Крылья летучей мыши рисунок: Шаблон %d0%ba%d1%80%d1%8b%d0%bb%d1%8c%d1%8f %d0%bb%d0%b5%d1%82%d1%83%d1%87%d0%b5%d0%b9 %d0%bc%d1%8b%d1%88%d0%b8 | Свободно Psd & Png Вектор картинки скачать

Содержание

Если Вы занимаетесь реабилитацией самостоятельно

В случае, если Вы решили оставить летучую мышь у себя и заниматься реабилитацией самостоятельно, убедительная просьба связаться с сотрудниками центра по электронной почте ([email protected]) – мы обязательно Вас проконсультируем по всем интересующим вопросам. Кроме того, мы собираем информацию о всех подобных случаях. Такая информация нужна для уточнения ареалов видов и представления об их примерной численности.
В случае, если у вас появилась летучая мышь, большая просьба прислать нам следующую информацию:

1. Дата поимки
2. Географическое место поимки (если Вы подобрали летучую мышь в населенном пункте – нужен почтовый адрес с точностью до номера дома)
3. Обстоятельства поимки
4. Физическое состояние животного
5. Вес при поимке
6. Длину предплечья животного
7. Пол зверька
8. Вид (насколько Вам удалось его определить)
9. Несколько фотографий, в ракурсах, описанных ниже.

Вес летучей мыши — важный показатель состояния. По нему можно судить, насколько зверек готов к продолжению зимовки. Для взвешивания возможно использовать весы с точность до 0,1 грамма или больше, поскольку вес рукокрылых России составляет от 5 до 25 грамм. Для удобства взвешивания процедуру нужно проводить, поместив зверька в пластиковый стаканчик или небольшую коробку, и уже в ней ставить на весы.
Кроме того, такие показатели как вес и длинна предплечья помогают определить вид питомца. Для измерения длинны предплечья можно использовать штангенциркуль или обычную линейку.

Измерение длинны предплечья и взвешивание двухцветного кожана.
Если Вы также поделитесь информацией о том, какой вес был у летучей мыши перед началом и после окончания спячки, в какие сроки и в каких условиях проходила спячка, а также дата выпуска зверька на волю, мы будем Вам очень признательны. Даже если что-то пойдет не так и опыт окажется неудачным, эта информация все равно остается важной.

Как правильно сфотографировать летучую мышь, чтобы по фотографиям можно было определить ее вид

  Для технической съемки летучих мышей лучше всего брать, как изображено на рис. а: указательный палец прижимается к спине зверька на уровне лопаток, а большим и средним пальцем к нему плотно прижимаются сложенные крылья. В таком положении зверек не испытывает дискомфорта, кроме психологического, и не может укусить, поскольку ему не хватает для этого гибкости шеи. 

Для осмотра можно фиксировать животных в руке как на рис. b: зверек помещается на полусогнутые пальцы руки так, чтобы нижняя челюсть оказалась на основании указательного пальца, а подушечка большого пальца прижимает его на уровне лопаток и шеи. Давление, разумеется, надо регулировать так, чтобы зверек не получил травму, но и не вырвался. В этом случае крупная голова не дает зверьку сдвинуться назад, а мощный плечевой пояс — вперед, основание же указательного пальца не дает ему открыть рот.

При такой фиксации свободной рукой можно развернуть внешнее (на рисунке — соответственно, правое) крыло чтобы осмотреть его на предмет паразитов, возможных травм, особенностей окраски и т. п. Если есть второй человек, который может сделать снимки, то в этом положении можно сфотографировать окраску головы сверху и развернутое крыло. В этом же положении проще всего измерить длину предплечья зверька — универсальный показатель размеров рукокрылых. Единственное, так лучше не фиксировать крупных летучих мышей, вроде рыжей вечерницы, у которых может хватить сил чтобы вырваться из этого положения.
Для последующей идентификации зверьков стоит делать технические снимки общего вида (рис. c) для оценки пропорций и окраски (в этом же ракурсе можно будет увидеть признаки взрослых кормивших (и особенно — кормящих) самок) и снимки головы зверька крупным планом (рис. d; постараться, чтобы ухо и козелок оказались в резкости). Если есть кому помочь со съемкой, то можно аккуратно отогнуть и оттянуть кончик хвоста (рис.
e) — подогнутый хвост часто закрывает первичные половые признаки; кроме того, если его оттянуть, появится возможность увидеть на снимке шпору задней ноги, строение которой тоже нередко диагностично.

 

Важно!
Если Вы не уверены в своих навыках фиксации животных, сомневаетесь в том, что Вам удастся взять животное в руки, избежав его укусов и не травмировав самого зверька – не пробуйте его фиксировать. Лучше ограничиться фотоснимками с поверхности, чем подвергать риску себя и животное. При необходимости взять животное в руки обязательно используйте защитные перчатки, которые летучая мышь не сможет прокусить! Для этого подходят тонкие кожаные или тканевые прорезиненные перчатки.

Нелетучие мухи летучих мышей • Александр Храмов • Научная картинка дня на «Элементах» • Зоология

Два страшных создания, которые ползут по морде этой летучей мыши, совсем не так страшны, как может показаться на первый взгляд. Они относятся к уникальному семейству мух Mystacinobiidae, которое представлено одним-единственным видом Mystacinobia zelandica, живущим в Новой Зеландии. Мистацинобии внешне похожи на мух-кровососок, донимающих летучих мышей в других частях света, но питаются при этом фекалиями и никак не мешают своим хозяевам. Это единственные мухи, у которых наблюдаются зачатки социальной кооперации — по-другому им в фекальном месиве просто не выжить.

11 марта 1975 года на Новую Зеландию обрушился тропический циклон «Элисон» (Alison). Огромные массы дождевой воды смывали в море мосты и дороги, лавины из грязи хоронили локомотивы вместе с железнодорожными путями. Но для энтомологов этот разгул стихий оказался настоящим подарком. Дело в том, что из-за непогоды в заповеднике «Омахута» (Omahuta) рухнуло гигантское дерево каури, внутри которого располагалось дупло с крупной колонией новозеландских летучих мышей (

Mystacina tuberculata). Чтобы спасти животных от гибели, персонал заповедника переселил их в другое дупло, выдолбленное вручную. Старое же дупло вместе с тысячами бескрылых мух, соседствовавших с летучими мышами, оказалось в распоряжении ученых. В результате мистацинобий — как впоследствии назвали этих мух — удалось развести в лаборатории, что позволило проникнуть в тайны их жизни, в естественных условиях скрытые от человеческих глаз.

Мистацинобии — это новозеландские эндемики, по своей оригинальности не уступающие нелетающим птицам киви или летучим мышам

Mystacina tuberculata, в гнездах которых они обитают. В отличие от своих континентальных собратьев, летучие мыши этого вида, хотя и не утратили полностью способность к полету, большую часть времени проводят на земле (см. видео), где ловят различных насекомых.

Но на мистацинобий, которые живут прямо у них под носом, летучие мыши почему-то не охотятся — в их фекалиях ни разу не находили остатков этих мух. Возможно, это объясняется тем, что самцы мистацинобий, если их потревожить, умеют громко и неприятно жужжать, сокращая грудные мышцы, — по словам специалистов, этот звук похож на жужжание бормашины. Известно, что летучие мыши не любят некоторые звуки — в неволе их может напугать даже работающее радио, так что, по-видимому, они стараются обходить стороной скопления мух в своем дупле.

Жужжание энтомологи расценивают как форму коллективной обороны и предполагают, что жужжащие самцы мистацинобий (как правило, они крупнее обычных самцов и продолжают жить после окончания репродуктивной активности) образуют что-то вроде касты солдат, как у термитов и некоторых муравьев. На этом проявления социальности мистацинобий не заканчиваются: и личинки, и взрослые особи держатся вместе и постоянно облизывают друг друга, что помогает им удалять липкие фекалии с участков тела, недоступных для самоочистки. Мухи, которых энтомологи держали поодиночке, быстро покрывались грязью, намокали и гибли. Мистацинобий можно считать вершиной социальной эволюции двукрылых — для этого крупного отряда, в отличие от жуков и перепончатокрылых, социальность почему-то крайне нехарактерна.

Успешно развиваться мистацинобии могут только при температуре около 30 градусов — это немало даже по меркам относительно теплого новозеландского климата.

Такая температура создается благодаря скоплениям сотен летучих мышей в замкнутых пространствах — дуплах или небольших пещерах (см. видео). Где-либо еще мистацинобии жить не могут. Расселяться сами они тоже не в состоянии из-за отсутствия крыльев, но зато благодаря крупным коготкам на лапках мистацинобии способны цепляться за шерсть летучих мышей и путешествовать вместе с ними. Несмотря на тесную связь со своими хозяевами, мистацинобии не поддались искушению пить их кровь или вредить им каким-либо еще образом. В кишечниках всех без исключения мух, пойманных в дуплах в дикой природе, ученые находили только гуано (фекалии) летучих мышей. Ну а в лаборатории ученые успешно выкармливали этих мух смесью бананов и дрожжей.

Мирный нрав резко отличает мистацинобий от мух-кровососок семейств Nycteribiidae и Streblidae, которые живут в других частях света и пьют кровь летучих мышей. Как и у мистацинобий, у многих видов мух-кровососок нет крыльев, глаза редуцированы или отсутствуют, имеются модифицированные коготки для того, чтобы цепляться за шерсть.

Но это сходство является результатом конвергентной эволюции — мистацинобии не имеют отношения к кровососущему надсемейству Hippoboscoidea, которое вместе с мухами-кровососками включает также мух цеце. По молекулярным данным мистацинобии находятся в родстве с надсемейством Oestroidea, в которое входят оводы, а также вездесущие саркофагиды и падальные мухи.

В отличие от кровососок и цеце, у мистацинобий на лабеллумах, которыми заканчивается хоботок, нет зубчиков для проскребывания кожи. Есть и еще одно важное отличие, тоже имеющее отношение к кровососанию, — самки кровососок и цеце вынашивают яйца в своем теле, так что на свет у них рождаются личинки последнего возраста, которые сразу приступают к окукливанию. Поскольку во взрослом возрасте эти мухи пьют кровь, богатую белком, они могут позволить себе не питаться на личиночной стадии. А вот мистацинобии, которые сидят на скудной фекальной диете, должны питаться на всех стадиях жизненного цикла. Поэтому, как и большинство свободноживущих и непаразитических мух, они откладывают обычные яйца, из которых выводятся вполне стандартные личинки — в лаборатории развитие занимает у них около 20 дней.

Фото © Rod Morris с сайта nzgeo.com.

Александр Храмов

Tissue Collection of Bats for -Omics Analyses and Primary Cell Culture

Методы секвенирования высокой пропускной способности (HTS) быстро продвинулись в эффективности и снизили стоимость, и теперь можно масштабировать эти подходы до сотен или тысяч образцов. Исследования, полученные в результате применения этих технологий имеют огромное влияние на несколько научных дисциплин, от биомедицины до эволюции и экологии1,2,3. Тем не менее, многие приложения HTS в решающей степени полагаются на высококачественные нуклеидные кислоты из живого источника. Это ограничение, вероятно, будет становиться все более проблематичным с развитием секвенирования третьего поколения на основе долгочитаемых молекул4. По этим причинам необходимо сосредоточить усилия на установлении наилучшей практики сбора образцов свежих тканей диких организмов за пределами лаборатории, что максимизирует полезность материала и сокращает число лиц, которые должны быть Собранные.

Bat1K является международным консорциумом ученых с постоянной инициативой по последовательности генома каждого вида летучих мышей на уровне хромосом сборки5. Летучие мыши представляют 20% разнообразия млекопитающих и имеют исключительные адаптации, которые имеют последствия для понимания старения, экологии заболеваний, сенсорной биологии и метаболизма5,6. Многие летучие мыши также находятся под угрозой или находятся под угрозой из-за эксплуатации человека7 или быстро снижается из-за патогенных микроорганизмов8,9, и секвенирование на уровне генома имеет большое значение для сохранения этих видов. Хотя Bat1K в настоящее время направлена на секвенирование геномов всех видов летучих мышей, стандартизация сбора образцов тканей для высококачественного геномного секвенирования остается ключевой проблемой для сообщества биологов организмов. В дополнение к геномным данным, функциональное понимание разнообразия адаптации летучих мышей требует анализа транскриптома и белка, часто требующего отдельных протоколов сбора. Кроме того, как и во всех таксономических группах, в то время как оптимальный сбор и сохранение тканей имеет важное значение для получения данных о высшем качестве для анализа -омики, передача передового опыта часто затруднена из-за быстро меняющихся технологий и несколько исследовательских групп, работающих независимо друг от начала.

Необходимость внедрения передовой практики для исследований летучих мышей особенно актуальна, учитывая, что многие виды летучих мышей встречаются редко или находятся под угрозой. В отличие от других мелких млекопитающих, таких как грызуны и землеройки, летучие мыши являются долгоживущими, что объясняется исключительными механизмами репарации ДНК10 и медленным размножением11,при этом большинство видов рожают только одного или (в некоторых случаях) двух молодых в год. По этим причинам, летучие мыши населения может быть медленным, чтобы оправиться от беспорядков, и сбор многих людей из дикой природы не является ни целесообразным, ни возможным. Другими словами, протоколы должны быть оптимизированы для получения максимального объема данных для одного образца, что снизит необходимость излишней репликации усилий по отбору проб.

Здесь этот протокол конкретно посвящен стандартизированным методам сбора и отбора проб тканей летучих мышей для геномного и транскриптомического секвенирования и анализа белка. Его главным приоритетом является обеспечение того, чтобы ткани летучих мышей собирались этически и ответственно, начиная от процесса выдачи разрешений на сбор, экспорта тканей и минимизируя стресс животному, и длительные условия хранения. Разработаны сложные вскрытия с целью будущей проверки полезности различных собранных материалов. Данная рукопись представляет собой пошаговое руководство по сбору летучих мышей гуманным способом, которое призвано свести к минимуму воздействие на население и максимизировать научную ценность. Хотя в центре внимания этого протокола специально для использования в летучих мышей, многие шаги имеют отношение к другим позвоночных таксон, особенно млекопитающих.

Обзор коллекции тканей
Процедура сбора тканей, включая температуру для хранения и выбор консервирующего агента, будет определяться характером запланированных анализов. Тем не менее, настоятельно рекомендуется, чтобы, когда это возможно, ткани собираются в рамках целого ряда методов, чтобы максимизировать свою будущую полезность, даже если не планируется конкретный анализ. В целом, ткани собираются и сохраняются для последующего анализа либо нуклеиновых кислот (ДНК и РНК), либо белка. Для каждого из этих применений ткани могут быть оптимально сохранены путем прямого замораживания вспышки в жидком азоте (LN2). Тем не менее, немедленное погружение в LN2 не всегда возможно в поле. По мере развития технологий ресурсы, такие как специализированные флаконы для хранения ДНК и РНК при температурах окружающей среды, становятся все более доступными. Хотя мы не подтвердили все такие материалы в этом протоколе, мы призываем других исследователей сравнительно проанализировать производительность новых материалов относительно того, что мы представляем здесь. Мы предоставляем методы для идеального сохранения ткани для различных приложений в ситуациях, когда LN2 не может быть доступна, например, когда LN2 транспорт не представляется возможным из-за доступа к сайту через небольшой самолет в Амазонии. Кроме того, мы предоставляем метод сбора тканей, из которых можно выращивать и размножаться живые клетки. Ниже мы излагаем основные соображения для сбора материалов для каждой из этих целей и обзор методов сбора приведен в таблице 1.

Ткань для ДНК
Для всех собранных тканей, средства хранения будут определять, если он может быть использован для стандартного или высокого молекулярного веса (HMW) ДНК экстракции. HMW необходим для длительного секвенирования и в настоящее время требуется для генерации сборок генома уровня хромосомы, или генома «платинового стандарта». Низкомолекулярный вес (LMW) ДНК могут быть извлечены из флэш-замороженных, AllProtect (отныне называют «ткани стабилизирующий раствор»), или даже РНК-стабилизатор (отсюда «РНК стабилизирующий раствор») сохраненные образцы (хотя флэш замороженные образцы остаются оптимальными ). ДНК, выделенная стандартными лабораторными методами (например, колонны шпиненок кремнезема геля, фенол-хлороформ), все еще может давать фрагменты ДНК до 20 килобаз (кб). Таким образом, при наличии достаточной урожайности, эта форма изолированной ДНК может быть использована для подготовки библиотеки размером одной вставки, в которой размер вставки часто составляет 500 базовых пар (bp), а короткая последовательность считывает 100 bp, генерируется12. Эта ДНК особенно полезна для «резеконно-редактирующих» проектов или исследований, в которых полноразмерные хромосомные данные не требуются. ДНК HMW (10-150 кб) является более сложной и может быть надежно получена только с помощью ткани, которая была быстро флэш-заморожена в LN2 после сбора урожая и поддерживается на максимуме -80 градусов по Цельсию до экстракции.

Низкий молекулярный вес или фрагментированная ДНК часто достаточна для целевых подходов, включая усиление генов с помощью ПЦР и краткое секвенирование13. ПЦР основе исследований с использованием ДНК LMW, которые нацелены только один или несколько генов были весьма информативными в понимании адаптации и молекулярной эволюции летучих мышей сенсорной биологии6,14, физиологии15, филогенетики 5,16, и сохранение17,18. Успешное целевое последовательность повторного захвата низкой молекулярной массы и фрагментированной ДНК также было продемонстрировано для многочисленных групп позвоночных, в том числе летучих мышей19. Эти методы часто экономически эффективными и минимально инвазивных летучих мышей, как фекальные образцы и нелетальной ткани выборки через buccal тампоны или крыла биопсии удары также общие способы получения ДНК для анализа низкого молекулярного веса20, 21.

Тем не менее, качество сильно зависит от типа носителей, в которых хранится образец22. После систематических и количественных сравнений буккальных тампонов и бипсии биопсии, крыло биопсии удары были показаны, чтобы дать последовательно более высокие уровни ДНК и были менее напряженными для летучей мыши во время сбора22. Эти сравнения также показали, что лучшие результаты были получены, когда крыло удар был сохранен в индикатор кремнезема (т.е. тип desiccant из сварлийного геля бисера, который меняет цвет, когда влага наблюдается), а не в других популярных средств хранения, таких как этанол или DMSO22; хотя, другие средства хранения, включая решение стабилизации тканей, не были изучены. Удары крыла можно также использовать для того чтобы вырасти клетки fibroblast в культуре, such as в Kacprzyk et al.23 и как описано ниже (см. раздел 6). Для этих методов, крыло или uropatagium должны быть расширены мягко, и чистый удар биопсии, как правило, 3 мм в диаметре, должны быть использованы для получения образца. Этот подход, как представляется, не вызывают прочного ущерба, со шрамами заживления в течение нескольких недель в большинстве случаев24.

ДНК HMW (10-150 кб) является более сложной и в настоящее время только надежно получены с помощью ткани, которая была быстро флэш заморожены в LN2 после сбора урожая и поддерживается на максимуме -80 градусов по Цельсию до экстракции. ДНК HMW (10-150 кб) имеет решающее значение для длительного секвенирования ДНК и, следовательно, для сборки генома de novo. Действительно, в то время как большинство коммерческих комплектов могут быть использованы для изоляции некоторых стандартных ДНК HMW, в результате размеры молекул часто не отвечают требованиям технологий секвенирования третьего поколения, например, тех, которые были запущены такими компаниями, как Pacific Biosciences (PacBio), Оксфорд Нанопор технологий, и 10x геномики, или с помощью методов сборки, предлагаемых Bionano Genomics или Dovetail Genomics. Таким образом, существует новый спрос на ДНК «ultra HMW» (Зтт;150 кб). При получении ультра HMW ДНК из летучих мышей, свежие образцы печени, мозга или мышц все подходят, но они должны быть немедленно флэш заморожены в LN2 без каких-либо буфера хранения или криопротектора. Полное описание этих шагов выходит за рамки настоящего документа, но доступны в других25.

Ткань для РНК
РНК представляет собой одноцепочечную молекулу, которая менее стабильна, чем ДНК. Хотя существует много форм РНК, анализы-омики, как правило, сосредоточены на мРНК (мессенджер РНК) и малых РНК (например, микроРНК). После транскрипции мРНК сращивается, образуя зрелый транскрипт, который не содержит интронов и представляет собой кодирующую часть генов/геномов. Гены кодирования составляют крошечную долю размера генома (1%-2%), что делает таргетинг мРНК экономически эффективным средством получения данных о последовательности генов. МикроРНК представляют собой класс РНК, которые регулируют процесс перевода мРНК в белки и, таким образом, являются важными регуляторными эффекторами. РНК транскрипты могут быть секвенированы индивидуально, или чаще для -омики анализы26,27,28,29,30, как часть транскриптома; то есть, в общей сложности все транскрипты РНК, присутствующие в данной выборке.

Секвенирование может быть выполнено с помощью нескольких методов (т.е. с помощью короткого чтения РНК-сек или долгочитания всего изоформы Seq), что позволяет анализировать как изобилие РНК, так и использование изоформ. Поскольку количество и разнообразие транскриптов мРНК варьируется между клетками и тканями, секвенирование РНК позволяет изучать и сравнивать экспрессию генов и регулирование в различных образцах. Растет интерес к секвенированию малых РНК и целому изоформированию, поскольку эти методы становятся все более биологически информативными. Подготовка образцов тканей к последовательности различных классов РНК может быть выполнена таким же образом, как представлено в данной рукописи, и только последующие методы извлечения отличаются31,32. Наконец, поскольку транскриптомы предлагают высокий охват подмножество генома кодирования белка, собранный набор данных может быть полезен в сборке и аннотации генома, что делает сбор данных РНК-сек в различных тканях важным компонентом Инициатива Bat1K.

В отличие от ДНК, РНК химически нестабильна, а также ориентирована на ферменты RNase, которые повсеместно присутствуют в лизатах тканей в качестве оборонительной стратегии против РНК-вирусов. По этим причинам фракция РНК в клетках и тканях начинает деградировать вскоре после момента отбора проб и/или эвтаназии. Таким образом, сохранение РНК требует принятия мер по предотвращению ее деградации. Это обычно включает в себя сохранение свежесобранной ткани при температуре 4 градусов по Цельсию в стабилизирующем агенте, таком как РНК стабилизирующий раствор для инактивирования RNases, естественно присутствующих в тканях, а затем замораживание для долгосрочного хранения. В качестве предпочтительной альтернативы, ткани могут быть флэш-замороженных в LN2; хотя, как отмечалось выше, транспортировка LN2 в поле и поддержание уровней для предотвращения таяния тканей может быть логистически сложной задачей.

Ткань для белка
Состав белка и относительное изобилие различаются между клетками и тканями по аналогии с тем, что обсуждалось для РНК; однако, белки в среднем более стабильны, чем РНК. Идентификация протеинов с использованием протеомики обычно соответствует фракции, а не всей последовательности белков, но она может предоставить информацию о экспрессии в тканях и охарактеризовать присутствующие патогенные микроорганизмы. Поскольку многие белковые последовательности сохраняются среди млекопитающих, образцы летучих мышей для протеомики могут быть легко загрязнены консервированными человеческими белками, требующими стерильных протоколов (например, перчатки, щипцы) во время сбора. В то время как флэш-замораживание в LN2 является лучшим способом предотвратить деградацию белков, использование сухого льда, -20 qC морозильники, и даже лед подходят, если нет других средств. По мере повышения температуры повышается и риск дифференциального распада белка. Стабилизирующие средства, такие как решение стабилизации тканей, эффективны в сохранении белковой фракции тканей при комнатной температуре и подходят для кратковременного сохранения (до одной недели), когда замораживание вспышки нежизнеспособно.

Ферментативный профиль данной ткани непосредственно влияет на сохранение белка в ней. Ткани с низкой ферментативной активностью, такие как мышцы, могут сохранять белковые профили даже при более высоких температурах в бытовой морозильной камере. В отличие от этого, ткань печени ферментативно реактивна, и ее белки имеют более высокую вероятность деградации во время подготовки. Растущее число протоколов для получения протеомических профилей человека из формально-фиксированных парафина встроенных (FFPE) образцов предполагает, что параформальдегид фиксации тканей обещает для недорогой сохранения белка при замораживании при сборе не является возможно33,34. Хотя сильно зависит от времени сохранения и состояния, белки были определены с помощью иммуногистохимии от формилина фиксированной, этанол-сохраненные образцы летучей мыши35. Этот подход не масштабируется для протеомного уровня выборки, но подчеркивает потенциал для формилина фиксированной ткани летучих мышей для получения белковых профилей, когда флэш-замораживания недоступна и другие стабилизирующие агенты являются слишком дорогостоящими.

Ткань для клеточной культуры
Отбор проб ткани и флэш-замораживания предлагает конечное количество материала, который будет использоваться, и как только материал используется, он больше не доступен. Кроме того, клеточные культуры обеспечивают живые клетки, которые могут быть немедленно использованы или сохранены для будущих исследований. Культуры также способствуют расширению клеток, чтобы увеличить урожайность, когда образцы тканей малы. Это особенно полезно в тех случаях, когда сбор тканей ограничен, например эксперименты с редкими видами, в которых нелетальный отбор проб имеет важное значение и, следовательно, имеет широкие последствия для сохранения. Описанный протокол, в котором клеточная культура возможна с помощью нелетального отбора проб ткани мембраны крыла, но культивирование возможно с несколькими типами тканей36,37. Протокол, представленный здесь, выбирает для адептов ячейки. Сочетание исходной ткани и используемых носителей роста делает этот протокол подходящим для выбора и выращивания фибробластов, но при желании, альтернативные протоколы могут быть использованы для выбора для других типов клеток. В контексте проекта Bat1K прогнозируется, что для редких и находящихся под угрозой исчезновения видов нелетальный отбор проб оболочек крыла и расширение образцов через культивирование имеет важное значение для создания объема ДНК, необходимого для нескольких технологий, используемых5 .

Захват летучих мышей
Все люди обработки летучих мышей должны быть обучены летучей мыши компетентный исследователь и вакцинированы против бешенства с серией предварительного воздействия инъекций. Если укусил, еще ряд послеэкспозиционных инъекций по-прежнему необходимо. Стандартные методы для захвата летучих мышей включают туман сетей(рисунок 1) и арфы ловушки(рисунок 2). Туманные сети наиболее часто используются и идеально подходят для районов с низкой и умеренной активностью, так как они требуют наибольшей заботы для минимизации дистресса летучих мышей. Малые летучие мыши особенно уязвимы и могут умереть от стресса, если не, как правило, быстро. Частые чистые инспекции свести к минимуму травмы летучих мышей и смертности, а также повреждения сетки тумана. Эта деталь важна потому что правильная коллекция ткани требует ткани быть свежей, и неправильное внимание к сетям тумана в летучих мышей может вести к ненужной смертности или преждевременной смертности прежде чем исследователь может правильно обработать образцы. Поскольку несколько летучих мышей могут отдыхать в арфистовой ловушке с минимальным исчисляемым диагнозом, этот подход идеально подходит для районов с высокой активностью летучих мышей, таких как возле пещеры или большого насест. Подробные инструкции по надлежащему захвату летучих мышей и обработке данных для сбора морфологической и демографической информации доступны в дополнительных методах.

Subscription Required. Please recommend JoVE to your librarian.

в России вырос спрос на сушеных летучих мышей

Переносят тысячи типов коронавируса, большинство из которых до сих пор подробно не изучены, а как минимум шесть — вообще ранее не были известны науке. Новое — о летучих мышах, по итогам исследования международной группы учёных, под эгидой Смитсоновского института США.

Изучали животных в разных частях мира. Преимущественно в Азии. И пришли к выводу, что отдельные виды инфекции — абсолютно безопасны непосредственно для носителей. Однако могут нести потенциальную угрозу для человека… И всё это теперь — предстоит систематизировать. Чтобы превентивно исключить новую гипотетическую эпидемию.

Любопытно. Да и вообще, внимание к летучим мышам в последнее время явно подогрелось. Вот только интерес не всегда научный. Чему свидетельством некое, достаточно резонансное видео на YouTube. О том, что в России прямо сейчас, якобы, можно без особых проблем приобрести пресловутую мышь.

Или даже несколько мышей. Причём — внимание — засушенных. А кто их, собственно, покупает? И главное — с какими целями?

Тараканы, сверчки, змеи и крокодилы. Что сегодня люди только не употребляют в пищу, за бешенные при этом деньги. Сушеная летучая мышь в этом списке при нынешних реалиях – занимает особое место, что и привлекло внимание одного из российских блогеров.

«Именно они в свое время распространяли пресловутую Эболу. Кстати говоря, вкус супа из летучих мышей каждый раз разный, и зависит это в первую очередь, что животное съело перед свей смертью. И если вы когда-то захотите сварить супчик из летучих мышей, то добавьте немного по вкусу имбиря, а если захотите пожарить ее – то лучше замариновать ее в чесночке», — делится опытом блогер.

Объявлений о продаже летучих мышей в России – не так уж много, но Кирилл Гончаров таки нашел одно на одном из популярных порталов онлайн-объявлений. И даже купил одну, за немалые, скажем так, деньги, проделав на машине несколько сот километров. Чего не сделаешь ради искусства и просмотров на YouTube. Мышь оказалась вяленой, а продавец даже рассказал – спрос крылатых мышей в России бьет ныне все рекорды.

Именно Россельхознадзор в свое время запретил привоз летучих мышей из Китая, и в принципе любое опасное мясо, которое может вызывать различные реакции, должно быть под запретом в этот опасный период пандемии. И очень удивительно, что в России в самый разгар пандемии можно спокойно можно купить летучую мышь, которую поймали в лесу, и которую используют для того, чтобы готовить.

Куй просмотры пока горячо, как говорится. Любое упоминание, а тем более целое «расследование» о коронавирусе — это сейчас сразу пристальное внимание самой широкой аудитории. Грех на волне этой не прокатиться, говорят эксперты. Но давайте разбираться. Первое. Есть в наших русских мышах, даже при всем желании, нечего – крылья, да шкура, вот и весь обед. А мыши, как утверждает продавец в расследовании Гончарова – именно «мэйд ин Раша». Однако это не умаляет на них спрос, который, к слову, появился тоже не вчера.

И второе. Тот подвид летучей мыши, которая стала причиной мировой пандемии коронавируса в мире, в России вообще не водится. Ну, нет их. Однако это не сигнал к поеданию крылатых кровопийц, рожденных в России – сушеная летучая мышь в прикуску к пенному напитку если и не заразит вас COVID-19, то может наградить банальным бешенством.

Ученые, которые работают с рукокрылыми, они всегда делают прививку от бешенства, это опасно очень. Потому что помимо вируса, который принес такой сюрприз всей планете, есть еще другие антропозоонозные заболевания опасные, как для животных, так и для людей, которые переносят летучие мыши. Поэтому трогать их ни в коем случае нельзя.

Ну, в общем, если кто и покупает в России летучих мышей сейчас, то явно не для употребления в пищу, хотя исключить полностью этого варианта, конечно, нельзя. Ну, если блогер поднял такой вопрос мол: доколе? То, справедливости ради, как он и просит, Роспротебнадзору надо бы проверить нерадивых продавцов, а еще зоозащитникам тоже стоит присоединиться к ним – а то ведь на лицо жестокое обращение с животными.

«Есть нечто подсознательное в превращении человека в летучую мышь»

Исследовательница визуальной коммуникации Барбара Брауни и кинокритик Дэнни Грейдона написали книгу о супергеройских костюмах, впервые рассмотрев их с междисциплинарной точки зрения. «Горький» публикует фрагмент, где авторы рассуждают о том, как одежда и маски стирают границу между человеком и животным.

Дэнни Грейдон, Барбара Брауни. Костюм супергероя. Идентичность и маскировка в жизни и вымысле. М.: Новое литературное обозрение, 2021. Перевод с английского Владислава Третьякова. Содержание

Физиогномика и антропозооморфизм
Одной из характерных черт древних религии и мифологии было изображение животных с человеческими свойствами и гибридных, животно-человеческих чудовищ. Иногда это были божества, как, например, древнеегипетская богиня-кошка Баст, а иногда — монструозные плоды союза человека с животным, как критское чудовище Минотавр. Эти древние животно-человеческие гибриды обладали особой силой и притягательностью. Двойственность этого смешения «человеческого и нечеловеческого» пугает или по крайней мере смущает, что указывает на желание людей воспринимать себя отдельно от животного царства и показывает, как беспокоит нас все, что преодолевает это разделение. Это странное сочетание страха, смущения и уважения сохранялось веками, на протяжении которых общества продолжали создавать истории об оборотнях — людях, в результате проклятия превратившихся в зверей.

Шарль Лебрён (1619—1690) был первым художником, который стал изображать животно-человеческие гибриды для нужд физиогномики. Существовавшая в XVII веке мода на физиогномику — определение характера человека по чертам лица — подтолкнула карикатуристов к поиску связей между чертами лица и отдельными типами личности, а в случае с Лебрёном это включало в себя установление связей между особенностями внешнего вида животных и их предполагаемым характером. Лебрён изображал бога Юпитера с чертами лица, напоминающими морду льва, чтобы передать «спокойствие, храбрость и свирепость», людей с вытянутой мордой свиньи, указывающей на обжорство, и с выпуклым лбом обезьяны, означавшим для Лебрёна сообразительность. Хотя коннотации этих гибридов могли меняться (для современных карикатуристов обезьяна, наоборот, символизирует несообразительность), техники антропоморфизма являются сегодня основой политической карикатуры и шаржей. В той же степени и создатели комиксов склонны изображать людей или сверхлюдей, внешностью и поведением напоминающих животных. Так, Пингвин — злодей, появившийся в № 58 «Детективных комиксов» (декабрь 1941), — отличается грузным туловищем и клювообразным носом и на многих изображениях имеет заметное сходство с выполненными Лебрёном физиогномическими рисунками орлиных голов. Теории физиогномики принимаются как должное и в дизайне костюмов, поскольку считается, что супергерои перенимают свойства животного, которое изображает их костюм. Эти животные костюмы словно говорят о своих владельцах нечто связанное с тем, что известно о соответствующих животных.

Шарль Лебрён, 1671 

Для использования в масках обычно выбираются те животные, которые смертельно опасны для человека. «Господство человека над животным» распространяется лишь на домашний скот и одомашненных существ. Дикие животные, особенно хищники, остаются источником страха для людей, приезжающих в дикую местность или живущих там. «Способность животных убивать указывает на силу, достойную великого воина», и именно эту силу стремится пробудить носящий маску. Хотя супергерои не всегда выбирают смертельно опасных животных, они в целом склонны вдохновляться свирепыми и хищными существами. Для создателей комиксов, как кажется, важна не столько реальная физическая угроза, исходящая от животного, сколько страх, который оно вызывает. Супергерои, такие как Бэтмен, «облачаются в ночные кошмары», когда отождествляют себя с животными, совсем или почти не представляющими угрозы в реальности, но при этом способными вызывать иррациональный страх. Решение супергероя сделать источником своего вдохновения пугающее животное показывает понимание им подсознательной, хотя и иррациональной, склонности публики судить о способности человека на агрессию по его физическим свойствам. Бэтмен знает, что, пусть физиогномика совершенно себя дискредитировала, его внешность летучей мыши вселит страх в души преступников Готэм-Сити. Брюс Уэйн выбрал летучую мышь, поскольку сам видел в ней «создание ночное, черное, ужасное».

О том, как под влиянием слухов и домыслов пугающий символ может воплощаться в худшие страхи человека, рассказывается в истории «Бэтмен, которого никто не знает» («Бэтмен», № 250, июль 1973). Эта история — о туристическом походе группы детей из неблагополучных семей под предводительством Брюса Уэйна. В какой-то момент мальчишки затевают спор о способностях и внешнем виде Бэтмена. Один рисует его как монструозный гибрид человека и летучей мыши с крыльями такой величины, что они покрывают целый Готэм. Другой описывает его как человека ростом десять футов с ушами настоящей летучей мыши, благодаря которым у него есть суперслух. Когда Брюс решает удивить их, появившись в виде Бэтмена, они так разочарованы его костюмом, что отказываются поверить в то, что он настоящий Бэтмен.

La Mode Illustrée, 1887 

Устрашающие свойства костюмов летучей мыши сделали их популярными костюмами для Хеллоуина и маскарадов еще до появления Бэтмена. На фотографиях и иллюстрациях поздневикторианской эпохи можно увидеть костюмы летучих мышей, удивительно похожие на костюм Бэтмена. Например, на французской модной иллюстрации конца XIX века, опубликованной в «Ля мод иллюстрэ», изображен женский костюм с крыльями летучей мыши. Накидка спускается с плеч и доходит до кончиков пальцев, где она прикреплена к перчаткам таким образом, что ее можно эффектно распахнуть, разведя руки в стороны. На этой иллюстрации маленькая летучая мышь на груди кажется трехмерной, словно это модель летучей мыши в натуральную величину. На других фотографиях того времени эта модель летучей мыши уменьшена и имеет вид плоской эмблемы. Ансамбль увенчивает большая голова летучей мыши, словно одетая в этот костюм дама убила гигантскую летучую мышь и теперь гордо демонстрирует добычу. Хотя нет оснований утверждать, что Боб Кейн сымитировал этот костюм, его существование за много лет до первых «Детективных комиксов» говорит о том, что, возможно, есть нечто подсознательное в такого рода превращении человека в летучую мышь.

В серии комиксов Гранта Моррисона «Бэтмен: возвращение Брюса Уэйна» содержится отсылка к использованию шкур животных в шаманских обрядах. Путешествуя во времени, Брюс Уэйн в какой-то момент вступает в сражение с пещерными людьми. Он накидывает на плечи тушу гигантской летучей мыши, превращаясь в «человека летучих мышей». Облаченный в капюшон из головы и плащ из крыльев настоящей летучей мыши, Бэтмен в этой своей инкарнации непосредственно вселяется в тело летучей мыши. Костюм как будто вдохновлен оборотничеством — мифической практикой некоторых североамериканских индейцев, которые якобы были способны превращаться в любое животное, надев его шкуру. Путешествие Бэтмена во времени возвращает его в эпоху «первых попыток человечества установить связь со своими истоками», когда маски животных носили, чтобы освободиться от ограничений посредством возвращения в «предшествовавший цивилизации и запретам „глубинный слой существования“».

Разница между этим человеком в шкуре летучей мыши и Бэтменом XX-XXI веков заставляет обратить внимание на более символический, редукционистский дизайн костюма Бэтмена. Костюмы антропозооморфных супергероев берут от своих звериных источников лишь самые основные черты. Минималистский подход Бэтмена, например, состоит в том, что он сосредоточился на форме летучей мыши. В его костюме отражена лишь тень этого животного, тогда как многие важные свойства настоящей летучей мыши, например мех, опущены. Животные костюмы, используемые в обрядах, могут включать в себя элементы, заимствованные у самого животного, — таковы кожа и кости, покрывающие «человека летучих мышей», — а вот маска чаще является специально изготовленным артефактом. Это — стилизованная, абстрактная интерпретация животного: черты упрощены или подчеркнуты, узоры сделаны более геометрическими, и в целом лицо становится не столько слепком с природы, сколько человеческой интерпретацией.

Аналогичный процесс происходит и при создании животных супергеройских костюмов. Одна из общеизвестных практик, характерных для книг комиксов и для карикатуры, — редукционизм, то есть практика исключения незначимых или невыразительных характеристик, для того чтобы они не отвлекали внимание от тех элементов, которые считаются самыми важными для определения характера или выражения личности и эмоций. Как отмечает Стюарт Медли, «все авторы комиксов используют хотя бы до какой-то степени… абстракцию, какое-то исключение реалистических деталей». Особенно в карикатуре образы «преувеличивают значимую для восприятия информацию, одновременно преуменьшая менее важные детали». Так достигается акцент на «уникальных» чертах объекта. Когда нужно использовать в костюме определенные черты животного, это использование должно быть очень выборочным. Это должны быть черты, лучше всего выражающие свойства животного, которые супергерой намерен задействовать. Любая интерпретация животного не похожа на другую, поскольку каждый выбирает разные черты для обозначения определенного набора значений. Костюм Женщины-кошки, например, вдохновлен кошкой как хищником, а не как милым и пушистым зверьком. Поэтому в ее костюме опущены черты кошки, ассоциирующиеся с домашними кошками, такие как мех, и сохранены черты, позволяющие ей казаться гладкой и гибкой.

Скрывая выражение человеческого лица, маска животного передает информацию минималистично. Свойственный ей редукционизм маскирует выражение лица и тем самым скрывает «нерешительность», «чувствительность» и другие человеческие слабости надевшего маску. Неопределенность «выражения лица» животного не позволяет понять намерений супергероя в маске, что дает ему преимущество неожиданности. Венди Вудворд проводит параллель между животными и «безликими другими». С точки зрения Вудворд, человеческое лицо, которое может быть «прочитано» как нечто, что сообщает информацию и является субъективным, выражает индивидуальность, что отличает людей от животных. Лицо — наша самая выразительная часть тела, служащая проводником для человеческого языка социальных сигналов. Становясь безликими, как в случае с маской, люди низводятся до уровня животных. Неспособность человека считывать намерения животного по его «выражению лица» делает животных непредсказуемыми и, значит, опасными.

Адам Уэст в роли Бэтмена, 1966 

Изображая супергероев «для семейного просмотра», маску старались сделать менее неопределенной и, следовательно, менее пугающей. Привнесение в нее человеческих эмоций уменьшает ощущение угрозы, исходящей от ее владельца. Именно такого эффекта позволили достичь брови, нарисованные на маске Бэтмена, которого сыграл Адам Уэст: благодаря им Бэтмен предстал как неопасный персонаж из фильма, рассчитанного на семейную аудиторию. Эти нарисованные брови озадаченно изгибаются вверх, гуманизируя (и, возможно, феминизируя) героя.

Параллельно с этой редукцией оставшиеся черты должны быть преувеличены, как в карикатуре. Визуальная простота некоторых комиксовых рисунков требует, чтобы супергерой мгновенно опознавался по цвету и контуру костюма. Супергерой должен быть узнаваем в его самом упрощенном виде — по позе или силуэту. Вот почему черты, сохраняемые при интерпретации того или иного животного, — это обычно те черты, что формируют часть силуэта. Уши летучей мыши, хотя и не являются самой заметной чертой этого животного в реальности, становятся ключевой частью облика Бэтмена, поскольку позволяют различить форму его головы в тускло освещенных переулках Готэм-Сити. Так же и плащ (имеющий к тому же дополнительное преимущество функционального приспособления) позволяет Бэтмену имитировать силуэт гигантской летучей мыши и принимать похожую на нее позу, заворачиваясь в плащ так, словно это сложенные крылья. Легко различимый силуэт и дизайн, «опускающий почти все внутренние детали», позволяют Бэтмену быть «четко изображенным… в общих чертах». В его кино- и телевоплощениях Бэтмен часто находится в движении и при этом в тени, что делает наличие мгновенно узнаваемого силуэта еще более необходимым. Упрощенные формы позволяют сообщать информацию быстрее и яснее. Предоставлять следует «ровно столько визуальной информации, сколько нужно для сообщения основных сведений. Все, что сложнее, замедлит потенциально срочное сообщение». Бэтмен остается узнаваемым благодаря успешному упрощению его костюма.

При этом антропозооморфные костюмы не являются простой редукцией внешности того или иного животного. Эти костюмы должны также отсылать к его поведенческим характеристикам. Супергеройские костюмы могут быть сложным сочетанием сообщений из разных источников, уделяющих первостепенное внимание конкретным аспектам облика и поведения животного. Визуальные отсылки к образу жизни и поведению можно наблюдать в костюме Человека-паука. Несмотря на его имя, Человек-паук не одет как паук. Паук — это просто мотив, нагрудная эмблема, воздающая должное животному, наделившему его особыми способностями, тогда как в остальном костюм имеет совсем небольшое сходство с пауком, поскольку вдохновлен не им, а паутиной. Таким образом, костюм Человека-паука не имеет отношения к внешнему виду паукообразных. Человек-паук не редуцирован, как Бэтмен, к анималистическому «я». Он является пауком лишь в смысле своих способностей (скорость, выбрасывание паутины), а не в смысле своей личности.

Люди-птицы
Как показывает пример с технически продвинутым костюмом Железного Человека, костюм может придавать одетому в него сверхчеловеческую силу. В случае с животными костюмами облачение может наполнять героя звериной силой. Пожалуй, из всех способностей животных, которых нет у человека, самая желанная — это способность летать. Существует ряд летающих супергероев, наделенных крыльями, как у птицы или насекомого; к их числу относятся Красный Ворон, Американский Орел, Мимик и Оса. Есть также супергерои, чье умение летать — искусственная способность, как в случае с Соколом, чьи крылья были специально сконструированы для того, чтобы он мог установить более тесную связь с Красным Крылом, своим пернатым другом. Другие крылатые костюмы, включая костюм одного из Людей Икс, Банши, включают в себя крылья, которые больше напоминают купола реальных вингсьютов.

Клемент Джозеф Сон (Клем Сон), 1930-е 

Изобретатель вингсьюта Клемент Джозеф Сон сначала получил прозвище Человек-птица (отсылающее к Леонардо да Винчи), а затем был назван в прессе Человеком — летучей мышью. Изобретение Сона состоит из куполов крыльев, изготовленных из ткани, натянутой на деревянную раму, которая может «переводиться… из закрытого положения при простое в развернутое при использовании». Эта причудливая конструкция имела удивительное сходство с приспособлениями, которые носит на себе Сокол, чей «вингпак» содержит в себе «крыльевые распорки» и «пружинную спинку», а также с некоторыми воплощениями Человекая-стреба, чьи искусственные крылья прикрепляются к туловищу при помощи съемных кожаных ремней. Планер Сона доказал свою эффективность, позволив этому самозваному «человеку-птице» уверенно парить в воздухе — до тех пор, пока он не встретил трагический конец, когда в 1937 году его парашют не раскрылся. Гибель Сона была одной из многих смертей, постигших тех, кто предпринимал похожие попытки рассекать воздух крыльями. Рекс Пембертон подсчитал, что «с 1930 по 1961 год 71 из 75 человек, пытавшихся летать при помощи вингсьюта, погиб в результате этих попыток». В 1990-х годах вингсьюты получили новую жизнь, и сегодня их широко используют в затяжных прыжках с парашютом (скайдайвинге) и прыжках с высотных объектов (бейсджампинге). Купола современных вингсьютов отличаются сложной системой из воздухозаборных отверстий и заполняемых воздухом ячеек, но тем не менее безопасность полетов в них не является стопроцентной. Как показало исследование, у занимающихся воздушными видами спорта риск повреждения позвоночника в двадцать один раз выше среднего, а значит, скайдайвинг и бейсджампинг чрезвычайно опасны.

Практика бейсджампинга много критиковалась, прежде всего из-за риска, с которым она связана. Гуннар Брейвик в своей моральной защите экстремальных видов спорта выводит бейсджампинг за скобки. Он называет три вида риска: «просоциальный», «антисоциальный» и «игровой». Деятельность супергероев можно отнести к первой из этих категорий — к «просоциальному риску», то есть риску ради других. Как защитники других, эти супергерои носят крылья, чтобы быть более эффективными спасателями. Это верно для всех супергеройских похождений, которые состоят в весьма рискованных действиях, предпринимаемых с целью помочь другим. Есть, однако, и примеры «игрового риска», то есть риска для своего удовольствия. Мы видим, как крылатые супергерои порой наслаждаются свободой, которую дают им искусственные крылья. Некоторые из них демонстрируют высший пилотаж, не служащий никакой общественно значимой цели, а скорее исполняемый для своего удовольствия или же для того, чтобы произвести впечатление на зевак. С упоением парит в воздухе Сокол, получивший свой первый комплект крыльев; Ангел-мститель предпочитает полет без двигателя полету с реактивным двигателем, считая это делом «стиля».

Те супергерои, чьи крылья — данные от природы конечности, а не элемент костюма, сталкиваются с проблемами, которых могут не знать те, у кого крылья искусственные и съемные. Невозможность снять крылья приводит к тому, что крылатые супергерои почти никак не могут скрыть свою инаковость. Ангел (также известный как Ангел-мститель, а позднее — Архангел) может обеспечивать себе альтер эго Уоррена Уортингтона III, пряча крылья под гражданской одеждой. Представление о маскировке Уортингтона нам дают в № 1 «Невероятных Людей Икс» (сентябрь 1963): Уортингтон снимает гражданскую одежду, а вместе с ней и амуницию, в которую входят «прижимные ремни», не позволяющие крыльям «выпячиваться под рубашкой». Это снаряжение позволяет Уортингтону выдавать себя за простого гражданского, но при этом не позволяет ему летать. Оно делает его человеком по форме и по содержанию.

Компания Lululemon извинилась за сотрудника, который рекламировал «расистские» футболки

Тезисы публикации

  • На футболке была изображена коробка для китайской лапши, палочки для еды и летучая мышь
  • В соцсети раскритиковали этот рисунок, компания Lululemon также назвала его неуместным
  • Вспышка коронавируса началась в Ухани, некоторые ученые считают летучих мышей источником вируса

Официальный представитель Lululemon Тревор Флеминг опубликовал у себя в инстаграме ссылку на пост с продажей футболок калифорнийского художника Джесса Слудера. На футболке была изображена коробка для китайской лапши, палочки для еды и крылья летучей мыши. В самой рекламной публикации говорилось: «Откуда взялся COVID-19? Ничего не известно наверняка, но мы знаем, что здесь замешана летучая мышь».

После этого многие пользователи соцсетей обрушились с критикой на этот пост. Они отмечали, что рисунок на футболках разжигает «антиазиатские настроения» во время пандемии коронавируса. На платформе Weibo набрал популярность хэштег «Lululemon оскорбляет Китай».

Представитель Lululemon назвал изображение неуместным и непростительным и извинился за то, что один из сотрудников компании был связан с продвижением этих футболок. По его словам, разместивший пост сотрудник больше не работает в компании. Отдельное заявление Lululemon опубликовал в Weibo. Там заявили, что компания не принимала участия в дизайне футболок, а также что Lululemon выступает против «любого дискриминационного поведения».

Lululemon уже не в первый раз оказывается в центре скандала. В 2013 году Чип Уилсон, основатель компании Lululemon Athletica, извинился за свои слова. В ответ на утверждения о том, что леггинсы для йоги его фирмы слишком прозрачные и натирают кожу, Уилсон заявил, что «тела некоторых женщин просто не подходят» для этих штанов.

Первые случаи коронавирусной инфекции зафиксировали в китайской провинции Хубэй в конце 2019 года. После заболевание начало распространяться по другим районам Китая, а к концу марта случаи заражения зарегистрировали почти во всех странах мира. Первоисточник COVID-19 до сих пор неизвестен, но есть предположения, что он передался от летучих мышей человеку через промежуточное звено.

Вечеринка летучих мышей

Подходит к концу сентябрь. Все живое готовится к приближающимся холодам: запасается пищей или подкожным жиром, обустраивает норы, дупла или гнезда, мигрирует в теплые края. Дни становятся короче, а ночи длиннее, для природы наступает переломный момент — день осеннего равноденствия. Считается — в этот период, летучие мыши начинают искать места для перезимовок и становятся особенно уязвимы. Поэтому, не случайно, Международная ночь летучих мышей отмечается с 20 по 21 сентября. Международная ночь летучих мышей старается донести до большего числа людей, что млекопитающие летуны являются на удивление безобидными и полезными для экосистемы существами. Для России это довольно новый и необычный природоохранный праздник, пришедший из Европы в 2003 году. С каждым годом он набирает популярность не только среди специалистов, но и среди молодежи. В 2014 году в городе коллективом библиотеки им. Б.М. Каспарова впервые была организована «Вечеринка летучих мышей». Успех прошлого мероприятия до сих пор вызывает теплые воспоминания среди участников. Не удивительно, что Ночь летучих мышей уже стала традиционной и прошла в библиотеке под знаком «мероприятие на бис».

Целью мероприятия было привитие подрастающему поколению правильного отношения к летучим мышам, расширение кругозора школьников и воспитание в них бережного отношения к природ.

Вечеринка летучей мыши в библиотеке им.Б.М. Каспарова началась с приветственного библиотекаря под захватывающую атмосферу полумрака, в окружении черных крылатых силуэтов.

Интересную информацию о разнообразных видах, физиологических и анатомических особенностях, образе жизни и питании летучих мышей школьники смогли почерпнуть из презентации. Красочные слайды в сочетании с познавательным рассказом завладели вниманием зрителей и вызывали у большинства восторг, удивление и интерес.

 Поразившим всех фактом оказалось, то, что летучие мыши-вампиры встречаются только в Южной Америке. Обитатели других стран  питаются насекомыми и фруктами и для человека не несут никакой опасности. Подобное волнение в очередной раз доказывает присутствие крепко укоренившихся стереотипов в отношении рукокрылых, как среди взрослых, так и детей. Это еще раз подтверждает необходимость проведения подобного мероприятия.

Так как с  трудными задачами охраны природы знакомить  молодежь лучше всего в игровой форме, после официальной и познавательной части, началась веселая вечеринка. Все желающие могли создать свой рисунок: «Какой я вижу летучую мышь», пройти в тату-салон или сделать собственные крылья летучей мыши.

Ребята старательно вырисовывали мохнатые тельца, ушастые головки, когтистые лапки, и  широкие крылья зверьков. Вот, что у них получилось:

Поставить себя на место другого – лучший способ его понять. Поэтому большинство гостей занялось своим творческим перевоплощением в «летучих мышей». Забавные крылья решили сделать из простых мусорных пакетов. Через пятнадцать минут зал библиотеки был наполнен школьниками, весело размахивающими черными шуршащими крыльями.ешили сделать из простых мусорных пакетов. Через пятнадцать минут зал библиотеки был наполнен школьниками, весело размахивающими черными шелестящими крыльями.

Не остался без внимания и тату-салон. Каждому хотелось оставить у себя на руке или лице яркий рисунок летучей мыши.

В разгаре необычной вечеринки гостей ждал  сюрприз – «Пещера предсказаний». Пройти в нее было не просто. Каждому желающему узнать свою судьбу, нужно было отгадать загадку и получить пароль для пропуска в таинственную пещеру с гадалкой.

Узнав о своем будущем только хорошее,  ребята отправились танцевать под веселую музыку. На пару часов библиотека им.Б.М. Каспарова, благодаря старательно созданной атмосфере  превратилась в настоящую обитель «летучих мышей», кружащихся в своих таинственных мышиных танцах.

На прощание гости оставили свои отзывы о вечеринке на специальном панно в виде разноцветных наклеек летучих мышек.

Организаторы, вдохновлённые успешно проведенным мероприятием, обещают продолжить традицию и мечтают сделать «Вечеринку летучих мышей» ежегодным осенним праздником.

Рисование крыльев летучей мыши «Wonder How To

Как к

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.