Главная > Уроки для художников > Красный угол в русской избе рисунки – Как нарисовать красный угол, убранство русской избы для 5 класса, поэтапно?

Красный угол в русской избе рисунки – Как нарисовать красный угол, убранство русской избы для 5 класса, поэтапно?

Красный угол, печь и другие важные места в русской избе

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!

Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков – те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность. Красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.

Читайте также:

cyrillitsa.ru

важные места в русской избе — Рамблер/субботний

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу — «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать — эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом — микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

Двери

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!

Но для крестьянина дверь — не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть.

«Маленький, пузатенький, весь дом бережет» — замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка.

В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога — ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи — нежилой).

Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи — приготовление пищи — осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

Красный угол

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков — те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность. Красный угол — священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный — красивый, торжественный, праздничный.

Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

Неотъемлемая часть красного угла — стол. Уставленный яствами стол — символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду.

Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска — так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

Лавки

Вдоль стола, вдоль стен — обратите внимание! — лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу.

Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая.

С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

Матица

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, — матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы — один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников.

Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно — око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости.

Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица — быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава — в избе»).

Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.

weekend.rambler.ru

7 особенных мест в русской избе » Самый интересный сайт в городе Боярка

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

Двери

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!

Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

Печь

Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

Красный угол

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков – те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность. Красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

Стол

Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

Лавки

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

Матица

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

Окно

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.


Дорогие читатели, если вы увидели ошибку или опечатку, помогите нам ее исправить!
Для этого мы запустили на сайте удобную клавишу для исправления ляпов.
Выделите ошибку и нажмите одновременно клавиши «Ctrl» и «Enter».
Мы узнаем о неточности и как можно скорее исправим.


Пока что комментариев к данной новости нет, но Вы можете быть первым.

news.boyarka.name

Где находится «красный угол» (сакральный центр жилища)

#КОЛЛЕКТИВНОЕ_МНЕНИЕ_СНЯ

В продолжение давнего опроса (https://vk.com/wall-119055965_9256). Теперь, как и обещал тогда в комментариях, расскажу вам как должно быть, по науке. Для удобства и связи с прошлым постом-опросом рассказывать буду на том же самом примере современной квартиры.

Здесь, кстати, мы поднимаем крайне интересный вопрос. Пожалуй, стержневой для всего славянского новоязычества. Вопрос ЭВОЛЮЦИИ.
Смотрите, что представляет собой «классическая» (исключая южнорусские районы, о чем далее) схема расположения «красного угла», известная нам по этнографии: однокомнатная изба, с печью возле входа и красным углом в дальнем углу избы, с восточной стороны, в пространстве между боковой и фасадной стенами, по диагонали напротив печи. Эта диагональ четко делит данное однокомнатное жилище на мужскую и женские половины.
Это СИЛЬНО отличается от современной городской квартиры, верно?
Наш быт настолько изменился за последние сто лет, что неизбежно начинается это: «Ах, Традиция прервалась, ах, в условиях современного города никакая «вера предков» невозможна, — поэтому уезжаем на природу и строим там собственную Деревню, где в ковах милой старины будем плести лапти и вставать с петухами» 
Все бы ничего, но тут — особенно для того, кто считает себя «славянским/русским язычником» — есть один нюанс:
если мы обратимся к той же археологии, то изба 19 в. РАДИКАЛЬНО отличается от славянского жилища века 10го. НЕ МЕНЬШЕ, наверное, чем наше современное городское жилище — от «этнографической» 19 в. избы.
Это — Основная Мысль данного поста и я хочу, чтобы вы как следует поразмыслили над этим:
Традиционная крестьянская изба доиндустриальной эпохи, которую я назвал «этнографической», так же как и землянка славянина дохристианской эпохи — это всего лишь частные эпизоды в непрерывной эволюции жилища с древности и до наших дней.
Начнем с того, что локализация сакрального центра жилища в углу по диагонали от печи, по утверждению Слуднякова (а у него довольно сильные аргументы), — это вообще в принципе крайне позднее явление:
«помещение икон по диагонали от печи, а стало быть, и появление красного угла в привычном нам понимании — явление достаточно позднее, распространившееся в крестьянских избах Северо-Запада России не ранее XVIII в.» [3].
Нельзя не заметить, что выделение какого-либо одного угла в качестве сакрального локуса — это нечто, известное лишь на востоке Славии, но не на ее западе или юге.
Поэтому далее я буду использовать данный термин «красный угол» в кавычках, как условное обозначение некоего сакрального центра жилища (однако, на мой взгляд, выделение Угла в качестве Центра, пусть это и инновация, — все же довольно удачное решение, о чем см. [2]).

Появление «красного угла» обычно связывают с появлением окон:
«До появления окон жилище ориентировалось на юг входным проемом, который служил одновременно источником дневного света. Археологические данные VI—X вв. свидетельствуют об ориентированности входа на юг как устойчивом признаке. Печь при этом располагалась в противоположной от входа (т. е. в северной) стороне.10
В X—XI вв. планировка претерпевает глубокие изменения. Печь оказывается расположенной рядом с входом, который перестает быть ориентированным на юг.11 Объяснение этого факта можно связать с прогрессом в освещении жилища. Появление окон избавило от необходимости ориентации входа на юг, куда стали выходить окна, что дало возможность выделить чистую (освещенную) половину жилища и одновременно улучшить его отопление. Печь при этом остается в северной части жилища, но противопоставляется по признаку ориентации уже не входу, а окну (окнам), выходящему на южную сторону. С тех пор это пространственное противопоставление существенно не изменилось. Диагональ печь—красный угол («оконный», наиболее освещенный) — лишь естественное завершение эволюции противопоставления печь — источник света.»[1]
Тут мне пришлось провести собственное исследование. Так как в Вики написано, что первые окна появляются не ранее XIV в. Байбурин ссылается на Раппопорта, однако последний, да, — пишет о том же, что Байбурин, но ясно указывает иной, более поздний, период — XII-XIII вв. (см. глазоломный скан здесь, например: http://www.rodnovery.ru/attachments/article/386/Rappo.. с.132-133). Как будто Байбурин пытается искусственно притянуть период X—XI вв. в поддержку своему тезису о христианском происхождении «красного угла» («Религиозно-мифологический способ видения мира с его четко разработанной дихотомией (бог—дьявол; свет—тьма и т. п.-) закрепил и, насколько это было возможно, «использовал» эту пространственную антитезу, что выразилось в противопоставлении «языческому» центру жилища, каковым осознавалась печь, — второго центра, христианского, «красного», или «божьего», угла. Другими словами, противопоставление печь—красный угол явилось своего рода материальным воплощением русского двоеверия в структуре жилища.»[1]), так что окна тут особо не при чем («И хотя сам П. А. Раппопорт о красном угле не сказал ни слова, из факта размещения печи в углу у входа, похоже, был сделан вывод, что угол, расположенный по диагонали от печи, обязательно должен был иметь какую- то сакральную функцию4 . Однако, надо думать, что нельзя ставить знак равенства между помещением печи в один угол и сакрализацией другого угла» [6]).

В настоящее время наиболее аргументированно языческое происхождение самой концепции «красного угла» отстаивает Криничная (см. в прикрепленном файле). И у нее есть некоторые весьма сильные доводы, например, археологические находки закопанных под углом дома конских черепов или почитание столбов по углам жилища и пр. [2] (однако см. контрдоводы на ее статью [3]). Хотя, справедливости ради, она по большей части пишет об углах жилища вообще, но не конкретно об одном особо почитаемом, «красном».
В любом случае, говорить, что понятие «Красного Угла» как Сакрального Центра Жилища возникло БЛАГОДАРЯ хр-ву, это все равно, что говорить, что сотовые телефоны появились в нашей жизни благодаря партии «Единая Россия» . Некоторые вещи просто совпадают во времени, но не являются причиной и следствием друг для друга.

Итак, где же должен располагаться «красный угол», согласно традиционным критериям (применительно к совр. жилищу, см. прикрепленные изображения):

1. «Красный угол» должен находится по диагонали от печи:
«в середине XIX в. на европейской территории расселения русского народа четко выделяются четыре типа внутренней планировки жилого дома: северо¬среднерусский, восточный южнорусский, западный южно- русский и западнорусский».2… При этом авторы подчеркивают, что «все четыре типа внутренней планировки при имеющихся различиях обнаруживают в то же время единство расположения переднего угла обязательно по диагонали от печи. Такое расположение печи и переднего угла — одна из общих черт русского крестьянского жилища XIX в.».3 .»[1]
Однако, «иностранные наблюдатели (С. Герберштейн, А. Олеарий, Г. Мьеж, Д. Перри), посещавшие Россию в середине XVI — начале XVIII в. и подробно описывавшие интерьер жилых построек как верхушки общества, так и основной массы населения, в большинстве случаев отмечали отсутствие привычной для нас диагонали «печь — красный угол». И лишь в начале XVIII в. Д. Перри отметил определенное распространение этого явления, но только в богатых домах. В отдельных же случаях отсутствие такой диагонали фиксировалось как пережиточная форма еще и в начале ХХ в.»[3]

2. «Красный угол» должен быть ориентирован на восток/юг:
«Важно подчеркнуть, что оппозиция восток — запад и юг — север на семантическом уровне легко сворачивается в одну: юг ѵ восток — север ѵ запад, так как им соответствуют по сути дела две парадигмы связываемых с ними значений…
Своеобразной осью ориентации жилища как раз и является диагональ красный угол—печь. Один ее конец (красный угол) указывал на полдень, на свет, на всход, на красную или божью сторону, другой, (печь) —соответственно на тьму, на заход и т. п. Важно подчеркнуть, что даже если по каким-то обстоятельствам (и прежде всего из-за особенностей планировки поселения) диагональ красный угол—печь отклонялась от «запрограммированного» направления, тем не менее условно обозначала его (семиотическая ценность диагонали в этом случае, естественно, повышалась). Иными словами, красный угол всегда отождествлялся с востоком или югом, а угол, в котором располагалась печь, — с западом или севером. Молились на образа, помещавшиеся в красном углу, т. е. на восток. Покойника хоронили головой на восток, а перед захоронением клали на стол головой в красный угол и т. д..»[1]

3. «Красный угол», а вернее даже не «угол», а просто Сакральный центр жилища должен располагаться посередине лицевой (фасадной) стены (над окном?):
«В своей книге Д. Перри сообщает о наличии красного угла в домах богатых людей: «Между русскими существует обыкновение (особенно между богатыми, которые могли позволить себе эту роскошь) ставить в комнатах своих, преимущественно же в переднем углу, против печи, множество изображений Святых…» В этой фразе интересно то, что наличие множества икон в доме признается роскошью, которую не все могли себе позволить. Далее Д. Перри поясняет: «В доме же бедного человека, где существует только один такой образ… и где бывает очень темно, да где не всегда перед образом горит и восковая свечка, то чужому человеку, входящему в избу, трудно с первого раза рассмотреть, где находится… образ, и он первым делом спрашивает: „А где же Бог?“, на что кто-нибудь из присутствующих указывает ему, на каком месте стены висит образ»17.
Таким образом, налицо ситуация, когда человек, попавший в незнакомый дом, не может сориентироваться и найти божницу. В XX в. этого, скорее всего, не произошло бы. Устойчивая диагональ печь – красный угол позволяла быстро определить место для икон даже в темноте. Видимо, в начале XVIII в. на северо-западе России, где работал английский инженер, такой диагонали в большинстве случаев еще не было18. Кроме того, Д. Перри определенно противопоставляет постановку икон в «передний угол», уже принятую у богатых, и размещение иконы у бедных на каком-то неопределенном «месте на стене», что также свидетельствует об отсутствии у основной массы населения красного угла в привычном нам понимании.
Косвенным подтверждением этого служит и то, что даже в конце XIX – начале ХХ в. иконы еще далеко не везде располагались в углу по диагонали от печи. Например, на границе Кемского и Повенецкого уездов у старообрядцев-карел была зафиксирована ситуация, отчасти напоминающая описание Д. Перри: «В красном, сутнем, углу вы редко увидите икону, как обыкновенно бывает в русской избе.., но осмотрите хорошенько стены: где-нибудь посредине стены, между окнами, или в углу против печки, где вы совсем не привыкли видеть иконы, заметите… маленькие, створчатые… образа, которые помещаются обыкновенно на высоте не более двух аршин от полу»19. Сведения о расположении икон в непривычных местах есть и из других мест Русского Севера20. Таким образом, можно предположить, что в начале XVIII в., по крайней мере, на территории Северо-Запада России красный угол в привычном нам
виде имелся в основном в избах богатых людей (подчеркнем, что речь идет именно об избах, а не о различных «чистых» помещениях типа горниц или«комнат», в которых он мог существовать и раньше). У основной же массы населения, в том числе у крестьян, постановка икон в угол по диагонали от печи, по всей видимости, еще не была широко распространена.

Теперь осталось выяснить, где же висела та единственная икона, о которой говорят Д. Перри и Г. Мьеж. Если это, как мы предполагаем, не был красный угол, то в каком другом «месте на стене» она могла находиться? Как гипотезу предложим вариант ее размещения на середине лицевой стены. Подобное расположение икон было широко распространено в Карелии еще в начале XX в. Иконы там помещались на фасадной стене,часто над центральным окном21, что отчасти совпадает с описанием Г. Мьежа. Возможно, в XVII–XVIII вв. так же или похоже они располагались и в центральных районах страны, где побывал Г. Мьеж.»[6]

4. «Красный угол» должен располагаться сразу же у входа в дом.
Это т.н. «южнорусские (зап. и вост.) планы» — там «красный угол» — это пространство, заключенное между стеной с дверью в сени и боковой стеной (печь же, наоборот, находилась в глубине избы):
«…более архаическими являются оба южнорусских плана, где красный угол расположенный непосредственно у входа, а печь находится во внутренней части дома. «Северные» планы, где у дверей расположена печь, в таком случае нужно считать вторичными, но, как справедливо отметила Е. Э. Бломквист, «более жизненными», так как появилась возможность выделить чистую половину жилища, и главное — в таких домах лучше сохраняется тепло. «Поэтому в селениях, лежащих на границах зоны южновеликорусской планировки, где оба ее типа соприкасаются с другими двумя планами, уже в XIX веке наблюдалась постоянная замена южных планов другими…»[1]
Собственно, смысл понятен:
«Внимание человека, вошедшего в дом, первым делом обращается на его символический центр – красный угол. Соответственно, оформляется эта часть дома не только в расчете на «своих» (его жителей), но и для пришедших со стороны, гостей. «[5]
Размещение «красного угла» с божницей на входе в дом, в сенях, является более древним:
«В. И. Даль приводит поговорку: «Есть ли у тебя на мостах на калиновых Спас, Богородица?», то есть крещёный ли ты, имеешь ли в сенях образа? (Даль В. И. Толковый словарь… М., 1995. Т. 2. С. 350). Эта поговорка отсылает нас ко временам курных изб, недаром дружка называет потолок в избе невесты «соболиным», то есть мохнатым и чёрным от копоти. Сени, в которых не было печки, были чистыми и именно в них на протяжении многих столетий, до изобретения дымоотводной трубы, находились божницы, висели белоснежные рушники с вышивками-оберегами.» [4]
Хотя вариант с сенями — это явно не более чем эпизод в эволюции жилища (когда дым от печи выходил еще не через трубу, которую еще не придумали, но и уже не просто через входную дверь, а через специальные отверстия — т.н. «волоковые окна»).

5. Наконец, по этнографическим данным конца XX в. в многокомнатных домах (вот где опять проявляется она — Эволюция), «красный угол» может быть устроен в каждой комнате:
«Красных углов может быть несколько (в каждой комнате), поэтому иногда они занимают противоположные углы дома»[5]

Таким образом, наиболее архаичным следует признать размещение сакрального центра жилища посреди лицевой стены (3) или у входа (4). Наиболее оправдана (особенно для современности) привязка «красного угла» к сторонам света (юг/восток/юго-восток).
Все утверждения типа «кр. угол ОБЯЗАТЕЛЬНО должен быть расположен там-то и там-то, — это ЗАКОН» — безосновательны, потому что, на протяжении столетий местонахождение сакрального центра менялось, в соответствии с эволюцией жилищных условий.

[1] Байбурин А.К. — Жилище в обрядах и представлениях восточных славян.
[2] Криничная Н. А. Красный угол: об истоках и семантике сакрального локуса (по севернорусским материалам).
[3] Слудняков А.О.Красный угол: материальные и духовные аспекты эволюции интерьера крестьянского жилища.
[4] Волхва Пятница Географическая локализация «сказочных» объектов.
http://www.perunica.ru/etnos/6097-geograficheskaya-lo..
[5] Кучумова А. С. Красный угол. Положение в пространстве (location) как семантический признак вещи
[6] А. О. Слудняков А.О. О времени распространения красного угла
в крестьянских избах Северо-Запада России.

#язычество #новоязычество #неоязычество #родноверие #paganism#родноверы #неоязычники #РУСЬ #АдекватныеЯзычники

P.S.: Я не упомянул здесь вариант размещения Сакрального Центра на периферии жилого пространства. См. про «клеть» здесь — https://vk.com/wall-67741956_18065 — в этот пост не влезло бы уже (прочем, есть в этом что-то и от «сеней» в [4]).
Этот вариант вполне имеет место быть, см. мой старый пост про БАЛКОН как современный языческий храм и средоточие домашнего культа — https://vk.com/wall-119055965_1789

Максим Сухарев

Facebook

Twitter

Вконтакте

Одноклассники

novoyazychestvo.ru

7 особенных мест в русской избе. ФОТО

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому. Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

1.ДВЕРИ

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще! Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

2. ПЕЧЬ

Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

3. КРАСНЫЙ УГОЛ

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков – те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность. Красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

4. СТОЛ

Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

5. ЛАВКИ

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

6. МАТИЦА

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

7. ОКНО

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.

Юлия Пенегина

zema.su

Что такое красный угол?

О «красном угле» в традиционной русской семье слышали наверняка многие, однако о том, где должен располагаться этот угол, знает далеко не каждый. «Красный угол» в избе иначе называют «большим», «святым», «Божьим» и так далее. Оказывается, что его расположение зависит от места размещения печки – источника тепла в избе.

Расположение “красного угла”

Специальное место, которое предназначается для “красного угла”, в традиционной русской избе находилось по диагонали от дровяной печи. Оно могло находиться как у входной двери, так и в дальнем углу. Однако обязательно должно было располагаться в юго-восточной части избы. Так какая же существует связь между печкой и местом, которое называется в православии “красный угол”?

Устройство традиционной русской избы

В древности для русских изба олицетворяла всю Вселенную, здесь были небо с землёй (пол и потолок), стороны света (стены) и «нижний мир» (погребок). Причем восток и юг древние люди связывали с солнечным восходом, весной, полднем, летом, жизнью и теплом, а север и запад – с закатом, зимой и осенью, холодом и смертью. Исходя из этого, наши предки стремились обустроить свой дом таким образом, чтобы в него невозможно было войти силам зла, которые шли со стороны севера и запада.
А вот силы добра и тепла не должны были видеть на своем пути никаких преград и иметь возможность беспрепятственно проникать в избу. И поскольку в те далекие времена окна еще не были изобретены, то единственным отверстием, ведущим внутрь дома, была дверь. Двери всех славянских изб без исключения были повернуты на юг, а вот печь ставилась напротив двери, то есть на севере, месте, откуда может в дом подкрасться зло и холод. Со временем место двери в русской избе изменилось, то есть выбор стены для двери стал непринципиальным, зато печь всегда оставалась на северной стороне, а “красный угол” располагался по диагонали от печи, в юго-восточной части избы. Это расположение неизменно и по сей день.

Значение печи и “красного угла” для древних русских

Печь – это тепло, значит оно символизирует солнце и является центром святости данного дома. “Красный угол” в русской избе тоже является не менее святым местом. И хотя сегодня многие думают, что подобный уголок в доме связан с христианской религией, тем не менее некоторые источники твердят, что задолго до принятия русскими христианства в домах уже был обычай создавать “красный угол”. Однако, согласно другим источникам, в древнерусской избе единственной святыней была печь. И только позже, после принятия христианства, в домах стали появляться такие углы.

Почему “красный” угол?

В русском языке слово “красный” имеет несколько значений. Первое – определенный цвет, а второй – это синоним к слову “красивый”, следовательно, “красный угол” можно также назвать красивым углом. Он всегда устроен на самом видном месте, и любой гость при входе в избу с первой же минуты должен увидеть и понять, где находится “красный угол” в доме. И поскольку в этом месте располагаются иконы, то входящий должен сразу же их заметить и покреститься, а только после этого поприветствовать хозяев дома.

Отношение к “красному углу”

После принятия христианства в русских семьях было принято хранить иконы. Некоторые люди и по сей день верят в чудодейственную силу икон. Отсюда становится понятным такое бережное отношение к этому месту в доме. “Красный угол” в доме всегда содержится в особой чистоте. Все иконы, расположенные в данной зоне, украшены резьбой и цветами. Здесь также имеется лампадка со свечой. На праздниках самого почетного гостя усаживают ближе к красному углу.

Религиозное значение “красного угла”

Для общения с Богом русскому человеку не обязательно ходить в церковь. В русской избе местом для молитвы и обращения к Господу является “красный угол”. Поэтому в данном месте расположены предметы, которые священны для каждого православного христианина. Это иконы, святые образы, священные книги: библия, молитвенники и другие.

“Красный угол” в квартире

Сегодня многие из нас живут не в частных домах, а в квартирах, и тем, кто желает создать в своем современном жилище “красный угол”, необходимо также придерживаться некоторых правил. Конечно, в квартирах нет печей, чтобы ориентироваться на них. Поэтому священный угол в квартире должен быть напротив входной двери, для того чтобы входящий первым делом видел в квартире святые образы. Иногда современная планировка квартиры не подразумевает углов для размещения икон, поэтому “красный угол” в доме – это не всегда угол в прямом понимании.

Как устроить “красный угол” в квартире?

Святилище в квартире можно создать, приставив к стене высокой столик либо специальный шкафчик, покрыть его красивой скатертью или какой-либо другой нарядной материей. На нее выставить святые образы. Что же касается места “красного угла”, то оно должно быть расположено напротив входной двери. Выбирая место для него, можно также ориентироваться на восток. Для этого нужно определить, где восходит по утрам солнце, и в этой части разместить “красный уголок”. По старорусскому, вернее православному, обычаю, верующим положено молиться глядя на восток. Именно эта часть света символизирует добро, возрождение, веру и надежду. Что же касается высоты такого угла, то он никоим образом не должно располагаться ниже линии глаз. На святые образы нельзя смотреть сверху вниз. А вот расположить его выше уровня глаз вполне уместно. В идеале столик или шкаф должен иметь верхнюю и нижнюю полку. На верхнюю размещают святые образы, подсвечники со свечами, кадильницу, а на нижнюю – святые книги: Библию, Евангелие, молитвенники, церковные календари и прочее.

fb.ru

7 особенных мест в русской избе / Славянские традиции

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

xdir.ru
Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

Читайте также:
Нужна ли русская печь в современном доме?
Интерьер русской избы
Почему жилая часть дома должна быть как можно выше
Секреты славянского строительства из книги “Всё в нужный момент”

1.Двери

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!
Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

2. Печь


Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

3. Красный угол

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

4. Стол


Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

5. Лавки

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

6. Матица

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

7. Окна


Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.



Источник russian7.ru

rodovid.me

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о