 8f d0 b8 d0 b7 d0 b1 d0 b0 d0 b2 d0 bd d1 83 d1 82 d1 80 d0 b8: скачать картинки, стоковые фото D1 80 d1 83 d1 81 d1 81 d0 ba d0 b0 d1 8f d0 b8 d0 b7 d0 b1 d0 b0 d0 b2 d0 bd d1 83 d1 82 d1 80 d0 b8 в хорошем качестве

Содержание

Татарское село — хранитель традиций

Татары, особенно поволжские, издавна были оседлым народом с постоянными поселениями, стационарными жилищами, богатыми традициями домостроительства.

 Местоположение, размеры, планировка и другие особенности традиционных сельских поселений татар зависели от природных, этнотерриториальных, социальных и других причин. Татары предпочитали селиться у воды, поэтому наиболее часто встречающийся тип их поселений – приречный (овражно-речной, долинный, приозёрный). Менее распространённый, но встречающийся на всей территории их проживания – притрактовый тип. Внешний облик поселений был разнообразен.

 К началу ХХ столетия большинство татарских деревень имели в той или иной степени упорядоченную уличную, а также рядную, радиальную или квартальную планировку. Улицы прерывались переулками. Бытовал и круговой тип планировки, связанный с наличием в центре селения озера, оврага. Ранние поселения татар имели весьма путаную планировку, в них узкие улочки разбегались от центра, часто от мечети, и оканчивались тупиками, а группы усадеб родственников отделялись переулками. Застройка дворов была бессистемной, дома располагались в разных частях участка, и всё это было закрыто от посторонних глаз высокими заборами. Более поздние сельские поселения, уже с уличной или квартальной планировкой, представляли собой рядную постановку усадебных построек.

Двор татарской усадьбы в дер. Новые Челны Спасского кантона. Конец XIX – начало XX в.

Мечеть в дер. Верески Арского кантона. Начало XX в.

  В ХIХ – начале ХХ в. в планировке татарских поселений прослеживались определённые закономерности. В центральной части располагались административные здания, лавки, продовольственные магазины, пожарные сараи. Приблизительно в центре каждой сотни дворов на небольшой площади располагалась мечеть, в зависимости от размера деревни их могло быть несколько. К центру группировались усадьбы зажиточных селян, отличавшиеся добротными, в том числе двухэтажными, домами, многочисленными надворными постройками. В татарских деревнях высаживали большое количество деревьев, кустарников и цветов. Крестьянская усадьба в большинстве случаев делилась на переднюю часть двора и заднюю. В первой половине усадьбы размещались жилая изба, кладовые, скотные и хозяйственные постройки, во второй – огород и нередко баня –

мунча, которой татары придавали особое, почти ритуальное значение, а также гумно с овином, током и мякинником. Встречались одночастные дворы, особенно у малоимущих крестьян или там, где усадебной земли было недостаточно, а огороды, гумна располагались за околицей. У зажиточных селян могли быть и трёхчастные усадьбы: передний, чистый двор с домом; вторая часть, где располагались животноводческие постройки, и третья, занятая огородом. В передней части двора, справа или слева от ворот, ставили жилую избу, с которой нередко через сени соединялась клеть, далее, на небольшом расстоянии, – остальные хозяйственные постройки. Клеть или амбар чаще помещали напротив дома, по другую сторону ворот. Вдоль задней стороны двора ставились животноводческие постройки: хлева, конюшни, сараи для мелкого скота, птицы и иных хозяйственных нужд. Через вторые ворота или калитку можно было пройти в огород.

Зимний дворик. Худ. Р. Г. Загидуллин. 2010 г.

Дом богатого татарина в деревне. Начало XX в.

  В лесной и лесостепной зонах вся усадьба по периметру была обычно огорожена: с боковых сторон – строениями и забором из плетня, тёса или брёвен, выполненным в закладной (пазовой) технике; со стороны огорода – пряслом или плетнём, тычинником с воротами для выезда на околицу. Передняя часть ограничивалась клетью, центральными воротами и фасадом избы, перед которой высаживали цветник и декоративные деревья. Если дом располагался в глубине усадьбы, то со стороны улицы устанавливали высокий глухой забор с воротами.

  Ворота со стороны улицы были разных типов: из одной-двух створок из жердей и представляющие собой часть прясла, жерди которого между двумя соседними столбами сдвигались в сторону. Распространёнными прежде и популярными сегодня являются  «татарские» ворота из сплошного тёсового полотна или двух полотен и калитки, укреплённых на столбах. В городах встречались ворота с каменными (кирпичными) столбами и шаровидными навершиями. Сплошные ворота и заборы по линии улицы до начала ХХ в. у зажиточных домохозяев покрывались орнаментом и раскрашивались в разные цвета. Этим татары издавна отличались от соседей. Ворота на заднем дворе, огороде, на выезде из деревни обычно были плетнёвые или из жердей.

Деревянный дом на ул. Татарской. Томск

Дом Исанбаевых. Казань

Большинство простых одноэтажных сельских жилых домов в лесной и лесостепной природных зонах были бревенчатыми, выполненными в срубной технике, с количеством венцов в срубе от 10 до 17. В лесной полосе для строительства обычно использовали сосну,  реже – ель, пихту, лиственницу, в Сибири – кедр; по мере продвижения на юг их сменяли липа, осина. Для татар нехарактерной в домостроительстве была берёза, так как бытовало мнение, что она приносит несчастье. Если древесина была некачественная, брёвна – тонкие, искривлённые, то пазы между ними или весь сруб промазывали глиной. Сруб рубили «в чашку» или «в угол», редко – «в лапу». Оставшийся между брёвнами промежуток прокладывали мхом, соломой, а снаружи конопатили паклей. В безлесных районах Окско-Сурского междуречья, в Южном Приуралье, в южных уездах Самарской, в Оренбургской и Астраханской губерниях, иногда в Сибири не только для хозяйственных построек, но и нередко для жилого дома применялся саман, иногда стены сооружались глинобитными.

Пример оформления ворот. Дер. Куюк Балтасинского района РТ

Жилой дом в с. Ембаево Тюменской обл.

  Распространённым явлением были кирпичные дома и лавки. Иногда из кирпича строили нижний этаж, а второй был срубным. Особенно развитым кирпичное домостроение с архитектурой, близкой к городской, было у зажиточных касимовских татар.

  По типу строительства традиционное жилище принято делить на горизонтальное и вертикальное. По первому типу у татар были широко распространены жилые дома с конструкцией «изба-сени»: четырёх стенное утеплённое однокамерное жилое помещение с пристроенными неотапливаемыми сенями. Более зажиточные или многолюдные семьи жили в доме «изба-сени-изба». Белая половина предназначалась для старших членов семьи, во второй – кухонной, чёрной – размещались остальные домочадцы. Обе избы объединялись общей крышей и сообщались через холодные срубные или тёсовые сени. Трёхкамерные жилища «изба-сени-клеть» конструктивно и функционально напоминали предыдущий тип. Клеть применялась по  прямому назначению – для хранения продуктов, предметов домашнего обихода, нередко в летнее время и в качестве жилого помещения. Если клеть была с подклетью или двухэтажной, то нижняя часть использовалась для хозяйственных нужд, верхняя – для жилья. С конца ХIХ в. этот тип постепенно вытесняется более рационально сконструированным трёхкамерным пятистенником или срубной избой, разделённой на две камеры капитальной стеной и избой с прирубом. В данном варианте отапливаемая половина изготавливалась отдельно и пристраивалась к основному срубу. Обычно вдоль длинной стороны всего дома тянулись сени, но они могли быть и с задней, торцовой стороны.

Плотник. Кукморский район РТ. 1990-е гг.

Деревянный дом на ул. Татарской. Томск

  Помимо различий в горизонтальной планировке существовали особенности в вертикальном строении жилища. Кроме одноэтажных домов и изб на подклети состоятельные домохозяева строили двухэтажные жилища. Нижнее кирпичное или каменное помещение нередко использовалось как магазин. Богатые крестьяне, особенно в Заказанье, жили в так называемых крестовиках – домах, составленных из двух срубов, соединённых третьей срубной или тёсовой камерой, сориентированной перпендикулярно к двум другим и игравшей роль сеней (хотя существовали дома, где все камеры были жилыми, а сени пристраивались дополнительно). Подобные строения были и одноэтажные, но всё чаще – двухэтажные. Преимущественно в Заказанье и Касимовском уезде Рязанской губернии встречались трёхэтажные строения с жилым мезонином.

  Жилой дом, особенно у зажиточного населения, и прежде всего у казанских татар Среднего Поволжья и Предкамья и у касимовских татар, отличало богатое и своеобразное архитектурно-декоративное оформление. Традиционно большое внимание уделялось украшению ворот и забора, жилища со стороны улицы. Углы сруба, реже и стены зашивали тёсом, располагая доски горизонтально, вертикально или в ёлочку. Полотно ворот, углы дома нередко разделяли рейками на прямоугольники-филёнки, с орнаментом внутри. Богато украшали фронтонную нишу, прежде всего в Заказанье, где нижнюю часть дома, отстоящего от линии улицы, скрывал забор. Фронтонную нишу, карниз, особенно наличники окон, оформляли различными декоративными элементами. Выполнялись они в технике накладной и ажурной пропильной, в старинных домах – долотной резьбы. Все эти украшения были от простых геометрических фигур – ромба, прямоугольника, линии – до розетки, сложного растительного и сильно стилизованного животного орнамента. Многие элементы (верёвочка, звезда, круг) восходят к архитектуре волжских булгар. В колере преобладают чистые, без полутонов, зелёные, голубые, коричневые цвета стен; наличники и вообще вся резьба чаще бывают контрастно-светлыми – белыми, жёлтыми, голубыми – на общем более тёмном фоне. В аналогичные цвета окрашиваются крыльцо, веранда, ворота, забор со стороны улицы. Яркая полихромная окраска домов, создававшая особый «татарский вкус», – давняя национальная традиция, восходящая к разрушенной городской культуре. Внутренняя планировка в традиционном жилище зависела от местоположения печи. Между печью и близлежащими стенами оставлялся промежуток, через который можно было попасть на кухонную половину избы. Исследователи неоднократно подчёркивали, что подобная постановка печи, отступающей от стен, известная ещё по булгарским памятникам, – одна из характерных черт древнетюркского и татарского жилища. Кухонная часть отделялась от чистой половины не доходящей до потолка лёгкой дощатой перегородкой от угла печи к передней стене. Лишь в совсем маленьких избах малоимущих крестьян, а также в чёрной половине у татар в Закамье перегородка отсутствовала и её, при необходимости, заменяла занавеска. Во всём этом прослеживается древняя традиция разделения жилища, в частности юрты, на мужскую и женскую половины, позднее канонизированная исламом.

Пример интерьера кряшенского дома. Этнографический музей кряшен. Набережные Челны

Пример интерьера татарского дома. Мемориальный музей Р. Фахреддина. Альметьевский район, дер. Кичучатово

   Особенностью татарского жилища были полáти, традиционно расположенные вдоль передней части избы. Иногда в кухонной половине устраивали закрытые полати, под которыми хранили продукты и вещи. Небольшие полати, используемые для сна, располагались у входа. На полатях проходила вся жизнь крестьянской семьи: осуществляли бытовые и хозяйственные, несложные ремесленные работы. Днём они использовались как обеденное место. При приёме гостей на палас или ковёр стелили скатерть, вокруг которой рассаживались на стёганых подстилках. На ночь на полатях обустраивали постель: поверх войлока или тканого паласа расстилали пуховые перины, большие подушки-тюфяки и собственно подушки, стёганое одеяло. Для их изготовления использовали ситец, домотканую пестрядь, в богатых семьях – шёлк. На день постельные принадлежности складывали горкой и покрывали красивой накидкой. Эта традиция укладывания постели сохранилась у татар до наших дней.

  Под потолком укрепляли полки из одной-трёх жердей, досок для хранения вещей, одежды, утвари, книг, навешивания матерчатых украшений. Под потолком крепилась и гибкая жердь, на конце которой висела детская зыбка (в начале ХХ столетия жердь сменили на стальную пружину). Кроватка изготавливалась из досок, часто с решётчатыми бортами, либо плетёной из луба, лозы.

Бабушке письмо пришло. Худ. З. Ф. Гимаев. 1979 г.

  В татарском жилище почти обязательным было присутствие сундука на полатях или нескольких поставленных друг на друга сундуков у печи, возле перегородки, на особой подставке. Специально для татар преимущественно кустарями Пермской губернии выделывались сундуки – ярко окрашенные, обшитые блестящей жестью, нередко с внутренними замками и «музыкой». Они не только служили для хранения вещей и одежды, но и были важным предметом обстановки в доме.

  Повсеместно к началу ХХ в. в быт состоятельных хозяев вошли диван, стулья, буфет, а интерьер богатого дома, особенно так называемые гостевые комнаты, зачастую мало отличался от городского. Ещё одной характерной чертой татарского жилища являлось обилие матерчатых занавесей и украшений. Традиционно вдоль матицы вешали занавеску, разделявшую белую половину на две части. Кровати, спальные места закрывали полог и занавеска, вдоль матицы и по периметру стен прикрепляли подзоры. На окнах почти обязательно были белые занавески, их подворачивали вверх. На перегородку вешали парадную или просто хорошую одежду, а также богато украшенные молитвенные коврики. Межоконные простенки, углы украшали расшитые или тканые полотенца и салфетки. Пол, как и полати, покрывали многочисленные войлоки, ковры – безворсовые из шерсти и войлочные, домотканые дорожки, у астраханских татар – тростниковые циновки. Всё это создавало своеобразный колорит жилища татар.

  Стены татарского дома обязательно украшали своеобразные картины-обереги – шамаили с изречениями из Корана, выполненные витиеватой арабской вязью на чёрном фоне, с изображениями мечетей и растительным орнаментом, призванные обеспечить мир и благополучие в доме. Шамаили широко распространились в конце ХIХ в., когда издательство Каримовых в Казани выпустило их большим тиражом по доступной цене.

  Обязательным в татарском доме был самовар, иногда и два. У состоятельных татар в простенках висели зеркала и часы, в том числе с кукушкой. У некоторых были даже барометры. Особенно часто этими предметами роскоши того времени обзаводились духовенство, торговцы, а также крестьяне-отходники Заказанья, Окско-Сурского междуречья, ближе знакомые с городской культурой.

Шамаиль «Аят аль-Курси». 1940-е гг.

Молитвенный коврик – намазлык. Конец XIX в.

  Татарское жилище всегда отличалось особой опрятностью и чистотой. Стены и потолок тщательно мыли дважды в год. Полы были выскоблены, печь непременно побелена. Подоконники обязательно украшали комнатные цветы, прежде всего герань. При всём этом татары, особенно в лесостепных районах, в зимние холода держали в избе скот. Нередко в ней же занимались ремесленными производствами, например рогожным делом.

Каркас. Какой была «настоящая» русская изба (русофилам не читать!) (История и философия)

Убедительная просьба, воздержаться от чтения этой статьи самым правоверным славяно- и русофилам, поклонникам творчества министра культуры Мединского, зрителям канала «РенТВ»

Целью этой публикации не являются:

  • желание унизить национальную гордость великороссов,
  • давать сравнительную характеристику русских изб и жилищ других народов в уничижительном или наоборот превосходном ключе.
  • развенчание каких либо мифов.

Сформулирую цель статьи так: ещё раз проследить зависимость технологии и конечного результата, конкретно в избостроении. А так же попытаться заглянуть «внутрь» избы, в том её виде, в котором она существовала несколько веков. И ещё раз зафиксировать выводы на основании имеющейся информации и законов логики.

Надо определиться с терминами. Что значит «настоящая» русская изба?

Избы то были разные. На севере одни (как правило и больше-выше и красивее), в южных и западных областях немного другие. В одной деревне, особенно начиная с 18-19 веков избы могли сильно отличаться друг от друга. Ответим так. «Настоящей» русской избой назовём тот тип, в котором бОльшая часть наших предков жила бОльшую часть исторического времени русского государства. Это примерно с 13-14 по середину 19 век.

В сознании большинства сегодняшних россиян, русская изба – это что то такое теплое, уютно-домостроевское, домотканое и посконное. Печь с лежанкой, божница в красном углу, полати, самовар. Резьба снаружи. Внутри тепло, чисто и опрятно. Было так или нет?

Из каких источников мы можем судить о том, какой была изба?

Самих «живых» образцов древних русских изб не осталось.

Все немногие существующие «древние» избы, самые старые – это 19 век (они же находятся в существующих музеях), более ранние экземпляры если и сохранились, то в единичных случаях и мало известны науке.

1.Изображения. От 18 и 19 веков их осталось много. На картинах, а с середины 19 века и на фотографиях. (но и технологии и сами избы к этому времени изменились, и изменения эти носили без преувеличения революционный характер, когда избы приобрели известный нам вид, но не все конечно). Изображений более ранних времён конечно меньше. Почти все сделаны иностранцами. Самые известные это гравюры 17 века Олеария и Мейерберга.

2.Описания самых разных авторов. Отечественных и иностранных.

Вообщем то вся существующая литература о русском деревянном зодчестве опирается именно на эти источники. Литературы о русской избе и деревянном зодчестве вроде бы много. Но в ней как то «сглажены» или плохо освещены некоторые технические вопросы.

Итак, начнём с технологии. А вернее, каких технологий не было у наших предков.

1. В своей статье от 8 июня на этом канале «Почему русские строили без единого гвоздя и одним топором?» я убедительно доказал, что главной причиной этого могло быть только одно: полное или почти отсутствие строительных гвоздей и пил по дереву.

Статья, кстати, вызвала отклик у читателей, более 170 комментариев. Конечно, почти все резко критические. Но ни одно аргумента против по существу не было. Приводились доводы про преимущества обработки дерева топором (а они были), а то что без гвоздей, то это, де, добровольный выбор. Якобы гвозди были и много. Но без них то лучше. И прочая нелепица.

Лишь один комментатор поддержал меня. И дал очень красочный комментарий о жизни в старые времена. Позволю себе процитировать его частично:

«…Большинство идиотствующих интеллигентов уверены, что в царские времена полудикие обожравшиеся гусями и заливной осетриной крестьяне пьянствовали по деревням, пока настоящие хозяева-кулаки работали и кормили своим трудом лодырей-батраков, как масквачи кармили колхозников своей калбасой… В начале двадцатого века примитивными железными орудиями труда были обеспечены деревни вблизи торговых путей, вблизи монастырей на торговых путях,в пригородах, а глубинка в начале двадцатого века каждую железку перековывала по сто раз из сошника в топор,из топора в горбушу, из горбуши в серп, из серпа в нож. Натуральное хозяйство при шестнадцати часах работы с пяти лет до смерти не давало ничего для продажи-только прокормиться на грани выживания, одеться и согреться на грани замерзания. Для браги и пива нужно пожертвовать кашей и хлебом на своём столе, для покупки топора отработать дополнительно ещё тысячу часов. От моего дома до кричного железоделания, а это по капле из болотной глины выдавленный получугун, месяц дороги в начале двадцатого века, а ранее дороги ещё и смертельноопасной. В обмен предложить нечего, кроме труда, вот и уходили люди на годы в вахту за кусок железа, за кусок…»

Такая картина…

Повторю и здесь. Что достаточно примитивный, сыродутный способ добычи железа, и такие же примитивные приёмы железообработки, которые существовал на Руси века, не позволяли производить в больших, товарных количествах строительные гвозди в том виде, в каком они известны нам. Это было очень трудно.

Обходились без гвоздей почти везде. Например, такое свидетельство: первый русский флот, воронежский, по разным источникам строился с помощью и деревянных(!!) гвоздей. А ведь строительство флота тогда делом первостепенной государственной важности!

В июне этого года, уже после того, как была написана моя статья, в одной из передач «Что. Где. Когда» был интересный вопрос. Зачем в американских провинциях в 17-18 веках был такой обычай. Перед строительством нового дома сжигали старый? Правильный ответ: чтобы добыть из старых построек гвозди.

Пила. Если про отсутствие гвоздей мы говорим, как о предположении с высокой степенью уверенности, то про пилу уверенно – не было. Настолько почти, что совсем. Это документы. Во всей Москве, столице, в 1630е года среди двух тысяч ремесленников указан только один «пильщик». Пила вводилась в быт и строительство царской властью начиная с Петра 1.

Отсутствие пилы и гвоздей было мощным ограничителем для наших предков в строительстве.

Для тех, кто в танке. Таких среди комментаторов было много. Писали, что брёвна гвоздями крепить не надо. Конечно. Но кроме самого сруба, есть другие конструкции, кровля, перекрытия, хоз.постройки, где гвозди очень желательны

Конечно, наши строители выработали такие приёмы, которые позволяли обходиться и без пилы и без гвоздей. Но тем не менее. Это было именно вынужденным, но никак не добровольным решением. И деревозаготовка и деревообработка без пилы – это очень тяжело и трудно. Кто не верит, пусть попробует срубить топором дерево. Я пробовал, это тяжко. Одно, средней толщины.

Кроме того, что срубить само дерево, убрать сучки, а потом скобельком и кору убрать. И всё ручками ручками. И таких брёвен на избу требовалось десятки

Пила – если не первый, то точно второй инструмент в деревообработке.

Отсутствие пилы – это отсутствие пиломатериала. Столь привычного для нас. При чём более менее стандартных размеров. Тёс сделанный топором заменял его, но далеко не всегда.

Результат: не было досок – не было и дощатых полов и дощатых потолков, и много другого из досок. Тогда какими они были? Полы. Вообще русская изба «выросла» из земли. Изначально, и с этим согласны большинство историков, русские жилища были землянками и полуземлянками.

И в этом было своё преимущество. Т.к. в них лучше сохранялось драгоценное тепло.

Но, наконец то, когда изба выросла из земли, она на земле осталась. Полы в русских избах были земляными. Да, их утрамбовывали, поливали водой, и, наверное, чем то покрывали.

Тип жилища клеть на подклети, который развивался больше в городах, и был признаком зажиточности, распространялся очень медленно. В них, да, полы были деревянными, из тёса. Или пластин, т.е. половин бревна.

Потолок. Делали просто из брёвен. Накатом.

Важнейший вопрос. Что из себя представляла заготовка дров без пилы??

И с ручной пилой это очень трудоёмкий процесс. А без неё? Попробуйте представить.

Это что же. Каждое полено надо было вырубать? Видимо так. И потом, как расколоть чурку, если она не торцована и её нельзя поставить на землю вертикально?

Надо думать, что неслучайно появились некоторые русские пословицы и присказки, например, «наломать дрова» (почему не напилить?), «лес рубят — щепки летят» (почему не опилки?), они имеют буквальный смысл. «Лес сечь – не жалеть плеч». (Сечь, секира)

Почему же наши предки не изготавливали пил? Трудно сказать. Для пилы нужно не просто железо, а железо высокоуглеродистое. Как сталь. Сталь в древние времена называлась на Руси «укладом». Её делать могли. Но факт остаётся фактом, пил по дереву не делали. Возможные исключения подтверждают правило.

А раз не было пилы, то не было и той замечательной резьбы на окнах и фасадах, которая действительно так здорово разукрасила многие избы, но в уже более позднее время. 

Печь. Без неё никак. Была глинобитной. Т.е. кирпичей не использовали. Почему? Непонятно. Хорошие кирпичи, получают путём обжига, они были трудны в изготовлении, т.к. опять же требовали дров. А дрова как добывались мы помним.

Но можно было использовать кирпич-сырец. Но не использовали и его. В общем, лепили из глины. Это ладно, но почему не делали дымоходов??

Мы с уверенностью утверждаем, что подавляющее большинство русских изб было до 18 века курными. Все свидетельства и документы говорят об этом. Топились по черному. Весь дым от печи попадал в помещение. Почему? Разве наши предки не могли сообразить, что гораздо лучше, если дым будет уходить на улицу а не внутрь?? Наверняка могли. В чём же дело? Здесь только предположение.

Дымоходы можно было сделать или из железа или кирпичей. С качественным и тонко раскованным железом на Руси было не очень. А кирпичей не делали.

Можно ли было и дымоходы сделать глинобитными? Наверное. Но не делали и таких.

Здесь могут раздаться голоса против. Умели делать кирпичи! Умели. Храмы строили! У греков научились. Плинфа и т.п. Умели, да. Но не делали. Или возразят: а вот смотрите! Гравюры Олеария 17 века! На них Москва и московские дома. И почти у всех домов торчат трубы!

А вот гравюры другого иностранца в московской Руси 17 века, Мейерберга. И тут уже никаких труб на избах нет.

Что то не так. Или первый трубы пририсовал, или второй недорисовал. Скорее всего на гравюрах Олеария изображены были не дымоходы, а дымники. Дымники делали из дерева и ставили их как правило не в самой избе где печь а в соседнем помещении, например в сенях. Выпускали дым в сени, а уже из сеней в дымник.

А во-вторых, есть куда более весомый документ, чем гравюры Олеария. Это документ-инструкция для московских властей от 1722 года. Спустя почти 100 лет после созданий Олеарием своих гравюр. Она предписывала во всех чёрных избах сделать дымоходы и впредь запретить их строительство. Чему больше верить? Очевидно что второму. Вряд ли за 80 с лишним лет вдруг московские избы из белых превратились в курные.

Но вот появились кирпичи и дымоходы. Тут неизбежно возникает вопрос: каким образом делали «проходку» сквозь перекрытие и кровлю? Это сейчас есть негорючие материалы, каменная вата, герметики и «мастер-флэш». Раньше же не было. Как гидроизолировали место вокруг дымохода? Чем? Не очень понятно.

Теперь представим процесс топки в курной избе. А тут разночтения.

Одни пишут, что это было вполне ничего себе. Дым якобы только поверху стелился. А люди то внизу. И дышали они свежими воздухами. Вот например, что пишет академик Ополовников.

«Курная изба поражает. Прежде всего рушатся привычные и, надо сказать, весьма поверхностные представления о том, что в такой избе всегда темно и грязно, что повсюду зола, сажа, копоть. Ничего похожего! Полы, гладко обтёсанные бревенчатые стены, широкие лавки, печь — всё сверкает чистотой, столь обычной для изб северных крестьян. На чистом столе — белая скатерть, на стенах вышитые полотенца и одежда, в «красном» углу — традиционный иконостас с начищенными до блеска окладами икон. И лишь несколько выше человеческого роста проходит граница, за которой царит чернота закопчённых верхних венцов сруба и потолка — блестящая, отливающая синевой как вороново крыло»

Думается, что, сам академик жил всё таки в квартире.)

Но есть другие свидетельства. Вот пример. Можно сказать, от первого лица. Хоть и длинное, но столь красочное, что его стоит привести с небольшими купюрами. Воспоминаяния крестьянина.

«..Затопят печку, дока (пока) теплинка (лучина, береста) горит, они (дрова) просыхают. Потом и они принимаются. Откроют окошко в потолке. (дымник). Дым по всей избе расходится. Если много дров накладут, то полымя перешибает через чело. Искры гаснут в челе. Если зад в печи повыше, то жара взади волнуется… мать горшки готовит, картошку варит, и готовит, а печь топится. Дыму прибывает. Ходит по избе дым. Отварят дверь на мост. Дым тянет и в дымник и в дверь. Стужа идёт полом в дверь ту. Мать оденет на себя каку ни то курточку, а на ноги – валены сапоги. Пока топят, дымно, холодно в избе те. Поневоле все проснутся – кому дымно кому холодно… ..Рябетишки проснутся и начнёт их матка обихаживать. Оденет в каки не то пальтушки, обует… …если сильная стужа, лежат ребята на печи в дыму то. Ноги те и сами – на печи, а голову свесят пониже немножко над голбцом. Так и лежат. На полатях во время топки быть невозможно, потому дымно. Их выше печи делали. На голбце во время топки спать можно, дым не достигал той местности. На аршинчик от потолка ходит дым то. Ест глаза. То наклонишься, то присядешь, даёшь себе какой ни то способ. Ходишь согнувшись…. Дым как море колышется… Мать кричит: давай закрывай дверь ту! Ишь стужа кака! Мороз! Печь топится 1-1,5 часа. Как печь протопится, угли все выгребут клюкой в горнушечку…как дверь затворят, скоро и тепло станет в избе…»

Картина маслом. Представили?

Ещё свидетельство:

«Всё в них чёрное: потолок чёрной, стены закопчённые. И сами те хозяева то-же. Рукавицы положил на полавошник, а он сам от весь прокоптился. Возьмёшь рукавицы, станешь одевать, руки те испачкашь, за харю (лицо) схватишься и её замарашь. На печь полез в сажу выпачкался. Што не схватишь, везде копоть и грязь. Тимнота (темнота) была тогда, не знали что делать с эстим положением»

Кроме того, что можно было надышаться дымком, был ещё серьёзный шанс отравиться угарным газом. И ходить с головной болью.

«Угорали до невозможности, даже от угару ту нюхали нашатырный спирт, а то к голове те привязывали холодку квашену капусту. Рябину ели. А то капусты наводят с квасом, и похлебают. Сказывали, лучше угар от пройдёт» — Крестьянин Савельев — Бывали случаи, хотя и редко, угорания насмерть. Так, раз родители ушли возить солому, а возвратясь в избу, нашли на полу 2 детей, умерших от угара»

Окна. Тут уже никаких особых разночтений нет. Изображений и информации довольно.

В нашем современном понимании окон не было. Это были скорее большие щели. Волоковые окна. Прорубленные между брёвен высотой с одно бревно же. По фасаду по многочисленным источникам было, как правило, 3 таких оконца. Стекла не было многие века. Снова вопрос — почему? Не знаю. Не понятно. Изготавливать стекло умели и в древности. Но, видимо, только для украшений. И стекло такое не обладало прозрачностью. Знали ли наши предки, что стекло можно использовать для окон? Наверное. В той же Европе стекло использовали очень широко именно в окнах. Окна делали иногда очень большими, с витражами. На Руси, увы, так не делали, но знать об оконном стекле наверняка могли! Производство стекла появилось на Руси только в 17 веке. Снова по инициативе правительства. Но этот завод, судя по документам, занимался не оконным стеклом, а больше предметами интерьера для царского двора.

Чем же закрывали окна.

Так и закрывали, заволакивали, дощечками. Окна называли волоковыми. Чтобы выпустить дым. (но мы только что прочитали, что для выпуска дыма открывали и входную уличную дверь) Что это значит? Это значит, что в избах было очень темно. Вот уроните вы что ни будь на пол, закатилось это под лавку. И ищи, шарься в темноте. Фонариков же не было.

«И это было только в тёплое время года, а зимой, когда и эти маленькие оконца загораживались соломой, тряпьём и оставлялся свободным только верх окна, световая площадь ещё больше уменьшалась. Кроме того, не надо забывать, что совершенно чёрные от сажи потолок и стены поглощали массу света»

Постепенно одно окошко посередине стали делать красным, или косящатым. Размером немного больше чем волоковое. Чем же заменяли стекло в окнах? Пишут, что или слюда или «бычий пузырь». Слюда для тех, кто побагаче. Слюда весьма хрупкий и не практичный материал. Да и не настолько она распространена в природе. Т.е. слюда была скорее элитным материалом. Для царского двора и для богачей. Кстати, свет она пропускала очень плохо.

А теперь бычий пузырь. Шо це есть? Мы помним из уроков биологии, что у быка есть только два пузыря, один мочевой, другой желчный. Всё. И оба пузыря очень плохая замена оконному стеклу. Скорее, пузырём называли брюшину, оболочку для бычьих кишок. Вот её и натягивали наши предки на окошки. Натянули, нормолёк, сразу светлее. Мухи только всё окошко облепили, заразы. Специалисты по бычьим пузырям, поправьте меня.

Теплоизоляция избы. Важнейший вопрос. Всё-таки избы считают тёплыми. (У нас до сих очень популярны дома из бревна и бруса. Люди не очень хорошо понимают разницу между деревом и деревянной стеной. И потом удивляются, глядя в тепловизоры и счета за электричество)

Тут отметим вот что.

  • Во первых, в связи с тем, что почти все избы были курными, и в процессе топки, чтобы выпустить дым, надо было открывать и волоковые окна и сами входные двери. Т.е. заходи мороз домой. Как это выглядело можно прочитать во второй части. А даже когда и окна и двери были закрыты, вряд ли они абсолютно герметично закрывали проёмы. И утечки тепла наверняка были. Но и горячий дым прогревал избу хорошо.
  • Самые популярный тип избы – пятистенок. Кроме собственно избы (жилого помещения) есть ещё холодные сени. Это не только допплощадь, но и тамбур.

Но. Знаем точно, что было очень много изб четырёхстенных. В одно помещение. Вплоть до 20 века. Каких было больше – гадать не будем. Во втором случае явно холоднее.

  • Теплоизоляция межвенцовая. Никаких разночтений. Много веков №1 это мох. Сам процесс назывался «замшить». Почему мало использовали более удобные паклю и лён? Непонятно.

Лет …цать назад один знакомый позвал меня помогать собрать сруб под баню. При чём он хотел сделать всё по старинке, проложить между венцами мох. По пути заехали в лес, набрали мха сколько то мешков. Дальше помню, как мы плюхались с этим мхом. Неудобно раскладывать его кусками, мох падал, его не подбить. Потом кому то в голову пришло, чтобы мох не падал, лепить его на клей. Так и сделали, но клей быстро закончился. Впечатление, что очень непрактичный материал, пакля и джут намного удобнее. Хоть и есть у мха какие то бактерицидные свойства. И потом высыхает и само дерево и мох между ним, он крошится.

Полагаю, что стены старых изб изрядно сквозили.

Есть документы, которые говорят, что саму избу на зиму «окутовали» соломой для утепления. Плохо представляю, как это выглядело.

  • Теплоизоляция перекрытий. Полы. Делали  завалинку. Подсыпали нижние венцы землёй снаружи. Если имелся подпол, то же делали и изнутри. В сочетании со снегом вполне эффективно.

Теплоизоляция потолочного перекрытия. Тоже самое. Насыпали, как правило, землю.

Ещё листья, льняные обмялки, опилки только в более поздние времена. Но вот согласно одному документу (а я про него обязательно скажу), средняя толщина такого слоя земли была 10 см. Что очень мало для эффективной теплоизоляции.

Без всяких калькуляторов видно, что русская изба была в теплотехническом отношении весьма несовершенна. (Желающие могут это проверить цифрами.)

НО. Избы были, как правило небольшими. И, конечно, печь была мощным теплоаккумулятором.

Гидроизоляция. И без неё никак. Каким образом её делали в отсутствии разных плёнок, мембран и проч.? Материал кровли? Мы знаем, что в церковном строительстве использовали лемех. Фигурные дощечки из осины. Во первых, практично, во вторых красиво. В строительстве изб я лемеха не встретил.

Здесь для кровли использовали: самое популярное солома, реже драницы и ещё реже тёс. Все они прекрасно пропускают воду и от дождя и от тающего снега. И к тому же гниют и пожароопасны. Что могло защитить избу от воды? Источники указывают на один материал, «скалы». Это береста. Ок. Какие ещё могли быть варианты? Но попробуем представить в реальном формате каким образам эта береста «монтировалась»? И тут опять непонятно. Мелких гвоздей не было, степлера тоже. Тот ещё «геморрой». И насколько это было эффективно? Не знаю. Наверное, было по разному, и вода проникала сквозь кровлю и далее сквозь перекрытие. Могла капать с потолка. Друзья! Я ничего не утверждаю. Я задаю вопросы и пытаюсь понять как было?

Вот на фото один из домов в нашей деревне. До центра миллионного города 15 км.

Изба, скорее всего, сделана в советское время. Покосились и почернели уже стены.

Но вот кровля. Один скат закрыт рубероидом, прибит дранкой. Другой всё таки кускаами железа.

Воскликнут многие читатели: тоже удивил! Сколько таких изб на Руси покрыто рубероидом! А я хочу сказать, какой это огромный прогресс – рубероид! Кому за него сказать спасибо?)

В заключение этой статьи я решил дать большую цитату из Александра Сергеевича Пушкина. Многие знают Радищева и его книгу «Путешествие из Петербурга в Москву». А про то, что у Пушкина есть статья «Путешествие из Москвы в Петербург» знают меньше. В них есть интересные свидетельства о русских избах. Радищевское стало хрестоматийным, но напомним. Здесь цитата в цитате.

В Пешках (на станции, ныне уничтоженной) Радищев съел кусок говядины и выпил чашку кофию. Он пользуется сим случаем, дабы упомянуть о несчастных африканских невольниках, и тужит о судьбе русского крестьянина, не употребляющего сахара. Все это было тогдашним модным краснословием. Но замечательно описание русской избы:

«Четыре стены, до половины покрытые так, как и весь потолок, сажею; пол в щелях, на вершок, по крайней мере, поросший грязью; печь без трубы, но лучшая защита от холода, и дым, всякое утро зимою и летом наполняющий избу; окончины, в коих натянутый пузырь, смеркающийся в полдень, пропускал свет; горшка два или три (счастлива изба, коли в одном из них всякий день есть пустые шти!). Деревянная чашка и кружки, тарелками называемые; стол, топором срубленный, который скоблят скребком по праздникам. Корыто кормить свиней или телят, буде есть, спать с ними вместе, глотая воздух, в коем горящая свеча как будто в тумане или за завесою кажется. К счастию, кадка с квасом, на уксус похожим, и на дворе баня, в коей коли не парятся, то спит скотина. Посконная рубаха, обувь, данная природою, онучки с лаптями для выхода.»

Наружный вид русской избы мало переменился со времен Мейерберга. Посмотрите на рисунки, присовокупленные к его «Путешествию».

Ничто так не похоже на русскую деревню в 1662 году, как русская деревня в 1833 году. Изба, мельница, забор — даже эта елка, это печальное тавро северной природы — ничто, кажется, не изменилось. Однако произошли улучшения по крайней мере на больших дорогах: труба в каждой избе; стекла заменили натянутый пузырь; вообще более чистоты, удобства, того, что англичане называют. Очевидно, что Радищев начертал карикатуру; но он упоминает о бане и о квасе, как о необходимостях русского быта. Это уже признак довольства. Замечательно и то, что Радищев, заставив свою хозяйку жаловаться на голод и неурожай, оканчивает картину нужды и бедствия сею чертою: и начала сажать хлебы в печь.


Древняя изба рисунок снаружи. Планировка русской избы

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

xdir.ru
Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

1.Двери
Вот мы вошли в , переступили порог, что может быть проще!
Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.
2. Печь


Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.
3. Красный угол
В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.
4. Стол


Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.
5. Лавки
Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.
6. Матица
Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.
7. Окна


Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.


Источник

Русская изба символизирует собой Россию в малом. Ее архитектура представляет собой стойкость традиций, которые дошли до нас благодаря верности крестьян заповедям прошлого. На протяжении нескольких веков вырабатывались стиль, планировка и декор русской избы. Интерьер всех домов практически ничем не отличается, он вмещает в себе несколько элементов: несколько жилых комнат, сени, чулан и горницу, а также террасу.

Изба в России: история

Изба представляет собой деревянное строение, которое до трети своей части уходит под землю, напоминающее полуземлянку. Те дома, где не было печной трубы, именовались курными. Дым из печи выходил на улицу через входные двери, поэтому во время топки он висел над потолком. Чтобы сажа не падала на людей, сооружались специальные полки по всему периметру стен. Немного позже начали делать отверстия в стене, а потом и в потолке, которое закрывалось задвижкой. Декор русской избы курной был непримечательным. Полов как таковых не было, они были земляные, окон также дом не имел, были только небольшие окошки для освещения. В ночное время пользовались для освещения помещения лучиной. Через несколько столетий начали появляться белые избы, в которых были печи с трубами. Именно такой дом считается классической русской избой. Она делилась на несколько зон: печной угол, отделяемый от других занавесом, справа у входа располагался угол женский, а возле очага — мужской. С восточной стороны горизонта в доме располагался так называемый красный угол, где на специальной полке под вышитыми полотенцами в определенном порядке размещался иконостас.

Внутренняя отделка

Потолок в доме был из жердей, которые предварительно раскалывали пополам. На мощную балку выкладывали брусья, щели замазывали глиной. Сверху потолка насыпали землю. К балке подвешивали колыбель на специальное кольцо. Такой внутри предполагал обшивку внутренних стен досками из липы. Возле стен размещали лавки, на которых спали, и сундуки, где хранили вещи. На стены прибивали полки. Особой роскоши внутри избы не было. Каждая вещь, которую там можно было увидеть, была нужна в хозяйстве, лишнего ничего не было. В женском углу размещали предметы, необходимые для приготовления пищи, также здесь была прялка.

Элементы декора русской избы

В избах все блистало чистотой. На стены вывешивали вышитые полотенца. Мебели было мало, кровати и шкафы появились только в девятнадцатом столетии. Главным элементом был обеденный стол, который размещался в красном углу. Каждый член семьи всегда садился на свое место, хозяин сидел под иконами. В стол скатертью не накрывали, на стены не вывешивали никаких украшений. В праздники изба преображалась, стол выдвигали на середину комнаты, накрывали скатертью, на полки выставляли праздничную посуду. Еще одним элементом декора служил большой сундук, который был в каждой избе. В нем хранилась одежда. Сделан он был из дерева, оббит полосами из железа и имел большой замок. Также декор русской избы предполагал наличие лавок, где спали, и для грудных детей, которую передавали из поколения в поколение.

Порог и сени

Первое, с чем сталкивались, когда входили в избу, — это сени, что представляли собой помещение между улицей и отапливаемой комнатой. Они были очень холодными и применялись в хозяйственных целях. Здесь висело коромысло и прочие необходимые предметы. Хранили в этом месте и продукты питания. Перед входом в теплое помещение был выстроен высокий порог, где гость должен был поклониться хозяевам дома. Со временем поклон дополнился крестным знамением перед иконами.

Русская печь

Когда попадали в основную комнату, первое, на что обращали внимание, — это была печь. Так, предполагает наличие такого главного элемента, как русская печь, без которой помещение считалось нежилым. На ней также готовили пищу, в ней сжигали мусор. Она была массивной и долго сохраняла тепло, в ней было несколько заслонок для дыма. Здесь размещалось много полок и ниш для хранения посуды и прочих предметов быта. Для приготовления пищи применяли чугунки, которые ставились в печь при помощи рогачей, а также сковородки, глиняные горшки и кувшины. Здесь стоял самовар. Поскольку печь стояла в центре комнаты, она прогревала дом равномерно. На ней размещали лежанку, на которой могли помещаться до шести человек. Иногда сооружение было такого размера, что в нем могли мыться.

Красный угол

Неотъемлемой частью внутреннего декора избы считался который находился в восточной части дома. Он считался священным местом, здесь размещали вышитые полотенца, иконы, священные книги, свечи, святую воду, пасхальное яйцо и так далее. Под иконами находился стол, где принимали пищу, на нем всегда стоял хлеб. Иконы символизировали алтарь православного храма, а стол — церковный престол. Здесь принимали самых почетных гостей. Из икон в каждой избе были обязательными лики Богородицы, Спасителя и Николая Угодника. К красному углу были обращены изголовья постелей. В этом месте проводили множество обрядов, которые связаны с рождением, свадьбой или похоронами.

Лавки и сундуки

Сундук также являлся важным элементом декора. Он переходил по наследству от матери к дочке и размещался возле печи. Все убранство дома было очень гармоничным. Здесь присутствовало несколько видов лавок: длинные, короткие, кутные, судные и так называемые нищие. На них размещались различные предметы хозяйственного назначения, а на «нищую» лавку мог присесть незваный гость или нищий, который без приглашения вошел в дом. Лавки символизировали дорогу во многих старых обрядах.

Таким образом, перед нами представляется уютная русская изба, единство конструкции и декора которой является прекрасным творением, которое создал крестьянин. В доме не было ничего лишнего, все предметы интерьера использовались в повседневной жизни хозяев. На праздники изба преображалась, ее украшали предметами, сделанными своими руками: вышитыми рушниками, вытканными скатертями и многим другим. Это нужно помнить, если нужно принести в школу рисунок на эту тему. В 5-м классе на ИЗО «декор русской избы» — одно из предусмотренных программой заданий.

Люди обустраивали свои избы, сопоставляя их мироустройству. Здесь каждый угол и деталь наполнены особым смыслом, они показывают взаимоотношения человека с внешним миром.

Деревянная крестьянская изба многие века была преобладающим жилищем 90% населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции. Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы.

Русская изба на высоком подклете с галереей. Подклет использовался для хранения припасов. Изба находится в музее деревянного зодчества Витославицы под Новгордом.

Изба объединена под общей кровлей с хозяйственными постройками. Крестьянское жилище состояло из клети, избы, сеней, горницы, подклети и чулана. Основное жилое помещение — изба с русской печью. Внутренняя обстановка избы: неподвижные широкие лавки, плотно прикрепленные к стенам, полки над ними; примыкающие к печи деревянные элементы; открытый посудный шкаф-блюдник, люлька и другие детали домашней обстановки имеют историю многих веков.

ПЕЧЬ . Особенно интересно в интерьере русской избы устройство печи. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно целое она воплощает в себе идею домашнего очага. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и ее деревянных деталей.

Иногда у печи устраивался угол для стряпни, отделенный деревянной филенчатой ярко расписанной перегородкой, шедшей не до самого верха. Часто эта перегородка превращалась в двусторонний и расписной встроенный шкаф. Роспись носила либо геометрический характер (мотив солнца), либо изображала цветы. В росписи преобладали зеленый, белый, красный, розовый, желтый, черные цвета.

ЛАВКИ . Неподвижные лавки обыкновенно устраивали вдоль стен всего помещения. Одной стороной они плотно примыкали к стене, а с другой поддерживались или подставками, выпиленными из толстой доски, или же резными и точеными столбиками-ножками. Такие ножки суживались к середине, которую украшало круглое точеное яблоко.

Если подставку делали плоской, выпиливая из толстой доски, то ее рисунок сохранял силуэт подобной же точеной ножки. К краю лавки пришивали тесину, украшенную какой-нибудь несложной резьбой. Лавка, украшенная таким образом, называлась опушенной, а ее ножки — стамишками. Иногда между стамишками устраивали задвижные дверцы, превращая пристенные лавки в своеобразные лари для хранения домашних вещей.

Переносная лавка с четырьмя ножками или с заменяющими их по бокам глухими досками, на которых было утверждено сиденье, называлась скамьей. Спинки могли перекидываться с одного края скамьи на противоположный. Такие скамьи с перекидной спинкой называли переметными, а саму спинку — перемет. Резьбой главным образом украшали спинки, которые делали глухими или же сквозными — столярно-решетчатой, резной или токарной работы. Длина скамьи несколько больше длины стола. Скамьи в горницах обычно покрывали специальной тканью — полавочником. Встречаются скамьи с одной боковиной — резной или расписной доской. Боковина была опорой для подушки или ее использовали как прялку.

Стулья в крестьянском жилище распространились позже, в XIX в. В решении стула наиболее заметно отразилось влияние города. В народном искусстве преобладает устойчивая симметричная форма стула с квадратным дощатым сиденьем, квадратной сквозной спинкой и слегка выгнутыми ножками. Иногда стул украшали деревянной бахромой, иногда узорной спинкой. Стулья красили в два-три цвета, например в голубой и малиновый. Для стульев характерна некоторая жесткость, что роднит их по форме со скамьей.

СТОЛ — обычно был значительных размеров в расчете на большую семью. Крышка стола прямоугольная, делали ее из хороших досок без сучков и тщательно обрабатывали до особой гладкости. Подстолье решалось по-разному: в виде дощатых боковин с выемкой внизу, соединенных проножкой; в виде ножек, соединенных двумя проножками или кругом; без царги или с царгой; с одним или двумя выдвижными ящиками. Иногда резьбой покрывали края столовой доски и грани массивных ножек, оканчивающихся в своей нижней части резными перехватцами.

Помимо обеденных изготовляли кухонные столы для приготовления пищи — поставцы, которые размещали около печи. Поставцы были выше обеденных столов, чтобы за ними удобно было работать стоя, и имели внизу полки с закрывающимися дверцами и выдвижные ящики. Были распространены также небольшие столики, на которых стоял ларец или лежала книга, они имели более декоративное решение.

СУНДУКИ — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь.

Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки). Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя). Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями.

В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.

ПОЛКИ . Широко применили в избе полки, закрепляемые к стене наглухо. Полки, примыкавшие к стене по всей длине, назывались вислыми (от слова висеть), полки, опирающиеся только концами, — воронцы.

Полки-воронцы разделяли помещение избы на самостоятельные части. К полкам можно также отнести и навесной настил — полати, которые делали над входной дверью; между печкой и стеной. Над лавками размещалась полка-надлавочник, которая находилась немного выше окон. Такие полки поддерживались кронштейнами фигурной формы.

ШКАФЫ-ПОСТАВЦЫ . С течением времени (XVIII-XIX вв.) в крестьянском жилище начинают появляться шкафы различных размеров и видов. Небольшие шкафчики разнообразны по художественному оформлению (резьба, токарные детали, профили, роспись). Узоры носят геометрический или растительный характер, чаще вазон с цветами. Иногда встречаются изображения жанровых сцен. Часто в шкафчиках применяли сквозную резьбу, что делалось для проветривания продуктов.

Шкафы-поставцы состояли из двух частей: нижняя снабжалась полками с закрывающимися дверцами или выдвижными ящиками (два-пять) и имела откидную доску, которую использовали как крышку стола. В верхней меньшей части были расположены полки, закрываемые глухими или остекленными дверцами.

ПОСТЕЛИ . Для сна использовали лавки, скамейки, сундуки с плоской крышкой, встроенные и передвижные кровати. Встроенная кровать размещалась в углу, наглухо крепилась к стенам с двух сторон и имела одну спинку. Для грудных детей предназначались подвесные люльки, зыбки или колыбели, которые украшали резьбой, токарными деталями, росписью, фигурными вырезами в досках.

Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая с введением белого и красного цветов. Золотисто-охристые тона характерны для стен избы, деревянной мебели, посуды, утвари. Белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписях домашней утвари.

Современный вариант русского дома в исполнении компании «Русский дом»


Русская изба, избушка, домик в деревне, природный пейзаж с изображением деревянных домов — предмет для вдохновения многих художников. Русскую избу легко изобразить при помощи рисования простых линий и геометрических фигур, поэтому нарисовать ее может ребенок. А если добавить большей реалистичных деталей, теней и перспективы — можно создать настоящий шедевр. В этом уроке мы научимся рисовать русскую избу снаружи и внутри со всем ее составляющим. Итак, начнем!

Изба снаружи


Для начала мы узнаем, как поэтапно нарисовать русскую избу снаружи. Для ясности, каждая новая деталь на изображении будет выделяться красным цветом. Вы же можете выполнять всю работу простым карандашом.

Этап 1
Рисуем общие очертания будущего дома. Две наклонные линии вверху — крыша, и три линии — основания и стены дома.

Чтобы получилось симметрично проведите вертикальную линию, проходящую через верхушку крыши и середину основания дома. Далее стройте линии вправо и влево относительно центральной.

Этап 2
Теперь перейдем к крыше обозначенной выше красным цветом. Обведем линии, как показано на рисунке.

Этап 3
У любого дома есть основание, на которой стоит остальная конструкция. Изобразим основание в виде прямоугольника.

Этап 4
Чтобы было видно, что дом сделан из бревен, нарисуем расположенные друг над другом кружочки возле правой и левой стен.

Этап 5
Традиционно в изображении дома рисуют одно — два окна. И так, как мы смотрим на дом спереди — видим третье окно чердака, заостренное сверху по форме крыши.

Этап 6
Нарисуем ставни в форме прямоугольников и дорисуем окна чердака, как показано на изображении ниже.

Этап 7
Дорисуем два главных окна. Чуть позже в этом уроке будет подробно описано рисование окон.

Этап 8
Окна в русской избе оформляли декоративно. Рисовали цветы на ставнях, прибивали вырезанные из дерева узоры. Изобразим над окнами декоративные дощечки, как показано на рисунке. И, конечно, какая изба без трубы — нарисуем трубу.

Этап 9
Изобразим дощатую и каменную поверхность дома.

Дом готов! Смотрится интересно.

Рисуем карандашом


Для рисунка карандашом есть свои техники, поэтому в этой части урока мы отдельно рассмотрим, как рисовать русскую избу карандашом. Используйте основы построения из первой части урока, добавляйте детали из воображения, меняйте их местами, главное здесь — изобразить дом при помощи карандаша.

Рисуем общие очертания дома тонкой линией.

Обводим линии крыши, как показано на рисунке. Можно сильней давить на карандаш, или накладывать одни штрихи на другие.

Лучше обводить в завершении рисунка, на случай если придется стирать ластиком.

Рисуем окна и брёвна поверх линии стен.

Прорисовываем детали: ставни, трубу, доски и резьбу на срезе бревен.


Поверхность брёвен имеет округлую форму, поэтому на стыке между ними образуется тень. Изобразим тень легкой штриховкой.

На выступающей части бревен образуется блик — это место должно остаться светлым. Закрасим повороты брёвен так, чтобы штриховка была немного светлее места тени. Так получится объем.

Теперь завершим рисунок. По такому-же принципу, как показано выше изобразим светотень на окнах, крыше, трубе и других деталях, которые будут в вашем рисунке. Штрихами изобразим небо и траву, — чем ближе к зрителю, тем трава будет реже, и наоборот. Можно экспериментировать, главное, чтобы линии были легкими и уверенными.

Убранство русской избы

В этой части урока мы узнаем, как нарисовать русскую избу внутри.

Создаем перспективу. Рисуем 2 прямоугольника — один в другом, и соединяем углы, как показано на рисунке. Размер и расположение прямоугольников зависит от того, какую комнату мы хотим получить в итоге.

Расставляем предметы. В русскую избе мы видим печь, скамью, полочки для посуды и других вещей, люльку, веретено и икону. Чтобы правильно расставлять предметы в перспективе нужно проводить линии параллельно основным, изображенным выше. Это не сложно, главное ровно провести линии и представить, как оно будет выглядеть в результате.

Добавляем в готовую комнату светотень. Представим, откуда падает свет и какая поверхность останется светлой. Посмотрим в каких местах будет падать тень от предметов. Чтобы показать деревянную поверхность внутри дома изображаем рельеф доски за счет тени.

Красный угол

Красный угол в русской избе — это место с иконой столом и скамейкой. Посмотрим, как нарисовать красный угол русской избы.

Рисуем комнату в перспективе, как это показано выше. Добавляем в комнату стол и скамью.

В углу комнаты, ближе к потолку рисуем прямоугольник — это будет икона. Из нижней части прямоугольника выводим дугу, сверху рисуем круг и закрашиваем фон вокруг них. Рисуем полочку под икону. При желании можно прорисовать икону более детально.

Печь

Осталось детально рассмотреть, как нарисовать русскую печь в избе и окна. Рисуем печь.

Рисуем печь по законам перспективы, описанными выше.

Рисуем печь с мелкими деталями.

Профессиональный рисунок.

Окна

В заключении посмотрим, каким можно нарисовать окно русской избы.

Резьба на окнах может представлять из себя узор, или любое другое изображение. Может быть частью ставни, или прикрепляться отдельно.

Резьба может выполняться в объеме, проекции, или быть плоской.

Для рисунка окна можно учитывать время года, чтобы изобразить аналогичные погоде рисунки на ставнях, узоры на стеклах от мороза, если к примеру, это зима. Можно соединять рисунок с готовой резьбой.

К ак сильно влечет нас путешествие. Как хочется уехать подальше от городской суеты. Чем дальше место, тем оно таинственнее и притягательнее. Глухие урочища и заброшенные деревни манят старыми полуразрушенными храмами, древними каменными плитами. Прикосновением к истории наших далеких предков…

Но сорваться с места и уехать в дальние леса удается не всегда. Часто надо просто поехать на дачу, срочно вскопать грядки, отвезти родителей и детей с множеством громоздких вещей и так далее и тому подобное. И, кажется, что для таинственных путешествий очередные выходные потеряны. А как жаль…

Но на самом деле это не так, надо только уметь смотреть по сторонам. Даже не столько смотреть, сколько видеть. И тогда привычная дорога, примелькавшаяся и изъезженная, словно через дверной глазок откроет вам невероятные сокровища, огромный пласт древнейшей культуры и истории наших далеких предков. Именно так случилось и со мной, когда однажды, в привычной картине проступила удивительная находка, увлекшая меня в интереснейшее путешествие.

Проезжая вдоль домов, выстроившихся по дороге, невольно вглядываешься и, дабы не скучать, ищешь в них отличительные черты. Вот тут сделали модный нынче сайдинг и закрыли под безликим пластиком старые бревна. Вот новый кирпичный дом за высоким забором. Вот еще один, побогаче, с коваными решетками на окнах. Но все это обыденный, безликий пейзаж. И вот взгляд останавливается на старой избушке, которая смотрится несколько убого на фоне соседних каменных домов. И что-то в ней есть такое, что заставляет остановиться, что-то осмысленное, как будто видишь лицо, живое и выразительное.


Наличник. Дмитрова Гора. Дом с фигурными берегинями и светелка.
(фот. Филиппова Елена)


Наличники на окнах , вот что остановило взгляд. Резные, разных цветов, с простыми и замысловатыми узорами. И в каком бы состоянии дом не находился, часто видишь — за наличниками его хозяин следит в первую очередь. Смотришь, избенка покосилась, но наличники-то свежевыкрашенные! Наличники на окне — словно лицо дома, его визитная карточка. Они делают каждый дом не похожим на своих соседей.

Что же заставило в старину русского крестьянина, загнанного нелегкой жизнью в утилитарность своего бытия, уделять столь трепетное внимание к таким непрактичным мелочам, как резьба на доме и наличники в частности?


Дерево испокон веков играло в жизни русского человека огромную роль. Многочисленные верования, связанные с деревом имеют глубокие корни. Привычная нам береза, негласно считающаяся символом России, когда-то была тотемным деревом восточных славян. Не оттуда ли досталась нам память о своем священном дереве и такая непонятная любовь к нему?

Считалось, что дерево сохраняло свои магические силы при любой обработке и могло передавать их мастерам-плотникам. У плотников были свои поверья и приметы, дошедшие до нас в народных сказках и деревенских историях. У каждого дерева была собственная сила, и не всякое дерево можно было использовать для строительства дома. К примеру, нельзя было брать для строительства домов деревья, растущие на перекрестках и на заброшенных старых дорогах.

Вид на Медведеву Пустынь со стороны Тверского берега.


Символ дерева, изначально полностью языческий, органично вписался в систему христианских представлений о мире. Священными могли быть и целые рощи и отдельные деревья — на таких деревьях находили явленные чудотворные иконы.

Вера в священную силу дерева не исчезла с течением времени, она изменялась, вплетаясь в сознание человека, и дошла до нас в виде домовой резьбы. Наличник на окне в русской избе — это материализованные магические заклинания, уходящие корнями в глубокую древность. Сможем ли понять смысл этих заклинаний?


Вслушайтесь в это слово: «наличник» — «находящийся на лице». Фасад дома — это его лицо, обращенное к внешнему миру. Лицо должно быть умытым и красивым. Но внешний мир не всегда добр и, порой, от него надо защищаться. Двери и окна — это не только выход наружу, это возможность попасть внутрь. Каждый хозяин старался защитить свой дом, обеспечить семье сытость и тепло, безопасность и здоровье. Как он мог это сделать? Один из способов защиты — окружить себя охранными знаками и заклинаниями. И наличники не только закрывали щели в оконном проеме от сквозняков и холода, они защищали дом от нечистой силы.

Несмотря на огромное разнообразие узоров домовой резьбы, в ней выделяются отдельные повторяющиеся образы. Самое интересное, что эти же образы можно найти в русской народной вышивке. Полотенца и рубахи, подготовленные для рождения ребенка, свадьбы или похорон, имели для наших предков огромное значение и были частью ритуалов. Чтобы ребенок был здоров, семья крепка и богата, женщина плодовита, необходимо было оградить их магическими заклинаниями. Именно эти заклинания и прорисованы в узорах вышивальщиц.

Петушки на фронтоне
(фот. Филиппова Елена)


Но если это так, значит и узоры на наличниках несут в себе ту же магическую силу?

Язычество русской деревни, тесно переплетенное с православным христианством, не явилось следствием темноты и необразованности русского крестьянина. Просто, в отличие от горожанина, он жил настолько тесно с окружающей его природой, что ему пришлось научиться с ней договариваться. Упрекать крестьян в отходе от православия наивно. Уж кто-то, а они сохранили его в большей степени. Наоборот, это мы, городские жители потеряли ту важную архаичную связь с матушкой-природой, на которой и строится вся жизнь за пределами города.


Что было одним из самых важных событий в жизни наших древних предков? Наверное, рождение. И женщина-мать должна была стать главной фигурой.

Фигурка с раскинутыми руками и ногами — фигурка женщины, дарующей жизнь, олицетворяющая женское начало, один из самых частых образов, занимающих важное место, как и на старых вышивках, так и на резных наличниках. Одно из ее имен — берегиня.

Очень интересно искать фигурки берегинь в резных узорах: иногда она определяется очень четко, а иногда так сильно искажена, что выглядит как удивительное переплетение цветов и змей. Но в любом случае ее можно узнать — центральная симметрия фигурки, голова, раскинутые руки и ноги.

Стилизованные фигурки берегинь, разные вариации одной темы


Еще один важный символ магических знаков наших предков — это солнце. Солнечный круг изображался в разных видах, можно найти восход и заход солнца. Все знаки, имеющие отношение к ходу солнца, к его положению на небосводе, называются солярными и считаются очень сильными, мужскими знаками.

Восходящее и заходящее солнце
(фот. Филиппова Елена)


Без воды нет жизни, от нее зависит урожай и, как следствие, жизнь и благосостояние семьи. Воды бывают небесными и подземными. И все эти знаки есть на наличниках. Волнообразные узоры в верхней и нижней части наличника, бегущие ручейки по его боковым полочкам — это все знаки воды, дающей жизнь всему живому на земле.

Не оставлена без внимания и сама земля, дарующая человеку урожай. Знаки аграрной магии, пожалуй, самые простые, одни из самых распространенных. Ромбики с точками внутри, перекрещивающиеся двойные полосы — так рисовали наши предки вспаханное и засеянное поле.

Наличник. Город Конаково Тверской области. Змеиный узор. Дом перевезен из города Корчева в 1936 г.
(фот. Филиппова Елена)


А сколько звериных мотивов можно найти на наших окошках! Дух захватывает от коней и птиц, змей и драконов. Каждый образ имел свое значение в магическом мире древних славян. Отдельное место в звериных мотивах занимают змеи, тесно связанные с понятием воды, а значит и плодородия. Культ змей-хранителей, ужей-господариков, имеет глубокие корни и заслуживает отдельного рассказа.

Чудо-юдо
(фот. Филиппова Елена)


Все эти узоры и образы когда-то имели определенный смысл, являясь по своей сути охранными знаками. Ими украшены старинные обрядовые предметы, они же красуются и на наличниках. Народная традиция пронесла эти знаки сквозь века. Но со временем они утратили для нас магическое значение и суть их забыта. Древние архаичные узоры превратились в декоративные элементы, разбавленные современным орнаментом, не связанным с прошлым их смыслом. Прочесть эти орнаменты, понять их глубинный смысл и разгадать магические заклинания уже практически невозможно. Именно поэтому они так к себе манят…


Согласно некоторым русским народным преданиям, человеку окно подарил Ангел. Дело было так.

Первые дома, которые строили люди, были без окон. Одна женщина, чтобы осветить свой дом, стала бегать с решетом со двора в дом, надеясь в решете принести солнечный свет. Тогда к ней явился ангел и сказал: «Вот дурная баба!», взял топор и прорубил в стене окно.

Женщина ответила: «Все это хорошо, но теперь у меня в доме будет холодно». Ангел пошел на реку, поймал рыбу и ее пузырем затянул проем окна. В избе стало светло и тепло. С тех пор люди строят свои дома с окнами.

При первом знакомстве с этой красивой легендой у меня возник странный вопрос: сколько же рыб понадобилось, чтобы затянуть их пузырями одно окно?

Но оказалось, что привычные нам окна в избах появились относительно недавно, лишь в 18 веке. И то, поначалу в доме было только одно такое окно, называлось оно красным. В красное окно вставлялось стекло, у него были рама и ставни.

А что же тогда прорубил ангел?

Самые первые окошки были очень простыми и небольшими по размеру, назывались они волоковыми окнами. Такое окно прорубалось в двух смежных бревнах и изнутри закрывалось дощечкой-задвижкой. Окно было маленькое, чтобы его открыть, нужно было отодвинуть задвижку. Считается, что от слова «волочить» и пошло название волоковое окно.

Волоковое окошко в Истринском музее деревянного зодчества.
(фот. Филиппова Елена)

Начиная с 19 века, когда стекольное производство в России стало распространенным, красные окна повсеместно заменили древние волоковые окошки.

Но и сейчас их можно найти в деревнях, на хозяйственных постройках, в амбарах и скотных дворах. Присмотритесь, вдруг найдете ангельское окошко там, где и не ждали.

Но как же так? Если красные окна появились только в 18 веке, то как на наличники могли попасть архаичные магические знаки? Значит все наши умозаключения вот так легко рушатся?

А вот и ничего подобного. На наличники красных окон были перенесены древние традиции, сохранившиеся в домовой резьбе. Подзоры на крышах домов, причелины (доски по краям избы), все они несли и сейчас несут на себе те же знаки, что мы читаем и на наличниках. Да и кто сказал, что волоковые окошки не защищались от нечистой силы?

Например, в Кижах сохранилось, по крайней мере одно, очень и очень старое волоковое окошко, украшенное резным солнечным диском. Наличник на волоковом окошке есть и в Нижегородском музее-заповеднике деревянного зодчества.

Музей деревянного зодчества на Щёлоковском хуторе в Нижнем Новгороде. Дом Пашковой, середина 19 века.
(фот. Бобылькова Ирина)


В музеях бережно хранится деревянная посуда, прялки, резные ковши и гребни. А резных наличников практически нет. Единичные и не очень старые экземпляры — максимум, что можно найти.

Ответ удивительно прост. Когда люди переходили из дома в дом, они брали с собой прабабушкину прялку, но не забирали наличники с окон. Когда приходилось спасать дом от пожара, уж точно никто не отдирал старые доски. И резные наличники с магическими символами умирали вместе с домом. Такова жизнь. Положение изменилось не более двухсот лет назад, с появлением первых собирателей древностей и создателей музеев.


Дома в старину русские плотники не строили, а рубили. Именно этот термин встречается в архивных документах и древних летописях. Рубили избы, храмы и целые города, мастерски используя для этого топор. Такой инструмент как пила пришел в Россию из Европы только в 18 веке при Петре I.

Однако это вовсе не значит, что русские мужики были такими темными. Уж в чем-чем, а в плотницких делах им не было равных. Дело в том, что при рубке дерева топором его волокна как бы сминаются, закрывая поры от губительной для деревянной постройки влаги. А при обработке пилой, волокна, наоборот, раздираются и легко пропускают влагу внутрь дерева.

Но при Петре I встает иная задача — строить очень быстро. Задачу эту нельзя было решить топором.

Подавляющее большинство нынешней домовой резьбы выполнено в технике выпиливания, появившейся вместе с новым инструментом. Новая техника внесла большое разнообразие в старые узоры, переплетая и видоизменяя их. Начиная с 18 века, старые магические знаки стали зарастать новыми орнаментами. Мастера плотники целыми артелями ходили по России, ставили дома, украшенные наличниками, перенося свой стиль от села к селу. Со временем стали издаваться целые альбомы узоров деревянной резьбы.

Улица в Кушалино. Дома с резными наличниками.
(фот. Филиппова Елена)


Конечно, резчики не выпиливали специально солярных узоров или берегинь, ни в 19 веке, ни столетием раньше. Как впрочем, и вышивальщицы не вышивали никаких магических знаков. Они делали так, как делали их прадеды и прабабки, как было принято в их семье, в их деревне. Они не задумывались о магических свойствах своих узоров, но бережно пронесли эти знания, полученные ими в наследство, дальше во времени. Именно это и называется памятью предков.

Вот в какие таинственные дали можно забрести, не уезжая в далекие края. Достаточно иным взглядом посмотреть на привычную дорогу. И ведь это не единственные ее чудеса, что-то еще ждет нас за поворотом?

Филиппова Елена


Деревенский дом — это своеобразная колыбель крестьянской России. Еще в начале 20 века большинство населения страны жили в селах и многочисленных деревнях в деревянных домах. В деревенских избах рождались и прожили свои жизни десятки поколений простых русских людей, трудом которых создавалось и приумножалось богатство России.

Естественно, что в нашей стране, изобиловавшей лесом, самым подходящим материалом для строительства были обычные деревянные бревна. Деревянного дома, построенного по всем правилам, хватало для жизни двух, а то и трех поколений. Считается, что время жизни деревянного дома не менее ста лет. На территории Ивановской области, к сожалению, сохранилось не так уж много деревенских домов 19 в. Это драгоценные образцы деревенского уклада жизни русского народа. Можно отметить, что самым старым жилым деревянным домом не только в Иванове, но и в области является дом резчика манер В. Е. Курбатова 1800 г., что на улице Маяковского.

Дом резчика В. Е. Курбатова. Классическй солярный знак.
(фот. Побединский Владимир)


В наше время, когда глубинка интенсивно заселяется дачниками не только из Иванова, но и из Москвы, многие дома утрачивают свой первозданный вид. Вместо изумительных деревянных наличников зачастую вставляются пластиковые окна, режущие взгляд и уродующие исторический облик деревенских домов. Поэтому очень важно сохранить их первозданный вид, если не в натуре, то хотя бы в фотографиях, что бы подрастающее поколение имело представление, в каких домах жили их пращуры.

На бескрайних просторах России крестьянский дом в разных областях может существенно отличаться по форме, конструкции, строительным традициям его внешней отделки, разными декоративными деталями, рисунками резьбы и т.д. Талантливым Ивановским краеведом-писателем Дмитрием Александровичем Ивановым, потратившим более двадцати лет на изучение этнографии Ивановской земли, был составлен обобщенный портрет крестьянского дома, преобладающего на территории Ивановской области. Он представляет собой небольшой дом в 3-4 окна, с одной светлой комнатой впереди. Сзади теплой части дома располагается кухня и широкий коридор, а за ними к дому примыкают хозяйственные помещения. Таким образом, дом представляет собой совмещенную конструкцию сени — двор, вытянутую от улицы, сбоку пристраивается крыльцо. Главная черта такого дома — пропорциональный фасад и определенная отделка: резное кружево, наличники, отделяющие окна от стены дома, с резными или накладными деталями, светелка, реже мезонин, трехчастные лопатки, загораживающие угловые выносы бревен, сложенных в «обло». Фронтон светелки выдвинут далеко вперед и поддерживается двумя парами резных столбов, перед которыми устраивается решетка, создающая впечатление балкончика. Фронтон этот разорван фигурным пиковым изображением, являющимся как раз основным местечковым элементом художественного оформления фасада жилого дома. Местные плотники называют этот вырез «червой». Балконная решетка, причелины, подзоры фронтона украшаются ажурной пропильной резьбой. Дома описанной конструкции составляют большинство сельской застройки на территории Ивановской области.

(фот. Побединский Владимир)


Традиция украшать резьбой элементы конструкции жилых домов возникли достаточно давно. Мотивы рисунков несут в себе народную память о бытовавших в древности языческих символах, оберегах. Нужно отметить, что в России начала 19 в. несколько регионов, население которых славилось искусством строительства из дерева. Один из таких народных промыслов существовал и на территории Ивановской области. Его центром было село Якуши современного Пестяковского района. Жители этого села и прилегающей территории были очень искусными плотниками. Ежегодно отсюда на заработки уходили до семисот крестьян, в совершенстве владеющих плотницким мастерством. Их искусство было настолько известным и признанным в России того времени, что имя села Якуши вошло в историю. Возникло даже слово, вошедшее в словарь В.И. Даля — «якушничать», т.е. строить, украшать из дерева. Это были не просто ремесленники, а художники, украшавшие жилые дома особым видом декора — «корабельной» рельефной резьбой. Суть якушевской резьбы состояла в том, что декоративные элементы выдалбливались в толстой доске и делались выпуклым по сравнению с деревянной поверхностью. Чаще всего такая доска занимает фриз переднего фасада дома. Сюжетами рисунков обычно служили растительный орнамент, цветы, обереги в виде изображений русалок, львов, лебедей. Наибольшее количество домов, украшенных «корабельной» резьбой, сохранилось в Пестяковском, Верхнеланднховском, Савинском районах, деревни и села которых хранят прекрасные образцы плотницкого искусства якушей, они являются бесценными памятниками старинной народной культуры. В настоящее время таких домов сохранилось совсем не много, их можно буквально пересчитать по пальцам. Этому во многом способствовало то, что в 80-х годах 19 в. глухая рельефная резьба начинает вытесняться сквозной прорезью доски — так называемой пропильной резьбой, которой в настоящее время украшено абсолютное большинство сельских домов.

Русская изба внутри картинки с печкой карандашом — Сайт о даче


Часть избы от устья до противоположной стены, пространство, в котором выполнялась вся женская работа, связанная с приготовлением пищи, называлась печным углом. Здесь, около окна, против устья печи, в каждом доме стояли ручные жернова, поэтому угол называют еще жерновым. В печном углу находилась судная лавка или прилавок с полками внутри, использовавшаяся в качестве кухонного стола. На стенах располагались наблюдники — полки для столовой посуды, шкафчики. Выше, на уровне полавочников, размещался печной брус, на который ставилась кухонная посуда и укладывались разнообразные хозяйственные принадлежности.
Печной угол считался грязным местом, в отличие от остального чистого пространства избы. Поэтому крестьяне всегда стремились отделить его от остального помещения занавесом из пестрого ситца, цветной домотканины или деревянной переборкой. Закрытый дощатой перегородкой печной угол образовывал маленькую комнатку, имевшую название «чулан» или «прилуб». Он являлся исключительно женским пространством в избе: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы. Во время праздников, когда в дом приезжало много гостей, у печи ставился второй стол для женщин, где они пировали отдельно от мужчин, сидевших за столом в красном углу. Мужчины даже своей семьи не могли зайти без особой надобности в женскую половину. Появление же там постороннего мужчины считалось вообще недопустимым.
Традиционная неподвижная обстановка жилища дольше всего удерживалась около печи в женском углу.Красный угол, как и печь, являлся важным ориентиром внутреннего пространства избы. На большей территории Европейской России, на Урале, в Сибири красный угол представлял собой пространство между боковой и фасадной стеной в глубине избы, ограниченное углом, что расположен по диагонали от печи. В южнорусских районах Европейской России красный угол — пространство, заключенное между стеной с дверью в сени и боковой стеной. Печь находилась в глубине избы, по диагонали от красного угла. В традиционном жилище почти на всей территории России, за исключением южнорусских губерний, красный угол хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Основным украшением красного угла является божница с иконами и лампадкой, поэтому его называют еще «святым».

Как правило, повсеместно в России в красном углу кроме божницы находится стол, лишь в ряде мест Псковской и Великолукской губ. его ставят в простенке между окнами — против угла печи. В красном углу подле стола стыкаются две лавки, а сверху, над божницей, — две полки полавочника; отсюда западно-южнорусское название угла «сутки» (место, где стыкаются, соединяются элементы убранства жилища).Все значимые события семейной жизни отмечались в красном углу. Здесь за столом проходили как будничные трапезы, так и праздничные застолья, происходило действие многих календарных обрядов. В свадебном обряде сватание невесты, выкуп ее у подружек и брата совершались в красном углу; из красного угла отчего дома ее увозили на венчание в церковь, привозили в дом жениха и вели тоже в красный угол.

Во время уборки урожая первый и последний устанавливали в красном углу. Сохранение первых и последних колосьев урожая, наделенных, по народным преданиям, магической силой, сулило благополучие семье, дому, всему хозяйству. В красном углу совершались ежедневные моления, с которых начиналось любое важное дело. Он является самым почетным местом в доме. Согласно традиционному этикету, человек, пришедший в избу, мог пройти туда только по особому приглашению хозяев. Красный угол старались держать в чистоте и нарядно украшали. Само название «красный» означает «красивый», «хороший», «светлый». Его убирали вышитыми полотенцами, лубочными картинками, открытками. На полки возле красного угла ставили самую красивую домашнюю утварь, хранили наиболее ценные бумаги, предметы. Повсеместно у русских был распространен обычай при закладке дома класть деньги под нижний венец во все углы, причем под красный угол клали более крупную монету.

Некоторые авторы связывают религиозное осмысление красного угла исключительно с христианством. По их мнению, единственным священным центром дома в языческие времена была печь. Божий угол и печь даже трактуются ими как христианский и языческий центры. Эти ученые видят в их взаимном расположении своеобразную иллюстрацию к русскому двоеверию просто сменили в Божьем углу более древние — языческие, а на первых порах несомненно соседствовали там с ними.Что же до печки… подумаем серьезно, могла ли «добрая» и «честная» Государыня Печь, в присутствии которой не смели сказать бранного слова, под которой, согласно понятиям древних, обитала душа избы — Домовой,- могла ли она олицетворять «тьму»? Да никоим образом. С гораздо большей вероятностью следует предположить, что печь ставилась в северном углу в качестве неодолимой преграды на пути сил смерти и зла, стремящихся ворваться в жилье.Сравнительно небольшое пространство избы, около 20-25 кв.м, было организовано таким образом, что в нем с большим или меньшим удобством располагалась довольно большая семья в семь-восемь человек. Это достигалось благодаря тому, что каждый член семьи знал свое место в общем пространстве.

Мужчины обычно работали, отдыхали днем на мужской половине избы, включавшей в себя передний угол с иконами и лавку около входа. Женщины и дети находились днем на женской половине возле печи. Места для ночного сна также были распределены. Старые люди спали на полу около дверей, печи или на печи, на голбце, дети и холостая молодежь — под полатями или на полатях. Взрослые брачные пары в теплое время ночевали в клетях, сенях, в холодное — на лавке под полатями или на помосте около печи.Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын — по левую, третий — рядом со старшим братом. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках. Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Человек, их нарушившего, могли строго наказать. В будние дни изба выглядела довольно скромно. В ней не было ничего лишнего: стол стоял без скатерти, стены без украшений. В печном углу и на полках была расставлена будничная утварь.

В праздничный день изба преображалась: стол выдвигался на середину, накрывался скатертью, на полки выставлялась праздничная утварь, хранившаяся до этого в клетях. Интерьер горницы отличался от интерьера внутреннего пространства избы присутствием голландки вместо русской печи или вообще отсутствием печи. В остальном хоромный наряд, за исключением полатей и помоста для спанья, повторял неподвижный наряд избы. Особенностью горницы было то, что она всегда была готова к приему гостей. Под окнами избы делались лавки, которые не принадлежали к мебели, но составляли часть пристройки здания и были прикреплены к стенам неподвижно: доску врубали одним концом в стену избы, а на другом делали подпорки: ножки, бабки, подлавники. В старинных избах лавки украшались «опушкой» — доской, прибитой к краю лавки, свисавшей с нее подобно оборке. Такие лавки назывались «опушенными» или «с навесом», «с подзором».

В традиционном русском жилище лавки шли вдоль стен вкруговую, начиная от входа, и служили для сидения, спанья, хранения различных хозяйственных мелочей. Каждая лавка в избе имела свое название, связанное либо с ориентирами внутреннего пространства, либо со сложившимися в традиционной культуре представлениями о приуроченности деятельности мужчины или женщины к определенному месту в доме (мужская, женская лавки). Под лавками хранили различные предметы, которые в случае необходимости легко было достать — топоры, инструменты, обувь и проч. В традиционной обрядности и в сфере традиционных норм поведения лавка выступает как место, на которое позволено сесть не каждому. Так входя в дом, особенно чужим людям, было принято стоять у порога до тех пор, пока хозяева не пригласят пройти и сесть. То же касается и сватов: они проходили к столу и садились на лавку только по приглашению.

В похоронной обрядности покойного клали на лавку, но не на любую, а на расположенную вдоль половиц.Долгая лавка — лавка, отличавшаяся от других своей длиной. В зависимости от местной традиции распределения предметов в пространстве дома, долгая лавка могла иметь различное место в избе. В севернорусских и среднерусских губерниях, в Поволжье она тянулась от коника к красному углу, вдоль боковой стены дома. В южновеликорусских губерниях она шла от красного угла вдоль стены фасада. С точки зрения пространственного деления дома долгая лавка, подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где в соответствующее время занимались теми или иными женскими работами, такими, как прядение, вязание, вышивание, шитье.

На долгую лавку, расположенную всегда вдоль половиц, клали покойников. Поэтому в некоторых губерниях России на эту лавку никогда не садились сваты. В противном случае их дело могло разладится.

Короткая лавка — лавка, идущая вдоль передней стены дома, выходящей на улицу. Во время семейной трапезы на ней сидели мужчины.Лавка, находившаяся около печки, называлась кутной. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали только что выпеченный хлеб.
Лавка пороговая шла вдоль стены, где расположена дверь. Она использовалась женщинами вместо кухонного стола и отличалась от других лавок в доме отсутствием опушки по краю.

Лавка судная — лавка, идущая от печи вдоль стены или дверной перегородки к передней
стене дома. Уровень поверхности этой лавки выше, чем других лавок в доме. Лавка спереди имеет створчатые или раздвижные дверцы или закрывается занавеской. Внутри нее расположены полки для посуды, ведер, чугунков, горшков. Коником называли мужскую лавку. Она была короткая и широкая. На большей части территории России имела форму ящика с откидной плоской крышкой или ящика с задвижными дверцами. Свое название коник получил, вероятно, благодаря вырезанной из дерева конской голове, украшавшей его боковую сторону. Коник располагался в жилой части крестьянского дома, около дверей. Он считался «мужской» лавкой, так как это было рабочее место мужчин. Здесь они занимались мелким ремеслом: плели лапти, корзины, ремонтировали упряжь, вязали рыболовные сети и т.п.

Под коником находились и инструменты, необходимые для этих работ. Место на лавке считалось более престижным, чем на скамье; гость мог судить об отношении к нему хозяев, смотря по тому, куда его усаживали — на лавку или на скамью. Необходимым элементом убранства жилья являлся стол, служащий для ежедневной и праздничной трапезы. Стол являлся одним из наиболее древних видов передвижной мебели, хотя наиболее ранние столы были глинобитными и неподвижными. Такой стол с глинобитными же лавками около него были обнаружены в пронских жилищах XI-XIII веков (Рязанская губ.) и в киевской землянке XII века. Четыре ножки стола из землянки в Киеве представляют собой стойки, врытые в землю.

В традиционном русском жилище подвижный стол всегда имел постоянное место, он стоял в самом почетном месте — в красном углу, в котором находились иконы. В севернорусских домах стол всегда располагался вдоль половиц, то есть более узкой стороной к фасадной стене избы. В некоторых местах, например в Верхнем Поволжье, стол ставили только на время трапезы, после еды его клали боком на полавочник под образами. Делалось это для того, чтобы в избе было больше места. В лесной полосе России столы плотничной работы имели своеобразную форму: массивное подстолье, то есть рама, соединяющая ножки стола, забиралось досками, ножки изготовлялись короткими и толстыми, большая столешница всегда делалась съемной и выступала за подстолье для того, чтобы было удобнее сидеть. В подстолье делался шкафчик с двустворчатыми дверками для столовой утвари, хлеба, необходимого на день.

В традиционной культуре, в обрядовой практике, в сфере норм поведения и пр. столу придавалось большое значение. Об этом говорит четкая пространственная закрепленность его в красном углу. Любое выдвижение его оттуда может быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Исключительная роль стола была выражена практически во всех обрядах, одним из элементов которых являлась трапеза. С особенной яркостью она проявлялась в свадебном обряде, в котором практически каждый этап завершался застольем. Стол осмыслялся в народном сознании как «Божья ладонь», дарующая хлеб насущный, поэтому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В обычное, незастольное, время на столе могли находится лишь хлеб, как правило завернутый в скатерть, и солонка с солью.

В сфере традиционных норм поведения стол всегда был местом, где происходило единение людей: человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как «свой».

Покрывался стол скатертью. В крестьянской избе скатерти изготавливали из домотканины как простого полотняного переплетения, так и выполненной в технике бранного и многоремизного ткачества. Используемые повседневно скатерти сшивали из двух полотнищ пестряди, как правило с клеточным узором (расцветка самая разнообразная) или просто грубого холста. Такой скатертью накрывали стол во время обеда, а после еды или снимали, или покрывали ею хлеб, оставляемый на столе. Праздничные скатерти отличались лучшим качеством полотна, такими дополнительными деталями как кружевная прошва между двумя полотнищами, кисти, кружево или бахрома по периметру, а также узором на ткани.



Source: www.liveinternet.ru

Читайте также

5 удивительных мест в России, которые стоит посетить в этом году

Илья Суховольский

Внутренний туризм набирает обороты. Конечно, кто‑то предпочтёт поехать по стандарту «Москва — Питер» или на многолюдный пляж черноморского побережья, а кто‑то отправится новыми маршрутами за яркими впечатлениями. Именно для таких людей мы собрали несколько самых интересных туристических точек России.

1. Абрау‑Дюрсо, Новороссийск

Фото: Igor Stomakhin / Shutterstock

Мелодичное название курортного посёлка на побережье Чёрного моря у многих ассоциируется со знаменитым игристым вином. И неспроста. Здесь действительно расположена одна из крупных виноградных плантаций региона, а при ней — завод, основанный Александром II.

Если гастрономический туризм вас не очень привлекает (хотя после дегустаций многие входят во вкус), то можно обратиться к классическим маршрутам и отправиться на поиски пресного озера Абрау, которое и дало название местности. Этот уединённый уголок расположен всего в 14 километрах от Новороссийска среди лесистых склонов и выглядит просто потрясающе. Здесь можно искупаться и половить рыбу.

В самом посёлке также рекомендуем полюбоваться вечерним шоу поющих фонтанов. На заметку: лучший ракурс открывается с береговой зоны или водной глади.

Добраться до Абрау‑Дюрсо из Новороссийска можно на личном авто или регулярном автобусе.

2. Болгар

Фото: alfoto.bk.ru/Depositphotos

С поездкой в Индию в этом году явно не задалось. Но можно начать знакомство с восточной культурой и на территории Татарстана, в бывшей столице Золотой Орды. Белая мечеть в Болгаре — настоящая гордость региона, похожая на знаменитое чудо света, Тадж‑Махал. Белокаменный ансамбль представляет собой комплекс мраморных построек в стиле религиозного ренессанса. Перед зданиями раскинулась площадь с искусственным водоёмом, реками и садом — будто воплотившийся пейзаж из восточных сказок. Здесь же хранится самый большой Коран в мире: священное писание украшено татарскими национальными узорами, а его вес достигает 800 килограмм.

Город расположен на берегу Волги, недалеко от Казани. Сюда можно добраться как по воде, так и по суше: из центра Казани в Болгар два раза в день ходит автобус, а в хорошую погоду курсируют катера. Комфортно путешествовать и на личном транспорте — дорога из столицы Татарстана занимает не более 2 часов.

3. «Костромская слобода», Кострома

Фото: EN‑design/Depositphotos

«Костромская слобода» находится на территории Ипатьевского монастыря, недалеко от слияния рек Костромы и Волги — буквально в 10 минутах езды от прибрежной зоны.

Это целый музей деревянного зодчества под открытым небом. В его собрание входят уникальные церкви, избы и хозяйственные сооружения со времён царствования Ивана Грозного. Внутри изб сохранено традиционное крестьянское убранство, а в церквях можно полюбоваться древними фресками со сценами из Евангелия.

На территории парка проходят тематические экскурсии, мастер‑классы и представления народных ремесленников: можно понаблюдать, как из деревянных брусков вырезают разнообразные диковины, самостоятельно вылепить из глины горшок и сыграть на губной гармони или гуслях.

4. Игарка

Фото: ToKa74/Depositphotos

Заполярный город, построенный на вечной мерзлоте, пожалуй, самое удивительное и неожиданное место для путешествий. Тем не менее Игарка пользуется большой популярностью среди туристов — всё благодаря тому, что здесь находится Музей вечной мерзлоты. Его стены покрыты толстым слоем льда и снега, повсюду видны кристаллические наросты. Даже в тёплое время года здесь минусовая температура, а когда на поверхности лютые морозы, внутри сохраняются постоянные −20 °C.

Именно благодаря этому холоду в музее сохранились редчайшие природные экспонаты. Так, на глубине 14 метров можно прикоснуться к реликтовому льду (ему, на минуточку, 500 лет!) и рассмотреть срезы не менее древних хвойных деревьев.

Добраться до Игарки непросто, особенно зимой. В летнее время есть выбор между самолётом и теплоходом из Красноярска. А вот с личным транспортом сложнее: расстояние между городами велико, и время в пути может занять более трёх суток.

5. Горный парк «Рускеала», Карелия

Фото: Kokhanchikov/Depositphotos

Мраморный каньон, окружённый соснами и хвойными деревьями, за несколько лет стал «туристической Меккой» Карелии. Сюда съезжаются любители кемпинга и активного отдыха на природе, чтобы посмотреть на богатую северную флору и исследовать как самые высокие, так и самые низкие точки края.

Здесь можно полюбоваться видом на горную цепь с высоты птичьего полёта, отправиться на водную прогулку по гротам, совершить прыжок с тарзанкой и даже опуститься на дно затопленного карьера, если у вас есть удостоверение дайвера и необходимое снаряжение. Вода в карьере настолько чистая и прозрачная, что можно разглядеть пещеры у дна, а также затопленную финскую технику, которая с 40‑х годов использовалась для разработки мрамора.

Несмотря на суровую погоду, «Рускеала» — круглогодичный туристический маршрут. Зимой здесь тоже можно отлично провести время: прокатиться на снегоходах вдоль реки с бобровыми плотинами, заехать на старую финскую мельницу и полюбоваться застывшими водопадами.

Парк «Рускеала» расположен в 37 км от города Сортавалы. Ближайшие крупные транспортные узлы находятся в Санкт‑Петербурге и Петрозаводске, откуда до пункта назначения можно добраться как на своей машине, так и на автобусе за 3–5 часов.

Читайте также 🧐

строительство | История, типы, примеры и факты

Строительство , также называемое строительство зданий , методы и промышленность, задействованные в сборке и возведении конструкций, в основном тех, которые используются для обеспечения укрытия.

Строительство — это древняя человеческая деятельность. Он начался с чисто функциональной потребности в контролируемой среде для смягчения воздействия климата. Построенные укрытия были одним из средств, с помощью которых люди могли адаптироваться к широкому спектру климатов и стать глобальным видом.

Приюты для людей сначала были очень простыми и, возможно, просуществовали всего несколько дней или месяцев. Однако со временем даже временные постройки превратились в такие изысканные формы, как иглу. Постепенно стали появляться более прочные конструкции, особенно после появления сельского хозяйства, когда люди стали оставаться на одном месте в течение длительного времени. Первые приюты были жилищами, но позже другие функции, такие как хранение еды и церемонии, были размещены в отдельных зданиях. Некоторые структуры стали иметь как символическую, так и функциональную ценность, положив начало различию между архитектурой и зданием.

История строительства отмечена рядом тенденций. Во-первых, это увеличение прочности используемых материалов. Ранние строительные материалы были скоропортящимися, такими как листья, ветки и шкуры животных. Позже стали использоваться более прочные натуральные материалы, такие как глина, камень и дерево, и, наконец, синтетические материалы, такие как кирпич, бетон, металлы и пластмассы. Другой — поиск зданий все большей высоты и размаха; это стало возможным благодаря разработке более прочных материалов и знанию того, как материалы ведут себя и как использовать их с большей выгодой.Третья важная тенденция касается степени контроля, осуществляемого над внутренней средой зданий: стало возможным более точное регулирование температуры воздуха, уровней света и звука, влажности, запахов, скорости воздуха и других факторов, влияющих на комфорт человека. Еще одна тенденция — это изменение энергии, доступной для процесса строительства, начиная с силы человеческих мышц и заканчивая мощной техникой, используемой сегодня.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.Подпишитесь сейчас

В настоящее время строительство является сложным. Существует широкий спектр строительных продуктов и систем, предназначенных в первую очередь для групп типов зданий или рынков. Процесс проектирования зданий высокоорганизован и опирается на исследовательские учреждения, которые изучают свойства и характеристики материалов, должностные лица кодекса, которые принимают и обеспечивают соблюдение стандартов безопасности, и профессионалов проектирования, которые определяют потребности пользователей и проектируют здание для удовлетворения этих потребностей. Процесс строительства также высоко организован; в нее входят производители строительных изделий и систем, мастера, которые собирают их на строительной площадке, подрядчики, которые нанимают и координируют работу мастеров, и консультанты, специализирующиеся в таких аспектах, как управление строительством, контроль качества и страхование.

Строительство сегодня является важной частью индустриальной культуры, проявлением его разнообразия и сложности и мерой его владения природными силами, которые могут создавать самые разнообразные застроенные среды для удовлетворения разнообразных потребностей общества. В этой статье сначала прослеживается история строительства, а затем рассматривается его развитие в настоящее время. Для рассмотрения эстетических соображений проектирования зданий, см. архитектура. Для дальнейшего изучения исторического развития, см. Искусство и архитектура, Анатолийский; искусство и архитектура, арабский; искусство и архитектура, египетский; искусство и архитектура, иранский; искусство и архитектура, месопотамский; искусство и архитектура, сиро-палестинский; архитектура, африканская; искусство и архитектура, Oceanic; архитектура, западная; искусство, Центральная Азия; искусство, восточноазиатские; искусство, исламское; искусство, индейцы; искусство, Южная Азия; искусство, Юго-Восточная Азия.

История строительства

Первобытное здание: каменный век

Охотники-собиратели позднего каменного века, которые перемещались по обширным территориям в поисках пищи, построили самые ранние временные убежища, которые упоминаются в археологических памятниках. Раскопки в ряде мест в Европе, датируемых до 12000 г. до н.э., показывают круглые кольца из камней, которые, как полагают, составляли часть таких убежищ. Они могли укрепить грубые хижины из деревянных шестов или утяжелить стены палаток из шкур животных, предположительно поддерживаемых центральными шестами.

Палатка иллюстрирует основные элементы экологического контроля, которые важны для строительства. Палатка создает мембрану от дождя и снега; холодная вода на коже человека поглощает тепло тела. Мембрана также снижает скорость ветра; Воздух на коже человека также способствует потере тепла. Он контролирует теплопередачу, не пропуская горячие солнечные лучи и удерживая нагретый воздух в холодную погоду. Он также блокирует свет и обеспечивает визуальную конфиденциальность. Мембрану необходимо поддерживать против силы тяжести и ветра; структура необходима.Кожаные мембраны обладают высокой прочностью на растяжение (напряжения, создаваемые растягивающими силами), но необходимо добавить полюса, чтобы выдержать сжатие (напряжения, создаваемые силами уплотнения). Действительно, большая часть истории строительства — это поиск более сложных решений тех же основных проблем, для решения которых была поставлена ​​палатка. Палатка используется по сей день. Палатка из козьей шерсти в Саудовской Аравии, монгольская юрта с ее разборным деревянным каркасом и войлочными покрытиями и вигвам американских индейцев с его множественными опорами и двойной мембраной — более изысканные и элегантные потомки грубых убежищ ранних охотников-собирателей.

Сельскохозяйственная революция, датированная примерно 10 000 годом до нашей эры, дала большой толчок строительству. Люди больше не путешествовали в поисках дичи и не преследовали свои стада, а оставались в одном месте, чтобы ухаживать за своими полями. Жилища стали более постоянными. Археологические данные скудны, но на Ближнем Востоке можно найти остатки целых деревень с круглыми жилищами, называемыми толои, стены которых сделаны из утрамбованной глины; все следы крыш исчезли. В Европе толои строили из камня, уложенного сухим способом, с куполообразными крышами; в Альпах до сих пор сохранились образцы (более поздней постройки) этих ульев.В более поздних средневосточных толоах появились прямоугольные вестибюли или вестибюли, присоединенные к главной круглой камере — первые образцы прямоугольной формы в плане в здании. Еще позже от круглой формы отказались в пользу прямоугольной, поскольку жилища были разделены на большее количество комнат, и больше жилищ было объединено в поселения. Толои ознаменовали важный шаг в поисках долговечности; они были началом строительства каменной кладки.

Свидетельства композитного строительства из глины и дерева, так называемого метода плетения и мазка, также можно найти в Европе и на Ближнем Востоке.Стены были сделаны из небольших саженцев или тростника, которые легко резать каменными орудиями. Они были вбиты в землю, связаны друг с другом с боков растительными волокнами, а затем покрыты влажной глиной для придания дополнительной жесткости и защиты от атмосферных воздействий. Крыши не сохранились, но постройки, вероятно, были покрыты грубой соломой или тростником. Встречаются как круглые, так и прямоугольные формы, обычно с центральными очагами.

Более тяжелые деревянные постройки также появились в культурах эпохи неолита (новый каменный век), хотя трудности с рубкой больших деревьев каменными орудиями ограничивали использование древесины больших размеров в каркасах.Эти рамы обычно были прямоугольными в плане, с центральным рядом колонн для поддержки гребня и соответствующими рядами колонн вдоль длинных стен; от конька до балок стены проложены стропила. Боковая устойчивость каркаса была достигнута за счет закапывания колонн глубоко в землю; Затем шест и стропила были привязаны к колоннам с помощью растительных волокон. Обычным кровельным материалом была солома: высушенная трава или тростник, связанные вместе небольшими пучками, которые, в свою очередь, были привязаны внахлест к легким деревянным столбам, натянутым между стропилами.Горизонтальные соломенные крыши плохо пропускают дождь, но если их поставить под правильным углом, дождевая вода стекает раньше, чем успевает пропитаться. Первобытные строители вскоре определили уклон крыши, по которому будет проливаться вода, но не солома. В стенах этих каркасных домов использовалось множество типов заполнения, в том числе глина, плетень и мазня, кора деревьев (которую предпочитают американские лесные индейцы) и солома. В Полинезии и Индонезии, где такие дома все еще строятся, они поднимаются над землей на сваях для обеспечения безопасности и сухости; кровля часто делается из листьев, а стены в значительной степени открыты для движения воздуха для естественного охлаждения.Другой вариант рамы был найден в Египте и на Ближнем Востоке, где пучки тростника заменили бревна.

Архитектура убийства: Чертежи Аушвиц-Биркенау

«Есть место на земле, которое представляет собой обширную пустынную пустыню, место, населенное тенями мертвых в их множестве, место, где живые мертвы, где существуют только смерть, ненависть и боль».
Джулиана Тедески

Лагерный комплекс Освенцим стал универсальным символом Холокоста.По оценкам исследователей Государственного музея Аушвиц-Биркенау, в Освенциме было убито около 1,1 миллиона человек, из которых миллион были евреями. Комплекс Освенцим не был построен в одночасье. Это был крупный строительный проект, который длился годами и так и не был завершен. В строительстве были задействованы несколько организаций и компаний, а также тысячи рабочих, как немецких, так и иностранных. То, что начиналось как единый лагерь с 22 зданиями в 1940 году, превратилось в комплекс из 3 основных лагерей и 40 дополнительных лагерей.

На этапе планирования, различные офисы и компании, участвовавшие в проекте, подготовили сотни технических чертежей различных строительных площадок и зданий, которые будут возводиться на них. Планы были составлены чертежниками СС, заключенными с техническим образованием, нанятыми проектными бюро, и гражданскими чертежниками. Эти планы использовались подрядчиками для презентации проекта и выполнения строительных работ. В планы входили подробные чертежи газовых камер и крематориев.

Немцы основали первый лагерь в Освенциме весной 1940 года на месте, ранее служившем казармами для австро-венгерской артиллерии в Верхней Силезии. Это был первый концлагерь в Польше, и первые заключенные были доставлены туда в июне того же года.

В течение 1941 года произошло два события, которые способствовали резкому увеличению масштабов немецкой деятельности в Освенциме.

В начале 1941 года нефтехимическая корпорация I.Г. Фарбен решил основать здесь огромный завод по производству синтетического каучука и топлива. СС согласились предоставить корпорации дешевую рабочую силу для строительства фабрики, а затем и для ее укомплектования. По мере строительства фабрики рядом с ней был создан небольшой трудовой лагерь, который позже был назван «Освенцим III».

Второе событие произошло с вторжением Германии в Советский Союз. Немцы решили основать обширный лагерь для военнопленных в Верхней Силезии для многих попавших в плен советских солдат.Построенный рядом с главным лагерем, недалеко от небольшого сельскохозяйственного поселения Бжезинка, этот лагерь назывался «Освенцим II», более известный как Биркенау.

Строительство Биркенау началось в октябре 1941 года. Строительством руководило «Центральное строительное управление Ваффен СС и полиции, Освенцим, Верхняя Силезия», созданное 1 октября 1941 года и возглавляемое штурмбаннфюрером (майор) Карлом Бишофф. Управление чертежей, возглавляемое гауптшарфюрером (первый сержант-майор) Вихманном, отвечало за подготовку планов строительства, которые составляли офицеры СС, изучавшие архитектуру или инженерное дело, и несколько заключенных с соответствующей технической подготовкой.Герта Сосвински, заключенная, работавшая клерком в Строительном управлении, вспоминает:

«Задачей Bauleitung [Строительное управление] было общее планирование всех строительных работ в Освенциме, включая жилые помещения, медицинские учреждения, крематории, газовые камеры … Bauleitung не только отвечал за планирование, но и также на сам труд, выделение материалов и авторский надзор. Эсэсовцы, которые работали над планами, также, когда это было необходимо, активно работали на стройплощадках.”

Лагерь построен на болотистой открытой местности. Строительство велось поэтапно, с конечной целью разместить около 200 000 заключенных. На ранних этапах большая часть работ по подготовке территории и самого строительства выполнялась тысячами советских военнопленных, которые работали под надзором Германии. Со временем к ним присоединилось много польских и еврейских заключенных. Условия труда были ужасающими, а смертность заключенных была особенно высокой в ​​зимние месяцы.Польский заключенный Альфред Чеслав Пшибыльский вспоминает:

«При рытье и строительстве фундамента заключенные работали осенью, зимой и в мороз, стоя по пояс в воде. Женщины-заключенные женской тюрьмы в Биркенау работали в таких же условиях. Я твердо верю, что выбор места для строительства — на влажной земле, даже если они могли строить на сухой и более подходящей для строительства земле — выбор, сделанный профессионалами … был направлен на уничтожение заключенных, которые работали на строительстве, и тех, кто кто населял здания.”

В отличие от кирпичных построек в главном лагере, значительная часть построек в Биркенау представляла собой единые деревянные хижины, непригодные для проживания людей. У них не было эффективной дренажной системы или защиты от сильного холода. Первоначально они предназначались для размещения около 550 заключенных каждый, но на практике в них поместилось гораздо больше заключенных. Сильная переполненность хижин создавала ужасающие санитарные условия и привела к высокому уровню смертности среди заключенных, живущих в них.Бывший заключенный вспоминает условия в хижинах Биркенау:

.
«В дождливые дни земляной пол хижин превращался в болото из-за отсутствия дренажа.

Эти хижины изначально предназначались для размещения 500 человек. Приказ управляющего зданием Дежако построить третий нижний ярус коек увеличил вместимость хижин до 800-1000, и часто на каждой койке лежало не 4, а 10-12 заключенных… »

Условия жизни были особенно тяжелыми зимой, в результате многие заключенные заболели и умерли.Известный писатель Роман Фристер пишет об условиях в зимние месяцы следующее:

«Времена года менялись в соответствии с логикой природы, напоминая всем нам о существовании законов, которые никогда не меняются: лето кончилось, осень последовала его примеру, и зима ворвалась в нашу жизнь, хлестнув нас своей морозной кнутом. В отличие от фабрики, которая была приятно теплой, хижины в лагере никогда не отапливались; обогреватели внутри них использовались как столы. После вечерней переклички, которая длилась вечно, а точнее, пока немцам надоело, размяться было негде.Мы ложились спать, не раздеваясь, иногда даже не снимая обуви. Ночи приносили страдания, но для меня моменты бодрствования были худшими. Они заставили меня сделать выбор. Каждое утро в 5 часов, когда нас будил свисток Blockaelteste , мне приходилось снова решать, буду ли я драться или сдаться ».

Помимо самих лагерей, СС построили значительную инфраструктуру рядом с лагерями и между ними. Комплекс такого размера нуждался в системе центрального отопления, системе обработки сточных вод и водоснабжения, дорогах, различных лагерях и зданиях для немецкого персонала, а также системе снабжения продовольствием и другими товарами.

Вскоре после начала строительства Биркенау было принято решение изменить его название и превратить его в лагерь смерти. Первые эксперименты с газом были проведены в главном лагере осенью 1941 года, и в свете их успеха СС решило построить в Биркенау четыре постоянных объекта с конкретной целью — умерщвлять людей газом. Строительство началось в 1942 году под руководством компании «Топф и сыновья» под надзором СС. В качестве временной меры, пока установка не была завершена, немцы переоборудовали существующие здания, чтобы построить две импровизированные газовые камеры рядом с лагерем.

Четыре истребительные установки начали действовать в 1943 году. Каждая из них включала раздевалку и газовую камеру, обе подземные, и крематорий для сжигания тел убитых. Эти объекты сделали убийство евреев гораздо более эффективным.

Эсэсовец Перри Брод описывает один случай убийства газом, свидетелем которого он был:

«Несколько пострадавших заметили, что с шести отверстий в потолке (газовой камеры) были сняты крышки.Они закричали от ужаса, когда в одной из дыр показалась голова, прикрытая противогазом. «Дезинфекторы» заработали…. Используя молоток и долото, они открыли несколько безвредных на вид консервных банок с надписью «Циклон, для борьбы с паразитами. Внимание, яд! Открывать только обученный персонал». Как только банки открывались, их содержимое высовывалось в отверстия, а крышки сразу ставились на место… минут через две крики стихли, и были слышны только приглушенные стоны.Большинство пострадавших уже потеряли сознание. Прошло еще две минуты, и Грабнер (один из эсэсовцев) перестал смотреть на часы. Воцарилась абсолютная тишина ».

Истребление достигло своего пика весной и летом 1944 года, когда в лагерь были депортированы около 430 000 венгерских евреев и впоследствии было убито большинство депортированных.

В этот период нагрузка на машины уничтожения была настолько велика, что немцы также активировали импровизированные газовые камеры, действовавшие в 1942 году.

Вместе с превращением лагеря в центр смерти экономическое значение лагерного комплекса Освенцим также росло. Огромный завод И. Г. Фарбена так и не был достроен, но на протяжении многих лет в его строительстве были задействованы тысячи заключенных. Кроме того, в Освенциме были созданы другие фабрики для производства различных продуктов. Рядом с лагерями были построены дополнительные фабрики и мастерские, и заключенных отправили работать в них. Освенцим также служил центром сбора и распределения принудительных рабочих во всех областях немецкой промышленности.Наибольшее количество заключенных Освенцима было выделено весной 1944 года, когда около 100 000 заключенных из комплекса Освенцима были переведены в немецкую авиационную промышленность.

Конкретная информация об Освенциме, включая относительно точные чертежи его основных лагерей и объектов уничтожения, достигла Запада только летом 1944 года в форме отчета Врба-Ветцлера. Рудольф Врба и Альфред Ветцлер были словацкими еврейскими заключенными, бежавшими из Освенцима в апреле 1944 года.Они подготовили исчерпывающий отчет о том, что происходило в Освенциме, и отправили его на Запад по подпольным каналам. Рисунки, включенные в отчет, удивительно точны.

Строительные работы в комплексе Освенцим продолжались до ноября 1944 года. В этот момент Гиммлер отдал приказ прекратить уничтожение евреев там, и немцы начали демонтировать объекты уничтожения, чтобы скрыть все следы своего преступления. Позже немцы разобрали другие участки Биркенау, но когда 27 января 1945 года прибыла Красная Армия, большая часть лагеря Биркенау все еще оставалась нетронутой.

Немцы сожгли архивы лагеря незадолго до прибытия Советов, но пропустили строительный архив, который хранился в другом здании. В результате Советы обнаружили значительный объем технической документации, в том числе многие строительные чертежи. Эти документы стали доступны исследователям и широкой общественности после окончания холодной войны. Ни в одном другом лагере смерти не сохранилось столько документов, в том числе подробных документов об объектах уничтожения.Таким образом, строительные чертежи Освенцима представляют собой выдающуюся документацию о том, как крупная строительная операция служила центральным инструментом нацистской политики уничтожения. Они будут храниться на вечное время в архиве Яд Вашем.

Рекомендуемая литература:

  • Аллен, Майкл Тад, Дело геноцида. СС, рабский труд и концентрационные лагеря , Лондон, 2002.
  • Длугоборский, Вацлав, Пайпер, Францишек, Чех, Данута, Освенцим 1940-1945 гг. , тт.I-V, Освенцим, 2000.
  • Гутман, Израиль и Беренбаум, Майкл (ред.), Анатомия лагеря смерти Освенцим , Блумингтон, 1994.
  • Van Pelt, Robert Jan & Dwork, Deborah, Auschwitz, с 1270 по настоящее время , New Heaven, 1996.

Из Второй мировой войны и после

Кто изобрел хижину Quonset и когда?

Строительной компании Джорджа Фуллера приписывают то, что она была первой компанией, которая изготовила хижины Quonset для ВМС США в 1941 году.Точный изобретатель или конструктор неизвестен, но дизайн основан на дизайне хижины Ниссена, который возник во время Первой мировой войны.

Во время Второй мировой войны ВМС США нуждались в зданиях, которые можно было бы быстро собрать и разобрать, но которые могли бы выдержать суровость военных и хижина Quonset была создана. По сути, хижина Квонсет не обязательно была изобретена, но была большим усовершенствованием хижины Ниссена.

Почему ВМС США использовали хижины Quonset?

ВМС США хотели создать универсальное здание, которое было бы легким, легким в транспортировке и сборке.Вдобавок ко всему, хижины Quonset обладают несколькими ключевыми преимуществами, которые сделали их очевидным выбором во время Второй мировой войны:

  • Внутренняя часть с чистым пролетом — без опорных стоек или стен, они обеспечивают свободное пространство для строительства
  • Прочность здания — благодаря использованию стали они обладают несомненной прочностью.
  • Быстрая конструкция — поскольку они разработаны для производства и сборки в виде комплектов, для их сборки требуется минимальное время.
  • Portable — их можно собирать, разбирать и перемещать на разные основания в зависимости от их need

Как хижина Quonset получила свое название?

Хижина Квонсет названа в честь того места, где она была построена впервые, — центра военно-морского строительного батальона Дэвисвилля в Квонсет-Пойнт, Род-Айленд.Это оказалось ценным и стратегическим местом для ВМФ: Центр строительного батальона создал хижины Quonset для окружающих лагерей Camp Thomas, Camp Endicott, Advanced Base Depot и Advanced Base Proving Ground, а также создал их для отправки. мир.

В чем разница между хижиной Quonset и хижиной Nissen?

Названные в честь своего изобретателя подполковника Питера Ниссена, канадского офицера Королевских инженеров во время Первой мировой войны, хижины Ниссена похожи на хижины Квонсет по форме и функциям, но, как правило, меньше и имеют более простой дизайн.

Из чего сделаны хижины Quonset?

Арочное здание технически может быть выполнено практически из любого материала, но для обеспечения прочности, долговечности и низких эксплуатационных расходов хижины Quonset изготавливаются исключительно из стали. Хотя олово и алюминий могут служить укрытием для здания, они не выдерживают суровых погодных условий или стихийных бедствий, а в случае ВМС США — войн. Сталь также позволяет хижинам Quonset быть практически неразрушимыми, поскольку хижины SteelMaster Quonset получают одобрение HVHZ для зон ураганов.

Как долго прослужат хижины Quonset?

Благодаря тому, что Quonset Huts изготовлены из стали, покрытой антикоррозийными веществами, и обладают присущей им структурной прочностью, они могут прослужить всю жизнь. Кроме того, их устойчивая к стихийным бедствиям конструкция позволяет им выдерживать суровые погодные условия, которые могут разрушить стандартное здание. SteelMaster настолько верит в долговечность Quonset hut, что предлагает клиентам 40-летнюю гарантию на все проданные Quonset.

Как изменились хижины Quonset с момента их изобретения?

Хижины Quonset с момента своего создания продолжали улучшаться.Например, усовершенствования строительных материалов, такие как усовершенствование производства стали и антикоррозийные покрытия, повысили долговечность. Хижины SteelMaster Quonset теперь также производятся из 100% переработанной стали, поэтому хижины Quonset стали экологически чистым выбором для строительства.

Военно-морской флот обнаружил много преимуществ, когда они использовали хижины Quonset, такие как гибкость, портативность и долговечность. SteelMaster взяла эту конструкцию из 1970-х годов, объединила архитектурную прочность арки с современными технологиями и сделала конструкции достаточно прочными, чтобы выдерживать самые тяжелые снеговые нагрузки и способные выдержать самые сильные ветры, даже ураган 4-й категории!

Будут ли хижины Quonset оставаться популярными?

Если вы сравните хижину Quonset с традиционным зданием, преимущества хижины Quonset станут очевидными.Стоимость, простота конструкции, возможность настройки и долговечность — все это лучше с Quonset.

Кроме того, поскольку хижины Quonset универсальны, их можно использовать в любом приложении. Гаражи, мастерские, склады, склады и даже дома можно создать с помощью хижины Quonset. Добавьте ко всему этому, что они являются экологически чистыми благодаря использованию переработанной стали, и ожидается, что в ближайшие годы хижины Quonset станут еще более популярными.

Почему здания в стиле арки так влияют на историю архитектуры?

На протяжении тысячелетий строители использовали различные типы арок в архитектуре, чтобы создать одни из самых впечатляющих построек на земле.Теперь современная система арочных панелей SteelMaster используется дизайнерами для создания столь же эстетичных и вневременных конструкций.

Изогнутые здания меняют ландшафт по всему миру. Архитекторы использовали неотъемлемые преимущества цилиндрических сводов, открытой архитектуры, арочных проемов, сегментных арок, изогнутых балок, тюдоровских арок и самих хижин Quonset, чтобы повысить функциональность и внешний вид своих проектов.

Кто первым использовал арки в архитектуре?

Первыми, кто в полной мере воспользовался преимуществами арки, были римляне.За это время строители построили здания, основанные больше на народной архитектуре той эпохи. Римское проектирование зданий основывалось на традициях и знаниях общества, а не на навыках одного конкретного специалиста.

Многие строения, основанные на народной архитектуре других культур, были созданы из материалов, которые не могли выдержать длительные периоды времени, но римляне создавали большую часть своих зданий из бетона. Они соединили раствор с таким наполнителем, как кирпич, чтобы сделать бетон, из которого были построены здания, которые простояли тысячи лет.

Почему современные арки обычно делают из стали?

Еще одним строительным материалом, который выдержал испытание временем, является сталь. Высококачественные сборные дома SteelMaster использовались архитекторами для создания самых великолепных проектов в отрасли.

Современная стальная архитектура здания, в которой используется классическая арочная конструкция, делает современные здания красивыми и прочными. Кроме того, добавление арки к зданию может быть отличным способом добавить уникальный элемент к традиционному дизайну.

Какой пример современного архитектора, использующего здания в стиле арки?

Структуры, которые легко можно было бы считать примерами хорошего архитектурного дизайна, включают Arc House в Нью-Йорке, спроектированный Мазиаром Бехрузом, стальные конструкции арочного стиля, спроектированные известным архитектором Майклом Грейвсом, и множество других зданий, которые изменили ландшафт современная архитектура.

Как арки соответствуют дизайнерским требованиям архитекторов?

Есть несколько теорий, которые диктуют, что именно приносит зданию печать одобрения со стороны архитектурного мира.Одна из этих теорий называется «Семь светильников архитектуры», созданная искусствоведом и теоретиком Джоном Раскином. Теория Семи Светильников Архитектуры использует жертву, истину, силу, красоту, жизнь, память и послушание, чтобы определить, какие сооружения достойны быть помещены в категорию «хорошая архитектура».

Эта теория была продемонстрирована на примере некоторых современных конструкций Quonset Hut. Архитекторы использовали сталь в сочетании с другими строительными материалами для создания изогнутых конструкций крыш, которые поразили зрителей и других дизайнеров.Использование смешанных материалов позволяет им создать здание, которое демонстрирует эстетику архитектуры, а также гарантирует, что здание достаточно прочное, чтобы выдержать что угодно.

Классические хижины Quonset использовались военными во время Второй мировой войны для солдат, которым требовалось быстрое и простое в строительстве укрытие, которое можно было бы перевезти в другие места. Они также использовались как сельскохозяйственные постройки и промышленные постройки. На протяжении многих лет SteelMaster взяла этот дизайн и открыла безграничные возможности для дизайнеров, которые хотят создавать отмеченные наградами конструкции, которые переопределяют современную архитектуру.

Как современная, так и традиционная конструкция полукруглой арки позволяет архитекторам соответствовать критериям обеих теорий. Даже самая простая конструкция SteelMaster легко удовлетворяет этим требованиям. Наша модернизированная система изогнутых панелей берет классический стиль конструкции, которая была создана для военных, и теперь она используется в самых разных творческих целях некоторыми из самых талантливых архитекторов мира.

Рэйчел Уайтред | Гагосян

Вид великого произведения искусства может перенести вас из одного места в другое — он может улучшить повседневную жизнь, отразить наше время и, в этом смысле, изменить образ вашего мышления и образа жизни.
—Рэйчел Уайтрид

В скульптурах и рисунках Рэйчел Уайтрид повседневная обстановка, предметы и поверхности превращаются в призрачные копии, которые до жути знакомы. Посредством литья она освобождает свой предмет — от кроватей, столов и ящиков до водонапорных башен и целых домов — от практического использования, предлагая новое постоянство, наполненное памятью.

В детстве в Лондоне интересы родителей Уайтреда к искусству и архитектуре оказали огромное влияние на ее понимание формы и материала.Увлечение ее отца городской архитектурой «позволило [ей] взглянуть вверх», а художественная практика матери позволила ей увидеть пересечение дома и студии, жизни и искусства. Уайтред с любовью вспоминает, как помогала своему отцу уложить бетонный пол в их подвале, чтобы превратить его в студию. Процессы поиска, опустошения и наполнения проходят на протяжении всей ее работы, показывая, как поверхности повседневной жизни могут исчезать и появляться снова, неся следы их прошлых жизней.

Вайтрид изучал живопись в Политехническом университете Брайтона и скульптуру в Школе изящных искусств Слейда в 1980-х.В 1988 году она провела свою первую персональную выставку в галерее Карлайл в Лондоне, на которой были представлены скульптуры Shallow Breath (1988), отлитые с нижней стороны дивана, и Torso (1988), первые из серии. литые грелки. Скульптура Torso (1988–) — это, пожалуй, единственные работы в ее творчестве, которые имеют прямую антропоморфную ссылку. Эта выставка положила начало использованию Whiteread предметов домашнего обихода; в этих ранних произведениях она часто оставляла остатки оригинальных предметов — например, обрезки дерева — в отлитых формах.

Призрак (1990) была первой крупномасштабной скульптурой Уайтред, которая привела в движение амбициозные архитектурно масштабные работы, благодаря которым она широко известна сегодня. Созданный путем заполнения комнаты викторианского дома в Северном Лондоне бетоном, чтобы создать твердый слепок, который улавливает детали стен, мантии и окон, Ghost представляет собой позитивный объект размером с комнату, который проявляется постепенно, как единое целое. окружает огромную форму. Whiteread расширил этот метод работы в House (1993; разрушен в 1994), отлитом из целого викторианского дома с террасой.Whiteread создал это произведение после того, как все другие террасы в ряду были снесены, и он стоял в одиночестве как напоминание о домах рабочего класса, которые когда-то тянулись по улице. Скульптура вызвала жаркие споры по вопросам недвижимости, классового разделения и разрастания городов.

Первая общественная комиссия Whiteread в Нью-Йорке, Water Tower (1998), была отлита из прозрачной смолы с одной из характерных городских водонапорных башен на крыше. «В пасмурный серый день, — объяснил Уайтред, — он может полностью исчезнуть.И в действительно яркий день с голубым небом он загорится ». Это неземное присутствие контрастирует с весом ее Мемориала Холокоста (2000), постоянно установленного в Вене. Посвященная 65 000 австрийских евреев, убитых во время Холокоста, скульптура напоминает, по словам Джеймса Лоуренса, «частную библиотеку, вывернутую наизнанку», каждая стена которой выстроена рядами безымянных книг, с двумя постоянно закрытыми дверями на фасаде. В 2018 году посольство США Whiteread (плоская упаковка) (2013–2015 гг.) Было открыто в посольстве США в Лондоне, где литые части среднего пригородного американского дома 1950-х годов, расположенные в виде отдельных геометрических плоскостей на стене, приветствуют посетителей. когда они входят через консульский суд.

BBC — Путешествия — Забытые коренные народы Японии

(В этом году мы опубликовали много вдохновляющих и удивительных историй, которые заставили нас полюбить мир — и это одна из наших любимых. Щелкните здесь, чтобы увидеть полный список).

Наше покрытие во время коронавируса

Пока путешествие приостановлено из-за вспышки коронавируса, BBC Travel будет продолжать информировать и вдохновлять наших читателей, которые хотят узнать о мире столько же, сколько они хотят путешествовать по нему, предлагая истории, прославляющие людей, места и культуры, которые создают этот мир так удивительно разнообразен и удивителен.

Для получения туристической информации и историй, конкретно связанных с коронавирусом, ознакомьтесь с последними обновлениями от наших коллег из BBC News.

«Это наша медвежья хижина», — крикнула невысокая жизнерадостная женщина через ручной громкоговоритель, ее улыбка покрыла глубокие морщины на лбу. На голове у нее была синяя шляпа, а короткая туника, расшитая розовыми геометрическими узорами, была резко завязана на талии. Она указала на деревянное строение из круглых бревен, поднятое высоко над землей на сваях.

«Мы поймали медведей как детенышей и вырастили их как членов семьи. Они разделили нашу еду и жили в нашей деревне. Когда пришло время, мы выпустили одного обратно в природу и убили другого, чтобы он поел ».

Хорошо относясь к медведю при жизни, ее люди верят, что дух священного животного, которому они поклоняются как божеству, обеспечит дальнейшее благополучие их общины.

Кимико Нараки 70 лет, но он выглядит на несколько десятков лет моложе. Она — айны, коренной народ, который сейчас живет в основном на Хоккайдо, самом северном острове Японии, но чьи земли когда-то простирались от северного Хонсю (материковой части Японии) на север до Сахалина и Курильских островов (которые теперь являются спорной частью Российской Федерации). .Айны уже давно представляют интерес для антропологов из-за их культурной, языковой и физической идентичности, но большинство путешественников даже не слышали о них. Это потому, что, хотя они были первыми поселенцами Хоккайдо, они веками подвергались угнетению и маргинализации японским правлением.

У айнов сложная история. Их происхождение неясно, но некоторые ученые полагают, что они являются потомками коренного населения, которое когда-то распространилось по Северной Азии. Айны называли Хоккайдо «Айну Мошири» («Земля айнов»), и их изначальным занятием были охота, собирательство пищи и рыболовство, как и многие коренные народы по всему миру.В основном они жили на более теплом южном побережье Хоккайдо и вели торговлю с японцами. Но после Реставрации Мэйдзи (около 150 лет назад) люди с материковой части Японии начали эмигрировать на Хоккайдо, поскольку Япония колонизировала самый северный остров, а дискриминационные методы, такие как Закон о защите бывших аборигенов Хоккайдо 1899 года, вытеснили айнов с их традиционных земель в гористые бесплодные земли. площадь в центре острова.

«Это очень неприятная история, — сказал профессор Кунихико Ёсида, профессор права в Университете Хоккайдо.

Вынужденные заниматься сельским хозяйством, они больше не могли ловить лосося в своих реках и охотиться на оленей на своей земле, сказал Ёсида. От них требовалось принять японские имена, говорить на японском языке, и их постепенно лишали культуры и традиций, включая их любимую церемонию медведя. Из-за широкой стигматизации многие айны скрывали свою родословную. И долгосрочные последствия очевидны сегодня, когда большая часть населения айнов остается бедной и политически бесправной, а большая часть их древних знаний утеряна.

Среди других гнусных практик японские исследователи обыскивали могилы айнов с конца 19 века до 1960-х годов, собирая огромные коллекции останков айнов для изучения и никогда не возвращая кости.

Однако в последнее время дела у айнов начали улучшаться. В апреле 2019 года японское правительство официально признало их коренным народом Японии после многих лет размышлений, что привело к более позитивному восприятию культуры айнов и возобновлению гордости за свой язык и наследие.

«Важно защитить честь и достоинство айнов и передать их следующему поколению, чтобы создать динамичное общество с разнообразными ценностями», — сказал официальный представитель правительства Йошихиде Суга, как сообщает The Straits Times.

Нараки продолжил показывать нам айну котан (деревня). Все еще улыбаясь, она указала на деревянную конструкцию, похожую на шкаф. «Это туалет для мужчин», — сказала она, хихикая. Рядом была хижина поменьше в стиле типи.«А это для женщин».

Я хочу рассказать миру, что в Японии есть коренные жители

Нараки проводит экскурсии по этому котану, чтобы рассказать посетителям о своей культуре. Он является частью Саппоро Пирка Котан (Центр содействия культуре айнов), первого муниципального объекта в Японии с участием коренных народов, где посетители могут познакомиться с ремеслами айнов, посмотреть традиционные танцы и представить себе традиционную жизнь айнов, когда эта территория была обширной дикой природой, и люди жили на ней. и с землей.Расположенный примерно в 40 минутах езды на машине от центра города Саппоро, столицы Хоккайдо, центр был открыт в 2003 году для обучения других японских и иностранных гостей культуре айнов и распространения их идей по всему миру.

«97% айнов живут под землей. Но люди, которые приезжают сюда на мероприятия, очень гордятся своей культурой », — сказал Джеффри Гайман, педагог-антрополог из Университета Хоккайдо, который работает с айнами на протяжении 15 лет.

Гордость особенно очевидна в небольшом ухоженном музее центра, где тщательно выставлены артефакты айнов, такие как традиционная одежда и инструменты.Наверху находятся комнаты, где посетители могут принять участие в мастер-классах по вышивке айнов или научиться делать традиционный музыкальный инструмент айнов муккури (бамбуковая арфа). Проводя мероприятия, члены сообщества могут рассказать миру о своей истории и ситуации.

«Если я попытаюсь рассказать людям о правах и возможностях айнов, это никому не будет интересно. Но когда люди видят наши танцы или музыку, это заставляет их больше узнать о нас », — объяснила Риоко Тахара, активистка айнов и президент Ассоциации женщин айнов.

Вас также могут заинтересовать:
• Таинственное «озеро богов» в Японии
• Коренные общины, предсказавшие Covid-19
• Японская формула удовлетворения жизнью

Хотя этот центр является значительным шагом в деле обмена информацией с айнами культура на национальном и международном уровне, здесь никто не живет. Котан — это копия, показывающая людям, на что была похожа традиционная жизнь айнов. Остались лишь несколько изолированных кварталов айнов, разбросанных по Хоккайдо, причем большая часть из примерно 20 000 айнов (официальных данных нет) ассимилировалась в города и поселки по всему острову.

Однако внимательные путешественники смогут повсюду увидеть следы своей культуры. Многие топонимы на Хоккайдо имеют айнское происхождение, например «Саппоро», которое происходит от айнских слов сат, (сухой), поро, (большой) и пэт, (река) из-за его расположения вокруг реки Тоёхира; или «Сиретоко» — полуостров, который выступает от северо-восточной оконечности Хоккайдо, что можно перевести как «из земли» ( siri ) и «выступающая точка» ( etuk ).

Гордость айнов проявляется на таких мероприятиях, как ежегодный фестиваль маримо на озере Акан и фестиваль Сякушайн в Сидзунае; и в группах, подобных The Ainu Art Project, группе из 40 человек, которые разделяют культуру айнов через свою группу айнов и рок-фьюжн, а также искусство и ремесла ручной работы. В таких ресторанах, как Kerapirka в Саппоро, подают традиционные блюда айнов, и они действуют как центр жизни местного сообщества.

«И вы можете увидеть ценности айнов в любом месте, где собираются айны, будь то дома, на собрании в местном городе или на мероприятии.Но вам нужно знать, что вы ищете », — сказал Гайман, объяснив, что« щедрость и гостеприимство »являются основными принципами айнов. «Это беззаботные люди», — сказал он.

Айны также стали более заметными на национальной арене: активист Каяно Сигэру был избран в парламент Японии в 1994 году, где он отбыл пять сроков; и чрезвычайно популярный сериал манги Golden Kamuy, который за последние пару лет выдвинул культуру айнов в центр внимания всей страны.

«В последние несколько лет люди стали больше интересоваться айнами; это стало горячей темой в Японии », — сказал Тахара.«Это заставляет меня гордиться тем, что люди узнают об айнах, но многое еще предстоит сделать».

Последним шагом вперед для этого сообщества является Символическое пространство для этнической гармонии в Сираои, Хоккайдо, новый комплекс, который в настоящее время строится правительством для демонстрации культуры айнов. Он состоит из Национального музея айнов, Национального парка этнической гармонии и мемориального комплекса. Его открытие было запланировано на апрель 2020 года как раз к Олимпиаде, но его открытие было отложено из-за Covid-19.

Признание очень символично, но не столь значимо.

Однако многие эксперты считают, что недавнего признания сообщества недостаточно, заявляя, что это всего лишь на словах со стороны правительства, а новый закон об айнах не соответствует требованиям. предоставить коренным народам Японии четкие и сильные права.

«Айны до сих пор не могут ловить лосося, и все еще строятся плотины, которые затопляют священные места», — сказал Ёсида. «Нет ни самоопределения, ни коллективных прав, ни возмещения ущерба.Это просто культурное мероприятие «.

«Признание очень символично, но не столь значимо», — добавил он с грустным смехом, отметив, что Япония далеко отстает от мировых стандартов обращения с коренными народами. «Это позорная ситуация. Такова реальность «.

Когда я следил за Нараки в ее туре по котану, мне стало ясно, что общественный интерес к культуре айнов велик. Группы японцев и других посетителей, прибывших на автобусе из Саппоро, толпились за фотографиями перед pu , хижиной для хранения продуктов, которая расположена прямо напротив poro-ci-set . где жили деревенские старосты, чтобы строго следить за коммунальной кладовой в деревне.«Старейшины разрешат любые споры в деревне», — сказал Нараки. Если никто не мог договориться, они обсуждали три дня и три ночи, а затем принимали решение.

Она объяснила, как жизни айнов были привязаны к земле. Котаны будут построены вдоль рек или на берегу моря, где много воды и безопасно от стихийных бедствий. Пищу добывали или охотились, включая основные белки, включая лосося, оленя и медведя. Они собирали дикие травы, овощи, грибы и ягоды, такие как китопиро (альпийский лук-порей) и шикрепе (ягоды амурского пробкового дерева), никогда не собирали все сразу и всегда оставляли корни, чтобы растения могли расти. .Еда была простой, только с животным маслом, водорослями и солью, а в качестве основного зерна — просо. Одежду шили из кожи животных или рыб, плели из коры деревьев или волокон крапивы.

Жизнь в гармонии с природой — это образ жизни, к которому многие айны хотели бы вернуться. «В конце концов, я хочу вернуть немного земли, чтобы мы могли свободно охотиться и ловить рыбу, а также заниматься традиционным сельским хозяйством», — сказал мне Тахара. Все больше айнов также начинают заново изучать свой язык, который лингвистически изолирован и объявлен ЮНЕСКО находящимся под угрозой исчезновения.

Каковы ваши другие надежды на будущее, — спросил я Тахару.

«Я хочу рассказать миру, что в Японии есть коренные жители. Люди не знают, — сказала она. «Я хочу, чтобы мы все уважали друг друга, относились друг к другу с уважением и мирно жили в этой стране. И, конечно, хотелось бы, чтобы кости наших предков вернули. Верни их в могилы, из которых они были взяты ».

Наш уникальный мир — это серия фильмов о путешествиях BBC, посвященная тому, что отличает нас от других, исследуя необычные субкультуры и малоизвестные сообщества по всему миру.

Присоединяйтесь к более чем трем миллионам поклонников BBC Travel, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас в Twitter и Instagram.

Если вам понравился этот рассказ, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «The Essential List». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Worklife и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Хижина каменного века в Израиле является самым древним в мире свидетельством наличия постельных принадлежностей

Абстрактные

Самые ранние археологические остатки жилых хижин, построенных Homo sapiens , были обнаружены в различных европейских верхнепалеолитических лагерях под открытым небом.Хотя полы хижин были обнаружены в небольшом количестве случаев, современная организация домашнего пространства, включающая определенные зоны отдыха и остатки постельных принадлежностей, обнаружена не была. Мы сообщаем здесь о самой ранней подстилке in situ , обнаженной на полу кустарниковой хижины. Он был недавно найден в ранее затопленном, прекрасно сохранившемся лагере рыбаков-охотников-собирателей Охало II, которому 23 000 лет, расположенном в Израиле на берегу Галилейского моря. Подстилка травы состоит из пучков частично обугленных стеблей и листьев Puccinellia convoluta , покрытых тонким плотным слоем глины.Он расположен повторяющимся образом на полу вокруг центрального очага. Это исследование описывает постельные принадлежности в их первоначальном контексте на хорошо сохранившемся преднамеренно построенном полу. Он также реконструирует на основе прямых доказательств (в сочетании с этнографическими аналогиями) верхнепалеолитическую хижину как дом, состоящий из трех основных компонентов: очага, конкретных рабочих мест и удобной спальной зоны у стен.

В домах многих современных охотников-собирателей есть очаги, а также чистая и свободная от мусора зона отдыха и сна, покрытая для комфорта травой, циновками, коврами и т. Д.Внутри дома или непосредственно к нему, как части жилой зоны, находятся различные рабочие зоны, посвященные конкретным видам деятельности, особенно тем, которые связаны с приготовлением, потреблением или хранением продуктов питания, и те, которые связаны с такими видами деятельности, как производство или использование инструментов ( 1, 2). Этот вид разделенного жилого пространства представляет собой использование пространства, которое отражает внимание к безопасности и здоровью, а также комфорту, и может быть тем, что мы считаем сложными стандартами жилого пространства, схожими с нашими в определенных отношениях, но редко видимыми в доисторических археологических раскопках. записывать.

Некоторые компоненты домашнего поведения человека хорошо задокументированы даже в пещерах среднего палеолита ( ок. 150 000-45 000 лет назад), где сохранились простые очаги. Вокруг очагов остатки пищи, такие как кости и очень редко даже семена и фрукты, а также кремневые орудия и отходы их производства, иногда концентрируются неслучайным образом, отражая действия, проводимые возле огня (3-5). Однако местонахождение участков, предназначенных для отдыха и сна, неизвестно, поскольку постельные принадлежности не сохранились.Если бы там были какие-либо напольные покрытия или постельные принадлежности, они были бы сделаны из скоропортящихся продуктов, а эти вещества с трудом поддаются консервации. Таким образом, главный компонент дома, зона для сна / отдыха, никогда не был четко идентифицирован на территории среднего палеолита.

В этой статье представлены самые ранние археологические указания на жилое пространство, в котором есть остатки постельных принадлежностей. Интересно, что это происходит не из пещеры, а из лагеря под открытым небом Охало II (памятник возрастом 23 000 лет, Галилейское море, Израиль).Остатки подстилки in situ были обнаружены на полу хижины, вокруг очага, а также с другими объектами и остатками. Мы начнем с краткого рассмотрения вопроса о скоропортящихся материалах в палеолитических стоянках; Затем мы представляем палеолитический лагерь Охало II и сосредотачиваемся на подстилках и разнообразных находках из специально построенных полов хижины. Наконец, краткое сравнение с современными европейскими жилищами, неолитическими структурами и этнографическими примерами показывает, что останки Охало II представляют собой самый ранний палеолитический случай хижины с кустарником с доказательствами домашнего поведения, включая центральный очаг и определенные места для еды, работы и сна .

Скоропортящиеся палеолита

Скоропортящиеся продукты Ohalo II уникальны и являются основным предметом данной статьи, учитывая большое количество и широкий спектр соответствующих материалов, которые были сохранены в их первоначальном контексте. Однако использование растительного сырья людьми в период верхнего палеолита, несомненно, было обычным явлением и началось задолго до этого. Таким образом, древесина в редких случаях сохранялась еще в период нижнего палеолита, о чем свидетельствуют различные деревянные предметы, в том числе полированные изделия из Гешер Бенот Яаков, стоянки возрастом 780 тыс. Лет в долине реки Иордан (6, 7), и длинные, тщательно заточенные деревянные копья из Шонингена, городища, которому 400 000 лет, в Германии (8).Вероятно, что в те ранние времена большинство изготовленных деревянных изделий использовалось для охоты, выкапывания корней и других практических целей (9). Доказательства более ранней обработки дерева и, возможно, даже изготовления деревянных орудий с помощью двусторонних каменных орудий, были недавно представлены после презентации артефактов возрастом от 1,7 до 1,5 миллионов лет из Пенинья, Танзания (10). Даже в более поздних стоянках верхнего палеолита хорошо сохранившиеся деревянные предметы все еще крайне редки, хотя некоторые из них были найдены на Охало II.

Мягкие растительные волокна, используемые человеком, имеют меньшую выживаемость и сохранность и даже меньше, чем древесные волокна, выжить в капризах времени. В самом деле, прямые указания на использование волокон начинают появляться в археологических записях в очень небольшом количестве и обычно в очень фрагментарном состоянии только через ≈26000 лет до н.э. в Моравии (11). Выводы об одежде из скоропортящихся продуктов, которая могла включать в себя растительные волокна, были сделаны после изучения европейских женских фигурок верхнего палеолита, некоторые из которых, по-видимому, были одеты (12).Были найдены и другие останки, такие как обугленные фрагменты толстой веревки из пещеры Ласко, датируемые г. 17000 Б. (13). Большие количества и более широкий спектр остатков плетеных изделий, сеток и текстиля чаще встречаются намного позже, в раннем голоцене, как это зарегистрировано для памятников в Средиземноморском Леванте (14, 15), а также в Южной и Северной Америке (16, 17).

Зона Охало II

Участок Охало II расположен на юго-западном берегу Галилейского моря, Израиль, на высоте 212-213 м ниже среднего уровня моря (рис.1). Он находился под водой большую часть своей истории и даже большую часть 20 века. С 1989 года, в течение 7 непоследовательных лет сильной засухи и сильной откачки воды из озера, уровень воды упал настолько, что обнажил участок и позволил проводить раскопки.

Рисунок 1.

Карта расположения Охало II на берегу Галилейского моря, Израиль ( слева, ) и план центральной зоны раскопок, показывающий расположение кустарниковых хижин, скоплений очагов и могилы ( справа, ).

Видимые на месте остатков доисторического лагеря покрыли> 2000 м 2 , из которых ≈500 были раскопаны. При раскопках были обнаружены остатки шести кустарниковых хижин, предположительно сгоревших в древности (18, 19). Полы четырех хижин были полностью раскопаны, в то время как в двух других были в основном опробованы. Все они были богаты остатками пищи, костями, семенами, фруктами и обломками кремня и четко отличались от окружающих мелкозернистых озерных отложений без камней (см. Ниже).Все хижины, как правило, имели овальную форму с длинной осью с севера на юг.

Возле хижин обнаружено шесть скоплений очагов под открытым небом. Каждая концентрация включала остатки нескольких очагов, иногда частично перекрывающихся. Это явление указывает на то, что в каждом из этих мест в разное время использовались костры. Таким образом, можно предположить, что жизнь в лагере включала приготовление пищи и другие мероприятия, связанные с огнем, в определенных местах под открытым небом. Типичный мусор от приготовления пищи и обработки кремня был обычным явлением возле большинства очагов.

Рядом с хижинами обнаружена могила взрослого мужчины. Скелет закапывали в согнутом положении на спину, сложив руки на груди (20). Мужчина был ростом 1,73 м, а на момент смерти ему было почти 40 лет. Развитие плеч, локтей, предплечий и кистей указывает на то, что он был правым метателем и подруливающим устройством (возможно, копьями, направленными на дичь или рыбу) (21). Анатомически он показывает родство с более поздним натуфийским населением ( ок. 12 500-10 300 лет до н.э.).

Имеется 45 радиоуглеродных дат из археологического слоя, а также из более ранних и более поздних седиментологических слоев. Средний возраст 25 релевантных датировок 14 C (все получены из образцов древесного угля) составляет 19 470 лет до н.э., что составляет ≈23000 лет после калибровки (22, 23). Материальных остатков, принадлежащих другим археологическим культурам, не обнаружено.

Обугленные семена и фрукты были обычным явлением во всех частях лагеря. Исследована выборка из 90 000 экз., В основном из хижин 1 и 3 (24, 25).Он включает остатки более 100 видов, из которых очень распространены дикие злаки (например, дикий ячмень Hordeum spontaneum ). Широкий спектр видов, собираемых и используемых в любое время года, отражает наличие трех различных сред обитания: местная засоленная среда обитания, среда обитания на близлежащем берегу озера и средиземноморский открытый лес, похожий на парк, вероятно, на склонах, окружающих бассейн Галилейского моря. . Разнообразие видов очень похоже на растительные сообщества, которые сегодня растут в долине реки Иордан и окружающих холмах.

Было изучено более 8000 костей млекопитающих, из которых наиболее многочисленными были кости газелей ( Gazella gazella ). Есть также кости лани, лисицы, зайца и др. (26). Были идентифицированы кости более 80 видов птиц, из которых наиболее распространены водоплавающие птицы (27). Ареал видов птиц представляет как минимум три сезона занятий. Наибольшее количество костей, обнаруженных на стоянке, принадлежит мелким рыбкам семейств Cyprinidae и Cichlidae (28).Таким образом, существование оказалось основано на сочетании рыбной ловли, охоты и сбора различных видов животных на круглогодичной основе. Этот вывод является разумным, учитывая, что вода, разнообразные наземные и водные источники пищи и сырье постоянно находились в пределах досягаемости лагеря на берегу озера.

На берегу озера были обеспечены все необходимые средства к существованию, и в период оккупации не было очевидной необходимости переносить жилой лагерь в другие места.Однако наши геологические наблюдения указывают на периодические эпизоды оккупации и наводнения. Последнее, вероятно, вынудило жителей покинуть лагерь во время паводков. Вся последовательность занятий и наводнений представляет собой относительно короткий период, скорее всего, не более нескольких поколений вместе. Последнее наводнение было более масштабным. Спокойная относительно глубокая вода накрыла участок, и сразу же началось отложение тонких слоев глины и ила (29, 30).Вместе вода и осадки закрывали это место и защищали останки in situ на протяжении тысячелетий. С тех пор скорость разложения в погруженных анаэробных условиях была чрезвычайно низкой, а сохранность органического материала была превосходной.

Кисть полы хижины

Полы жилищ в палеолитических лагерях сохранились редко, и их идентификация археологами несколько противоречива. Однако идентификация этажей эпохи палеолита является важной целью исследования, потому что остатки на этих этажах свидетельствуют о разнообразии домашней деятельности, проводимой в доме.Во многих обществах такая деятельность включает приготовление, потребление или хранение пищи, а также производство и использование инструментов в различных жизненных, социальных и духовных видах деятельности (1, 2). Менее очевидные с археологической точки зрения, но не менее важные, останки на этажах также могут быть информативными с точки зрения устройства и содержания зон отдыха и сна.

На Охало II хорошая сохранность сделала возможным определение полов на полях, подтвержденное геологическими исследованиями и более поздним анализом распределения артефактов.Здесь полы были классифицированы как темные антропогенные слои овальной формы толщиной в несколько сантиметров, которые можно было макроскопически и микроскопически отличить от окружающих слоев и отложений по цвету и матрице, и они были богаты древесным углем, костями, кремнем и другим бытовым мусором ( 30, 31). Выявлены этажи шести овальных хижин. Их длина составляла 2-5 м, а площадь — 5-13 м. 2 . В разрезе каждая была похожа на неглубокую чашу, слегка опущенную ниже уровня земли (19, 32).Ни полы, ни фундамент стен не были каменными.

Хижина 1

В хижине 1 мы обнаружили обугленные останки, образующие непрерывную овальную линию, ограничивающую пол (19). Среди них были толстые обломки (до 5 см в диаметре) ветвей тамариска ( Tamarix ), ивы ( Salix ) и дуба ( Quercus ithaburensis ), а также более мелкие элементы различных видов. Толщина антропогенных отложений в большинстве хижин составляла 10-20 см.В избе 1 он был еще толще в центре, что позволяло различить три последовательных этажа (рис. 2). Между ними находились неравномерные слои яркой глины и ила, обычно толщиной 3-5 см, с небольшим количеством антропогенных остатков. Три этажа были черными (рис. 5, опубликованные в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS) и богаты остатками пищевых производств и кремня, хотя верхний этаж сохранился только с одной стороны хижины.

Инжир.2.

Хижина-кустарник 1 в лагере Охало II. ( A ) План, показывающий зону этажа III и распределение травяной подстилки (GB) вокруг пепла у стены. Во многих этнографических случаях подстилка обычно находится вокруг стен, а не в центре. ( B ) Разрез, показывающий положение этажа III в последовательности трех этажей (заштрихованные, отмечены I-III) и промежуточных слоев (светлые), а также расположение травяной подстилки внизу. Цифры слева обозначают высоту (в метрах) ниже уровня моря.

На полностью открытом втором этаже, среди других находок, был обнаружен большой плоский базальтовый камень in situ , расположенный горизонтально на клочке желтого песка и поддерживаемый несколькими небольшими гальками. Никакой такой договоренности не было зарегистрировано где-либо еще на объекте. Большое количество находок с этого этажа было тщательно изучено и нанесено на карту. Вокруг камня лежат отдельные скопления идентифицированных семян нескольких видов. На полу также очень часто встречались изделия из кремня, но они не ассоциировались с плоским камнем.Скорее, самая высокая концентрация была обнаружена у входа и состояла из ядер и тысяч изделий для колотушки (особенно лезвий), инструментов, а также огромного количества мельчайших обломков и фрагментов (<1 см). Перекрытие большого и крошечного кремня указывает на отсутствие уборки или подметания пола. Вокруг сосредоточения находилась арка с очень небольшим количеством кремней. Этот узор напоминает узор, созданный двумя или тремя молотильщиками, сидящими полукругом и изготовляющими кремневые орудия (31).У стен было обнаружено относительно большое количество инструментов, и вполне вероятно, что они либо прислонялись к стенам, либо висели на них. На полу были обнаружены отчетливые скопления мелких рыбьих позвонков (в основном 2-5 мм в диаметре) и других элементов скелета, вероятно, представляющих хранящуюся в подвесных корзинах рыбу, которая упала на пол во время горения хижины (18).

Мы предполагаем, что распределение семян, костей и кремня не является случайным. Накопление такого разнообразия останков в результате естественного процесса постоккупации создало бы иную картину.Во-первых, большинство, если не все, легкие хрупкие материалы (например, семена, рыбьи позвонки и крошечные кусочки кремня) были бы унесены волнами или даже сильным ветром и не сохранились бы в больших количествах на полу. Во-вторых, скопления семян, кремня и рыбьих костей не перекрываются, что указывает на то, что скопление не ограничивалось углублениями в полу, в которые все остатки были бы перенесены водой. Поскольку все останки были обнаружены в одном и том же тонком темном антропогенном слое, который включал набор из плоского камня in situ и его основание, следует исключить неантропогенный агент, ответственный за отчетливую картину распределения.

В настоящее время ведутся работы по переоборудованию кремней хижины 1. На данный момент было переоборудовано> 100 штук, что свидетельствует о том, что в хижине произошла срубка (а также поломка) и что кремни не смывались в углубление пола после того, как хижина была оставлена. Переоборудование кремней из хижины 2 дает аналогичные результаты, было переоборудовано более 50 штук. Успешно завершился монтаж разбитых огнем кремневых стержней из хижины №13. На полу хижины обнаружено несколько ремонтов базальтовых орудий труда.Кроме того, на некоторых этажах были обнаружены сочлененные кости животных. Кроме того, большие вертикальные камни были найдены в одной хижине и около двух других хижин, а небольшие вертикальные камни были найдены под полом двух хижин (23, 32). Последние были возведены в качестве некоего фундамента или символических элементов еще до того, как полы использовались для жилых помещений. В целом, каждое из полевых наблюдений и результатов исследований (например, схемы распределения и переоборудование кремня) обеспечивает независимую поддержку нашего утверждения о сохранении на месте и на полу хижины Охало II (30-32).

Кроме того, тонкие срезы этажей хижины 1 и промежуточных слоев, которые были проанализированы под оптическим микроскопом в поляризованном свете, подтверждают наличие in situ полов (30, 33). Нижний этаж, на котором сохранились остатки напластования, представляет собой сложную толщу осадконакопления, состоящую из почвообрабатываемых биотурбированных известняковых глин, содержащих 10% ила, иногда округлых обломков базальтов и многочисленных обломков древесного угля. Древесный уголь находился рядом с обветренными или нагретыми костными стружками, все они соседствовали с известковыми узелками и озерными фораминиферами.Микроскопические останки показывают эпизод заселения хижины, во время которого небольшие фрагменты растительного материала и костей были втоптаны в матрицу и, таким образом, претерпели отчетливые процессы осаждения.

В заключение, этажи хижины 1 свидетельствуют о том, что в помещениях использовались кремень и базальт, а также приготовлялись / хранятся / употреблялись корма для животных и растений. На тех же этажах было несколько полированных наконечников из костей газели, которые, вероятно, использовались для прокалывания мягких материалов, ткачества или в качестве игл / булавок.Кроме того, в хижине 1 сохранилось не менее 40 Dentalium и 10 Columbella бусинок из ракушек. Оба вида обитают в Средиземном море, что свидетельствует о дальних связях между людьми Охало II и прибрежной равниной.

Остатки постельного белья

Большая часть нижнего этажа хижины 1 (≈7 м 2 ), похоже, была покрыта травой, и только в центральной части хижины таких остатков нет (рис.2). Эта центральная область диаметром около 1 мин содержала белый пепел, смешанный с фрагментами угля. Камней вокруг и в пепле не обнаружено. Вероятно, здесь время от времени горел центральный очаг. В других полностью выкопанных хижинах очагов не было.

Остатки травы были заложены планомерно (рис. 3) у стен и вокруг центрального очага. Только очаг и вход были без обугленной травы. Наиболее вероятно, что такое расположение отражает исходную схему распределения, а не является результатом предвзятого сохранения.Важно отметить, что кремневые и базальтовые орудия, кости животных и обугленные семена были обнаружены в слое поверх травяного покрова, но почти не находились под ним.

Рис. 3.

Подстилка из травы, in situ , на нижнем этаже хижины 1 во время раскопок (масштаб в см).

Сохранившиеся остатки травяной подстилки представляли собой горизонтальный слой толщиной до 1 см из пучков побегов (листоносных стеблей), длина самого длинного из которых составляла ≈30 см (рис.3). Обычно находящиеся бок о бок побеги в наиболее хорошо сохранившемся месте образовывали гальку, в которой основания одного ряда перекрывали верх листьев предыдущего ряда. Некоторые грозди лежат под углом 90 ° к другим. В одном месте было обнаружено несколько тонких стеблей с вероятным рыхлым рисунком основы и утка, хотя фрагментарный характер не позволяет сделать однозначное заявление.

Поскольку корни не были обнаружены ни у одной из трав, которые демонстрируют полную надземную длину, типичную для этого вида, мы можем предположить, что жители использовали острые кремневые инструменты для стрижки травы чуть выше уровня корней.Хотя трава, казалось, была разложена на полу без привязки, крошечные обугленные остатки шнуров, обнаруженные в другом месте хижины (18), предполагают, что травы могли быть связаны в большие связки для транспортировки.

Напольное покрытие состояло из нескольких тысяч побегов. При раскопках побеги были чрезвычайно хрупкими и имели тенденцию крошиться при обращении с ними. Изучив морфологию и анатомию всех компонентов растения, мы определили один вид травы, используемый почти исключительно для покрытия: Puccinellia , вероятно, Puccinellia convoluta (Hornem.) P. Fourr., Принадлежащий к группе близкородственных стеганых многолетников под названием Puccinellia gigantea (Grossh.) Grossh. s.l. (34, 35) (рис.4).

Рис. 4.

Микрофотография Puccinellia дает побег convoluta с базальной частью цветущего стебля, заполненной раскрытыми влагалищами листьев.С обеих сторон видны короткие узкие наружные кожухи листьев. Самые верхние влагалища плотно обхватывают цветонос своими перекрывающимися краями, а некоторые листовые влагалища все еще сохраняют свои неровные края. Мочковидные корни отсутствуют.

Большинство побегов у основания несколько изогнутые, с тонким прямостоячим стеблем диаметром 1,0–1,5 мм (рис. 4). Листовые пластинки линейные, с многочисленными мелкими зубцами по краям. Чешуйки ланцетные, острые, короче чешуек.Анатомические исследования показывают, что побеги в поперечном сечении имеют несколько овальную форму с полостью в центре. Эпидермис покрыт сплошной зоной волокон, а многочисленные столбики ассимиляционной ткани встроены в склеренхиму. Поперечный разрез листовой пластинки показывает, что большинство сосудистых пучков небольшие и не имеют заметно угловатых очертаний. Ясно присутствуют булевидные клетки (36). Ансамбль признаков характерен для Puccinellia .

Прилипший к верху и низу травяного покрова был отмечен уплотненный коркообразный материал.В шлифах ткани травы тесно связаны с этим материалом, который состоит из смеси обугленных остатков и известковой глины, толщина которой варьируется от 1 до 7 мм (рис. 6, который опубликован в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS. ). Обугленные фрагменты травы упакованы в глинистую матрицу с плотностью, предполагающей преднамеренное уплотнение. При манипуляциях плотный коркообразный слой отслаивается сплошной полосой. Никакого такого материала не было обнаружено на каком-либо другом из многочисленных образцов растений на этом участке.

В настоящее время предлагаются два предварительных объяснения происхождения вещества. Возможно, что поверх травяного покрова были помещены шкуры или меха, и пока хижина горела, жиры или другие органические соединения плавились, а затем заливались глиной между ними, особенно поверх травы, создавая наблюдаемую корку. В качестве альтернативы жители использовали неизвестный материал, который включал липкое, плотное, глинистое вещество, чтобы защитить и удерживать вместе плотно уложенные травы, тем самым создав простой, тонкий, двухслойный «мат».«Мы полагаем, что только защитный слой объяснит, почему нежный травяной материал сохраняется почти полностью в ненарушенном состоянии, несмотря на вытаптывание при постоянном использовании пола, разрушение хижины огнем и повторное заселение той же территории. второй этаж построен всего несколько месяцев спустя. Такое сохранение было бы практически невозможно без защитного слоя.

Как полевые, так и микроскопические исследования убедительно свидетельствуют о том, что трава вместе с прилегающим уплотненным слоем не образовывала обрушившуюся крышу.Об этом свидетельствует отсутствие остатков травы над центральным очагом. Если бы трава была частью крыши, она бы покрыла и пепел очага. Более того, материальные остатки мирской деятельности редки под травяным покровом и в большом количестве над ним во всех частях пола. Таким образом, травяной слой сформировал напольное покрытие in situ (как следует из петрографических шлифов), размещенное на ранней стадии использования хижины. Вероятно, он использовался для сна, но также и для комфорта во время повседневной деятельности в хижине.

Сезон сбора трав определить сложно. Поскольку этот вид является многолетним, растения, собранные в любое время года, будут включать сухие стебли предыдущих сезонов, зеленые части и некоторые колосья. Однако остатки растений (24, 25) и фауны (27) из хижины 1 и других хижин представляют все четыре сезона и, таким образом, предполагают, что лагерь был заселен круглый год.

Наиболее хорошо сохранившаяся подстилка на стоянке найдена на нижнем этаже избы № 1.Однако в той же хижине отчетливый микроскопический слой горизонтальных фрагментов травы был также обнаружен на втором этаже (рис. 7, который опубликован в качестве вспомогательной информации на веб-сайте PNAS). Кроме того, пол в каждой из двух других хижин (хижины 3 и 12; см. Рис. 1) имел сплошной черный слой толщиной миллиметра внизу. В обеих этих хижинах слой располагался над глиняной коренной породой, под типичными обломками повседневной деятельности и всегда в пределах хижины.Также в обоих он сохранился у стен, а не в центре. Таким образом, похоже, что жители покрыли пол растительным материалом как минимум в трех хижинах. В хижине 1 нижняя подстилка хорошо сохранилась, тогда как травяной покров на более позднем этаже в той же хижине был виден только в микроскопических тонких срезах. Во всех трех хижинах травяные слои были сохранены in situ , но только в виде плотного черного слоя (за исключением нижнего этажа хижины 1), без каких-либо идентифицируемых деталей, касающихся видов или расположения трав.Возможно, что в этих случаях травяной покров не был защищен так же, как подстилка нижнего этажа хижины 1, и поэтому сохранность не так хороша.

Постельные принадлежности и скоропортящиеся товары

Для создания своей подстилки люди Охало II выбрали траву, характеризующуюся плотными пучками мягких нежных стеблей, которая росла в близлежащей засоленной почве. В то же время в европейских стоянках верхнего палеолита растительные волокна использовались для изготовления различных изделий, о чем свидетельствуют небольшие фрагменты глины с оттисками веревок, ткани и плетения, найденные на моравских стоянках (11), а также женские фигурки в одежде и одежде. головные уборы, найденные на других европейских сайтах (12).Предположение о том, что некоторые из глиняных фрагментов с отпечатками волокон могли представлять собой «напольные покрытия или покрытия платформ для сидения / сна» (37), возможно, хотя оно основано на очень маленьких фрагментах, ни один из которых не был обнаружен in situ как часть пол.

В Охало II несколько фрагментов шнура были обнаружены на втором этаже хижины 1 (18). Они свидетельствуют о наличии местных волоконных технологий, возможно, связанных с использованием веревок, плетения и сетки. Десятки гальки с двойной насечкой и обилие рыбных остатков, вероятно, указывают на наличие технологии рыболовства, которая включала простые рыболовные сети, состоящие из растительных волокон и каменных гирь (38).Однако, хотя хрупкие ткани растений на этом участке хорошо сохранились, остатков плетеных циновок обнаружено не было. Поэтому вполне возможно, что травяные напольные покрытия Ohalo II представляют собой первую стадию подстилки, тогда как полностью тканые маты появились только тысячелетия спустя.

Верхнепалеолитические жилища

Остатки материала верхнего палеолита демонстрируют то, что можно назвать «революцией» во многих аспектах технологии, экономики, социальной организации и духовной жизни (39).В рамках этой области нововведений археологические находки включают в себя летние лагеря с жилыми останками. На наиболее хорошо сохранившихся стоянках обнаружено несколько жилищ, похожих друг на друга по размерам и форме. Строения обычно круглые или овальные, построены из местных материалов, таких как камни (для фундамента стен), большие кости или дерево и солома. Вероятно, использовались и шкуры, хотя останков не сохранилось.

В Восточной Европе, особенно на Русской равнине, круглые жилища, построенные из тяжелых костей мамонта, были обычным явлением на многих стоянках (40).Они имели внутренний диаметр 2-5 м, снаружи располагались ямы для хранения. Хижины Охало II похожи по размеру и форме на многие из этих северных хижин. Небольшие неглубокие очаги были обнаружены снаружи и даже внутри некоторых европейских жилищ. Приготовление пищи и обрубание кремня тоже происходило внутри, по крайней мере, в некоторых случаях. На небольшом количестве участков раскопки выявили очень большие неглубокие ямы с внутренней линией небольших очагов и площадью более 100 м 2 (41). Если это действительно жилища, они, вероятно, были заняты группами гораздо большего размера, чем в нуклеарной семье.

В Западной Европе (например, Франция) мощеные и облицованные камнем прямоугольные или подпрямоугольные участки интерпретировались как полы или фундаменты хижин (42). Площади этажей обычно составляли 6-15 м 2 . Особый интерес представляет участок Пинсвент, где расположение и размер небольших круглых жилищ были реконструированы в соответствии со схемами распределения кремня и костей, а не по остаткам определенных стен или полов (43). Таким образом, жилища с внутренним или пристроенным очагом, а иногда и с определенными внутренними рабочими зонами были сохранены на нескольких европейских объектах.Однако жилище со всеми тремя компонентами, очагом, определенной рабочей зоной и сохранившейся спальной зоной с постельными принадлежностями, было найдено только в Охало II.

В Средиземноморском Леванте жилые останки, которые появились одновременно или даже на тысячи лет позже, чем находки Охало II, очень редки и неоднозначны по своей природе, потому что четко не сохранились полные контуры стен или полов. Действительно, самые ранние каменные основания стен появляются в нескольких натуфийских лагерях и пещерах (44, 45).Остатки натуфских построек обычно имеют овальную или круглую форму и содержат обломки домашней деятельности; встроенные очаги также были обнаружены во многих случаях. Хотя были раскопаны десятки натуфийских построек, травяных покрытий или циновок не обнаружено.

Обсуждение

Свидетельства о напольном покрытии дома на стоянках верхнего палеолита крайне мало. В Средиземноморском Леванте остатки циновки, ткачества и текстильного производства были обнаружены на нескольких стоянках эпохи неолита, причем самые ранние образцы датируются почти на 10 000 лет позже, чем останки на Охало II.Например, отпечатки больших круглых циновок сохранились на полу и во дворах в докерамическом неолите Иерихона (14), где обычно использовались длинные стебли и широкие листья тростника. Ткани, корзины и циновки из более поздней пещеры в пустыне Нахаль Хемар ( ок. 9000 лет до н.э.) представляют собой самый крупный, хорошо сохранившийся и самый разнообразный комплекс из всех памятников левантийского неолита (15).

В Северной и Южной Америке к самым старым остаткам волоконной технологии относятся веревки, плетеные изделия, текстиль и сети; они встречаются на разных континентах, от Монте-Верде в Чили (датируемые 11-10 тысячелетиями до нашей эры).С., исх. 16) на многие сайты в Северной Америке. Самые старые остатки циновок из Северной Америки были недавно обнаружены в Неваде и датированы 10 500 календарными годами до н.э. (17).

Практика покрытия полов циновками, ковриками и коврами имеет параллели во многих недавних и современных обществах охотников-собирателей и незападных обществах по всему миру. Также распространен выбор свежих местных трав, близость которых требует минимальных усилий, для производства напольных покрытий и постельных принадлежностей, обеспечивающих комфорт и изоляцию от резких температур, а также приятный аромат (46, 47).Фактически, напольные покрытия из травы появляются даже в тех случаях, когда используются циновки, ковры или одеяла (48). В XIX и XX веках все еще существовала практика размещения простого материала для подстилки, такого как травяное покрытие для пола, вдоль стен комнаты (48-50) и расположения пучков стеблей с листьями в виде прямых параллельных наборов (51).

Обнаружение на Охало II сложной подстилки, состоящей из густых пучков травы, расположенных в виде плиток и прикрепленных друг к другу плотным слоем глинистого вещества, является самым ранним in situ примером общепринятой современной практики сделать спальную зону комфортной.Это было достигнуто за счет создания мягкого слоя на полу, но только у стен, а не в центре. Остатки Охало II открывают новые аспекты жизни в период верхнего палеолита, указывая на то, что технологии и повседневная деятельность не были сосредоточены исключительно на деятельности, непосредственно связанной с выживанием. В новых находках нет ничего удивительного, так как некоторые аспекты лагеря Охало II аналогичны зафиксированным в этнографии (1, 2). Они действительно подтверждают, что к тому времени комфорт в доме также был важным фактором, как и для нас сегодня.Люди вкладывали средства в свою спальную зону, принося пучки травы одного выбранного вида и создавая сложные постельные принадлежности с использованием клеящего вещества. Остальные части крытого пола использовались для приготовления инструментов и обработки пищи вокруг очага, у входа в хижину или рядом с большим плоским камнем. Эта концепция и организация домашнего пространства схожи с современным домом.

Остатков травяной подстилки на современных европейских участках не обнаружено, вероятно, из-за плохих условий сохранения, отсутствия подходящих видов или предпочтения шкур и мехов в более холодных зонах.Настоящие тканые циновки, которые можно рассматривать как дальнейшее развитие первых подстилок, о которых здесь говорится, не были обнаружены до периода ближневосточного неолита. Маты были сделаны из плотной основы и ткани и были намного прочнее, чем подстилка из травы Ohalo II. Коврики эпохи неолита были портативными, что облегчало транспортировку от места изготовления до дома и повышало чистоту, позволяя стряхивать грязь наружу. Постельные принадлежности Охало II и связанные с ними находки, сохраненные на месте in situ на том же этаже, дополняют наше понимание организации внутреннего пространства дома и происхождения разнообразных современных домашних привычек.

Благодарности

Мы благодарим Офера Бар-Йозефа, Анну Белфер-Коэн и Пола Голдберга за улучшение ранней версии рукописи, а также Йоси Зайднера за вклад во время полевых и лабораторных работ. Чертежи на фиг. 1 и 2 были сделаны Сапиром Адом (Институт археологии Зинмана) и Беллой Бурдман (Институт археологии Зинмана), а на рис. 4 представлена ​​фотография Яакова Лангзама (Университет Бар-Илана). Э.У. — научный сотрудник МакКарди на кафедре антропологии Гарвардского университета.Проект Ohalo II был щедро поддержан Археологическим фондом Ирен Леви Сала Кэр, Израильской академией наук (грант 831/0), Иерусалимским центром антропологических исследований, LSB Leakey Foundation, Музеем предыстории М. Стекелиса в Хайфе, Фонд MAFCAF, Национальное географическое общество и Управление древностей Израиля.

Сноски

  • ↵ ‡ Кому должна быть адресована корреспонденция.Электронная почта: dnadel research.haifa.ac.il.

  • ↵ † D.N. и E.W. внесли равный вклад в эту работу.

  • Этот документ был отправлен напрямую (Трек II) в офис PNAS.

  • Copyright © 2004, Национальная академия наук

История красной крыши Pizza Hut

В этом месяце Смитсоновский национальный музей истории Америки объявил об открытии новой выставки «Изобретения в Америке.«Одна из особенностей выставки? Красная крыша пиццерии!

Вопреки тому, что можно было ожидать, красная крыша не была частью первоначального местоположения Pizza Hut. Первая Pizza Hut, расположенная в Уичито, штат Канзас, представляла собой простое здание из красного кирпича, в котором жили мечты о пицце двух студентов колледжа — братьев, — которые заняли у своей матери 600 долларов, чтобы купить оборудование и открыть свой ресторан. Почему они выбрали название «Pizza Hut» — это уже другая история…

С этого неблагоприятного старта родилась компания, которая впоследствии стала крупнейшей в мире компанией по производству пиццы.Братья зарегистрировали и наняли своего первого франчайзи, чтобы открыть вторую точку Pizza Hut в Топеке, штат Канзас, всего через год.

Дизайн красной крыши не появлялся до 1969 года, когда ресторанный бренд начал расти на международном уровне. Два брата начали беспокоиться о конкуренции и начали думать о новых, творческих способах выделить свои рестораны Pizza Hut. Братья позвонили другу по колледжу и брату по братству, который был архитектором и художником в Уичито: Ричардом Д.Берк. Как гласит история, Берк изначально взимал с братьев огромную авансовую плату, которую молодой стартап по производству пиццы не смог собрать вместе. Вместо этого они предложили Бёрку 100 долларов за магазин, построенный по его проекту, никогда не предполагая, что Pizza Hut станет глобальной компанией, какой она есть сегодня.

Один из архитекторов, которые работали с Бёрком, сообщает, что дизайн красной крыши был сплавом здравого смысла, архитектурного вкуса 1950-х годов и необходимости в том, чтобы дизайн был одновременно замечательным и привлекательным в самых разных местах.В том же году, когда был разработан дизайн, Pizza Hut расширилась до своих первых мест в Канаде, Мексике, Германии и Австралии. Вот как выглядел один из первых ресторанов Pizza Hut с оригинальным логотипом Pizza Pete:

Pizza Hut стал лучшим сетевым рестораном в 1971 году и включил красную крышу в логотип, чтобы укрепить красную крышу в качестве имиджа нашего бренда (извините, Pizza Pete).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.