Картинка осел и соловей: Осел и соловей — читать сказку c картинками | Басни Крылова

Содержание

Краткое содержание басни Осел и соловей Крылова для читательского дневника

Осел, увидел Соловья, сказал птице, что давно наслышан о ее таланте, и попросил спеть. Ослу хотелось самому услышать чудное звучанье, и проверить, действительно ли птица так хороша.

Соловей с удовольствием исполнил просьбу. Птица защелкала, засвистала и залилась звонкой трелью. От такого прелестного звучанья, замерло все вокруг. Затих ветер, замолкли другие птицы, стада прилегли и заслушались. Пастух с наслаждением внимал музыке, и улыбался пастушке. Время остановилось, все живое обратило свое внимание на пение Соловья.

Вскоре, певец затих. Соловей поинтересовался у Осла, хороша ли была его песня. На что тот отвечал, что можно иногда Соловья послушать, поет вроде неплохо, но Петух еще лучше. Надо бы Соловью у него поучиться.

Обиделась птица на такое суждение, поникла головой, и улетела.

Это произведение пропитано глубоким смыслом. Все басни несут в себе какую-то мораль. Мораль этой басни такова, судить других, мы не имеем права. Ни одному человеку на земле, нельзя так относиться к окружающим. Каким бы не был плохим талант ближнего, не стоит его сравнивать с другими, тем более говорить об их превосходстве. Со стороны Осла, такое поведение очень некорректно.

Оцените произведение: Голосов: 60

Читать краткое содержание Басня Осел и соловей. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Крылов. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Басня Осел и соловей

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

  • Краткое содержание Отец Сергий Лев Толстой

    Повесть начинается с момента, когда в Петербурге аристократическое общество было удивлено известием о том, что всеми известный обаятельный князь, любимец всех женщин решил стать монахом

  • Краткое содержание Генералы песчаных карьеров Амаду

    Роман написан в 1936 году. Сюжет романа описывает события происходящие в одном из бразильских штатов, это штат Баии, начало 30 –х годов ХХ века. В те годы в стране была высокая смертность среди бедных слоев населения

  • Краткое содержание Островский Без вины виноватые

    Начинается пьеса с того, что служанка осуждает дорогое платье Шелавиной. Госпожа Отрадина сердится, говорит, что её подруга унаследовала богатство. К сожалению собеседниц, у Отрадиной нет приданого, свадьба всё откладывается

  • Краткое содержание Шукшин Критики

    Несмотря на небольшой объем произведения Василия Шукшина-Критики, автор удачно описывает момент из жизни деда и маленького внуку, показывая их характер и донося смысл до читателя. Рассказ начинается с описания главных героев, был дед, ему было 73 года

  • Саша Черный Кавказский пленник краткое содержание

    В саду было весело. Весна была в разгаре: цвели черемуха и пионы, воробьи прыгали по деревьям, скворцы грелись на солнце, по усадьбам бегали черная такса и дворняга Тузик.

    У берегов Елагина тянулась обсаженная черёмухой коса, посередине которой

Басня Крылова Квартет

Осел, козел, мартышка и косолапый мишка устроили Квартет в басне Крылова. Выдумщица мартышка по-всякому устраивала их музыкальную игру, да вот как и остальные не подумала, что музыкальные инструменты и ноты - это не всё, что нужно для музыки. Оказывается, нужно уметь играть!

Проказница-Мартышка, Осел, Козел да косолапый Мишка
Затеяли сыграть Квартет.
Достали нот, баса, альта, две скрипки
И сели на лужок под липки -
Пленять своим искусством свет.
Ударили в смычки, дерут, а толку нет.
"Стой, братцы, стой! - кричит Мартышка. - Погодите!
Как музыке идти? Ведь вы не так сидите.
Ты с басом, Мишенька, садись против альта,
Я, прима, сяду против вторы;
Тогда пойдет уж музыка не та:
У нас запляшут лес и горы!"
Расселись, начали Квартет;
Он все-таки на лад нейдет.

"Постойте ж, я сыскал секрет, -
Кричит Осел, - мы, верно, уж поладим,
Коль рядом сядем".
Послушались Осла: уселись чинно в ряд,
А все-таки Квартет нейдет на лад.
Вот пуще прежнего пошли у них разборы
И споры, кому и как сидеть.
Случилось Соловью на шум их прилететь.
Тут с просьбой все к нему, чтоб их решать сомненье:
"Пожалуй, - говорят, - возьми на час терпенье,
Чтобы Квартет в порядок наш привесть:
И ноты есть у нас, и инструменты есть;
Скажи лишь, как нам сесть!" -
"Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье
И уши ваших понежней, -
Им отвечает Соловей. -
А вы, друзья, как ни садитесь,
Все в музыканты не годитесь".

Мораль басни Квартет

А вы, друзья, как ни садитесь,
Все в музыканты не годитесь.

Басня Квартет - анализ

Талант необходим во всех делах, как и призванье. Упорный труд и обучение, а не манера красиво себя преподносить, которая рушится в мгновенье. Не подумайте, что басня Квартет высмеивает только музыкантов-самоучек, концерты которых зачастую - смех да и только, произведение описывает людей, которые берутся не за свои дела, об этом им и говорит Соловей - мастер своего дела, что как бы вы друзья не садились, музыкантов из вас не выйдет.

Хвастливые и самоуверенные люди считают, что за какое дело они не возьмутся - у них все сразу же получится, да ещё и в лучшем виде, однако есть такие дела, которые требуют не только кропотливого труда, о котором часто не задумываются этакие хвастуны, но и таланта.

Кого высмеивает Крылов в этой басне? Да всех болтунов, способных только на слова, а не на дело. Говорят и часто сравнивают героев басни с политическими деятелями, неспособными на конкретные действия или принятие важных решений, для которых требуются специальные знания и опыт. Такие устраивают дебаты и представления, а что толку? И только мудрый Соловей знает: для хорошей игры в команде нужен профессионализм.

Дети, опирающиеся на свой совсем небольшой жизненный опыт, быстренько разбираются, что к чему, потому что хвастовство в их возрасте особенно ярко выражено.

Краткое содержание басни Осел и соловей Крылов за 2 минуты пересказ сюжета

Как-то раз увидел Осёл Соловья. Рассказал он ему, будто ходит слух о том, что Соловей петь - великий мастер. Захотелось очень Ослу удостовериться, а правду ли говорят?! И сказал он Соловью о том, что хотел бы сам послушать и посудить, а подлинно ли, на самом деле, его умение петь.

Соловью скрывать было нечего, согласился он показать Ослу своё искусство и как запел с переходами на множество ладов. Он так хотел понравиться, что исполняя песню, голосом своим он то переливался и растягивал, то с нежностью ослабевал. Так пел, что пение его истомленной свирелью отдавалось вдали и по роще мелкой дробью рассыпалось. Все - все в округе внимательно слушали. Даже ветер утих, хоры птиц замолчали, стада улеглись, пастух еле дыша так соловьём залюбовался, что даже перестал обращать внимание на свою пастушку.

Закончил Соловей свою песню. Осёл уставясь в землю, сказал, что конечно можно и без скуки его слушать, но всё же можно и больше навостриться в пении. Жаль, что Соловей не знаком с одним петухом. У этого петуха можно было бы еще поучиться. Услышав такие обидные слова от Осла Соловей скорее вспорхнул и улетел далеко-далеко.

Басня учит тому, что прежде чем давать советы в каком-либо деле, стоит самому научиться этому делу.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Крылов. Все произведения

Басня Осел и соловей. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Пришвин Выскочка

    У нас прижилась собака (породы лайка) – уроженка Алтая, проживающая на берегах реки Бии. Вначале звали Бией, затем Бьюшкой и наконец, её имя трансформировалась в Вьюшку.

  • Краткое содержание Чехов Мальчики

    Приехал Володя. Когда он вошёл, то от него потянуло морозом. Одежда и шапка были в снегу. К ногам опустилась Наталья и принялась снимать обувь.

  • Краткое содержание Сахарный ребенок Ольги Громовой

    Стелла – это девочка, которая была маленькой, и она жила в квартире вместе со своей мамой, также и с папой.

    Родители девочки всегда были просто отличными людьми, так как они, будучи занятыми

  • Краткое содержание Толстой Смерть Иоанна Грозного

    Место действия – Боярская дума, 1984 год. Происходит ссора между членами Думы, Нагим и Салтыковым за место среди бояр. В данную ссору вовлечены все. Захариьн-Юрьев пытается усмирить разгоревшийся скандал

  • Алексин

    Настоящая фамилия писателя — Гоберман, смену фамилии, он осуществил по своей личной инициативе. Родом он из Москвы, родился 3 августа 1924 года. Детские годы автор любил проводить на даче

Крылов осел и соловей читать. Осёл и соловей. Мораль басни Листы и корни

Басни Крылова читать мы любим с самого детства. В памяти хранятся крыловские образы, которые частенько всплывают в голове в различных жизненных ситуациях, мы обращаемся к ним и каждый раз не перестаем удивляться проницательности Крылова.

Бывает, вспомнится Моська, которая лает на Слона, чтобы произвести впечатление храброй и бесстрашной или неожиданно перед глазами всплывает Обезьяна, которая насмехалась сама над собой, не узнав отражение в Зеркале.

Смех, да и только! А уж как часто происходят встречи, которые невольно сравниваются с Мартышкой, что по собственной невежести, не зная ценности Очков, разбила их о камень. Маленькие басни Крылова короткие по размеру, но не по значению, ведь крыловское слово - острое, а морали басен давно превратились в крылатые выражения. Басни Крылова сопровождают нас по жизни, сроднились с нами и в любой период найдут в нас понимание и помогут заново осознать ценности.

Крылов - известнейший писатель. Из всех детских стихов и басен - произведения Крылова всегда самые-самые лучшие, они врезаются в память и всплывают в течение жизни при встрече с людскими пороками. Часто говорят, что, мол, Крылов писал не для детей, но разве смысл его басен не понятен детям? Обычно ясно написана мораль, поэтому басни Крылова читать с пользой сможет даже самый маленький ребенок.

Самые лучшие произведения автора в оригинальном изложении, а также мораль для удобства и лучшего запоминания философских мыслей. Как ребенок, так и взрослый найдет много смысла в этих маленьких жизненных историях, в которых животные символизируют людей, их пороки и нелепое поведение. Басни Крылова онлайн замечательны тем, что в них представлен не только текст, но и примечательная картинка, удобная навигация, познавательные факты и рассуждения. После прочтения автор наверняка станет вашим любимым, а его жизненные очерки в виде юмористических басен запомнятся на долгие годы.

Баснописец вел абсолютно открытую жизнь, много общался, печатал книги одну за другой и нисколько не чурался своей тучности и лености. Курьезы, происходившие с Крыловым, выражались им в поучительных сценках, простота которых обманчива. Он был не баснописцем, он был мыслителем-философом, способным с детской ненавязчивостью и легкостью комично описывать недостатки людей в доступной только ему потрясающей форме. Не нужно искать в баснях Крылова только сатиру, на этом их ценность не заканчивается. Содержание и смысл скорее философские, чем юмористические. Кроме людских пороков, подаются в легкой форме истины бытия, основы поведения и отношений между людьми. Каждая басня - это сочетание мудрости, морали и юмора.

Басни Крылова лучше начинать читать ребенку с малых лет. Они покажут ему, чего нужно остерегаться в жизни, какое поведение окружающие осуждают, а за какое могут поощрять. Законы жизни по Крылову естественны и мудры, он презирает искусственность и корысть. Мораль, очищенная от любых примесей и веяний, понятна и лаконична, содержит в себе разделение между верным и неверным. Замечательная манера письма привела к тому, что каждая мораль стала народной пословицей или веселым афоризмом. Произведения написаны таким языком, что хотя и выглядят как литературные формы, но на самом деле несут в себе интонации и насмешки, присущие только великому народному уму. Маленькие басни Крылова изменили общий взгляд на этот жанр. Новаторство проявилось в реалистичности, философской нотке и житейской мудрости. Басни стали маленькими романами, иногда драмами, в которых проявилась веками накопленная мудрость и лукавство ума. Замечательно, что при всем этом автор не превратил басню в сатирическое стихотворение, а сумел сохранить глубокую содержательную часть, состоящую из небольшого рассказа и морали.

Басня Крылова проникла в суть вещей, характеров персонажей и стала практически недостижимым другими авторами жанром. Несмотря на сатиру, баснописец любил жизнь во всех ее проявлениях, только очень бы хотел, чтобы простые и естественные истины наконец сменили низкие страсти. Жанр басни под его пером стал настолько высоким и отточенным, что, перечитав басни других авторов, вы поймете - другого такого нет, и вряд ли будет.

Басня Осёл и соловей

Осел увидел Соловья
И говорит ему: "Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?"
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом,
"Изрядно, - говорит, - сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился",
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул - и полетел за тридевять полей.
Избави бог и нас от этаких судей.

Мораль басни Осёл и соловей

Избави бог и нас от этаких судей (судить без знания дела абсурдно, а принимать во внимание такие суждения тем более)

Басня Осёл и соловей - анализ

В басне Крылова Осел и Соловей каждый из героев выступает символом качеств, которые стоят того, чтобы о них задуматься. Итак, Соловей. Птица прекрасным пением олицетворяет человека - мастера своего дела, с даром от самой Природы. К пению птицы прислушивается каждый, кто его услышит и каждый высоко оценит талант Соловья, чем тот по праву гордится. Крылов использует такие выразительные интонации и слова в адрес Соловушки, которые кажется не превзошел никто из русских писателей. Очаровательные, подробные описания окружающей обстановки, реакции людей и животных на песню птицы, доказывают к тому же, что Крылов - не просто баснописец, он - великий поэт. Соловей описан так, что не найдется больше ничего того, что стоило бы добавить.

Осёл же, напротив, совершенно не разбирается в пении, но оценивать Соловья считает возможным. За неимением слуха и понимания прекрасного, посчитал, что даже петух спел бы лучше. Крылов здесь передает абсурдность сложившейся ситуации и моралью в последней строчке басни подводит итог: браться судить о том, о чем даже не имеешь представления - глупо. Осел, сравнивая Соловья с Петухом, сопоставляет две совершенные противоположности, показывая нам отсутствие какого-либо вкуса.

Басня Ларчик

Случается нередко нам

Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.

К кому-то принесли от мастера Ларец.
Отделкой, чистотой Ларец в глаза кидался;
Ну, всякий Ларчиком прекрасным любовался.
Вот входит в комнату механики мудрец.
Взглянув на Ларчик, он сказал: "Ларец с секретом,
Так; он и без замка;
А я берусь открыть; да, да, уверен в этом;
Не смейтесь так исподтишка!
Я отыщу секрет и Ларчик вам открою:
В механике и я чего-нибудь да стою".
Вот за Ларец принялся он:
Вертит его со всех сторон
И голову свою ломает;
То гвоздик, то другой, то скобку пожимает.
Тут, глядя на него, иной
Качает головой;
Те шепчутся, а те смеются меж собой.
В ушах лишь только отдается:
"Не тут, не так, не там!" Механик пуще рвется.
Потел, потел; но, наконец, устал,
От Ларчика отстал
И, как открыть его, никак не догадался:
А Ларчик просто открывался.

Мораль басни Ларчик

Случается нередко нам
И труд и мудрость видеть там,
Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.

Басня Ларчик - анализ

«Ларчик» - это знаковое для великого баснописца произведение. Анализ басни Крылова Ларчик обычно начинается с конца, с фразы «А ларчик просто открывался». Этими словами Крылов говорит, что не стоит слишком усложнять поставленные задачи, не попробовав решить их самым простым способом.

Но в данном контексте немалое значение имеют и длительные потуги опытного мастера, нелепые подсказки публики. Это - олицетворение попыток понимания самого Крылова. Писатель утверждает, что не нужно тщательно подбирать ключ к его басням - чаще всего, он лежит прямо на поверхности!

Есть и другой вариант прочтения этого произведения. Писатель так и не дал читателю конкретно понять - как именно был открыт ларец? Из этого вытекает еще одна мораль басни Крылова Ларчик - единственно верного решения не имеет ни одна проблема, каждое дело требует особенного подхода. Читатель сам должен понять - действительно ли ларчик не имел замка, или механик просто не смог его найти.

Басня Листы и корни читать

В прекрасный летний день,
Бросая по долине тень,
Листы на дереве с зефирами шептали,
Хвалились густотой, зеленостью своей
И вот как о себе зефирам толковали:
"Не правда ли, что мы краса долины всей?
Что нами дерево так пышно и кудряво,
Раскидисто и величаво?
Что б было в нем без нас? Ну, право,
Хвалить себя мы можем без греха!
Не мы ль от зноя пастуха
И странника в тени прохладной укрываем?
Не мы ль красивостью своей
Плясать сюда пастушек привлекаем?
У нас же раннею и позднею зарей
Насвистывает соловей.
Да вы, зефиры, сами
Почти не расстаетесь с нами".
"Примолвить можно бы спасибо тут и нам",-
Им голос отвечал из-под земли смиренно.
"Кто смеет говорить столь нагло и надменно!
Вы кто такие там,
Что дерзко так считаться с нами стали?" -
Листы, по дереву шумя, залепетали.
"Мы те,-
Им снизу отвечали,-
Которые, здесь роясь в темноте,
Питаем вас. Ужель не узнаете?
Мы корни дерева, на коем вы цветете.
Красуйтесь в добрый час!
Да только помните ту разницу меж нас:
Что с новою весной лист новый народится,
А если корень иссушится,-
Не станет дерева, ни вас".

Мораль басни Листы и корни

Мораль басни Крылова «Листы и корни» - в последних строках. В разговор вступают Корни, о которых несправедливо забыли. Они напоминают заносчивым листьям, что именно из корней всему дереву поступает питание, а каждой «новою весной лист новый народится» - то есть, власть меняется, а народ - всегда остается на своем месте. Пока живы корни - будет живо и общество, государство.

Басня Листы и корни - анализ

Анализ басни Крылова «Листы и корни» начинается с разбора персонажей. Листы, которые перешептываются с Зефирами («зефир» - это теплый весенний ветер) олицетворяют верхушку общества. Во времена Крылова это, прежде всего - дворянство, купечество, духовенство. А Корни - это простой народ, крестьяне и рабочие, производящие пищу и всевозможные блага.

«Высший класс», оторванный от народа, поверхностный, высокомерный, занимается самолюбованием, похвальбой. Листья считают, что именно они - основа жизни Дерева. Но на самом деле они - лишь часть системы, которая бы не смогла существовать без других ее элементов.

  • Категория: Подготовка к ГИА

Время и история создания, тема

Басня написана в феврале 1811 года. Созданию этой басни предшествовал следующий случай: один иностранный вельможа, зазвавший Крылова в гости, попросил почитать ему «две-три басенки», а затем сказал: «Это хорошо; но по­чему вы не переводите, как Иван Иванович Дмитриев?» - «Не умею», - отве­тил Крылов. Задетый за живое баснописец описал эту ситуацию в басне «Осел и Соловей». После публикации басни Крылова стали называть «Соловьем».

Поэтика, идея (мораль)

Как всегда в басне, главный прием - аллегория и антитеза. Кроме того, в этом произведении Крылова каждый из героев воплощает в себе символиче­ские качества.

Соловей олицетворяет человека - мастера своего дела, художника, профес­сионала. Пение птицы ценится всеми, кто его услышит и кто понимает, что такое талант. С высоким мастерством и сам Крылов описывает искусство пе­ния Соловья. Эти строчки доказывают, что Крылов - не просто баснописец, он - великий поэт. Это не традиционная басенная речь, а язык, свойственный идиллии:

Тут Соловей являть свое искусство стал:

Защелкал, засвистал

На тысячу ладов, тянул, переливался;

То нежно он ослабевал

И томной вдалеке свирелью отдавался,

То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.

Внимало все тогда

Любимцу и певцу Авроры:

Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,

И прилегли стада.

Чуть-чуть дыша, пастух им любовался И только иногда,

Внимая Соловью, пастушке улыбался.

Осел - олицетворение человека, не сведущего в искусстве, не разбирающегося в тонкости мастерства. Но именно он мнит себя ценителем и знатоком и считает возможным оценивать пение Соловья. Его вердикт безапелляционен: даже Петух спел бы лучше. Крылов описывает абсурдность ситуации. В последней строчке басни он подводит итог: браться судить о том, о чем даже не имеешь представле­ния, - глупо. Автор делает вывод: «Избави бог и нас от этаких судей».

Осел увидел Соловья
И говорит ему: “Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?”
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом:
“Изрядно,- говорит,- сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился”.
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул и – полетел за тридевять полей.
Избави, бог, и нас от этаких судей.

Герои

Осел и Соловей 🙂

Краткое содержание

Осел узнал, что соловей был большим мастером петь. Он попросил соловья продемонстрировать собственное мастерство. Соловей начал красиво петь. Его пением заслушались все. Осел хоть и похвалил певца, но дал совет для улучшения собственного таланта взять уроки у петуха во дворе.

Мораль

Мораль басни, чтобы бог избавил нас от таких судей, как осел.

Анализ басни

История создания

В 1811 г. в «Чтении в Беседе любителей русского слова» была опубликована басня И. А. Крылова «Осел и соловей». Об истории ее написания В. Кеневич рассказал следующий случай. Крылова пригласил к себе «какой-то вельможа» (вероятно, граф Разумовский, либо князь А. Н. Голицын) с просьбой прочитать свои басни. Баснописец сделал это с большим артистизмом, надеясь на похвальный отзыв. Вельможа сдержанно поблагодарил Крылова, спросив при этом: «… почему вы не переводите так, как Ив. Ив. Дмитриев?». Вернувшись домой, раздосадованный поэт описал эту сцену в новой басне.

Смысл названия
Основная тема

Основная тема произведения — насмешка над мнимыми ценителями поэзии.

Крылова не следует упрекать в выглядящем самонадеянно сравнении своего творчества с чудесным пением Соловья. Поэт по достоинству оценивал свои басни, вошедшие в золотой фонд русской литературы.

Не менее точным является и сравнение неблагодарного вельможи с Ослом. Не придав особого значения творчеству приглашенного им самим автора, он упоминает И. И. Дмитриева. Этот поэт вместе с Карамзиным стоял у истоков русской поэзии, оставил очень богатое литературное наследство, включающее стихотворения, сказки, басни и другие произведения. Однако вельможу больше привлекает творчество Дмитриева в качестве переводчика. Именно отсутствием переводов он попрекает Крылова.

Крылов сравнивает переводы с кукареканьем. Они обладают определенной ценностью, но все же не могут считаться проявлением истинного таланта.

Проблематика

В незатейливой на первый взгляд басне заложена очень серьезная проблема, ставшая актуальной в России еще с правления Петра I: преклонение высшего общества перед европейским искусством в ущерб национальному.

В России уже давно появились свои талантливые поэты (Соловьи), но их судьи (Ослы) до сих пор отдают предпочтение античным и западным произведениям. Они считают, что лучший вид деятельности для национальных творцов — перевод классических образцов поэзии.

Одним из самых распространенных пороков всего человечества является любовь к оценке всего и всех, вне зависимости от наличия оснований для этого, необходимых знаний и прочего. Этот порок и лег в основу басни «Осел и Соловей».

Басня «Осел и Соловей»

Осел увидел Соловья
И говорит ему: “Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?”
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом,
“Изрядно, – говорит, – сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился”,
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул – и полетел за тридевять полей.
Избави бог и нас от этаких судей.

Мораль басни Крылова «Осел и Соловей»

Мораль в басне «Осел и Соловей» выступает итогом повествования: автор заключил ее в последнюю строку. Хотя и без нее читателю очевидно, насколько смешно и абсурдно выглядит оценка тем, кто совершенно не смыслит в том, что судит.

Анализ басни «Осел и Соловей»

В представленной басне основное действие разворачивается между двумя героями: Ослом и Соловьем.

  1. Первый – невежа, ничего не смыслящий в пении и вовсе не имеющий музыкального слуха персонаж, однако настолько самоуверенный, чтобы взяться оценивать пение соловья.
  2. Второй – настоящий талант (это подтверждают и многочисленные эпитеты автора в его адрес, и описания тех действий, что происходили во время его пения с окружающими), мастер своего дела, и об этом знает каждый, кроме Осла, который просит птицу продемонстрировать свои умения.

Абсолютно не разбираясь в музыке и являясь по своей природе глупым животным, Осел критикует услышанное и призывает Соловья взять уроки у петуха – крикливой птицы, орущей по утру без слуха и мелодичности. Оскорбленный таким сравнением, Соловей, не обронив ни слова, просто улетает.

Сквозь призму описанной ситуации в басне «Осел и Соловей» Иван Андреевич хотел показать читателю, как глупо обижаться и что-то доказывать судьям, которые чаще всего вообще не разбираются в том, что критикуют/судят. Поводом к такому поучению послужил реальный случай из жизни Крылова, когда один из вельмож того времени (по словам одних им был гр. Разумовский, по словам других – кн. А. Н. Голицын) попросил баснописца зачитать несколько его произведений, а после спросил, почему они отличаются от тех, что пишет Иван Иванович Дмитриев, оскорбив тем самым «Соловья» русской литературы.

Крылатые выражения из басни «Осел и Соловей»

«Избави Бог и нас от этаких судей» – фраза-укор из басни «Осел и Соловей» невежественным критика.

Прослышав, что соловей – великий мастер петь, осёл попросил, чтобы тот показал ему своё искусство. Соловей залился чудной трелью, которой заслушались люди и природа. Осёл же сдержанно похвалил соловья и посоветовал ему, чтобы «больше навостриться» в пении, поучиться у дворового петуха.

«Избави, бог, и нас от этаких судей», – мораль Крылова.

Осёл и соловей

Осел увидел Соловья
И говорит ему: “Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?”
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом;
“Изрядно, - говорит, - сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился”.
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул и - полетел за тридевять полей.
Избави, Бог, и нас от этаких судей.
_____________________
Аврора – богиня утренней зари у древних римлян.

Прослушайте басню Осёл и соловей

Поводом к созданию басни послужил случай из жизни Крылова: “Какой-то вельможа (по словам одних, гр. Разумовский, по другим, кн. А.Н. Голицын), может быть, следуя примеру императрицы Марии Федоровны, покровительствовавшей поэту, а может быть, искренно желая свести с ним знакомство, пригласил его к себе и просил прочитать две-три басни-басенки. Крылов артистически прочитал несколько басен, в том числе одну, заимствованную у Лафонтена. Вельможа выслушал его благосклонно и глубокомысленно сказал: “Это хорошо, но почему вы не переводите так, как Иван Иванович Дмитриев?” - “Не умею”, - скромно отвечал поэт. Тем разговор и закончился. Возвратясь домой, задетый за живое баснописец вылил свою желчь в басне “Осел и Соловей”. После публикации басни Крылова стали называть “Соловьем”. Это прозвание вошло в литературу.

Басня Осёл и соловей – анализ

В басне Крылова Осел и Соловей каждый из героев выступает символом качеств, которые стоят того, чтобы о них задуматься. Итак, Соловей. Птица прекрасным пением олицетворяет человека – мастера своего дела, с даром от самой Природы. К пению птицы прислушивается каждый, кто его услышит и каждый высоко оценит талант Соловья, чем тот по праву гордится. Крылов использует такие выразительные интонации и слова в адрес Соловушки, которые кажется не превзошел никто из русских писателей. Очаровательные, подробные описания окружающей обстановки, реакции людей и животных на песню птицы, доказывают к тому же, что Крылов – не просто баснописец, он – великий поэт. Соловей описан так, что не найдется больше ничего того, что стоило бы добавить.

Осёл же, напротив, совершенно не разбирается в пении, но оценивать Соловья считает возможным. За неимением слуха и понимания прекрасного, посчитал, что даже петух спел бы лучше. Крылов здесь передает абсурдность сложившейся ситуации и моралью в последней строчке басни подводит итог: браться судить о том, о чем даже не имеешь представления – глупо. Осел, сравнивая Соловья с Петухом, сопоставляет две совершенные противоположности, показывая нам отсутствие какого-либо вкуса.

Это интересно!

Памятник Крылову в Санкт-Петербурге

В 1848 году был объявлен конкурс на создание памятника баснописцу И.А. Крылову. Победу одержал проект Клодта. Клодт создал реалистически точный портретный образ. Скульптор изобразил баснописца сидящим на скамье одетым в повседневную одежду в естественной расслабленной позе, как будто он присел отдохнуть под липами Летнего сада. Все эти элементы акцентируют внимание на лице поэта, в котором скульптор старался передать характеристику личности Крылова. Скульптору удалось передать портретное и общее сходство поэта, что было признано современниками.


С улыбкой доброю, с приветливостью взгляда,
Он, точно с старческой неспешностью речей,
Рассказывает нам, с своих высоких кресел,
Про нравы странные и глупости зверей,
И все смеются вкруг и сам он тихо-весел.

На барельефах, помещённых на постаменте памятника Крылову, скульптор изобразил сцены из его басен.

Создание памятника И. А. Крылова – последняя крупная работа скульптора П. К. Клодта. В работе над памятником скульптору помогал художник А. А. Агин.

В процессе создания памятника Крылову у скульптора в мастерской жило множество птиц и зверей: осел, кот, собаки, обезьяны, овца с ягнятами, лиса, журавль, лягушка. С них он лепил персонажей басен. У мастера жили даже такие крупные хищники как волк (прислали царские егеря) и медведь с медвежонком (были переданы братом скульптора). Особых хлопот Клодту такое соседство не доставляло. Только одно животное Клодт не решился поселить в мастерской – козла. Его к Петру Карловичу каждый раз водила жившая неподалёку старушка. Животные спокойно уживались между собой. Только волк постоянно охотился на кошек, а медведь пристрастился к спиртному, которым его угощали рабочие. Чтобы лепить с натуры льва, Клодт ходил в зверинец немца Зама на Фонтанке. Слона же скульптор наблюдал в зверинце в Царском Селе.

По окончании работы Клодт передал всех своих питомцев в зверинец Зама.

Из воспоминаний сына П. К. Клодта:

Эти животные жили у нас как члены семьи. И чего-чего только не было в обширных мастерских отца! Они наполнялись сплошным ревом, воем, блеянием, писком … Все это разношерстное общество жило бок о бок не только в клетках, многие свободно расхаживали по мастерской и по комнатам, и были дружны между собой, кроме волка, который не мог удержаться, чтобы не охотиться за кошками.

Весной 1852 года Клодтом на рассмотрение Академии художеств была предоставлена большая модель памятника. После её утверждения в мае 1853 года была произведена отливка памятника Крылову в бронзе.

На рельефах постамента представлены персонажи и сцены из басен: «Лисица и виноград», «Лягушка и Вол», «Лев на ловле», «Ворона и Лисица», «Слон на воеводстве», «Петух и жемчужное зерно», «Вороненок», «Квартет», «Лев и Барс», «Мартышка и очки», «Волк и Журавль», «Белка», «Кукушка и Петух», «Демьянова уха», «Фортуна и Нищий».

Открыт 12 мая 1855 г. Находится в Летнем саду (Санкт-Петербург), на площадке перед «Чайным домиком».

составить рассказ по стихотворению " Осел и Соловей"

В басне Крылова "Осёл и соловей" речь идёт о том, как осел судил и учил соловья петь. При этом ничего не понимая.Мораль здесь такая: без знания дела, обстоятельств и всех тонкостей не надо судить действия других. Сначала нужно разобраться, а уже потом говорить что и как делать.Басня «Осел и Соловей» была написана не позднее 1811 года. Она появилась на свет благодаря одной истории, произошедшей с Крыловым. Иван Андреевич прекрасно осознавал свою силу в жанре басни. Один вельможа решил лично познакомиться с баснописцем. Он вызвал его к себе и просил прочитать две-три басни. Крылов артистически прочитал несколько басен и между ними одну, заимствованную у Лафонтена. Вельможа благосклонно выслушал басни и глубокомысленно спросил, почему Крылов не переводит басни, как Иван Дмитриев? Уязвленный Крылов ответил, что не умеет, но по возвращении домой, он, задетый за живое, написал басню «Осел и соловей», в которой излил ту желчь, что осталась от посещения вельможи.

В басне говорится о том, как Осел, выслушав чудесное пение Соловья, посетовал на то, что Соловей незнаком с Петухом, у которого, по мнению Осла, Соловей мог бы поучиться мастерству пения. Под Соловьем в этой басне Крылов понимал себя. По поводу Осла есть несколько версий. Одни считали, что под Ослом подразумевается вельможа, который ставил Дмитриева выше Крылова. Кто-то говорил о князе А.Н.Голицине. Третьи склонялись к кандидатуре графа Разумовского. Но доподлинно точно неизвестно, кто же из вельмож послужил прообразом для Осла. Возможно, что это собирательный образ.

Но не только эта история стала причиной написания басни. Крылов и ранее встречал людей, которые самоуверенно судили о делах и вещах, о которых не имели ни малейшего понятия. Подобным «судьям» свойственно определенное противоречие в поведении. Они самоуверенны, но, как правило, — невежественны. Подобное противоречие вызывает у любого стороннего наблюдателя насмешку. Именно с насмешкой и относится Крылов в своей басне к подобного рода людям.

Крылов, решив высмеять подобное явление, встречающееся в нашей жизни, выбрал аллегорический способ для его изображения. Искусного артиста он представляет в образе Соловья. Выбор сделан удачно, так как Соловья более чем кого-либо можно уподобить талантливому артисту. Судьей в басне является Осел, с которым у читателей связано понятие о глупости и тупости.

Поскольку характеры персонажей понятны читателю, автор начинает басню прямо с развития действия. Осел желает проверить чужие толки о соловьином пении и призывает певца к себе. Так как вся сила рассказа должна заключаться в противоречии между невежественным судом Осла и чудным искусством соловья, Крылов подробно описывает соловьиное искусство, делая упор на том, насколько оно прекрасно. Затем он показывает то впечатление, какое Соловей произвел на все окружающее, и, наконец, переходит к ослиному суду. Судья снисходительно отзывается о пении и только жалеет, что Соловей незнаком с петухом. Петух здесь выбран для того, чтобы без лишних слов изобразить ослиный вкус: в чем может быть больше противоположности, как не в пении Соловья и петушином крике? В этом противопоставлении главным образом и сосредоточена ирония писателя, которая далее усиливается советом Соловью немножко поучиться у петуха. Что оставалось делать Соловью при таком совете? То, что он и сделал: «Вспорхнул и — полетел за тридевять полей».

Аллегория и ирония являются основой литературной обработки этого сюжета. Аллегория основывается на сходстве, ирония на противоположности. Так как действие басни взято из реальной жизни, то и выражения персонажей заимствуются оттуда же.

Крылов — большой мастер выражаться в народном духе; но тут же рядом с такими выражениями как «дружище, мастерище», встречаются у него и другие, которые никак не идут в тон с ними, например, «внимало все тогда любимцу и певцу Авроры».

Говоря далее о впечатлении, какое Соловей произвел своим пением на все окружающее, Крылов допускает определенное преувеличение: «затихли ветерки, замолкли птичек хоры и прилегли стада». Также и образы пастушка с пастушкой взяты из воображаемой счастливой пастушеской жизни, которая описывалась в разных произведениях того времени. Так называемая «пастушеская» поэзия развилась в литературе западных народов, перешла к нам и вызвала подражание.

Мораль басни «Осел и Соловей» такова: «Избави, Бог, и нас от этаких судей»

Басни Крылова - Сказки Всем

Содержание:

 

СТРЕКОЗА И МУРАВЕЙ

 

Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле
Как под каждым ей листком
Был готов и стол, и дом.

 

 

 

 

Всё прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настаёт;
Стрекоза уж не поёт:
И кому же в ум пойдёт
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползёт она:
«Не оставь меня, кум милой!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!» -

«Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?» -
Говорит ей Муравей.
«До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час.
Так, что голову вскружило». -
«А, так ты...» - «Я без души
Лето целое всё пела».-
«Ты всё пела? это дело:
Так поди же, попляши!»


 

Басни Крылова - Ворона и Лисица

 

Уж сколько раз твердили миру.
Что лесть гнусна, вредна; но только всё не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.
Вороне где-то Бог послал кусочек сыру;
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать было совсем уж собралась.
Да позадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду Лиса близёхонько бежала;
Вдруг сырный дух Лису остановил:
Лисица видит сыр. Лисицу сыр пленил.
Плутовка к дереву на цыпочках подходит;
Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит
И говорит так сладко, чуть дыша:
«Голубушка, как хороша!
Ну что за шейка, что за глазки!
Рассказывать, так, право, сказки!
Какие пёрушки! какой носок!
И, верно, ангельский быть должен голосок!
Спой, светик, не стыдись! Что, ежели, сестрица.
При красоте такой и петь ты мастерица, —
Ведь ты б у нас была царь-птица!»
Вещуньина с похвал вскружилась голова.
От радости в зобу дыханье спёрло, -
И на приветливы Лисицыны слова
Ворона каркнула во всё воронье горло:
Сыр выпал - с ним была плутовка такова.

 К оглавлению

Басни Крылова

СЛОН И МОСЬКА

 

По улицам Слона водили,
Как видно напоказ —
Известно, что Слоны в диковинку у нас —
Так за Слоном толпы зевак ходили.
Отколе ни возьмись, навстречу Моська им.
Увидевши Слона, ну на него метаться,
И лаять, и визжать, и рваться,
Ну, так и лезет в драку с ним.
«Соседка, перестань срамиться,—
Ей Шавка говорит,— тебе ль с Слоном возиться?


Смотри, уж ты хрипишь, а он себе идёт
Вперёд
И лаю твоего совсем не примечает».—
«Эх, эх! — ей Моська отвечает,—
Вот то-то мне и духу придаёт,
Что я, совсем без драки,
Могу попасть в большие забияки.
Пускай же говорят собаки:
«Ай, Моська! знать, она сильна,
Что лает на Слона!»

 

Басни Крылова

ДВЕ СОБАКИ

Дворовый, верный пёс
Барбос,
Который барскую усердно службу нёс,
Увидел старую свою знакомку,
Жужу, кудрявую болонку,
На мягкой пуховой подушке, на окне.
К ней ластяся, как будто бы к родне,
Он с умиленья чуть не плачет,
И под окном
Визжит, вертит хвостом
И скачет.


«Ну что, Жужутка, как живёшь
С тех пор, как господа тебя в хоромы взяли?
Ведь помнишь: на дворе мы часто голодали.
Какую службу ты несёшь?» —
«На счастье грех роптать,— Жужутка отвечает,—
Мой господин во мне души не чает;
Живу в довольстве и добре,
И ем и пью на серебре;
Резвлюся с барином; а ежели устану,
Валяюсь по коврам и мягкому дивану.
Ты как живешь?» — «Я,— отвечал Барбос,
Хвост плетью опустя и свой повеся нос,—
Живу по-прежнему: терплю и холод,
И голод,
И, сберегаючи хозяйский дом,
Здесь под забором сплю и мокну под дождем;
А если невпопад залаю,
То и побои принимаю.
Да чем же ты, Жужу, в случай попал,
Бессилен бывши так и мал,
Меж тем, как я из кожи рвусь напрасно?
Чем служишь ты?» — «Чем служишь! Вот
прекрасно! —
С насмешкой отвечал Жужу.—
На задних лапках я хожу».
Как счастье многие находят
Лишь тем, что хорошо на задних лапках ходят!


  К оглавлению

Басни Крылова

С О Б А Ч Ь Я  Д Р У Ж Б А

У кухни под окном
На солнышке Полкан с Барбосом, лёжа, грелись.

Хоть у ворот перед двором
Пристойнее б стеречь им было дом;
Но как они уж понаелись —
И вежливые ж псы притом
Ни на кого не лают днём,—
Так рассуждать они пустилися вдвоём
О всякой всячине: о их собачьей службе,
О худе, о добре и, наконец, о дружбе.
«Что может,— говорит Полкан,— приятней быть,
Как с другом сердце к сердцу жить;
Во всём оказывать взаимную услугу;
Не спать без друга и не съесть,
Стоять горой за дружню шерсть
И, наконец, в глаза глядеть друг другу,
Чтоб только улучить счастливый час,
Нельзя ли друга чем потешить, позабавить
И в дружнем счастье всё своё блаженство ставить!


Вот если б, например, с тобой у нас
Такая дружба завелась:
Скажу я смело,
Мы б и не видели, как время бы летело».—
«А что же? это дело! —
Барбос ответствует ему.—
Давно, Полканушка, мне больно самому,
Что, бывши одного двора с тобой собаки,
Мы дня не проживём без драки;
И из чего? Спасибо господам:
Ни голодно, ни тесно нам!
Притом же, право, стыдно:
Пёс дружества слывёт примером с давних дней,
А дружбы между псов, как будто меж людей,
Почти совсем не видно».
«Явим же в ней пример мы в наши времена! —
Вскричал Полкан,— дай лапу!» — «Вот она!»
И новые друзья ну обниматься,
Ну целоваться;
Не знают с радости, к кому и приравняться:
«Орест мой!» — «Мой Пилад!» Прочь свары,
зависть, злость!
Тут повар на беду из кухни кинул кость.
Вот новые друзья к ней взапуски несутся:
Где делся и совет и лад?
С Пиладом мой Орест грызутся,—
Лишь только клочья вверх летят:
Насилу, наконец, их розлили водою.
Свет полон дружбою такою.
Про нынешних друзей льзя молвить, не греша,
Что в дружбе все они едва ль не одинаки:
Послушать — кажется, одна у них душа,—
А только кинь им кость, так что твои собаки!

 

МАРТЫШКА И ОЧКИ

Мартышка к старости слаба глазами стала;
А у людей она слыхала,
Что это зло ещё не так большой руки:
Лишь стоит завести Очки.
Очков с полдюжины себе она достала;
Вертит Очками так и сяк:
То к темю их прижмёт, то их на хвост нанижет,
То их понюхает, то их полижет;
Очки не действуют никак.
«Тьфу, пропасть! — говорит она,— и тот дурак,
Кто слушает людских всех врак:
Всё про Очки лишь мне налгали;
А проку на волос нет в них».
Мартышка тут с досады и с печали
О камень так хватила их,
Что только брызги засверкали.


* * *
К несчастью, то ж бывает у людей:
Как ни полезна вещь,— цены не зная ей,
Невежда про неё свой толк всё к худу клонит;
А ежели невежда познатней.
Так он ее ещё и гонит.

Басни Крылова

ВОЛК И ЯГНЁНОК

У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в Истории мы тьму примеров слышим.
Но мы Истории не пишем;
А вот о том как в Баснях говорят.
Ягнёнок в жаркий день зашёл к ручью напиться;
И надобно ж беде случиться,
Что около тех мест голодный рыскал Волк.
Ягнёнка видит он, на добычу стремится;
Но, делу дать хотя законный вид и толк.
Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом
Здесь чистое мутить питьё
Моё
С песком и с илом?
За дерзость такову
Я голову с тебя сорву»,—
«Когда светлейший Волк позволит.
Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью
От Светлости его шагов я на сто пью;
И гневаться напрасно он изволит:
Питья мутить ему никак я не могу».—
«Поэтому я лгу!
Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете!
Да помнится, что ты ещё в запрошлом лете
Мне здесь же как-то нагрубил:
Я этого, приятель, не забыл!» —
«Помилуй, мне ещё и отроду нет году»,—
Ягнёнок говорит. «Так это был твой брат».—


«Нет братьев у меня».— «Так это кум иль сват
И, словом, кто-нибудь из вашего же роду.
Вы сами, ваши псы и ваши пастухи,
Вы все мне зла хотите
И, если можете, то мне всегда вредите.
Но я с тобой за их разведаюсь грехи».—
«Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать.
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».—
Сказал и в тёмный лес Ягнёнка поволок.

 К оглавлению

 

ОСЁЛ И СОЛОВЕЙ

Осёл увидел Соловья
И говорит ему: е Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твоё услышав пенье,
Велико ль подлинно твоё уменье?»
Тут Соловей являть своё искусство стал:
Защёлкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался.
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало всё тогда любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.


Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда.
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осёл, уставясь в землю лбом:
«Изрядно,— говорит,— сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком ты с нашим петухом;
Ещё б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился».
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул и — полетел за тридевять полей.
* * *
Избави, Бог, и нас от этаких судей.

 

ПЕТУХ И ЖЕМЧУЖНОЕ ЗЕРНО

Навозну кучу разрывая,
Петух нашёл Жемчужное зерно
И говорит: «Куда оно?
Какая вещь пустая!
Не глупо ль, что его высоко так ценят?
А я бы, право, был гораздо боле рад
Зерну Ячменному: оно не столь хоть видно,
Да сытно».
* * *
Невежи судят точно так:
В чём толку не поймут, то всё у них пустяк.

Басни Крылова

КВАРТЕТ

Проказница-Мартышка,
Осёл,
Козёл
Да косолапый Мишка
Затеяли сыграть Квартет.
Достали нот, баса, альта, две скрипки
И сели на лужок под липки,—
Пленять своим искусством свет.
Ударили в смычки, дерут, а толку нет.
«Стой, братцы, стой! — кричит Мартышка.—
Погодите!
Как музыке идти? Ведь вы не так сидите.
Ты с басом, Мишенька, садись против альта,
Я, прима, сяду против вторы;
Тогда пойдёт уж музыка не та:
У нас запляшут лес и горы!»
Расселись, начали Квартет;
Он всё-таки на лад нейдёт.
«Постойте ж, я сыскал секрет! —
Кричит Осёл,— мы, верно, уж поладим,
Коль рядом сядем».
Послушались Осла: уселись чинно в ряд;
А всё-таки Квартет нейдёт на лад.
Вот пуще прежнего пошли у них разборы
И споры,
Кому и как сидеть.
Случилось Соловью на шум их прилететь.

Тут с просьбой все к нему, чтоб их решить
сомненье:
«Пожалуй,— говорят,— возьми на час терпенье,
Чтобы Квартет в порядок наш привесть:
И ноты есть у нас, и инструменты есть.
Скажи лишь, как нам сесть!» —
«Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье
И уши ваших понежней,—
Им отвечает Соловей,—
А вы, друзья, как ни садитесь.
Всё в музыканты не годитесь».

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД

Голодная кума Лиса залезла в сад;
В нём винограду кисти рделись.
У кумушки глаза и зубы разгорелись,
А кисти сочные как яхонты горят;
Лишь то беда, висят они высоко:
Отколь и как она к ним ни зайдёт.
Хоть видит око,
Да зуб неймёт.
Пробившись попусту час целой,
Пошла и говорит с досадою: «Ну, что ж!
На взгляд-то он хорош,
Да зелен — ягодки нет зрелой:
Тотчас оскомину набьёшь».

 К оглавлению


ВОЛК НА ПСАРНЕ - БАСНИ КРЫЛОВА

Волк ночью, думая залезть в овчарню,
Попал на псарню.
Поднялся вдруг весь псарный двор.
Почуя серого так близко забияку,
Псы залились в хлевах и рвутся вон на драку;
Псари кричат: «Ахти, ребята, вор!» —
И вмиг ворота на запор;
В минуту псарня стала адом.
Бегут: иной с дубьём.
Иной с ружьём.
«Огня! — кричат,— огня!» Пришли с огнём.
Мой Волк сидит, прижавшись в угол задом,
Зубами щёлкая и ощетиня шерсть,
Глазами, кажется, хотел бы всех он съесть;
Но, видя то, что тут не перед стадом
И что приходит, наконец,
Ему рассчесться за овец,—
Пустился мой хитрец
В переговоры
И начал так: «Друзья! К чему весь этот шум?
Я, ваш старинный сват и кум.
Пришёл мириться к вам, совсем не ради ссоры;


Забудем прошлое, уставим общий лад!
А я не только впредь не трону здешних стад,
Но сам за них с другими грызться рад
И волчьей клятвой утверждаю,
Что я...» — «Послушай-ка, сосед,—
Тут ловчий перервал в ответ,—
Ты сер, а я, приятель, сед,
И волчью вашу я давно натуру знаю;
А потому обычай мой:
С волками иначе не делать мировой,
Как снявши шкуру с них долой».
И тут же выпустил на Волка гончих стаю.

 

ЛЕБЕДЬ, РАК И ЩУКА

Когда в товарищах согласья нет,
На лад их дело не пойдёт,
И выйдет из него не дело, только мука.
* * *
Однажды Лебедь, Рак да Щука
Везти с поклажей воз взялись,
И вместе трое все в него впряглись;
Из кожи лезут вон, а возу всё нет ходу!
Поклажа бы для них казалась и легка:
Да Лебедь рвётся в облака,
Рак пятится назад, а Щука тянет в воду.
Кто виноват из них, кто прав,— судить не нам;
Да только воз и ныне там.

 

ЗЕРКАЛО И ОБЕЗЬЯНА

Мартышка, в Зеркале увидя образ свой,
Тихохонько Медведя толк ногой:
«Смотри-ка,— говорит,— кум милый мой!
Что это там за рожа?
Какие у неё ужимки и прыжки!
Я удавилась бы с тоски.
Когда бы на неё хоть чуть была похожа.
А ведь, признайся, есть
Из кумушек моих таких кривляк пять-шесть:
Я даже их могу по пальцам перечесть».—
«Чем кумушек считать трудиться.
Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» —
Ей Мишка отвечал.
Но Мишенькин совет лишь попусту пропал.


* * *
Таких примеров много в мире:
Не любит узнавать никто себя в сатире.
Я даже видел то вчера:
Что Климыч на руку нечист, все это знают;
Про взятки Климычу читают,
А он украдкою кивает на Петра.

 К оглавлению

 

ДЕМЬЯНОВА УХА

«Соседушка, мой свет!
Пожалуйста, покушай».—
«Соседушка, я сыт по горло».— «Нужды нет,
Ещё тарелочку; послушай:
Ушица, ей-же-ей, на славу сварена!» —
«Я три тарелки съел».— «И, полно, что за счёты:
Лишь стало бы охоты,
А то во здравье: ешь до дна!
Что за уха! Да как жирна:
Как будто янтарём подёрнулась она.
Потешь же, миленький дружочек!
Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек!
Ещё хоть ложечку! Да кланяйся, жена!» —
Так потчевал сосед Демьян соседа Фоку
И не давал ему ни отдыху, ни сроку;
А с Фоки уж давно катился градом пот.
Однако же ещё тарелку он берёт:
Сбирается с последней силой
И — очищает всю. «Вот друга я люблю! —
Вскричал Демьян.— Зато уж чванных не терплю.
Ну, скушай же ещё тарелочку, мой милой!»
Тут бедный Фока мой,
Как ни любил уху, но от беды такой,
Схватя в охапку
Кушак и шапку,
Скорей без памяти домой —
И с той поры к Демьяну ни ногой.


Писатель, счастлив ты, коль дар прямой имеешь;
Но если помолчать вовремя не умеешь
И ближнего ушей ты не жалеешь,
То ведай, что твои и проза и стихи
Тошнее будут всем Демьяновой ухи.

МЕДВЕДЬ У ПЧЁЛ

Когда-то, о весне, зверями
В надсмотрщики Медведь был выбран над ульями,
Хоть можно б выбрать тут другого поверней,
Затем что к мёду Мишка падок.
Так не было б оглядок;
Да, спрашивай ты толку у зверей!
Кто к ульям ни просился,
С отказом отпустили всех,
И, как на смех,
Тут Мишка очутился.
Ан вышел грех:
Мой Мишка потаскал весь мёд в свою берлогу.


Узнали, подняли тревогу,
По форме нарядили суд,
Отставку Мишке дали
И приказали,
Чтоб зиму пролежал в берлоге старый плут.
Решили, справили, скрепили;
Но мёду всё не воротили.
А Мишенька и ухом не ведёт:
Со светом Мишка распрощался,
В берлогу тёплую забрался,
И лапу с мёдом там сосёт
Да у моря погоды ждёт.

 К оглавлению

 

Свинья -Басни Крылова

Свинья на барский двор когда-то затесалась;
Вокруг конюшен там и кухонь наслонялась;
В сору, в навозе извалялась;
В помоях по уши досыта накупалась:
И из гостей домой
Пришла свинья свиньёй.
«Ну, что ж, Хавронья, там ты видела такого? —
Свинью спросил пастух.—
Ведь идет слух.
Что всё у богачей лишь бисер да жемчуг;
А в доме так одно богатее другого?»
Хавронья хрюкает: «Ну, право, порют вздор.
Я не приметила богатства никакого:
Всё только лишь навоз да сор;
А, кажется, уж, не жалея рыла,
Я там изрыла
Весь задний двор».


* * *
Не дай Бог никого сравненьем мне обидеть!
Но как же критика Хавроньей не назвать,
Который, что ни станет разбирать.
Имеет дар одно худое видеть?

 

ВОЛКИ И ОВЦЫ

Овечкам от Волков совсем житья не стало,
И до того, что, наконец,
Правительство зверей благие меры взяло
Вступиться в спасенье Овец,—
И учреждён Совет на сей конец.
Большая часть в нём, правда, были Волки;
Но не о всех Волках ведь злые толки.
Видали и таких Волков, и многократ,—
Примеры эти не забыты,—
Которые ходили близко стад
Смирнёхонько — когда бывали сыты.
Так почему ж Волкам в Совете и не быть?
Хоть надобно Овец оборонить.
Но и Волков не вовсе ж притеснить.
Вот заседание в глухом лесу открыли;
Судили, думали, рядили
И, наконец, придумали закон.
Вот вам от слова в слово он:
«Как скоро Волк у стада забуянит,
И обижать он Овцу станет,
То Волка тут властна Овца,
Не разбираючи лица,
Схватить за шиворот и в суд тотчас представить,
В соседний лес иль в бор».


В законе нечего прибавить, ни убавить.
Да только я видал: до этих пор,—
Хоть говорят. Волкам и не спускают,—
Что будь Овца ответчик иль истец,
А только Волки всё-таки Овец
В леса таскают.

 

КУКУШКА И ПЕТУХ

«Как, милый Петушок,
поёшь ты громко, важно!» —
«А ты, Кукушечка, мой свет,
Как тянешь плавно и протяжно:
Во всём лесу у нас такой певицы нет!» —
«Тебя, мой куманёк, век слушать я готова».—
«А ты, красавица, божусь,
Лишь только замолчишь, то жду я, не дождусь.
Чтоб начала ты снова...
Отколь такой берётся голосок?
И чист, и нежен, и высок!..
Да вы уж родом так, собою невелички,
А песни, что твой соловей!» —
«Спасибо, кум; зато, по совести моей,
Поёшь ты лучше райской птички,
На всех ссылаюсь в этом я».
Тут Воробей, случась, примолвил им: «Друзья!
Хоть вы охрипните, хваля друг дружку,—
Всё ваша музыка плоха!..»


* * *
За что же, не боясь греха,
Кукушка хвалит Петуха?
За то, что хвалит он Кукушку.

 К оглавлению

 

СКВОРЕЦ

У всякого талант есть свой.
Но часто, на успех прельщался чужой.
Хватается за то иной,
В чём он совсем не годен.
А мой совет такой:
Берись за то, к чему ты сроден,
Коль хочешь, чтоб в делах успешный был конец.
Какой-то смолоду Скворец
Так петь щеглёнком научился.
Как будто бы щеглёнком сам родился.
Игривым голоском весь лес он веселил,
И всякий Скворушку хвалил.

Иной бы был такой доволен частью;
Но Скворушка услышь, что хвалят соловья,—
А Скворушка завистлив был, к несчастью,—
И думает: «Постойте же, друзья,
Спою не хуже я
И соловьиным ладом».
И подлинно запел,
Да только лишь совсем особым складом:
То он пищал, то он хрипел,
То верещал козлёнком,
То не путём
Мяукал он котёнком;
И, словом, разогнал всех птиц своим пеньём.
Мой милый Скворушка, ну, что за прибыль в том?
Пой лучше хорошо щеглёнком,
Чем дурно соловьем.

 

КОТ И ПОВАР

Какой-то Повар, грамотей,
С поварни побежал своей
В кабак (он набожных был правил
И в этот день по куме тризну правил),
А дома стеречи съестное от мышей
Кота оставил.
Но что же, возвратясь, он видит? На полу
Объедки пирога; а Васька-Кот в углу.
Припав за уксусным бочонком.
Мурлыча и ворча, трудится над курчонком.
«Ах ты, обжора! ах, злодей! —
Тут Ваську Повар укоряет,—
Не стыдно ль стен тебе, не только что людей?
(А Васька всё-таки курчонка убирает.)
Как! быв честным Котом до этих пор,
Бывало, за пример тебя смиренства кажут,—
А ты... ахти, какой позор!
Теперя все соседи скажут:
«Кот Васька плут! Кот Васька вор!
И Ваську-де, не только что в поварню.
Пускать не надо и на двор,
Как волка жадного в овчарню:
Он порча, он чума, он язва здешних мест!»
(А Васька слушает, да ест.)
Тут ритор мой, дав волю слов теченью.
Не находил конца нравоученью.
Но что ж? Пока его он пел,
Кот Васька всё жаркое съел.


***

А я бы повару иному
Велел на стенке зарубить:
Чтоб там речей не тратить по-пустому.
Где нужно власть употребить.

 К оглавлению

 

МУРАВЕЙ

Какой-то Муравей был силы непомерной.
Какой не слыхано ни в древни времена;
Он даже (говорит его историк верной)
Мог поднимать больших ячменных два зерна!
Притом и в храбрости за чудо почитался:
Где б ни завидел червяка,
Тотчас в него впивался
И даже хаживал один на паука.
А тем вошёл в такую славу
Он в муравейнике своём.
Что только и речей там было, что о нём.
Я лишние хвалы считаю за отраву;
Но этот Муравей был не такого нраву:
Он их любил,
Своим их чванством мерил
И всем им верил;
А ими, наконец, так голову набил,
Что вздумал в город показаться,
Чтоб силой там повеличаться.
На самый крупный с сеном воз
Он к мужику спесиво всполз
И въехал в город очень пышно;
Но, ах, какой для гордости удар!


Он думал, на него сбежится весь базар.
Как на пожар;
А про него совсем не слышно:
У всякого забота там своя.
Мой Муравей, то, взяв листок, потянет,
То припадёт он, то привстанет:
Никто не видит Муравья.
Уставши, наконец, тянуться, выправляться,
С досадою Барбосу он сказал,
Который у воза хозяйского лежал:
«Не правда ль, надобно признаться.
Что в городе у вас
Народ без толку и без глаз?
Возможно ль, что меня никто не примечает,
Как ни тянусь я целый час;
А, кажется, у нас
Меня весь муравейник знает».
И со стыдом отправился домой.


* * *
Так думает иной
Затейник,
Что он в подсолнечной гремит.
А он — дивит
Свой только муравейник.

 

СОБАКА, ЧЕЛОВЕК, КОШКА И СОКОЛ

Собака, Человек, да Кошка, да Сокол
Друг другу поклялись однажды в дружбе вечной,
Нелестной, искренней, чистосердечной.
У них был общий дом, едва ль не общий стол;
Клялись делить они и радость и заботу,
Друг другу помогать,
Друг за друга стоять.
И, если надо, друг за друга умирать.
Вот как-то вместе все, отправясь на охоту,
Мои друзья
Далеко от дому отбились,
Умаялися, утомились
И отдохнуть пристали у ручья.
Тут задремали все, кто лёжа, кто и сидя,
Как вдруг из лесу шасть
На них медведь, разинув пасть.
Беду такую видя,
Сокол на воздух. Кошка в лес,
И Человек тут с жизнью бы простился;
Но верный Пёс
Со зверем злым барахтаться схватился,
В него вцепился.
И, как медведь его жестоко ни ломал,
Как ни ревел от боли и от злости,
Пёс, прохватя его до кости,
Повис на нём и зуб не разжимал,
Доколе с жизнию всех сил не потерял.
А Человек? К стыду, из нас не всякой
Сравнится в верности с собакой!
Пока медведь был занят дракой,
Он, подхватя ружьё своё с собой,
Пустился без души домой.


* * *
На языке легка и ласка и услуга;
Но в нужде лишь узнать прямого можно друга.
Как редки таковы друзья!
И то сказать, как часто видел я,
Что так, как в басне сей был верный Пёс оставлен,
Так тот,
Кто из хлопот
Был другом выручен, избавлен,
Его же покидал в беде,
Его же и ругал везде.

 К оглавлению

 

Охотник


Как часто говорят в делах: ещё успею.
Но надобно признаться в том,
Что это говорят, спросяся не с умом,
А с леностью своею.
Итак, коль дело есть, скорей его кончай
Иль после на себя ропщи, не на случай,
Когда оно тебя застанет невзначай.
На это басню вам скажу я, как умею.

* * *


Охотник, взяв ружьё, патронницу, суму,
И друга верного по нраву и обычью,
Гектора,— в лес пошёл за дичью,
Не зарядя ружья, хоть был совет ему,
Чтоб зарядил ружьё он дома.
«Вот вздор! — он говорит,— дорога мне знакома,
На ней ни воробья не видел я родясь;
До места ж ходу целый час.
Так зарядить ещё успею я сто раз».
Но что ж? Лишь вон из жила
(Как будто бы над ним Фортуна подшутила).
По озерку
Гуляют утки целым стадом;
И нашему б тогда Стрелку
Легко с полдюжины одним зарядом
Убить
И на неделю с хлебом быть,
Когда б не отложил ружья он зарядить.
Теперь к заряду он скорее; только утки
На это чутки:
Пока с ружьём возился он,
Они вскричали, встрепенулись,
Взвились и — за леса верёвкой потянулись,
А там из виду скрылись вон.
Напрасно по лесу Стрелок потом таскался,
Ни даже воробей ему не попадался;
А тут к беде ещё беда:
Случись тогда
Ненастье.
И так Охотник мой,
Измокши весь, пришёл домой
С пустой сумой;
А всё-таки пенял не на себя, на счастье.

 

СВИНЬЯ ПОД ДУБОМ

Свинья под Дубом вековым
Наелась желудей досыта, до отвала;
Наевшись, выспалась под ним;
Потом, глаза продравши, встала
И рылом подрывать у Дуба корни стала.
«Ведь это дереву вредит,—
Ей с Дубу ворон говорит,—
Коль корни обнажишь, оно засохнуть может».
«Пусть сохнет,— говорит Свинья,—
Ничуть меня то не тревожит;
В нём проку мало вижу я;
Хоть век его не будь, ничуть не пожалею,
Лишь были б жёлуди: ведь я от них жирею».—
«Неблагодарная! — примолвил Дуб ей тут,—
Когда бы вверх могла поднять ты рыло,
Тебе бы видно было.
Что эти жёлуди на мне растут».


* * *
Невежда также в ослепленье
Бранит науки и ученье,
И все учёные труды,
Не чувствуя, что он вкушает их плоды.

 

ТРИШКИН КАФТАН

У Тришки на локтях кафтан продрался.
Что долго думать тут? Он за иглу принялся:
По четверти обрезал рукавов —
И локти заплатил. Кафтан опять готов;
Лишь на четверть голее руки стали.
Да что до этого печали?
Однако же смеётся Тришке всяк,
А Тришка говорит: «Так я же не дурак
И ту беду поправлю:
Длиннее прежнего я рукава наставлю».
О, Тришка малый не простой!
Обрезал фалды он и полы,
Наставил рукава, и весел Тришка мой,
Хоть носит он кафтан такой.
Которого длиннее и камзолы.


* * *
Таким же образом, видал я, иногда
Иные господа,
Запутавши дела, их поправляют,
Посмотришь: в Тришкином кафтане щеголяют.

 К оглавлению

 

РЫЦАРЬ

Какой-то Рыцарь в старину,
Задумавши искать великих приключений,
Собрался на войну
Противу колдунов и против привидений;
Вздел латы и велел к крыльцу под весть коня.
Но прежде, нежели в седло садиться.
Он долгом счёл к коню с сей речью обратиться:
«Послушай, ретивой и верный конь, меня:
Ступай через поля, чрез горы, чрез дубравы,
Куда глаза твои глядят,
Как рыцарски законы нам велят,
И путь отыскивай в храм славы!
Когда ж Карачунов я злобных усмирю,
В супружество княжну китайскую добуду
И царства два-три покорю,—
Тогда трудов твоих, мой друг, я не забуду;
С тобой всю славу разделю:
Конюшню, как дворец огромный,
Построить для тебя велю,
А летом отведу луга тебе поёмны.
Теперь знаком ты мало и с овсом,
Тогда ж пойдёт у нас обилие во всём:
Ячмень твой будет корм, сыта медова — пойло».
Тут Рыцарь прыг в седло и бросил повода,
А лошадь молодца, не ездя никуда.
Прямёхонько примчала в стойло.

 

ЩУКА И КОТ

Беда, коль пироги начнёт печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник,
И дело не пойдёт на лад.
Да и примечено стократ.
Что кто за ремесло чужое браться любит,
Тот завсегда других упрямей и вздорней:
Он лучше дело всё погубит,
И рад скорей
Посмешищем стать света.
Чем у честных и знающих людей
Спросить иль выслушать разумного совета.
* * *
Зубастой Щуке в мысль пришло
За кошачье приняться ремесло.
Не знаю: завистью ль её лукавый мучил,
Иль, может быть, ей рыбный стол наскучил?
Но только вздумала Кота она просить,
Чтоб взял её с собой он на охоту.
Мышей в анбаре половить.
«Да, полно, знаешь ли ты эту, свет, работу? —
Стал Щуке Васька говорить.—
Смотри, кума, чтобы не осрамиться:
Недаром говорится.
Что дело мастера боится».—
«И, полно, куманёк! Вот невидаль: мышей!
Мы лавливали и ершей».—
«Так в добрый час, пойдём!» Пошли, засели.


Натешился, наелся Кот,
И кумушку проведать он идёт;
А Щука, чуть жива, лежит, разинув рот,—
И крысы хвост у ней отъели.
Тут видя, что куме совсем не в силу труд,
Кум замертво стащил её обратно в пруд.
И дельно! Это, Щука,
Тебе наука:
Вперёд умнее быть
И за мышами не ходить.

КРЕСТЬЯНИН И ЛИСИЦА

«Скажи мне, кумушка, что у тебя за страсть
Кур красть? —
Крестьянин говорил Лисице, встретясь с нею.—
Я, право, о тебе жалею!
Послушай, мы теперь вдвоём,
Я правду всю скажу: ведь в ремесле твоём
Ни на волос добра не видно.
Не говоря уже, что красть и грех и стыдно
И что бранит тебя весь свет,
Да дня такого нет,
Чтоб не боялась ты за ужин иль обед
В курятнике оставить шкуры!
Ну, стоят ли того все куры?» —
«Кому такая жизнь сносна? —
Лисица отвечает.—
Меня так всё в ней столько огорчает,
Что даже мне и пища не вкусна.
Когда б ты знал, как я в душе честна!
Да что же делать? Нужда, дети;
Притом же иногда, голубчик кум,
И то приходит в ум.
Что я ли воровством одна живу на свете?
Хоть этот промысел мне точно острый нож».—
«Ну, что ж? — Крестьянин говорит.—
Коль вправду ты не лжёшь,
Я от греха тебя избавлю
И честный хлеб тебе доставлю;


Наймись курятник мой от лис ты охранять:
Кому, как не Лисе, все лисьи плутни знать?
Зато ни в чём не будешь ты нуждаться
И станешь у меня как в масле сыр кататься».
Торг слажен; и с того ж часа
Вступила в караул Лиса.
Пошло у мужика житьё Лисе привольно;
Мужик богат, всего Лисе довольно;
Лисица стала и сытей.
Лисица стала и жирней,
Но всё не сделалась честней:
Некраденый кусок приелся скоро ей;
И кумушка тем службу повершила.
Что, выбрав ночку потемней,
У куманька всех кур передушила.


* * *
В ком есть и совесть и закон,
Тот не украдет, не обманет,
В какой бы нужде ни был он;
А вору дай хоть миллион —
Он воровать не перестанет.

 К оглавлению

 

Хозяин и мыши. Басни Крылова

Коль в доме станут воровать,
А нет прилики вору,
То берегись клепать
Или наказывать всех сплошь и без разбору:
Ты вора этим не уймёшь
И не исправишь,
А только добрых слуг с двора бежать заставишь,
И от меньшой беды в большую попадёшь.
* * *
Купчина выстроил анбары
И в них поклал съестные все товары.
А чтоб мышиный род ему не навредил,
Так он полицию из кошек учредил.
Спокоен от Мышей Купчина;
По кладовым и день и ночь дозор;
И всё бы хорошо, да сделалась причина:
В дозорных появился вор.
У кошек, как у нас (кто этого не знает?),
Не без греха в надсмотрщиках бывает.
Тут, чем бы вора подстеречь
И наказать его, а правых поберечь.
Хозяин мой велел всех кошек пересечь.
Услыша приговор такой замысловатый,
И правый тут, и виноватый
Скорей с двора долой.


Без кошек стал Купчина мой.
А мыши лишь того и ждали и хотели:
Лишь кошки вон, они — в анбар,
И в две иль три недели
Поели весь товар.

 

Волк и кот

Волк из лесу в деревню забежал,
Не в гости, но живот спасая;
За шкуру он свою дрожал:
Охотники за ним гнались и гончих стая.
Он рад бы в первые тут шмыгнуть ворота,
Да то лишь горе,
Что все ворота на запоре.
Вот видит Волк мой на заборе
Кота
И молит: «Васенька, мой друг! скажи скорее,
Кто здесь из мужичков добрее.
Чтобы укрыть меня от злых моих врагов?
Ты слышишь лай собак и страшный звук рогов!
Всё это ведь за мной».— «Проси скорей Степана;
Мужик предобрый он»,— Кот Васька говорит.
«То так; да у него я ободрал барана».—
«Ну, попытайся ж у Демьяна».—
«Боюсь, что на меня и он сердит:
Я у него унёс козлёнка».—
«Беги ж, вон там живёт Трофим».—
«К Трофиму? Нет, боюсь и встретиться я с ним:
Он на меня с весны грозится за ягнёнка!» —
«Ну плохо ж! Но авось тебя укроет Клим!» —
«Ох, Вася, у него зарезал я телёнка!» —

«Что вижу, кум! Ты всем в деревне насолил,—
Сказал тут Васька Волку,—
Какую ж ты себе защиту здесь сулил?
Нет, в наших мужичках не столько мало толку.
Чтоб на свою беду тебя спасли они.
И правы,— сам себя вини:
Что ты посеял — то и жни».

ПЧЕЛА И МУХИ

Две Мухи собрались лететь в чужие край,
И стали подзывать с собой туда Пчелу:
Им насказали попугаи
О дальних сторонах большую похвалу.
Притом же им самим казалося обидно,
Что их, на родине своей,
Везде гоняют из гостей;
И даже до чего (как людям то не стыдно,
И что они за чудаки!):
Чтоб поживиться им не дать сластями
За пышными столами,
Придумали от них стеклянны колпаки;
А в хижинах на них злодеи пауки.
«Путь добрый вам,— Пчела на это отвечала,
А мне
И на моей приятно стороне.
От всех за соты я любовь себе сыскала —
От поселян и до вельмож.
Но вы летите,
Куда хотите!
Везде вам будет счастье то ж:
Не будете, друзья, нигде, не быв полезны,
Вы ни почтенны, ни любезны.
А рады пауки лишь будут вам
И там».


Кто с пользою отечеству трудится.
Тот с ним легко не разлучится;
А кто полезным быть способности лишён,
Чужая сторона тому всегда приятна:
Не бывши гражданин, там мене презрен он,
И никому его там праздность не досадна.

 К оглавлению

 

ЛАРЧИК

Случается нередко нам
И труд и мудрость видеть там,
Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.
* * *
К кому-то принесли от мастера Ларец.
Отделкой, чистотой Ларец в глаза кидался;
Ну, всякий Ларчиком прекрасным любовался.
Вот входит в комнату механики мудрец.
Взглянув на Ларчик, он сказал: «Ларец с секретом,
Так; он и без замка;
А я берусь открыть; да, да, уверен в этом;
Не смейтесь так исподтишка!
Я отыщу секрет и Ларчик вам открою:
В механике и я чего-нибудь да стою».
Вот за Ларец принялся он:
Вертит его со всех сторон
И голову свою ломает;
То гвоздик, то другой, то скобку пожимает.
Тут, глядя на него, иной
Качает головой;
Те шепчутся, а те смеются меж собой.
В ушах лишь только отдаётся:
«Не тут, не так, не там!» Механик пуще рвётся.
Потел, потел; но, наконец, устал.
От Ларчика отстал
И, как открыть его, никак не догадался:
А Ларчик просто открывался.

 

ПРОХОЖИЕ И СОБАКИ

Шли два приятеля вечернею порой
И дельный разговор вели между собой.
Как вдруг из подворотни
Дворняжка тявкнула на них;
За ней другая, там ещё две-три, и вмиг
Со всех дворов Собак сбежалося с полсотни.
Один было уже Прохожий камень взял.
«И, полно, братец! — тут другой ему сказал,—
Собак ты не уймёшь от лаю.
Лишь пуще всю раздразнишь стаю;
Пойдём вперёд: я их натуру лучше знаю».
И подлинно, прошли шагов десятков пять,
Собаки начали помалу затихать,
И стало, наконец, совсем их не слыхать.


* * *
Завистники, на что ни взглянут,
Подымут вечно лай;
А ты себе своей дорогою ступай:
Полают да отстанут.

ОСЁЛ И МУЖИК

Мужик, на лето в огород
Наняв Осла, приставил
Ворон и воробьев гонять нахальный род.
Осёл был самых честных правил:
Ни с хищностью, ни с кражей незнаком,
Не поживился он хозяйским ни листком
И птицам, грех сказать, чтобы давал потачку;
Но Мужику барыш был с огорода плох.
Осёл, гоняя птиц, со всех ослиных ног,
По всем грядам и вдоль и поперёк
Такую поднял скачку,
Что в огороде все примял и притоптал.
Увидя тут, что труд его пропал.
Крестьянин на спине ослиной
Убыток выместил дубиной.
«И ништо! — все кричат,— скотине поделом!
С его ль умом
За это дело браться?»


* * *
А я скажу, не с тем, чтоб за Осла вступаться;
Он, точно, виноват (с ним сделан и расчёт).
Но, кажется, не прав и тот.
Кто поручил Ослу стеречь свой огород.

ОРЁЛ И ПЧЕЛА

Счастлив, кто на чреде трудится знаменитой:
Ему и то уж силы придаёт,
Что подвигов его свидетель целый свет.
Но сколь и тот почтен, кто, в низости сокрытый.
За все труды, за весь потерянный покой,
Ни славою, ни почестьми не льстится,
И мыслью оживлён одной:
Что к пользе общей он трудится.


* * *


Увидя, как Пчела хлопочет вкруг цветка.
Сказал Орёл однажды ей с презреньем:
«Как ты, бедняжка, мне жалка,
Со всей твоей работой и с уменьем!
Вас в улье тысячи всё лото лепят сот:
Да кто же после разберёт
И отличит твои работы?
Я, право, не пойму охоты:
Трудиться целый век, и что ж иметь в виду?..
Безвестной умереть со всеми наряду!
Какая разница меж нами!
Когда, расширяся шумящими крылами,
Ношуся я под облаками,
То всюду рассеваю страх:
Не смеют от земли пернатые подняться,
Не дремлют пастухи при тучных их стадах;
Ни лани быстрые не смеют на полях.
Меня завидя, показаться».
Пчела ответствует: «Тебе хвала и честь!
Да продлит над тобой Зевес свои щедроты!
А я, родясь труды для общей пользы несть,
Не отличать ищу свои работы,
Но утешаюсь тем, на наши смотря соты,
Что в них и моего хоть капля мёду есть».

 

Басни Крылова 

Иллюстрации: Тони Вульф, И.Семенова, А.Савченко

Иван Крылов. Басня "Осёл и Соловей". Осёл и соловей Осел увидел соловья и говорит ему

Осёл оценивает Соловьиную песню в басне Крылова. Забавная, красивая и очень тонкая история.

Басня Осёл и соловей читать

Осел увидел Соловья
И говорит ему: "Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?"
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом,
"Изрядно, - говорит, - сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился",
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул - и полетел за тридевять полей.
Избави бог и нас от этаких судей.

Мораль басни Осёл и соловей

Избави бог и нас от этаких судей (судить без знания дела абсурдно, а принимать во внимание такие суждения тем более)

Басня Осёл и соловей - анализ

В басне Крылова Осел и Соловей каждый из героев выступает символом качеств, которые стоят того, чтобы о них задуматься. Итак, Соловей. Птица прекрасным пением олицетворяет человека - мастера своего дела, с даром от самой Природы. К пению птицы прислушивается каждый, кто его услышит и каждый высоко оценит талант Соловья, чем тот по праву гордится. Крылов использует такие выразительные интонации и слова в адрес Соловушки, которые кажется не превзошел никто из русских писателей. Очаровательные, подробные описания окружающей обстановки, реакции людей и животных на песню птицы, доказывают к тому же, что Крылов – не просто баснописец, он – великий поэт. Соловей описан так, что не найдется больше ничего того, что стоило бы добавить.

Осёл же, напротив, совершенно не разбирается в пении, но оценивать Соловья считает возможным. За неимением слуха и понимания прекрасного, посчитал, что даже петух спел бы лучше. Крылов здесь передает абсурдность сложившейся ситуации и моралью в последней строчке басни подводит итог: браться судить о том, о чем даже не имеешь представления – глупо. Осел, сравнивая Соловья с Петухом, сопоставляет две совершенные противоположности, показывая нам отсутствие какого-либо вкуса.

Басня Крылова: Осёл и соловей

Осёл и соловей - басня Крылова
    Осел увидел Соловья
    И говорит ему: "Послушай-ка, дружище!
    Ты, сказывают, петь великий мастерище.
    Хотел бы очень я
    Сам посудить, твое услышав пенье,
    Велико ль подлинно твое уменье?"
    Тут Соловей являть свое искусство стал:
    Защелкал, засвистал
    На тысячу ладов, тянул, переливался;
    То нежно он ослабевал
    И томной вдалеке свирелью отдавался,
    То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
    Внимало все тогда
    Любимцу и певцу Авроры;
    Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
    И прилегли стада
    Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
    И только иногда,
    Внимая Соловью, пастушке улыбался.
    Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом,
    "Изрядно, - говорит, - сказать неложно,
    Тебя без скуки слушать можно;
    А жаль, что незнаком
    Ты с нашим петухом;
    Еще б ты боле навострился,
    Когда бы у него немножко поучился",
    Услыша суд такой, мой бедный Соловей
    Вспорхнул - и полетел за тридевять полей.
    Избави бог и нас от этаких судей.

Басни Крылова читать мы любим с самого детства. В памяти хранятся крыловские образы, которые частенько всплывают в голове в различных жизненных ситуациях, мы обращаемся к ним и каждый раз не перестаем удивляться проницательности Крылова.

Бывает, вспомнится Моська, которая лает на Слона, чтобы произвести впечатление храброй и бесстрашной или неожиданно перед глазами всплывает Обезьяна, которая насмехалась сама над собой, не узнав отражение в Зеркале. Смех, да и только! А уж как часто происходят встречи, которые невольно сравниваются с Мартышкой, что по собственной невежести, не зная ценности Очков, разбила их о камень. Маленькие басни Крылова короткие по размеру, но не по значению, ведь крыловское слово - острое, а морали басен давно превратились в крылатые выражения. Басни Крылова сопровождают нас по жизни, сроднились с нами и в любой период найдут в нас понимание и помогут заново осознать ценности.

Крылов - известнейший писатель. Из всех детских стихов и басен - произведения Крылова всегда самые-самые лучшие, они врезаются в память и всплывают в течение жизни при встрече с людскими пороками. Часто говорят, что, мол, Крылов писал не для детей, но разве смысл его басен не понятен детям? Обычно ясно написана мораль, поэтому басни Крылова читать с пользой сможет даже самый маленький ребенок.

Самые лучшие произведения автора в оригинальном изложении, а также мораль для удобства и лучшего запоминания философских мыслей. Как ребенок, так и взрослый найдет много смысла в этих маленьких жизненных историях, в которых животные символизируют людей, их пороки и нелепое поведение. Басни Крылова онлайн замечательны тем, что в них представлен не только текст, но и примечательная картинка, удобная навигация, познавательные факты и рассуждения. После прочтения автор наверняка станет вашим любимым, а его жизненные очерки в виде юмористических басен запомнятся на долгие годы.

Баснописец вел абсолютно открытую жизнь, много общался, печатал книги одну за другой и нисколько не чурался своей тучности и лености. Курьезы, происходившие с Крыловым, выражались им в поучительных сценках, простота которых обманчива. Он был не баснописцем, он был мыслителем-философом, способным с детской ненавязчивостью и легкостью комично описывать недостатки людей в доступной только ему потрясающей форме. Не нужно искать в баснях Крылова только сатиру, на этом их ценность не заканчивается. Содержание и смысл скорее философские, чем юмористические. Кроме людских пороков, подаются в легкой форме истины бытия, основы поведения и отношений между людьми. Каждая басня - это сочетание мудрости, морали и юмора.

Басни Крылова лучше начинать читать ребенку с малых лет. Они покажут ему, чего нужно остерегаться в жизни, какое поведение окружающие осуждают, а за какое могут поощрять. Законы жизни по Крылову естественны и мудры, он презирает искусственность и корысть. Мораль, очищенная от любых примесей и веяний, понятна и лаконична, содержит в себе разделение между верным и неверным. Замечательная манера письма привела к тому, что каждая мораль стала народной пословицей или веселым афоризмом. Произведения написаны таким языком, что хотя и выглядят как литературные формы, но на самом деле несут в себе интонации и насмешки, присущие только великому народному уму. Маленькие басни Крылова изменили общий взгляд на этот жанр. Новаторство проявилось в реалистичности, философской нотке и житейской мудрости. Басни стали маленькими романами, иногда драмами, в которых проявилась веками накопленная мудрость и лукавство ума. Замечательно, что при всем этом автор не превратил басню в сатирическое стихотворение, а сумел сохранить глубокую содержательную часть, состоящую из небольшого рассказа и морали.

Басня Крылова проникла в суть вещей, характеров персонажей и стала практически недостижимым другими авторами жанром. Несмотря на сатиру, баснописец любил жизнь во всех ее проявлениях, только очень бы хотел, чтобы простые и естественные истины наконец сменили низкие страсти. Жанр басни под его пером стал настолько высоким и отточенным, что, перечитав басни других авторов, вы поймете - другого такого нет, и вряд ли будет.

Басня Осёл и соловей

Осел увидел Соловья
И говорит ему: "Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?"
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом,
"Изрядно, - говорит, - сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился",
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул - и полетел за тридевять полей.
Избави бог и нас от этаких судей.

Мораль басни Осёл и соловей

Избави бог и нас от этаких судей (судить без знания дела абсурдно, а принимать во внимание такие суждения тем более)

Басня Осёл и соловей - анализ

В басне Крылова Осел и Соловей каждый из героев выступает символом качеств, которые стоят того, чтобы о них задуматься. Итак, Соловей. Птица прекрасным пением олицетворяет человека - мастера своего дела, с даром от самой Природы. К пению птицы прислушивается каждый, кто его услышит и каждый высоко оценит талант Соловья, чем тот по праву гордится. Крылов использует такие выразительные интонации и слова в адрес Соловушки, которые кажется не превзошел никто из русских писателей. Очаровательные, подробные описания окружающей обстановки, реакции людей и животных на песню птицы, доказывают к тому же, что Крылов - не просто баснописец, он - великий поэт. Соловей описан так, что не найдется больше ничего того, что стоило бы добавить.

Осёл же, напротив, совершенно не разбирается в пении, но оценивать Соловья считает возможным. За неимением слуха и понимания прекрасного, посчитал, что даже петух спел бы лучше. Крылов здесь передает абсурдность сложившейся ситуации и моралью в последней строчке басни подводит итог: браться судить о том, о чем даже не имеешь представления - глупо. Осел, сравнивая Соловья с Петухом, сопоставляет две совершенные противоположности, показывая нам отсутствие какого-либо вкуса.

Басня Ларчик

Случается нередко нам

Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.

К кому-то принесли от мастера Ларец.
Отделкой, чистотой Ларец в глаза кидался;
Ну, всякий Ларчиком прекрасным любовался.
Вот входит в комнату механики мудрец.
Взглянув на Ларчик, он сказал: "Ларец с секретом,
Так; он и без замка;
А я берусь открыть; да, да, уверен в этом;
Не смейтесь так исподтишка!
Я отыщу секрет и Ларчик вам открою:
В механике и я чего-нибудь да стою".
Вот за Ларец принялся он:
Вертит его со всех сторон
И голову свою ломает;
То гвоздик, то другой, то скобку пожимает.
Тут, глядя на него, иной
Качает головой;
Те шепчутся, а те смеются меж собой.
В ушах лишь только отдается:
"Не тут, не так, не там!" Механик пуще рвется.
Потел, потел; но, наконец, устал,
От Ларчика отстал
И, как открыть его, никак не догадался:
А Ларчик просто открывался.

Мораль басни Ларчик

Случается нередко нам
И труд и мудрость видеть там,
Где стоит только догадаться
За дело просто взяться.

Басня Ларчик - анализ

«Ларчик» - это знаковое для великого баснописца произведение. Анализ басни Крылова Ларчик обычно начинается с конца, с фразы «А ларчик просто открывался». Этими словами Крылов говорит, что не стоит слишком усложнять поставленные задачи, не попробовав решить их самым простым способом.

Но в данном контексте немалое значение имеют и длительные потуги опытного мастера, нелепые подсказки публики. Это - олицетворение попыток понимания самого Крылова. Писатель утверждает, что не нужно тщательно подбирать ключ к его басням - чаще всего, он лежит прямо на поверхности!

Есть и другой вариант прочтения этого произведения. Писатель так и не дал читателю конкретно понять - как именно был открыт ларец? Из этого вытекает еще одна мораль басни Крылова Ларчик - единственно верного решения не имеет ни одна проблема, каждое дело требует особенного подхода. Читатель сам должен понять - действительно ли ларчик не имел замка, или механик просто не смог его найти.

Басня Листы и корни читать

В прекрасный летний день,
Бросая по долине тень,
Листы на дереве с зефирами шептали,
Хвалились густотой, зеленостью своей
И вот как о себе зефирам толковали:
"Не правда ли, что мы краса долины всей?
Что нами дерево так пышно и кудряво,
Раскидисто и величаво?
Что б было в нем без нас? Ну, право,
Хвалить себя мы можем без греха!
Не мы ль от зноя пастуха
И странника в тени прохладной укрываем?
Не мы ль красивостью своей
Плясать сюда пастушек привлекаем?
У нас же раннею и позднею зарей
Насвистывает соловей.
Да вы, зефиры, сами
Почти не расстаетесь с нами".
"Примолвить можно бы спасибо тут и нам",-
Им голос отвечал из-под земли смиренно.
"Кто смеет говорить столь нагло и надменно!
Вы кто такие там,
Что дерзко так считаться с нами стали?" -
Листы, по дереву шумя, залепетали.
"Мы те,-
Им снизу отвечали,-
Которые, здесь роясь в темноте,
Питаем вас. Ужель не узнаете?
Мы корни дерева, на коем вы цветете.
Красуйтесь в добрый час!
Да только помните ту разницу меж нас:
Что с новою весной лист новый народится,
А если корень иссушится,-
Не станет дерева, ни вас".

Мораль басни Листы и корни

Мораль басни Крылова «Листы и корни» - в последних строках. В разговор вступают Корни, о которых несправедливо забыли. Они напоминают заносчивым листьям, что именно из корней всему дереву поступает питание, а каждой «новою весной лист новый народится» - то есть, власть меняется, а народ - всегда остается на своем месте. Пока живы корни - будет живо и общество, государство.

Басня Листы и корни - анализ

Анализ басни Крылова «Листы и корни» начинается с разбора персонажей. Листы, которые перешептываются с Зефирами («зефир» - это теплый весенний ветер) олицетворяют верхушку общества. Во времена Крылова это, прежде всего - дворянство, купечество, духовенство. А Корни - это простой народ, крестьяне и рабочие, производящие пищу и всевозможные блага.

«Высший класс», оторванный от народа, поверхностный, высокомерный, занимается самолюбованием, похвальбой. Листья считают, что именно они - основа жизни Дерева. Но на самом деле они - лишь часть системы, которая бы не смогла существовать без других ее элементов.

Несправедливая ситуация, когда невежда берется судить о вещах, его уму и вкусу неподвластных, встречается до обидного часто. Об этом - басня «Осел и Соловей» Ивана Крылова.

Конфликт

Современники рассказали, что вдохновил поэта к созданию произведения случай из его жизни. Высокопоставленный вельможа, выслушав артистичное исполнение Крыловым басен, похвалил сочинителя, однако пожурил его за то, что тот не берет пример с другого автора (писавшего гораздо слабее, чем Крылов). Выплеснув в басне свою обиду, Иван Андреевич все же сумел создать иллюстрацию типичного разногласия между бесспорно талантливым творцом и несведущим, но самоуверенным критиком. Конфликт обречен быть вечным. Его многократная проекция в нашу жизнь свершилась с наступлением времен, когда «кухарка стала править государством». Творцам, испытавшим минуты мучительного недоумения, когда влиятельные лица снисходительно похлопывали их по плечу, говоря откровенные глупости об их произведениях, отрадно увидеть аллегорическое изображение этой коллизии таким, как его представляет басня «Осел и Соловей».

Художественные средства

Автор щедро использует для изображения характеров, стиля речи героев, описания нелепости ситуации. Прежде всего в ход идет противопоставление. Осел, олицетворение упрямства и глупости, контрастирует с Соловьем - символом вдохновения и поэзии. Грубоватая речь Осла сразу же выявляет его неотесанную и амбициозную натуру. Он обращается к Соловью по-простецки: дружище, мастерище… Осел слыхал о прелестном пении Соловья, но сомневается: «...велико ль подлинно... умение?» Ответ Соловья - райское пение - приводит всё вокруг в восторг. Существительному «уменье», которое употребил Осел, противопоставляется искусство, явленное Соловьем.

Автор предлагает каскад усиливающих друг друга глаголов, передавая неповторимо прекрасную трель: «защелкал», «засвистал», «переливался», «тянул», «нежно ослабевал», «свирелью отдавался», «дробью рассыпался». Басня «Осел и Соловей» рисует полную гармонию, которая возникает в природе и в душах людей от песни Соловья. Недаром автор здесь использует высокую лексику: любимцу всё внимало, затихло, стада прилегли. Ощущается пасторальный мотив. Повествование достигает кульминации, когда пастушок слушает Соловья «чуть-чуть дыша». Едва песня смолкает, Осел бросает свою тяжеловесную оценку: «Изрядно!» Крылов умножает сатирический эффект, описывая, как реагирует на трепетное искусство певца «глубокомысленный» критик: тупо «уставясь в землю лбом». Ему Соловья всего-то «без скуки слушать можно». И конечно, он мнит себя большим ценителем, поэтому считает, что его долг - поучать. Осел важно замечает, вставляя сюда просторечное словечко «навострился», что Соловей пел бы лучше, если бы у петуха «немного поучился». Мораль басни «Осел и Соловей» выражена в короткой и емкой фразе: «Избави, Бог, и нас от этаких судей». И в самом деле, фальшивый ослиный авторитет - большая помеха на пути искусства, призванного облагораживать жизнь.

Басня Крылова «Осел и Соловей» в нотах

Сюжет повествования Крылова воодушевил русских композиторов создать одноименные произведения на эту тему. Дмитрий Шостакович в сочинении «Две басни И. Крылова» с необычайной экспрессией передал мелодическим языком столкновение жизненных позиций героев. Очень выразителен и романс Римского-Корсакова на слова популярной басни.

Некомпетентность, косность, отсутствие такта, неспособность к тонким душевным порывам - вот те качества, которые высмеивает басня «Осел и Соловей», а точнее, ее автор - блестящий публицист, поэт и переводчик Иван Андреевич Крылов.

Осел увидел Соловья
И говорит ему: “Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище.
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?”
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры:
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом:
“Изрядно,- говорит,- сказать неложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился”.
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул и – полетел за тридевять полей.
Избави, бог, и нас от этаких судей.

Герои

Осел и Соловей 🙂

Краткое содержание

Осел узнал, что соловей был большим мастером петь. Он попросил соловья продемонстрировать собственное мастерство. Соловей начал красиво петь. Его пением заслушались все. Осел хоть и похвалил певца, но дал совет для улучшения собственного таланта взять уроки у петуха во дворе.

Мораль

Мораль басни, чтобы бог избавил нас от таких судей, как осел.

Анализ басни

История создания

В 1811 г. в «Чтении в Беседе любителей русского слова» была опубликована басня И. А. Крылова «Осел и соловей». Об истории ее написания В. Кеневич рассказал следующий случай. Крылова пригласил к себе «какой-то вельможа» (вероятно, граф Разумовский, либо князь А. Н. Голицын) с просьбой прочитать свои басни. Баснописец сделал это с большим артистизмом, надеясь на похвальный отзыв. Вельможа сдержанно поблагодарил Крылова, спросив при этом: «… почему вы не переводите так, как Ив. Ив. Дмитриев?». Вернувшись домой, раздосадованный поэт описал эту сцену в новой басне.

Смысл названия
Основная тема

Основная тема произведения — насмешка над мнимыми ценителями поэзии.

Крылова не следует упрекать в выглядящем самонадеянно сравнении своего творчества с чудесным пением Соловья. Поэт по достоинству оценивал свои басни, вошедшие в золотой фонд русской литературы.

Не менее точным является и сравнение неблагодарного вельможи с Ослом. Не придав особого значения творчеству приглашенного им самим автора, он упоминает И. И. Дмитриева. Этот поэт вместе с Карамзиным стоял у истоков русской поэзии, оставил очень богатое литературное наследство, включающее стихотворения, сказки, басни и другие произведения. Однако вельможу больше привлекает творчество Дмитриева в качестве переводчика. Именно отсутствием переводов он попрекает Крылова.

Крылов сравнивает переводы с кукареканьем. Они обладают определенной ценностью, но все же не могут считаться проявлением истинного таланта.

Проблематика

В незатейливой на первый взгляд басне заложена очень серьезная проблема, ставшая актуальной в России еще с правления Петра I: преклонение высшего общества перед европейским искусством в ущерб национальному.

В России уже давно появились свои талантливые поэты (Соловьи), но их судьи (Ослы) до сих пор отдают предпочтение античным и западным произведениям. Они считают, что лучший вид деятельности для национальных творцов — перевод классических образцов поэзии.

Что такое соловей Кона?

Соловей Кона - порода свободно гуляющих ослов, обитающая в районе Кайлуа-Кона на Гавайских островах. Когда-то здесь бродили сотни бывших рабочих ослов, но сегодня в этом районе обитает только 33 осла-соловья кона. Были предприняты усилия по защите оставшегося стада путем ограждения территории вдали от ближайшего шоссе, чтобы защитить как животных, так и проезжающих мимо автомобилистов. Некоторые ослы также были вывезены из этого района, чтобы жить на дополнительных землях, зарезервированных комитетом по ослам.

Соловьиные ослы Кона получили свое название от звука, который они издают. В местных семьях часто были ослы в качестве домашних животных и в качестве рабочих.Часто семья могла позволить себе только одного осла за один раз, и животные становились одинокими по ночам, когда семьи ложились спать. В результате они через ночь начали издавать громкий рев на других ослов на соседних фермах. Это принесло им название «соловей Кона» в честь ночной певчей птицы.

Район западных Гавайев, где водятся соловьи Кона, быстро расширяется в области населения и туризма.Это привело к уменьшению среды обитания для животных и нескольким травмам и гибели как ослов, так и людей, когда животные переходят близлежащее шоссе, в основном в часы рассвета и заката. Бродячих ослов часто трудно увидеть в темноте, что делает их уязвимыми для проезжающих машин. В одном случае мотоциклист был убит, когда он на полной скорости сбил соловья Кона на темном шоссе.

Комитет ослов, основанный соседними школами, собрался вместе, чтобы сохранить это уникальное животное, собирая средства на строительство большого вольера, чтобы ослы не вышли на шоссе.Этот вольер будет удерживать ослов на определенной территории размером в несколько акров. Проезжающие автомобилисты также будут иметь удовольствие наблюдать за животными, когда они проезжают мимо.

Хотя сегодня ослов редко содержат в качестве домашних животных, жители Кайлуа-Кона стремятся сохранить соловья Кона в своих краях как часть своего наследия.Они старались избегать установки загона как можно дольше, но увеличение трафика создавало слишком большой риск.

Kona Nightingale Gals ~ 1953 - Историческое общество Kona

Вы бы поверили, что когда-то давным-давно милые девушки боролись за титул Мисс Кона Найтингейл? Вы держите пари, они сделали! Вернитесь во времени в 1953 год и станьте частью ПЕРВОГО Парада Фестиваля кофе Kona.Он начался в городе Кайналиу и закончился в средней школе Конаваэна, преодолев ровно две мили! В нем были представлены королевы красоты, классические автомобили и МНОГО ослов. Наша фотография взята из коллекции Нобрига в архивах KHS, одной из нескольких, запечатлевших это первое беззаботное празднование. Подобного парада больше не будет.

На нашем фото запечатлен счастливый конец парада. Поле Джулиана Йейтса заполнено зрителями, одетыми в праздничные наряды, сидящими в тени привлекательных деревьев «иния» и обезьяньих моллюсков.Отважно поднявшись по крутому склону Konawaena School Road, как четвероногие, так и двуногие участники парада отдыхают заслуженно. Крайне справа - Маргарет Пэрис (да, мать «дяди» Билли Пэрис), широко улыбаясь, ведя красивого осла, моделирующего самые последние кофейные корзины lauhala и очаровательные шейные лей. Позади нее сидит Роза Фалконер, верхом на осле, выглядывающая из-за украшенной лей шляпы Маргарет. (Кто-нибудь узнает этого красивого мужчину, сидящего на крошечном осле слева?) Стив Уичман, одетый как сборщик кофе, стоит на собственных ногах и держит табличку: КОНА ДОСТИГЛА ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОПУСК, КОГДА НАШ ЛИНЕЙ ПРОПУСКАЕТ ГАЗ .Сестры-подростки из Хило, Пудинга и Барбары Берк были вовлечены в участие во время посещения своей бабушки Ноэно Уолл. Табличка Pudding гласит: НАС НЕТ СЧЕТОВ НА РЕМОНТ, НАШЕ ОБОРУДОВАНИЕ ВСТРОЕННО. Барбара прочно сидит в седле, что является верным показателем ее парадного мастерства в грядущие годы. (Эти сестры известны сегодня как Пудинг Ласситер и Барбара Нобрига.) За спиной и между ее двоюродными братьями стоит Патрисия «Чита» Уолл, ныне Чита Уилсон, поставщик свежих яиц в Кайналиу. Знаки за головой Читы объявляют: «В ХОЛМЫ И ДАЛЬНЕЙШЕМУ И ДЖИПС ВХОДЯТ, МЫ УБИРАЕМСЯ».

Крайний слева - Мэри Келии, не менее одетая в mu`umu`u, верхом на каком-то крепком муле или большом осле. (Трудно сказать, потому что мы не можем различить уши животного.) По словам Барбары, другими участниками могли быть Элис Уолл, Эми Гринвелл, Дороти Митчелл, Нэнси Уоллес и даже Лей Коллинз. Что не было забыто, так это то, что всем было весело. «Это был взрыв», - вспоминает Барбара, которая смутно помнит, как ее осел пытался уйти в самоволку и «вернуться в нужное русло» где-то около гаража Вилама Уикс, где сейчас находится ресторан Strawberry Patch.Когда я спросил о проблемах с дорожным движением на шоссе Мамалахоа во время явно довольно продолжительного парада, Барбара практически фыркнула от смеха: «Какое движение ?!»

Это вхождение в прайд ослов было организовано Kona Outdoor Circle, молодой организацией того времени (основанной в 1948 году), но выдержавшей испытание временем. К сожалению, в этом году Парада Фестиваля кофе не будет, что-то связано с нехваткой средств. Будет конкурс Miss Kona Coffee, и это нормально, но я думаю, что титул Miss Kona Nightingale имеет классное кольцо, с которым невозможно сравниться.По словам моего друга Вэл Коркоран, ее мать, миссис (Фрэнк) Лейлани Томпсон, была особенно взволнована тем, что в 1953 году заняла первое место, что неплохо для матери двух маленьких дочерей. Когда она ехала через Кайналиу, сидя на заднем сиденье открытой машины Уолтера Эклунда, в сопровождении своих коллег по конкурсу, Хайди Пайк, Кэтрин Дебина Боде и Эммалин Кавамото, она чувствовала каждый дюйм красоты Кона. В самом деле, она определенно была такой.

Шестьдесят лет прошли в мгновение ока осла.В 1953 году Вторая мировая война была еще свежим воспоминанием для Коны. Когда армия США уехала, они оставили позади многие свои джипы, эти почти неразрушимые полноприводные автомобили, идеально подходящие для печально известных неровных, усыпанных лавой дорог Кона. Всем нужен джип - владельцы ранчо, рыбаки, травники, бойцы кур (как лучше попасть в отдаленные места для боев на выходных?), Смелые мальчики и особенно фермеры, выращивающие кофе. Вскоре Kona заполнили Jeep с парусиновым верхом и открытыми боками; такой увлекательный способ погулять по городу.С бензобаком под сиденьем водителя, красочными подушками и японским дзабутоном, делающим металлические сиденья уютными, а также собакам и детям, которым велели садиться сзади и держаться изо всех сил, путешествие на джипе было почти таким же удовольствием, как .... осел! Ни ремней безопасности, ни переноски для младенцев, ни кондиционера, ни проверок безопасности, ни подушек безопасности - только рычаг переключения передач и сигналы рукой. Это был другой мир.

Для тех из вас, кто забыл или никогда не знал, что такое соловей Кона, позвольте мне сказать вам - это точно не птица! Это осел; пушистое лицо, ушастое, ясноглазое четвероногое животное с узловатыми коленями, Модель Т вьючных животных и друг бедняка.Ослы прибыли в Гавайское королевство почти 200 лет назад на борту парусного корабля «Актив» англичанина Ричарда Чарльтона. Проданные на аукционе четыре оригинальных существа, вероятно, жили по адресу Гонолулу, но вскоре другие ослы нашли постоянные дома на острове Гавайи. По словам Т. Квентина Томича, специалиста по млекопитающим и историка, ослы 19 века успешно несли шкуры для охотников на быков Мауна-Кеа, таро для фермеров долины Вайпио и кофейные фрукты для фермеров Кона.Эти маленькие звери выживали и питались небольшим количеством корма, передвигались по нашим извилистым дорогам и каменистым тропам с крепкими маленькими неподкованными копытами и позволяли приручить себя, чтобы стать полезными членами семьи.

Каким образом к ослам Кона прижилось название «Соловей»? На протяжении веков поэты изображали соловьев чуткими и красивыми птицами. На самом деле, это громкие, шумные, серые маленькие существа, которые издают «впечатляющий диапазон свистов, трелей и бульканья» в своей песне, перемежающейся лягушачьими тревожными сигналами и громкими свистящими крещендо.Небеса! (Махало в Википедию за то, что помог мне здесь). Давным-давно эксперты по птицам предположили, что воющая ночная песня соловья была произнесена самкой - спасибо, проницательные мужчины-шовинисты-знатоки птиц - поэтому имя «соловей» означает «ночная певица». Со временем специалисты по птицам обнаружили, что песня принадлежит (сюрприз!) Самцу, который пытается сделать одно из двух: привлечь самку к своей будуарной ветви или предупредить других самцов, чтобы те убирались с его территории. (И мы удивляемся, почему между полами всегда возникают проблемы с общением!) Я поражен тем, насколько соловьиный шум напоминает мне самцов лягушек-ракушек!

Когда пришли ослы, прежняя мирная тишина рассвета и заката Коны была нарушена восторженным ревом одиноких, влюбленных ослов.Лунные ночи, возможно, были особенно трудными для сна. К их чести, ослы овладели хитрым умением издавать шум как на вдохе, так и на выдохе, отсюда их отличительный призыв: (вдох) «Хи» (выдох) «Ха». [Или это «Хи» (выдох) - «Ха» (вдох)? Попробуйте это несколько раз во время скучного футбольного матча, и вы обнаружите, как весело звучать, как осел.] И да, те поющие ослы, вероятно, были мужчинами. Тот, кто дал ослам Кона их отличительное и наиболее подходящее прозвище, должен был быть человеком с чувством юмора.(Может быть, это был знаток птиц?)

Кофейная ферма Учида является домом для Чарли, прекрасного примера настоящего Соловья Кона. По удачному повороту судьбы фотографа Чарли был подарен KHS не кем иным, как семьей Нобрига, дарителями этой замечательной фотографии. Владелец ранчо Джерри Эгами передал Чарли ранчо Махелани несколько лет назад. После того, как многочисленные маленькие Нобриги научились ездить на осле, используя Чарли в качестве подопытного кролика, семья пожертвовала его KHS, зная, что его ослиный характер практически неуязвим.Он будет выставлен во время предстоящего Фестиваля кофе Kona, чтобы посетители могли его сфотографировать и полюбоваться. Хотя его хорошо любят и о нем заботятся, теперь он ведет спокойную и защищенную жизнь по сравнению с резвыми ослами, которые, вероятно, украли все шоу еще в 1953 году. Кто знает? Один из этих ушастых товарищей может быть его пра-пра-пра-пра (вы понимаете) дедушкой или, как мы говорим на ослином жаргоне, его родовым болваном. Какой тяжелый поступок!

Aloha no, e Kona. Какое прекрасное место, чтобы называть его домом.

Соловей Исторического общества Кона убит в результате случайной стрельбы на ферме

КАЙЛУА-КОНА - Меле, молодой осел, живший на ферме Kona Coffee Living History Farm, был убит в субботу днем ​​после того, как в нее попала шальная пуля, выпущенная из соседнего сельскохозяйственного участка.

Дэнс Аоки, временный директор по развитию Исторического общества Кона (KHS), частью которого является ферма, сказал, что пуля попала Меле в торс.Животное умерло до того, как сотрудники нашли ее и поняли, что произошло.

«Меле была любимым членом нашего музея охана, и наши сотрудники, волонтеры, посетители и друзья будут сильно скучать по ней», - сказал в пресс-релизе Гэвин Мичулка, менеджер сайта Kona Coffee Living History Farm и директор по интерпретации KHS. . «Чтобы отметить роль, которую она сыграла в нашей живой истории и музейных программах, ферма Kona Coffee Living History Farm скоро проведет бесплатный общественный день в ее честь.”

KHS впоследствии сообщил об инциденте в полицейское управление Гавайев. Майор Роберт Вагнер сказал, что расследование продолжается по состоянию на понедельник, но офицеры уже собрали многие факты, стоящие за инцидентом.

«Группа стреляла в то, что похоже на диких кур на его территории, и одна из пуль ... в конечном итоге попала в район соседа и попала в осла», - пояснил Вагнер.

Полиция предъявила случай безрассудной опасности для партии, имя которой Вагнер отказался назвать, сославшись на стандартный протокол.

Безрассудная угроза может быть классифицирована как проступок или уголовное преступление, «в зависимости от серьезности» угрозы, пояснил Вагнер.

Он добавил, что возбуждено уголовное дело и дело, скорее всего, будет передано в прокуратуру округа Гавайи, где будут определены официальные обвинения и штрафы.

Безрассудная угроза может возникнуть в результате применения огнестрельного оружия в жилом районе, но также включает преступление, связанное с выстрелом из огнестрельного оружия в направлении людей.Остается неясным, какая часть правоохранительных органов считает, что подозреваемый нарушил, или он нарушил и то, и другое.

Аоки сказал, что пастбище находится в непосредственной близости от хозяйственных построек, где работают сотрудники и куда посетители, в том числе школьники, часто приходят, чтобы узнать об исторических методах выращивания кофе на острове.

Ферма была закрыта во время инцидента, добавила она.

«Трудно строить предположения об этой конкретной детали», - сказал Аоки, когда его спросили, подвергались ли клиенты или сотрудники потенциальной опасности, если бы ферма была открыта во время инцидента.«Но (безопасность) - это то, о чем мы думаем и о чем очень беспокоимся».

Примерно год назад компания

KHS привела Меле, которому было немногим больше года, на ферму, чтобы найти компаньона для стареющего соловья Чарли, которому сейчас 31 год.

«Это была двухлетняя кампания, которую мы хотели провести для Чарли», - объяснил Аоки. «Он взрослеет, а ослы - вьючные животные, поэтому кампания по поиску компаньона для Чарли была особенной для общества.”

Персонал

привлек общественность к процессу присвоения имен, что позволило жителям и гостям острова проголосовать за потенциальные имена для молодого осла. Имя «Меле» победило.

Mele уже был частью опыта посетителей и общего программирования на ферме. Намерение состояло в том, чтобы превратить ее в роль Чарли как главного демонстратора того, как соловьи использовались для выращивания кофе в прошлые годы.

Аоки сказала, что есть надежда найти другой путь вперед в будущем, возможно, с другим молодым ослом, но в настоящее время персонал сосредоточен на том, что она назвала «огромной потерей».”

«Наша главная забота после этого ужасного инцидента - это здоровье Чарли и наших животных, а также благополучие и прямое общение, которое мы предлагаем нашим сотрудникам, покровителям и сторонникам, которые все были так увлечены этой милой маленькой девочкой и милыми история, которая развернулась между ней и Чарли », - сказала исполнительный директор KHS Джой Холланд.

«Мы просто сейчас совершенно опустошены и пока не можем думать о том, что будет дальше».

Домой вне диапазона

По рассказу Алана Д.Макнари

Фото Элиз Батлер

На пастбище в отдаленном районе Верхней Пуны на острове Гавайи Снейк настораживает уши. Уши очень впечатляющие: длинные, мягкие и овальные, как у оленя. Когда она слышит треск кубиков люцерны в ведре, которое несет Шэрон Шарп, она трубит приветствие: не совсем стереотипное «Хи-хау». Больше похоже на «Хи-хи-хи-хи-хи.”Настоящий звук соловья Кона.

Снейк бежит к Шарпу, но останавливается примерно в трех-четырех футах от него. Шарп ставит ведро, отступает. Снейк наклоняется вперед и опускает нос в ведро, в то время как эти большие уши следят за Шарпом, как если бы они были антеннами радара.

Это прогресс для Снейка. До недавнего времени она никогда не была так близка к людям. Большую часть своей жизни она провела в бегах по прериям, заросшим фонтанной травой, недалеко от деревни Вайколоа, на подветренной стороне Большого острова.Шарп усыновил ее у Берда МакИвера, который руководит некоммерческой организацией CB Horse Rescue в нижнем течении Пуны. Птица, в свою очередь, получил ее от доктора Брэди Бергина из больницы для животных Айна Хоу, который координирует с местным владельцем ранчо и сеть любителей животных, чтобы найти дома для большей части стада Вайколоа, самой большой популяции диких ослов, оставшейся на Гавайях.

Как и скряга, только старик, Снейк не приспособился к изменениям так же хорошо, как молодежь. Но она добивается цели.

«Птица думала, что она действительно неисправимая и подлая», - говорит Шарп.«Но даже ослы, которые мы, опытные лошади, считали безнадежными, приходят сюда».

В нескольких милях от другого пастбища, которое снимает Sharp, еще пять беженцев из Вайколоа ведут более активную общественную жизнь. Всякий раз, когда появляется Шарп, даже с посетителями, они толпятся вокруг, как будто они дружили с людьми всю свою жизнь - даже Гизмо, настолько свежий из дикой природы, что он все еще исхудал. Симпатичный ослик по имени Гейл - это особая история успеха. Она любит людей. Через тридцать дней после того, как она покинула дикую природу, она маршировала на параде Merrie Monarch в Хило с шляпой из кокосовых пальм на голове и рюкзаком на спине, помогая отряду pooperscooper за отрядом лошадей.

Гейл - это своего рода цвет ослов по умолчанию: серебристо-серый, с белым носом и черными полосами на спине, на плечах и на ногах - признак того, что ослы больше связаны с зебрами, чем с лошадьми. Пара товарищей Гейл коричневые. Изредка появляется белый осел. Людям, которые не привыкли находиться рядом с ослами, трудно отличить друг от друга; отчасти это связано с вариациями оттенка серого или узором полосок на ногах.Но в основном это вопрос личности. У ослов его много. Они могут быть причудливыми, как кошки, и преданными, как собаки. Кто-то любит всех, кто-то никого, а кто-то крепко привязан к одному человеку. И они умные, очень умные.

Sharp владеет тремя ослами; она садится еще на троих для друга. Она надеется использовать их в качестве вьючных животных в своем бизнесе по пересеченной местности и, возможно, даже для верховой езды. «Я тренирую лошадей тридцать лет, но ослы другие, - говорит она.«Ослы намного быстрее, и если вы сделаете ошибку, они не забудут. Большинству лошадей требуется от 30 до 40 повторений, прежде чем они чему-то научатся. Осел занимает три. И в то время как лошадь может быть «запугана», говорит она, а не осла. «Вы должны сделать их своими друзьями, иначе ничего не добьетесь».

В стаде Вайколоа около шестисот ослов; Снейк и Гейл среди трех сотен, которые уже нашли новый дом. Бергин надеется переместить еще пару сотен, оставшихся вне зоны охвата.В их старом доме просто стало слишком тесно - не только ослами, но и людьми.

Птица Макивер из CB Horse Rescue в Пуна ухаживает за членом стада Вайколоа, крупнейшей популяции диких ослов, все еще бродящих по лугам Большого острова. По мере развития района Вайколоа ослы отрезаны от источников пресной воды недалеко от побережья. Они также стали проблемой для местных жителей, вызывая дорожно-транспортные происшествия и выпас скота на лужайках.
Это будет не первый случай переселения диких ослов с Большого острова. Стадо Вайколоа происходит от настоящих соловьев Кона, ослов, привезенных из Африки для работы на кофейных фермах Кона в начале 1900-х годов. Маленькие устойчивые ослики идеально подходили для работы с кофе: они укладывали до пятисот фунтов зерен за раз на крутых склонах Мауна-Лоа. Они социальные животные, но на многих крохотных семейных кофейных фермах была только одна. По ночам жалобный рев одиноких ослов эхом разносился вверх и вниз по горе, принося им прозвище «соловьиные».

После Второй мировой войны тракторы и излишки дешевых джипов лишили соловьев работы. Некоторых просто отпустили, но они столкнулись с жестким давлением растущего человеческого населения Кона. Одно дикое стадо Северной Коны было отрезано от прибрежных водопоев в результате развития и в конечном итоге собрано и переселено. Сегодня, по оценкам, в Коне осталось всего несколько десятков диких ослов.

В 1970-х годах, однако, некоторых перемещенных ослов Кона перевели в новый дом среди потоков лавы и сухих пастбищ вокруг Вайколоа, к северу.«Ослы Вайколоа были выпущены людьми, работавшими на первоначального разработчика Вайколоа», - говорит Аника Гласс, основательница организации Mälama Waikoloa Nightingales, которая занимается спасением ослов. По ее словам, идея их выпуска заключалась в том, чтобы «усилить сельскую атмосферу. Они думали, что ослов будет больше похоже на ранчо ». Застройщик освободил тридцать ослов Кона на землях ранчо над деревней Вайколоа. Позже, говорит Гласс, некоторые из выживших ослов Северной Коны также были выпущены на свободу в районе Вайколоа.

Ослы произошли от североафриканских диких ослов; они приспособлены к условиям полупустыни, поэтому сухие пастбища вокруг Вайколоа идеально подходили для них. И они нашли здесь полезную экологическую роль: большая часть их среды обитания заросла агрессивной фонтанной травой, которая имеет неприятную привычку сжигать своих соперников до смерти. В засушливых условиях он воспламеняется, как папиросная бумага, и горит очень горячо, убивая всю растительность вокруг, кроме собственных корней. Пожар в кустах в 2006 году, питаемый тысячами акров фонтанной травы, почти уничтожил деревню Вайколоа.Коровы не едят. Даже козы не будут. Но ослы будут. «Ослы на самом деле помогли защитить район Вайколоа от лесных пожаров, просто выпас скота», - говорит Бергин.

Но неуправляемый рост может обернуться слишком большим плюсом, будь то подразделения или ослы. Стадо ослов увеличилось с тридцати до примерно шестисот. Между тем, как и в случае со стадом Северной Коны, растущие курорты и районы отсекают животных от пресноводных источников вдоль побережья.

«Вся причина, по которой мы действительно включили эту [операцию по спасению ослов], была вызвана засухой около года назад», - говорит Бергин. Измученные жаждой ослы начали бродить в деревне Вайколоа и на прилегающее шоссе. Они делали выемки на полях для гольфа, благоустроили газоны, гнали домашних животных (дикие ослы обычно ненавидят собак) и стали причиной дорожно-транспортных происшествий. И то, что им не хватает размеров, дикие ослы восполняют своей дерзостью. «Хищное животное либо убежит, либо устоит», - говорит Бергин.«В большинстве случаев лошадь будет убегать. Осел будет стоять на своем. Или зарядить.

Специальная сеть жителей Большого острова, в том числе Берд МакИвер и Брэди Бергин (на фото), работают над отловом, приручением и поиском постоянного жилья для умных лошадей.
Очевидно, что с соловьями Вайколоа нужно было что-то сделать, , но эвтаназия не была решением для столь любимого и культового животного.Поэтому Гласс начал сотрудничать с Бергином и другими, чтобы поймать, приручить и найти им дом. Местный владелец ранчо установил загоны-ловушки, куда ослы приходили за водой. Бергин предложил свои услуги и кастрировал самцов; он также предоставил место в загоне до тех пор, пока не будут найдены дома. Он получил финансовую поддержку от Общества защиты животных США. МакИвер и коневод Гена Алмаден обучают некоторых животных для домашней жизни. Центр спасения лошадей Оаху, Equine 808, был привлечен для размещения ослов на этом острове.Equine 808 уже импортировал своего первого «посла»: жеребенка по имени Марти.

«В Пуне мы не богаты, но у нас много земли», - замечает МакИвер, стоя под дождем рядом с загоном, полным ослов. «Мне звонят люди и говорят:« У меня двадцать »,« У меня сорок »,« У меня шестьдесят акров ». Чем могу помочь? »

МакИвер, худощавая женщина с обветренным видом закаленной пастушки, руководит службой спасения лошадей CB Horse Rescue в старой школе верховой езды в нижнем районе Пуны.На данный момент она нашла приют для более чем восьмидесяти ослов. Большинство из них были беженцами из Вайколоа, но она также разместила шестерых, чей владелец в Коне скончался. «Они успокаиваются сразу после того, как перестают бояться вас, потому что вы новичок», - говорит она. «Вот почему нам нравится держать их здесь на несколько дней, чтобы они могли привыкнуть к людям».

Прежде чем вы начнете мечтать о живой газонокосилке, ухаживающей за своим двором, обратите внимание: осел не для всех. Ему нужен по крайней мере акр или два пастбища, а также немного корма и ухода, хотя и не так много, как лошади - на самом деле, в дождливой Пуне с ее пышной растительностью одна проблема ослов - ожирение.Поскольку ослы могут жить до пятидесяти лет, владение одним из них - долгосрочное обязательство. Они также нуждаются в общении; Макайвер любит брать их попарно, когда это возможно. И, как почти все, кто участвует в спасении ослов, МакИвер отмечает, что ослам нужны владельцы, которые понимают, что они не такие, как лошади.

«Многие люди говорят, что ослы упрямы, но в основном они перехитрили людей. Их нужно убедить. Но если они вам доверяют, они это сделают », - говорит она.Как и собаки, у ослов развиваются чрезвычайно прочные связи - не только с людьми и ослами, но и с другими животными, что сделало соловьев Вайколоа очень востребованными у владельцев овцеводческих хозяйств Большого острова. Осел соединится со стадом и защитит его с упорством пиренейской овчарки. «Они хорошие сторожевые животные. Они просто выследят бездомную собаку прямо с пастбища, - говорит МакИвер.

Макивер принимает в основном взрослых ослов; Гена Альмаден специализируется на жеребцах.«Я не могу справиться с большими», - говорит Альмаден, который весит менее ста фунтов. Но у нее очень хорошо получается то, что она делает. Она тратит много времени на чистку зубов, мытье, кормление, расчесывание - все возможные контакты с людьми. «Они такие социальные животные», - говорит она. «Они лучше зайдут в дом и посмотрят с тобой телевизор, чем застрянут на пастбище». Она приводит в пример одного из своих «выпускников» и его владельца: «Он идет работать на своем грузовике. Он проводит около десяти минут в своем грузовике, а осел вытаскивает все из его заднего кармана и пытается помочь.Он должен остановиться и полюбить осла. А потом у него есть еще десять минут, чтобы поработать над своим грузовиком ».

Как сваха, Альмаден проводит много времени, изучая личность жеребцов и потенциальных владельцев. Несколько соловьев ушли в семьи с небольшими фермами и детьми. Один пошел к религиозной семье на Оаху, которая хотела его для вертепов и церковного контактного зоопарка. Другой достался 65-летней женщине, которая использовала его, чтобы вытащить кало (таро) из гор.

Плата за усыновление в размере 350 долларов, которую взимают Макивер и Алмаден, едва покрывает их расходы, не говоря уже о трудозатратах, некоторые из которых могут быть опасными. Приучая диких ослов поднимать ноги, чтобы можно было работать с их копытами, ноги Амаден временами становились черными и синими, но даже в этом случае она находит все это стоящим.

«Когда я их получаю, они никогда не видели человека или недоуздок, - говорит она, - но когда я закончу с ними, я могу передать их восьмилетнему ребенку.С моей стороны много работы, но она очень полезна ».

Усыновления, в сочетании с недавними дождями, несколько ослабили давление на стадо Вайколоа; к середине июня 2011 года в течение трех месяцев не было сообщений об осле на шоссе. Но что будет с ослами, остающимися в дикой природе, остается открытым вопросом.

Инга Гибсон из Общества защиты животных США изучает возможность «проткнуть» оставшихся диких кобыл с помощью противозачаточных средств.Она считает, что целью должен быть «нулевой рост популяции этого стада» - даже не замена умирающих ослов, что означало бы, что лет через сорок или около того в прериях Вайколоа не останется ослов. Но роль ее организации, по ее словам, состоит в том, чтобы «помогать» усилиям сообщества финансированием и опытом. А Бергин и Гласс работают с правлением деревни Вайколоа над возможностью выделить одну или две тысячи акров земли под приют для ослов с постоянным, устойчивым стадом из около 150 животных.

«Большинству людей, с которыми я разговаривал в деревне Вайколоа, нравятся ослы. Они просто не хотят, чтобы они были у себя на заднем дворе, на улице или на шоссе », - говорит Бергин. "Это можно сделать; мы можем сократить популяцию до такой степени, чтобы оставить часть самцов нетронутой и контролировать фертильность самок. Вполне возможно.

Те, кто хочет усыновить осла или помочь, могут связаться с сетью спасения ослов через больницу для животных Айна Хоу (айнаху.homestead.com/DonkeyInfo.html) или Гена Алмаден (genaalmaden @ gmail.com) для получения информации о том, как взять жеребенка.


DP151 Поющие соловьи

DP151 Поющие соловьи (Kona Nightingales)

Через месяц после службы 911 мы с женой Дебби переехали в Кайлуа-Кона на Большом острове Гавайи, чем мы оба хотели заняться еще до того, как встретились. Как только нас распаковали и разместили в нашем доме на острове, я понял, что одним из первых объектов, которые мне нужно было сфотографировать, были дикие ослы Северной Коны.

Эти ослы были потомками животных, которых выращивали на кофейных фермах до конца Второй мировой войны. До войны по вечерам часто можно было слышать, как ослы перекликаются с фермы на ферму, и местные жители стали их называть «Соловьи Кона». После окончания войны излишки военной техники заменили этих вьючных животных, и в конце концов они ушли с ферм на открытое пространство на север.

Шесть лет назад мы поженились на пляже в Kona Village Resort.Этот курорт был расположен на месте древней деревни и был окружен потоком лавы 1801 года из Хуалалая. Поскольку водоснабжение курорта было надземным, примерно на полпути от шоссе к курорту было два огромных резервуара для воды. В резервуарах были перепускные клапаны, которые подавали воду животным в этом районе.

Дважды в день ослы заходили сюда за водой. Я знал, что территория приближается, и было неясно, какова в конечном итоге судьба этих ослов.Я знал, что мне нужно попытаться сфотографировать этих животных на лавовых полях, пока они еще там.

Лавовые потоки в этой области было трудно ориентироваться, ослы каким-то образом знали, куда ступить. Что до меня, то я шел пешком, планируя свой маршрут на несколько шагов вперед, неся с собой камеру с длинным объективом и штатив. Я бы несколько раз съездил в эту местность, чтобы сфотографировать соловьев. Наконец, однажды я был вознагражден тремя ослами, стоявшими рядом друг с другом, а двое самых близких к камере ревом.В тот день у моего ставня была тренировка.

После того, как весь фильм был обработан и отредактирован, я нашел несколько изображений, которые, я был уверен, будут хорошо продаваться. Я сделал несколько пробных отпечатков, чтобы показать Дебби, и когда я показал ей то, что станет DP151 Singing Nightingales, она ответила: «Это действительно мило, но никогда не будет продаваться». Я сказал, что все еще собираюсь попробовать, поскольку чувствую, что у этого изображения есть некоторый потенциал. Мы оба ошибались; он превратился в наш самый продаваемый имидж всех времен примерно за одиннадцать месяцев и до сих пор остается таковым.Один из моих клиентов оказался стоматологическим кабинетом в Коне, и пациенты могли его видеть во время чистки зубов.

Соловей Кона, Сизу, прибыл на ферму «Живая история кофе»

Фотография Сизу любезно предоставлена ​​Историческим обществом Кона.

(BIVN) - На ферму Kona Coffee Living History Farm прибыл 9-месячный осел по имени Шизу.

Историческое общество Кона недавно опубликовало фотографии и пресс-релиз, в котором представляет нового члена своей оханы.

На ферме Kona Coffee Living History Farm недавно появился новый малыш Кона Найтингейл, который присоединился к проживавшему там старшему ослу Чарли. Ласковый девятимесячный Соловей по имени Шизу поддерживает Чарли в его закатные дни и увековечивает важные исторические программы для школьников на ферме исторического общества Кона в Капитане Куке. Молодой ослик приспосабливается к новому окружению около недели.

Сизу приезжает на ферму, чтобы продолжить историческую программу Kona Nightingale, которую помог разработать примерно 35-летний осел фермы Чарли.С 2015 года Историческое общество Кона работает над финансированием, поиском, обучением и интеграцией молодого осла на ферму, чтобы обеспечить общение для пожилого Чарли, а также обеспечить увлекательные посещения и новую учебную программу для школьников. В марте 2017 года на ферму привезли первого товарища Чарли. Община помогла дать имя молодой ослице в ходе избирательной кампании, которая длилась три недели после ее прибытия. «Mele» победил всенародным голосованием, но «Shizu», что в переводе с японского означает «тихий, чистый», было одним из рассматриваемых имен.В апреле 2018 года Мел трагически погибла, и за ее смертью последовала излияние поддержки со стороны сообщества. С тех пор щедрый жертвователь сделал анонимное пожертвование, побуждая других внести свой вклад в оселую программу Исторического общества Кона, с обещанием собрать до 10 000 долларов пожертвований.

Yamagata Farms, семейная ферма в Южной Коне, которая пожертвовала Меле Историческому обществу Кона в прошлом году, пожертвовала нового осла в поддержку программы Исторического общества Кона и обсуждала с Историческим обществом Кона вопрос о возможном пожертвовании второго ребенка в ближайшие месяцы .Шизу был подарен в июне 2018 года, а за прошедшие месяцы прошел обучение у Каоху Хаалилио, старшеклассника средней школы Конаваэна и студенческого вице-президента Гавайской ассоциации родео средней школы на ранчо Махелани. Каоху также прошел квалификацию и представлял Гавайи в финале родео в национальной средней школе, заняв 25-е место в стране. Под руководством Каоху Сизу научилась вести, носить упряжь и вьючное седло и чувствовать себя комфортно, когда с ней берутся руки. Теперь, вместе с сотрудниками фермы «Живая история кофе» Кона, Шизу изучает некоторые задачи Соловья Кона, такие как перевозка кофе и других сельскохозяйственных товаров.

«В начале 20-го века ослы были важными членами семей пионеров кофе, созданных Коной. Эти соловьи Кона помогают оживить нашу историю и добавляют новый захватывающий элемент в наши интерактивные программы живой истории. «Ослы будут одними из первых, кто встретит местных школьников и путешественников по всему миру, которые посетят ферму Kona Coffee Living History Farm», - сказал директор отдела интерпретации Исторического общества Кона Гэвин Микулка.

«Мы были так убиты горем, когда Чарли потерял Меле прошлой весной, и, честно говоря, не были уверены, учитывая его преклонный возраст, проживет ли он достаточно долго, чтобы иметь другого компаньона.Он был так привязан к Мелу, что мы не знали, как он примет Шизу, но их первая встреча была трогательной и вызвала несколько слез », - заявила исполнительный директор Joy Holland. Чарли проведет следующие несколько недель с Сизу, готовя ее к жизни на Ферме. Фестиваль фермы Kona Historical Society's Farm Fest 2018 на ферме Kona Coffee Living History Farm в воскресенье, 11 ноября, будет открыт для публики и даст возможность впервые увидеть Сизу, новое маленькое дополнение фермы Kona Coffee Living History Farm
.

Историческое общество Кона - это общественная некоммерческая организация 501 (c) (3), аффилированная с Смитсоновским музеем. Для получения дополнительной информации позвоните в Историческое общество Кона по телефону 808-323-3222 или посетите сайт konahistorical.org. Чтобы получать последние новости о программах Исторического общества Кона, исторических местах и ​​специальных мероприятиях, «НРАВИТСЯ» Историческое общество Кона на Facebook.

Ослов для усыновления на Гавайях, но только парами

Последние 50 диких ослов на Большом острове будут собраны, чтобы ознаменовать заключительный шаг в шестилетних усилиях по размещению их в приютах.

Ослы - последние из более чем 500 человек, выброшенных на берег с первых дней существования гавайских кофейных и сельскохозяйственных плантаций.

Когда засуха вынудила ослов в жилые районы в поисках воды, стадо стало проблемой, когда животные начали выходить на проезжие части, разрывать поля для гольфа и пить воду из бассейнов, - сказала Инга Гибсон, директор Общества защиты животных штата Гавайи. Соединенных Штатов.

Жители Общества и Биг-Айленда в пятницу начинают работу по подготовке ослов к усыновлению.Все ослы пройдут медосмотр у ветеринара, прежде чем их отправят в новый дом.

«Одна из наших первых жалоб заключалась в том, что ослы на самом деле заходили во двор школы», - сказал Гибсон, добавив, что некоторым жителям Большого острова настолько надоели ослы, что они угрожали убить их, в то время как другие хотели использовать их мясо в пищу. сделать вяленым.

По словам Гибсона, стадо оставалось полностью неуправляемым в течение почти 40 лет, потому что они не считались дичью или животными, находящимися под угрозой исчезновения.Считается, что ослы были перевезены в Вайкалоа из Коны в 1970-х годах, когда в этом районе росло развитие, сказал Гибсон.

Гуманное общество вмешалось шесть лет назад, получив звонки от обеспокоенных жителей. С тех пор они потратили около 200 000 долларов на то, чтобы разместить в домах более 450 ослов, в том числе 120, которые были доставлены в Калифорнию в 2011 году и нашли дома через Eagle-Eye Sanctuary Foundation и Peaceful Valley Donkey Rescue, сказал Гибсон.

«Изначально это была устрашающая ситуация, например, что мы будем делать с 500 дикими ослами?» - сказал Гибсон.«Это была действительно замечательная работа сообщества, и мы не получали никакой государственной поддержки или финансирования».

Жительница Большого острова Тони Шаттауэр получила от друга двух ослов и обнаружила, что они помогают защитить других ее животных, например кур от диких собак. Поэтому на прошлой неделе она решила усыновить еще двух ослов - Жозефину и Сути Мэй, которые обе беременны.

«Я никогда раньше не выращивал ослов, поэтому немного нервничал по этому поводу», - сказал Шаттауэр. «Но это было действительно легко.”

Ветеринар

Ваймеа Брэди Бергин сказал, что местный владелец ранчо в настоящее время работает над задержанием последних ослов, чтобы их можно было подготовить к усыновлению. По его словам, ослов заманивают в загон с помощью поилки. Как только ослы окажутся в загоне, их доставят в ветеринарную клинику Бергина.

Перед усыновлением ослы должны быть здоровы, а самцы должны быть кастрированы, что является более простым и менее инвазивным процессом, чем стерилизация самок, сказал он.

Гибсон сказал, что от 70 до 80 процентов из оставшихся 50 ослов интересовались домами. По словам Гибсона, многообещающие усыновители ослов должны пройти строгий процесс отбора, чтобы убедиться, что у них достаточно земли и они знают, как заботиться о животных, которые никогда не контактировали с людьми. По словам Гибсона, обучение ослов тому, как вести себя из недоуздка и взаимодействовать с людьми, может занять от нескольких недель до месяцев.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *