Главная > Уроки для художников > Пушкин в профиль фото – Портреты А.С. Пушкина – их авторы и описание

Пушкин в профиль фото – Портреты А.С. Пушкина – их авторы и описание

Картинки пушкин профиль, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения пушкин профиль

Картинки пушкин профиль, Стоковые Фотографии и Роялти-Фри Изображения пушкин профиль | Depositphotos®

BestPhotoStudio

4256 x 2832

EdZbarzhyvetsky

7360 x 4912

ArturVerkhovetskiy

7360 x 4912

Человек, портрет, профессионал, безопасность, крик, старший, рубашка, крик, улыбка, звук, пространство, спикер, студия, успех, разговор, связывают, белый, работа, рабочий, молодой

ArturVerkhovetskiy

7360 x 4912

ArturVerkhovetskiy

4511 x 6759

AntonioGuillemF

4000 x 4000

ArturVerkhovetskiy

7063 x 4714

ArturVerkhovetskiy

4912 x 7360

Wavebreakmedia

6052 x 5000

ru.depositphotos.com

Портреты Натальи Николаевны Гончаровой-Пушкиной-Ланской – Журнал обо всём

НАТАЛЬЯ ГОНЧАРОВА

По – ангельски кротко,
по – дьявольски томно
Шлёт взор из – под век,
А в грации шеи таится надломно
Тюльпана побег.

Изящной головки слегка озадачен
Прелестный бутон.
Кого осчастливил, кому предназначен
Сей дивный поклон?

Открытое платье всем кажет несмело
Обрушенность плеч.
Простите ей, люди.
Она не сумела супруга сберечь.

Когда довелось, не страшась катафалка,
Под дулом стоять,
Поэт посчитал –
за Такую не жалко
Жизнь богу отдать.

Сохранилось довольно много словесных описаний внешности Натальи Николаевны и ее художественных портретов. Естественно, каждый видел и воспринимал ее по-своему и, прежде всего как жену Пушкина. Но было в этой женщине нечто такое, что выделяло ее из всех прославленных красавиц и составляло особенность ее натуры и характера.

­
Наталья Гончарова. Неизвестный художник.
1810 год. Бумага. Акварель

А вот что записал А.С. Сомов со слов Надежды Михайловны Еропкиной:

«Натали еще девочкой-подростком­ отличалась редкой красотой. Вывозить ее стали очень рано, и она всегда окружена была роем поклонников и воздыхателей. Участвовала она и в прелестных живых картинах, поставленных у генерал-губернатора кн. Голицына и вызвала всеобщее восхищение. Место первой красавицы Москвы оставалось за нею. Наташа была действительно прекрасна, и я всегда восхищалась ею. Воспитание в деревне на чистом воздухе оставило ей в наследство цветущее здоровье. Сильная, ловкая, она была необыкновенно сложена, отчего и каждое движение ее было преисполнено грации. Глаза добрые, веселые с подзадоривающим огоньком из-под длинных бархатных ресниц. Но покров стыдливой скромности всегда вовремя останавливал слишком резкие порывы. Но главную прелесть Натали составляли отсутствие всякого жеманства и естественность. Большинство считало ее кокеткой, но обвинение это несправедливо. Необыкновенно выразительные глаза, очаровательная улыбка и притягивающая простота в обращении, помимо ее воли, покоряли ей всех».

«Когда я увидел ее в первый раз, красоту ее только что начали замечать в обществе. Я ее полюбил, голова у меня закружилась; я просил ее руки».

«В белом воздушном платье, с золотым обручем на голове, она в этот знаменательный вечер поражала всех своей классической царственной красотой».
(А.П. Арапова)

­
А. П. Брюллов. Портрет Н. Н. Пушкиной. 1831-1832 г. Бумага, акварель.

“При жизни поэта был написан всего один ее акварельный портрет. Автор его — Александр Брюллов — смог передать лишь молодость и миловидность почти детского лица и нарядный туалет модели. Вряд ли можно требовать большего от художника, писавшего столь юную особу (на портрете Наталье Николаевне не более 18 лет). Все последующие акварельные ее изображения написаны уже в период вдовства и нового замужества. Автор их — Вильгельм Гау — с 1840 года придворный художник. Его многочисленные портреты Натальи Николаевны — более или менее удачные, однако не претендуют на психологическую глубину. На этих акварелях, датированных 1841 — 1849 годами, Наталья Николаевна разная, но мало похожая на словесные описания, воспевающие ее классическую красоту и внутреннее совершенство”. из статьи Римской Корсаковой http://www.nasledie-rus.ru/podshivka/8910.php

Владимир Гау создал пять акварельных портета Натальи Николаевны в 1842, 1843, 1844 и 1849 годах. Этому художнику, как никому другому, удалось запечатлеть на бумаге особенности натуры Натальи Николаевны. Ни тени кокетства или позёрства. Невольно вспоминаются горькие слова П. А. Вяземского, обращённые к вдове Пушкина в 1841 году по поводу её красоты: “Вы власть, Вы могущество в обществе… Я не знаю, почему Вы роковым образом не умели никогда в подобном случае взять выигрышную роль, которая предназначена Вам природою и принадлежит по самому законному праву. Вы не умеете царствовать… Не стоило быть столь прекрасной, как Вы, чтобы достигнуть такой печальной цели”. Характерно, что на двух акварелях Гау 1849 года Наталия Николаевна изображена уже женой генерал-майора П. П. Ланского, за которого она вышла замуж в 1844 году; но облик её, самоощущение не изменились.

­
А.С.Пушкин.Профиль Натали

­
В. Н. Гау. Портрет Натальи Николаевны Пушкиной

­
В. Гау. Портрет Н. Н. Пушкиной. 1841

­
В. Гау. Портрет Н. Н. Пушкиной. 1842. Акварель

­
К. П. Мазер Наталья Николаевна Пушкина.

­
В. Гау. Портрет Н. Н. Пушкиной. 1842-1843. Акварель

­
В. Гау. Н. Н. Пушкина-Ланская. Акварель. 1849

­
В. Гау. Н. Н. Пушкина-Ланская. Акварель. 1849.

Два сохранившихся портрета масляными красками показывают нам облик Наталии Николаевны в последний период её жизни. Первый из них написан летом 1849 года Иваном Макаровым – молодым художником, который сам попросил Наталию Николаевну “заняться” её портретом, так как “сквозил характер лица”. “Чрезвычайно изящная картина”, написанная Макаровым за три сеанса, заслужила следующий отзыв модели: “…это один из лучших моих портретов… я изображена такой красивой женщиной, что мне даже совестно согласиться, что портрет похож”.

­
И. К. Макаров Наталия Николаевна Ланская. 1949

Интересно, что Макаров, представитель молодого поколения как в общественной жизни, так и в живописи, сумел не только реалистически передать черты модели, но возвести их в идеал, воплотив в нём своё представление не столько о генеральше Ланской, сколько о жене великого поэта, которой было посвящено стихотворение “Мадонна”.

­
H. Н. Пушкина-Ланская. Конец 1850-начало 1860-х г.г. Фотография

­
Н. Н. Пушкина-Ланская. Начало 1860-х гг. Фотография

­
Н. Н. Пушкина-Ланская. Начало 1860-х гг. Фотография

­
Н. Н. Пушкина-Ланская. Начало 1860-х гг. Фотография.

­
И. К. Макаров Портрет Н. Н. Пушкиной-Ланской. 1963

На последнем портрете Наталии Николаевны, написанном салонным живописцем Т. А. Неффом, вероятно, в 1856 году, мы видим уже немолодую женщину с бледным, осунувшимся лицом, с синими тенями под запавшими глазами, как это бывает с возрастом. Всё ещё правильные черты несут на себе отпечаток перенесённых страданий и усталости. Семь лет, разделяющие портреты работы Макарова и Неффа, были для Наталии Николаевны полны тревог, переживаний, болезней.

­
T. Нефф(Макаров) Н. Н. Пушкина-Ланская. Масло. 1856 (?)

Каждый из этих двух художников ставил перед собой разные задачи и пользовался разными творческими методами. Для Макарова главным было создать возвышенный образ женщины, вдохновившей некогда Пушкина на дивные стихи. Он делает лицо центром картины – это самое яркое пятно, освещённое несколько сверху и с той стороны, куда повёрнута голова. Нежный румянец мягко сияет на золотисто-коричневом фоне портрета. Дополнительным цветовым акцентом, оттеняющим лицо, служит белое прозрачное газовое покрывало, ниспадающее с головы на плечи и грудь. Это воздушное, как бы сотканное из лунного света обрамление лица сообщает образу известную лёгкость и одновременно торжественность. И придаёт портрету отдалённое сходитсво с Сикстинской мадонной Рафаэля. Высокому строю произведения способствуют и другие приёмы: овальная форма холста и вторящие ей линии лба, волос, подбородка, плеч, покрывала; живопись жидкими красками с лессировками, так что местами просвечивает тёплый тонированный грунт; употребление красок, смешанных с белилами, сложных полутонов, неярких, неконтрастных, плавно переходящих из одного в другой.

Нефф видел свою задачу в том, чтобы представить даму высшего света, жену крупного военного чина. Это прежде всего репрезентативный (представительский) портрет. Наталия Николаевна изображена в парадном дорогом наряде и драгоценностях на фоне резной спинки кресла и вьющихся лоз плюща. На ней белое открытое платье, отороченное кружевами, с правого плеча спущена красная мантилья с широкой собольей опушкой, на шее голубая с жёлтым узором лента, скреплённая бриллиантовой брошью, в ушах голубые эмалевые серьги. Желая возвысить модель за счёт антуража и аксессуаров, художник избирает прямоугольный формат портрета, резкое пересечение линий, контрастные сочетания красок. Он употребляет яркие локальные тона, пишет объёмным пастозным выпуклым мазком.

И всё же, быть может, именно на фоне этой кричащей роскоши виднее благородство черт усталого, немного скорбного лица. Вот как выглядела Наталия Николаевна примерно в то время, по словам Л. Спасской, дочери врача в Вятке: “От её некогда знаменитой красоты сохранилось мало следов… В обращении Наталия Николаевна производила самое приятное впечатление сердечной, доброй и ласковой женщины и обнаруживала в полной мере тот простой, милый аристократический тон, который так ценил в ней Пушкин”.

Е. Павлова

История создания портрета К. Лаша широко известна из переписки Натальи Николаевны с мужем и цитируется Рожновыми в их книге. В начале января 1856 года Н.Н.Ланская приехала из Вятки в Москву, где ее ожидали дочери. Она остановилась в доме Гончаровых на Никитской и свиделась с братьями и отцом. В письме к мужу от 13 января 1856 года она писала: «…Я, слава Богу, чувствую себя лучше, кашель прошел и я даже надеюсь вскоре начать мой портрет. Ты взвалил на меня тяжелую обязанность, но, увы, что делать, раз тебе доставляет такое удовольствие видеть мое старое лицо, воспроизведенное на полотне»13. В письме от 17 февраля она жалуется, что портретные сеансы занимают все ее утра. Так, накануне она провела в мастерской у Лаша от часа до трех, и художник сделал пока только рисунок, который ей показался правильным в смысле сходства. По словам Натальи Николаевны, художник выбрал левый профиль и изобразил ее в трехчетвертном повороте. По совету Лаша, никогда не видевшего ее до сеанса, она должна была надеть закрытое платье. Портрет был окончен за месяц, так как в марте Наталья Николаевна с дочерьми возвратилась в Петербург.

­
К. Лаш. Портрет Пушкиной-Ланской. 1856

На портрете К. Лаша Наталье Николаевне неполных 45 лет. На ней черное закрытое платье и черная кружевная косынка на голове. Освежают лицо жемчужные серьги с бусами и белый кружевной воротничок. Несколько странно выглядит темно-зеленый бант, приколотый поверх воротничка, который, возможно, делал бледное лицо более розовым. Некоторую «траурность» портрета скрашивают пурпурные складки спущенной с плеч то ли бархатной накидки, то ли драпировки. Художник изобразил свою модель с легкой полуулыбкой и блеском в глазах. В целом, портрет носит чисто светский характер и ничего нового о модели не говорит. Его художественный уровень не слишком высок, а детали одежды написаны откровенно небрежно. Вряд ли интересовала художника внутренняя сущность модели, да и знал ли он, кого пишет.

оригинал:Великая Княжна Мария Николаевна здесь

kolybanov.livejournal.com

Портреты Пушкина – Вселенная: Александр Сергеевич Пушкин

Ксавье де Местр. “Пушкин – ребенок”. 1801-1802 гг. Металлическая овальная пластина, масло. Атрибуция портрета Н.В. Баранской.

Саша Пушкин, лицеист. Художник Ю.В.Иванов.

“Пушкин в Царском Селе”, картина Ильи Репина, 1911.

О.А. Кипренский. “Портрет Пушкина”. 1827 г. Холст, масло. О поразительном сходстве портрета с Пушкиным говорили его современники. Так, например, Н.А. Муханов сказал: “С Пушкина списал Кипренский портрет необычайно похожий.”

П.Ф.Соколов. “Портрет Пушкина”. 1836 г. Бумага, акварель. Соколов изобразил Пушкина в его любимой позе со скрещенными на груди руками.

И.К. Айвазовский, И.Е. Репин. “Прощание Пушкина с морем.” (“Прощай, свободная стихия…”). 1887 г. Холст, масло. Айвазовский знал свою слабость в портрете и сам пригласил Репина написать Пушкина. Позднее Репин так отозвался о совместной работе: “Дивное море написал Айвазовский (…) И я удостоился намалевать там фигурку.”

И.К. Айвазовский, “Пушкин на берегу Черного моря” 1887г. На одной из выставок в Петербурге (1836) встретились два художника – художник пера и художник кисти. Знакомство с Пушкиным произвело неизгладимое впечатление на молодого Айвазовского. “С тех пор и без того любимый мною поэт сделался предметом моих дум, вдохновения и длинных бесед и рассказов о нем”, – вспоминал художник.

В.А. Тропинин. “Портрет Пушкина”. 1827 г. Холст, масло. Портрет Тропинину заказал сам Пушкин и подарил его своему другу С.А.Соболевскому.

А.П. Елагина. “Портрет Пушкина”. 1827 г. Ткань, наклеенная на картон, масло. Копия с портрета работы Тропинина. Выполнена для Соболевского, чтобы он смог взять эту копию с собой заграницу.

И.Е. Репин. “Портрет Пушкина”. 15 февраля 1913 г. Копия с работы Тропинина. О ней мало что известно у нас, в России. Даже в монографии Грабаря “Репин” о портрете ничего не сказано. Находится в Праге.

Пушкин в селе Михайловском (Пущин у Пушкина). Художник Н.Н. Ге. 1875 г.

Тригорское (около Михайловского), “Скамья Онегина”.

Б.В. Щербаков. “Пушкин в Петербурге”. 1949 г. Холст, масло. Этот парадный портрет явно не удался, Пушкин в жизни выглядел по-другому. Здесь он приукрашен.

Неизвестный художник. “Портрет Пушкина”. 1831? г. Это апокрифический портрет поэта, не имеющий в чертах лица никакого сходства с Пушкиным. Покрой одежды и манера письма дают основание датировать портрет 1860-ми годами. Поэтому дату “13 июля 1813 года” можно считать фальшивой.

И.Л. Линев. “Портрет Пушкина”. 1836-37 г.г. Холст, масло. Здесь Пушкин представлен совершенно натурально, без всяких прикрас. Это последнее прижизненное изображение Пушкина.

Г. Гиппиус. “Портрет Пушкина”. 1828 г. Литография.

Т. Райт. “Портрет Пушкина”. 1837 г. Гравюра на стали. В этом портрете И.Е. Репин подметил: “Обратите внимание(…) что в наружности Пушкина отметил англичанин. Голова общественного человека, лоб мыслителя, государственный ум.”

Гравюра на меди. Это первый портрет, который был опубликован в издании 1822г. “Кавказский пленник” в типографии А.И.Герча.

И.Е.Вивьен. “Портрет Пушкина”. 1826 г. Бумага, итальянский карандаш, белила.

В.А. Серов. “Пушкин в парке”. Исследователи иконографии поэта спорят о том, в каком месте изображен серовский Пушкин: в Царском Селе или в деревне. Но важно ли это? Очень точно на этот вопрос ответил И.Е.Репин: “Серов, как Толстой, как Чехов, более всего ненавидел общие места в искусстве – банальность и шаблонность.”

Б.М. Кустодиев. “Портрет А.С. Пушкина”. 1915 г. Бумага, итальянский карандаш.

П.И. Челищев. “Пушкин и граф Д.И. Хвостов”. Начало 1830г. Бумага, итальянский карандаш. Челищев обладал талантом карикатуриста. Он изобразил Пушкина крупным планом, во весь рост, широко шагающим. На заднем плане миниатюрная фигурка Хвостова, сгорбленная, на полусогнутых тонких ножках. Возникает образ гиганта Пушкина, идущего семимильными шагами, и малютки Хвостова, путающегося у него под ногами.

Пушкин на прогулке. Художник В.А. Серов. 1899 г.

Пушкин среди декабристов в Каменке. Художник Д.Н Кардовский. 1934г.

В.И. Шухаев. “Портрет Пушкина”. 1960г. Бумага, пастель, сангина. Оригинален замысел графического портрета: на листе бумаги художник плотно рисует сангиной, моделируя лицо и кисти рук поэта, а контуры фигуры лишь намечает одной линией, то – явной, то – сходящей на нет.

Автопортрет (в круге). 1817-1818 гг. Самый ранний из дошедших до нас автопортретов Пушкина. Предназначался для первой книги стихов поэта “Стихотворения Александра Пушкина” (не издана).

Пушкин и Онегин. Начало ноября 1824 г. Автоиллюстрация к первой главе “Евгения Онегина”. Письмо к брату Льву Сергеевичу.

Автопортрет из альбома Елизаветы Николаевны Ушаковой. Конец сентября – начало октября 1829 г.

Автопортрет на листе, вклеенном в альбом Е.Н. Ушаковой. 1829г.

А.С. Пушкин. Автопортрет (исполненный в период ссылки в Михайловское 1824 г.).

Н.В. Гоголь. “Наброски профиля Пушкина”. 1837 г. Бумага, чернила, перо, карандаш. На двух набросках профиль поэта, с большим горбатым носом и с усиками, более напоминает самого Гоголя, чем его модель

pushkinskij-dom.livejournal.com

Пушкин в портретах — По ком звонит колокол

Пушкин-ребенок. Миниатюра
1801-1802 гг.

«Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная», — писал Пушкин. Если мы держим в памяти образ великого человека, созданный хорошим художником, как это оживляет и углубляет «самую занимательную науку»! Но и художник увлечен той же наукой: он следует за мыслями великого человека с кистью в руке, улавливая и исследуя его живой образ.

Мы с первого дня начинаем жить в окружении пушкинских портретов, с первых дней своих знаем его неповторимый облик. А люди, которые живут в одно время с поэтом, твердят, как клятву, оду «Вольность», «К Чаадаеву», люди, ходящие с Пушкиным под одним небом, по одному городу, по одним улицам, могут встретить Пушкина и пройти мимо, не угадать.

Фотография не изобретена, первый простейший фотографический снимок, дагероскоп, появился уже после смерти Пушкина.

Портреты? Самый первый — миниатюрная работа неизвестного художника. Портрет, изображающий Пушкина ребенком трех, трех с половиной лет, хранился у потомков знаменитого московского врача Матвея Яковлевича Мудрого, лечившего Пушкиных, когда они были в Москве. Этот портрет, сделанный крепостным художником, по семейному преданию, был подарен матерью поэта Н.О. Пушкиной единственной дочери Мудрова — Софье.

В детском портрете видны характерные черты Пушкина, менее определенные, чем в портретах зрелого возраста; выпуклые губы, чуть прижатый вырез ноздрей, глубокая бороздка посреди подбородка. Видно, что мальчика причесали перед позированием. Кудри его приглажены, но отдельные прядки уже приподнялись, готовые опять завиться. У малыша живой взгляд серо-голубых блестящих глаз.

В 1950 г. правнучка С.М. Мудровой подарила миниатюру талантливому актеру Всеволоду Якуту, создавшему живой образ поэта в спектакле «Пушкин». Народный артист РСФСР, Якут передал миниатюру в московский музей Пушкина.

В 1822 году впервые напечатана поэма «Кавказский пленник». К ней приложен портрет автора, гравированный мастером Егором Гейтманом. Рисунок, с которого сделана гравюра, исполнен, видимо, еще до ссылки Пушкина. Один из тогдашних туристов нашел портрет «весьма похожим», сам же Пушкин — он в это время в Кишиневе, — едва получил экземпляры поэмы, откликается в письме к Гнедичу (по ошибке именуя гравюру — «литографией»): «А.Пушкин мастерски литографирован, но не знаю, похож ли…» — Нет, все же ему кажется не очень похож. «Если на то нужно мое согласие-то я не согласен», — пишет он.

Тайна гейтмановской гравюры не разгадана и поныне. Спорят о возрасте изображенного на ней поэта. 12-13 лет мальчик или юноша, уже окончивший лицей? Но главный вопрос, кто нарисовал портрет? Доказано — не сам гравер: он обычно работал по чужим рисункам. Называли лицейского учителя рисования Чирикова; поэт и драматург Кухольнин, К.Б.(Карл Брюллов, творец) объявил: «Сей портрет нарисован наизусть, без натуры». Однако по всем данным Пушкин и Брюллов познакомились менее чем за год до смерти Пушкина.

А.С. Пушкин. Гравюра
И.Е. Гейтмана. 1822

На гравюре мы видим кудрявого мечтательного юношу, устремившего вдаль отрешенно задумчивый взор. Мягкие, округлые черты лица совсем еще детские. В памяти современников поэта, по ассоциации, скорее всего, возникло широко известное изображение Байрона на портрете работы Ричарда Уэстала. Та же поза, воротник, который так и назывался «a la Byron», выражение вдохновенного лица — все свидетельствовало, что перед зрителем поэт.

Еще одна любопытная подробность. После окончания лицея в 1817 году поэт стал готовить для печати сборник своих стихов. Приблизительно к этому же времени относят исследователи и один из первых автопортретов поэта, так называемый «портрет в круге». Автопортрет разительно не похож на все изображения, которые были тогда в моде и прилагались обычно к томикам стихов и поэм. Весьма далек автопортрет и от гравированного Гейтманом. Не оставляет мысль, что уже тогда Пушкин подчеркнуто хотел предстать перед публикой самим собой, а не походить на расхожие стереотипы; хотел чтоб увидели его Пушкиным, а не Байроном.

Нарисовав себя в полуфигуру (обычно его манера в автопортретах — профиль), он тщательно прорисовал голову, силуэт и детали костюма. Свое изображение заключил в своеобразный медальон и затушевал штрихом угол.«Весь облик подтянут, худощав, заострен; у него покатая, почти стремительная линия лба, надбровий, носа; выступающая вперед верхняя губу; сухая, извилистая линия рта; вздернутые очертания ноздрей, нерельефный, срезанный подбородок, крупно поставленные глаза, отмеченные той особой выпуклостью, которую сумел передать только Тропинин. «Индивидуальна… прическа: она небольшая, тщательно приглаженная, собранная округло по затылку». Больше такой манеры носить волосы у Пушкина мы не встретим. Начиная с кишиневских и кончая предсмертными изображениями, везде дальше пойдет та всклокоченная, вольная, играющая прядями и кольцами копна волос, которая входит традиционно в наше представление о пушкинском облике» (Эфрос А.М. «Автопортреты Пушкина»)

Сам Пушкин невысоко ценил свою внешность:

Зачем твой дивный карандаш
Рисует мой арапский профиль?.. –

Обращается он в стихах к английскому художнику Джорджу Дау ( автор почти 300 портретов генералов 1812 года для Военной галереи Зимнего дворца, Дау исполнил с натуры портрет Пушкина, до нас не дошедший).

И все-таки был художник, сопровождавший Пушкина в его скитаниях, разделявший с ним его «блуждающую судьбу», — всюду, где ни оказывался поэт, художник внимательно всматривался в меняющиеся черты пушкинского облика и спешил закрепить их на бумаге. Этот художник — сам Пушкин.

А.С. Пушкин. Автопортрет
в круге. 1817

Пушкин великолепно знал свое лицо, в автопортретах схвачены и переданы самые разные оттенки его душевного состояния. Не всегда он изображал себя таким, каким видел, когда брался за перо или карандаш. Есть портреты воспоминания: на них он представляет себя в юности. Есть портреты, где он старается как бы заглянуть вперед и представить облик своей старости. Есть шутливые, нарочно смешные изображения.

Очень важно знать, в каком месте пушкинской рукописи находится автопортрет. Рисунки в пушкинских рукописях не сами по себе: они как бы часть творческой работы поэта. Нередко одни и те же раздумья рождают поэтическую строку и портрет на полях.

1 сентября 1827 года в Петербурге, в залах Академии Художеств, открылась выставка, на которой публика увидела портрет А.С. Пушкина. Портрет был заказан лицейским товарищем Пушкина Антоном Дельвигом. После кончины Дельвига в 1831 г. поэт купил его для себя, в семье Пушкиных он и находился, переходя по наследству от старшего сына Александра. Во второй половине 1879-х годов Третьяков неоднократно делал попытки заполучить эту работу для своей коллекции. Но Александр Александрович при жизни не хотел расставаться с портретом отца. И только в 1916 году холст был приобретен галереей у внука поэта Григория Александровича Пушкина.

Как восприняли портрет современники? В дневнике профессора Петербургского университета А. Никитенко есть такие слова: «Вот поэт Пушкин. Не смотрите на подпись: видев его хоть раз живого, вы тотчас признаете его проницательные глаза и рот, которому недостает только беспрестанного вздрагивания». Газета «Северная пчела» писала: «…портрет первого современного русского поэта А.С. Пушкина. Благодарим художника от имени всех ценителей дарований Пушкина за то, что он сохранил драгоценные для потомства черты любимца Муз, это живой Пушкин». Юзефович М.В., знакомый поэта, отметил:«…его портрет работы Кипренского похож безукоризненно». И наконец, мнение отца поэта:«Лучший портрет сына моего суть тот, который написан Кипренским». И сам Пушкин дорожил именно этим портретом, только его из всех других захотел приобрести.

О каком же сходстве говорят современники? Пушкин в портрете Кипренского сдержан и величав. Классически четкий рисунок и жест скрещенных рук замкнули силуэт.

Интересно, что этот жест не сочинен художником как «поэтический». Он такой же в рисунке П. Вяземского и в гравюре Е.И. Гейтмана «Пушкин и на берегу Невы». Кипренский использует этот характерный жест в своих целях. Чуть повернута в сторону от нас голова, взгляд направлен мимо зрителя. Пушкин сосредоточен в себе. Сколько бы раз мы ни смотрели на портрет, в нем неизменно в первую очередь притягивают, поражают глаза. «Это были особые, поэтические, задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душой великого поэта», — вспоминала жена друга Пушкина. Живопись, создавая эффект пульсации поверхности изнутри, насыщает лицо живым дыханием, оно как бы озаряется мыслью, нервна, трепетна изысканной красоты, кисть руки, руки, державшей перо.

А.С. Пушкин. Портрет работы
О.А. Кипренского. 1827

Сила духовной выразительности этого лица такова, что вначале не замечаешь костюм, а на Пушкине обычный светский сюртук, шотландский плащ на плечах, зеленый шелковый галстук — все, вплоть до прически, по моде тех лет. Человек Пушкин — в своей эпохе. Но пространство вокруг его фигуры — вне времени. Будто светящийся зонтом, сложный цвет фона и Музы с лирой — романтическая метафора тонкого смыслового значения. Это цвет благородного лавра, венком из листьев которого в Древней Элладе венчали на состязаниях победителей. Пушкин воспринимается в портрете вне реальной среды и внутренне живет в другой сфере, в другом мире, создаваемом его воображением: «Он звуков и». Между ним и смотрящим на портрет расстояние, измеряемое не физической отдаленностью зрителя от холста. Оно подобно пропасти, по одну сторону которой — личность высшей духовной жизни, человек — творец.

У нас есть драгоценное прочтение портрета самим Пушкиным — его известное стихотворение «Кипренскому»

Любимец моды легкокрылой.
Себя как в зеркале я вижу,
Но это зеркало мне льстит:
Оно гласит, что не унижу
Пристрастья важных аонид,
Так Риму, Дрездену, Парижу,
Известен впредь мой будет вид.

Оценку портрета, главный критерии сходства здесь определяет «зеркало». Однако поэт увидел не бесстрастное, пассивное отражение, а образ — «но это зеркало мне льстит» — и раскрывает его смысл:

Оно гласит, что не унижу
Пристрастья важных аонид.

(Музы, богини искусств и наук — аониды — именовались так по названию местности в Эллиаде — Аония, где были горные вершины Геликон и Парнас — место культа муз и Аполлона) В «зеркале» — портрете Пушкин — поэт. Художник смягчил резкость «арийских» черт(они отвлекали бы своим своеобразием), не выявлены и такие черты характера как «неровный» и «вспыльчивый», которые, по словам Александра Сергеевича, имели значение только для окружающих поэта в личном общении. Образ очищен от обыденного и в этом смысле — идеален. В портрете — не «Пушкин в жизни», а Пушкин — «питомец чистых Муз«Отсюда и фраза: «Но это зеркало мне льстит». Художник слова понял и раскрыл образную концепцию художника кисти. В представлении Кипренского Пушкин являл собою в действительности его романтический идеал человека — творца.

Имеются и другие свидетельства, своеобразные подтверждения мысли Пушкина, выраженной им в стихах. Это его высказывания в письмах и ряд рисунков-автопортретов, в которыж он не только показывает, как он выглядит, но себя раскрывает. К 1827 году Пушкин был уже автором «Южных поэм», нескольких глав «Евгения Онегина», «19 октября», «Пророка», «Бориса Годунова». В это время он написал простые, скромные, но и гордые слова в письме Н.Н. Раевскому: «Я могу творить». Это то самоокружение, которое и составляет смысл произведения О.Кипренского.

Не менее интересен и еще один «творческий ключ» к его портрету — ряд автопортретных рисунков 1820-х годов, где он, не скрывая своих «арапских» черт, аристократически-художественно выразил: «Я могу творить».

За несколько месяцев до создания портрета Кипренским в Москве, куда Пушкин приехал вначале из Михайловского, был написан другой портрет поэта — В.А. Тропининым. Два разных художника-современника — и две различные образные концепции, два «разных Пушкина». Тропининский при его внутренней эмоциональности — это Пушкин-человек, через детали быта, стол, костюм, кольцо-талисман) он сиюминутно — достоверен и, быть может, тем самым особо привлекателен. Он на нем в домашнем халате, ворот белой рубаха распахнут. В таком облачении он садился за работу. И рядом никаких поэтических символов, как на портрете Кипренского. Там он один из приближенных Аполлона, призванных к священной жертве. А на полотне Тропинина — просто Пушкин. Пушкин веков. Лицо прекрасно. Открыто. Взгляд устремлен вдаль, задумчив, сосредоточен.

А.С. Пушкин. Портрет работы
В.А. Тропинина 1827 г.

«Наверное, многие испытывают неприятие слов Льва Сергеевича Пушкина о старшем брате: «Пушкин был дурен…». Зато последующие за этими слова: «но лицо его было выразительно и одушевленно». В моем воображении всякий раз являли образ поэта кисти Тропинина. Лик апостольский. На правой руке два перстня. Может, кто-то во сне прошептал, что один из них — одесский подарок графини Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой. На нем подпись по древнееврейски: «Сын досточтимого раби, да будет его память благословенна». Этот перстень Пушкин считал талисманом.

В Третьяковскую галерею тропининский портрет Пушкина, о котором речь, с инициалами «В.Т.», попал поздно, только в 1909 году — из семьи князя Михаила Оболенского. А когда в 1937 году страна отмечала столетие со дня гибели Пушкина, Третьяковка на оговоренное время передала шедевр Тропинина в Ленинградский музей Пушкина, но после отмеченной даты на все просьбы вернуть его получила отказ. И сейчас портрет в Санкт-Петербурге.

Среди реликвий Музея-квартиры А.С. Пушкина в Санкт-Петербурге есть портрет поэта, написанный художником И.Л. Линевым.

Портрет отличается глубокой реалистичностью. Поражают грустные, усталые глаза, печальное выражение изможденного заботами лица.

Пушкиноведы относят написание этого портрета к 1836 году, портрет признается последним, написанным при жизни Пушкина.

Автор портрета, видимо, знал и сумел показать тяжелое душевное состояние поэта в последний, самый трудный период его жизни. В портрете ощущается не только понимание духовной драмы Пушкина, но и глубокое сочувствие поэту. Это наводит на мысль, что художник должен был принадлежать к кругу людей, окружавших Пушкина.

В портрете ощущается некоторая торопливость исполнения, напряженное стремление передать главное, иногда в ущерб детали — черта, характерная для работы художника, строго ограниченного временем позирования модели. Боязнь упустить главное, очевидно, заставила художника отказаться от поисков более совершенной внешней формы.

Об авторе портрета ничего не было известно. Художник стал загадкой для искусствоведов. Имя художника Линева не встречается в воспоминаниях современников, не числится ни в каких списках.

Первым получить сведения о художнике И. Линеве пытался Л.Либрович. «Навели справки — чьей кисти мог принадлежать портрет. По начальным буквам «И.Л.» и по характеру живописи петербургский Эрмитаж признал портрет принадлежащим кисти И.Л. Линева…»

В 1938 г. И.С. Зильберштейн писал: «Одно изображение Пушкина до сих пор остается почти полной загадкой — это его портрет работы И.Л. Линева. Ни история его создания, ни время его написания, ни его происхождение до сих пор, по существу, нам неведомо как равно ничего не известно об его авторе. И никто из современных исследователей иконографии Пушкина ничего не прибавил к тому, к тому, что ровно 50 лет назад впервые сообщил об этом портрете С. Либрович, впервые его изучивший».

А.С.Пушкин. Портрет работы
И.Л. Линева. 1836

Кто же этот художник, не только понявший драму Пушкина, но и совершенно очевидно сочувствовавший ему, сумевший донести трагедию поэта до потомков?

Фамилии «Линев» не удается обнаружить не в списках художников, ни среди перечня окончивших Академию Художеств. Можно предположит, что это был художник-любитель, но в имеющихся материалах о художниках-любителях фамилия Линева отсутствует.

Очевидно, что портрет Пушкина был написан художником-любителем, дворянином, человеком одного круга с Пушкиным, почитателем таланта великого русского поэта.

Именно таким художником, человеком большой культуры, самозабвенно любившим искусство, был современник Пушкина.

В 1836 году, в год написания Линевым портрета А.С. Пушкина, семья Тургеневых жила в доме Линевых. Именно тогда принес молодой И.С. Тургенев бесценную реликвию — прядь волос Пушкина, полученную им в ночь на 31 января 1837 года после трагической гибели поэта.

Семья И.С.Тургенева была давно и близко знакома с В.А. Жуковским, который после 1812 года, живя в своем поместье, Белевского уезда, посещал семью Лутовиновых и даже в одном из домашних спектаклей играл роль волшебника.

Тургеневых, Жуковского, Линева связывала любовь к искусству. Именно в этот период близкого общенгия Жуковского с Тургеневыми и был написан Линевым портрет Пушкина.

О том, что, А.С. Пушкин запечатлен на портрете именно в конце своей жизни, свидетельствуют детали портрета: «Дошедший до нас локон Пушкина (в серебряном медальоне И.С. Тургенева) удостоверяет, что Линев точно передал цвет волос поэта. На линевском портрете заметно начинающиеся облысение» (Э.А. Голлербах. А.С. Пушкин в изобразительном искусстве)

«Я видела много его портретов, но ни один из них не передал и сотой доли духовной красоты его облика…»

«…Когда он говорит, забываешь, чего ему недостает, чтобы быть красивым…» (Дарья Федоровна Фикельмон, добрая приятельница Пушкина, внучка Кутузова)

taday.ru

www.mgarsky-monastery.org

Фотофальшивка: «прижизненный снимок» Пушкина расходится по соцсетям | История | Общество

Фейк для легковерных

В качестве доказательства приложен сам снимок – очень плохое изображение некоего субъекта, отдалённо похожего на Солнце русской поэзии.

Причём пользователь, запустивший сенсационное фото в Сеть, в доказательство своей правдивости даже описывает технологию производства этой фотографии. Надо сказать, довольно достоверно, с упоминанием самого господина Дагера, действительно являющегося отцом фотоискусства.

Удивляет не то, что такой снимок появился в Сети. Удивляет то, сколь легко и непринуждённо в «фотографию Пушкина» поверили сотни, если не тысячи человек.


Скриншот сайта facebook.com

Хотя, казалось бы, имея под рукой весь Интернет, можно легко установить, где правда, а где вымысел, и почему в природе нет фотографий ни Наполеона Бонапарта, ни Александра Сергеевича Пушкина.

В XVIII веке химики обнаружили, что под влиянием света растворы солей железа меняют цвет. Затем немецкий физик Иоганн Шульце, пытаясь приготовить светящееся вещество, случайно смешал мел с азотной кислотой, в которой содержалось немного растворённого серебра. Учёный обратил внимание на то, что когда солнечный свет попадал на белую смесь, то она становилась тёмной, в то время как смесь, защищённая от солнечных лучей, совершенно не изменялась. Затем он провёл несколько экспериментов с буквами и фигурами, которые вырезал из бумаги и накладывал на бутылку с приготовленным раствором – получались фотографические отпечатки на посеребрённом меле.

Однако ни Шульце, ни его современники даже и не ставили перед собой задачу получения того, что мы ныне именуем фотографией.

Несчастный Ньепс и удачливый Дагер

Лишь в начале XIX века француз Жозеф Ньепс всерьёз задался целью получить фотографическое изображение. Потратив уйму денег, в 1822 году он добился цели – получил первое относительно чёткое изображение, которое автор назвал «Накрытый стол».

Однако это фото не сохранилось, и поэтому первым в мире фото считается снимок «Вид из окна», сделанный Ньепсом в 1826 году.

Тут надо заметить, что для получения этого чрезвычайно размытого и неясного снимка изобретатель выдерживал экспозицию в течение восьми часов при ярком свете. Понятно, что снимать людей таким способом было решительно невозможно.

Ньепс потратил на своё изобретение кучу денег, разорился и в 1833 году умер, так и не добившись существенного результата.

Но дело Ньепса подхватил Луи Дагер, талантливый художник и изобретатель. Дагер работал вместе с Ньепсом в 1820-х годах, а после его смерти пытался разработать такую технологию, которая позволила бы сделать данное изобретение применимым на практике.

На это у Дагера ушло одиннадцать лет опытов, и лишь в 1837 году художник и изобретатель добился того результата, к которому стремился.

Но ещё два года у Дагера ушло на окончательную доводку своего изобретения, и лишь в 1839 году он представил его на суд Французской Академии Наук.

Так появилась дагеротипия – первый практически применимый способ фотографирования.

Изобретение Дагера произвело фурор, сделало его богатым и известным человеком.

«Солнце поэзии» закатилось рановато

Первым русским мастером, овладевшим методами дагеротипии и калотипии (технологией англичанина Уильяма Талбота), стал московский гравёр и изобретатель Алексей Греков. В июне 1840 года он открыл первый в России «художественный кабинет» для портретной фотосъёмки, применив кресло с особыми подушечками для поддержки головы человека. Это позволяло получать резкие фотографии, в то время как другие фотографы терпели неудачу – выдержка при фотосъёмке на солнце длилась 23 минуты, а в пасмурную погоду достигала 45 минут.

А что же Пушкин? Если кто-то не помнит подробности биографии Александра Сергеевича, то он получил смертельное ранение на дуэли с Дантесом 27 января 1837 года и через два дня скончался.

В то время Луи Дагер в своей лаборатории продолжал колдовать с химикатами, пытаясь добиться нужного результата, и никак не мог сфотографировать поэта.

Пушкин, наверное, оказался последним из российских знаменитостей, чей внешний облик нам знаком только по портретам. Современники Александра Сергеевича уже вовсю пользовались новой технологией запечатления изображения, а сам он не дотянул до этого всего пару – тройку лет.

Что касается Наполеона Бонапарта, чьи «фотографические портреты» тоже иногда всплывают в Сети, то он скончался в ссылке на острове Святой Елены в мае 1821 года. И если бы даже Жозеф Ньепс возжелал поэкспериментировать на низложенном императоре, вряд ли английская охрана ему бы это позволила.

Так что, как ни жаль, но ни фотографий Пушкина, ни фотографий Наполеона в природе не существует.

Они появляются исключительно в головах и компьютерах любителей всевозможных фейков.

Смотрите также:

www.aif.ru

О свободе и лицейском братстве

Читаем рисунки Пушкина: Куницын, Данзас, Вольховский

Царское Село. Лицей. Рисунок Пушкина на черновике VIII главы «Евгения Онегина». ПД 841. Л. 33 об

Невербальный Пушкин. Звучит дико, но ведь есть и такой. Огромный корпус рисунков поэта – это невербальные, то есть несловесные тексты. И они также нуждаются в прочтении, как стихи и проза.

Четверть века назад на стрелке  Васильевского острова, в комнате-сейфе  бывшей петербургской таможни, где  тогда хранился весь рукописный Пушкин, для публикации в перестроечном «Огоньке» мне разрешили сделать серию цветных снимков.

Это был едва ли не первый опыт воспроизведения  пушкинских черновиков в цвете. Впрочем, удачным назвать его не решусь: уровень полиграфических возможностей издательства «Правды» колебался между пещерным и допотопным.

Тогда, в конце восьмидесятых, еще  не было факсимильного издания восемнадцати рабочих тетрадей поэта, не были воспроизведены ни Ушаковский альбом с пушкинскими рисунками, ни болдинские рукописи (до последних дело дойдет и вовсе в новом уже тысячелетье). И пушкинист Рэдмона Георгиевна Жуйкова еще только раскладывала свой пушкинский пасьянс – составляла каталог портретов, выполненных пером поэта.

Впрочем, и сегодня эти издания видели только наиболее дотошные специалисты. Под спудом, вне доступности даже для исследователей, остаются подлинники около десяти тысяч листов, исписанных и изрисованных пушкинской рукой. И покуда они не оцифрованы, пушкинисты вынуждены работать с замыленными, сомнительной резкости черно-белыми фотографиями рукописей, сделанными еще в середине прошлого столетья. Один их комплект хранится в Петербурге, в Пушкинском Доме, другой в Пушкинском музее в Москве. Ну а посетители Мойки, 12 довольствуются муляжами рукописей, на которых фотоспособом воспроизведено туманное нечто, отдаленно напоминающее лист пушкинского черновика.

Пушкин оставил нам графическую галерею своих современников. Узнавать их – дело медленное. Длится тот долгострой уже полтораста лет. И в ближайшие два-три века завершения этой постройки не ожидается. 

Куницын. Лицейская карикатура Алексея Илличевского

1. «И ВСТРЕТИЛ НАС КУНИЦЫН…»

К 25-летию Лицея (1836) поэт писал:

Вы помните: когда возник лицей, 
Как царь для нас открыл чертог царицын. 
И мы пришли. И встретил нас Куницын 
Приветствием меж царственных гостей…

В Лицее Куницын (1783–1840) преподавал логику, юридические науки, читал курс нравственности. Пушкинист Л.А.Черейский пишет: «Куницын рассказывал в своих лекциях о равенстве всех граждан перед законом, необходимости замены абсолютизма республиканским образом правления и ликвидации крепостного права. Пушкин, по свидетельству современников, “охотнее всех других классов занимался в классе Куницина” и о его лекциях “вспоминал всегда с восхищением”».

А вот в черновой редакции стихотворения  «19 октября» (1825):

…Куницыну дань сердца и вина! 
Он создал нас, он воспитал наш пламень, 
Поставлен им краеугольный камень,  
Им чистая лампада возжена…

Наставникам, хранившим юность нашу,

Всем честию – и мертвым и живым,

К устам подъяв признательную чашу,

Не помня зла, за благо воздадим.

В 1819-м Куницын и будущий декабрист Николай Тургенев намеревались вместе с Пушкиным издавать общественно-политический журнал «Россиянин XIX века».

В 1821-м за книгу «Естественное право» Куницын был исключен со службы по Министерству народного просвещения и изгнан со всех кафедр. В «Послании цензору» (1822) Пушкин протестует:

…А ты, глупец и трус, что делаешь ты с нами?

Где должно б умствовать, ты хлопаешь глазами;

Не понимая нас, мараешь и  дерешь;

Ты черным белое по прихоти зовешь;

Сатиру пасквилем, поэзию развратом,

Глас правды мятежом, Куницына Маратом…

Полагают, что надпись Пушкина на его «Истории Пугачева» («Александру Петровичу Куницыну от автора в знак глубокого уважения и благодарности. 11 января 1835») – единственное свидетельство общения поэта и его лицейского наставника в 1830-х.

Мы не знаем портрета Александра Петровича Куницына, человека в свое время не просто популярного, а легендарного. Почти наверняка в музейном или частном собрании хранятся холст, гравюра, рисунок или миниатюра с запечатленным обликом Куницына. Однако портрет этот (это можно гарантировать!) не подписан.

А потому, как его узнаешь?

Впрочем, одна зацепка у меня была: Куницын мелькнул на карикатуре лицеиста Олёсеньки Илличевского, изображающей царскосельских преподавателей. При всей условности шаржа образ наверняка должен был узнаваться. Значит, надо всего лишь пролистать все двадцать тысяч страниц пушкинских рукописей. Не явится ли заученный наизусть профиль?

Умозрительный этот расчет, как ни странно, оказался верен. Портрет Куницына обнаружился на черновике незаконченного пушкинского стихотворения: «Когда владыка ассирийский / Народы казнию казнил…» (ноябрь 1835).

На черновике стихов «Когда владыка ассирийский…» Александр Петрович Куницын и трагический автопортрет Пушкина 9 ноября 1835

На пушкинском рисунке голова Александра Петровича наклонена. Вроде бы вполне предсказуемая поза преподавателя, заглядывающего в тетрадь школьника  во время контрольной. Но не в ученическую  тетрадку – через плечо школяра – смотрит тот, кто еще в 1802-м составил записку о необходимости отмены в России института рабства. И порукой тому радищевская слеза, побежавшая из профессорских глаз (она очень четко прорисована).

Почему именно радищевская? О чем плачет Куницын, нам расскажут строки, набросанные на этом листке. Здесь про Навуходоносора:

Ему во сретенье народы

Объяты ужасом текли

И, отрекаясь от свободы,

Позорну дань ему несли…

Рабы отрекаются от свободы… –  актуальный для 1835 года мотив.

И ниже пушкинский автопортрет. Скорбный и старый. Каким поэт мог бы стать  году в 1861-м.

2. НУМЕР ПЕРВЫЙ И НУМЕР ПОСЛЕДНИЙ

Константин Карлович Данзас Работа неизвестного художника Около 1836

Еще из строк, не вошедших в окончательную  редакцию «19 октября» (1825):

Спартанскою душой пленяя нас,

Воспитанный суровою Минервой,

Пускай опять Вольховский сядет  первый,

Последним я, иль Брольо, иль Данзас…

Константин Данзас. Рисунок Пушкина

Из двадцати девяти выпускников  первого лицейского курса Пушкин по успехам в науках был девятнадцатым. Оказалось, что его тетради сохранили образ и первого из первых, обошедшего даже будущего канцлера Александра Горчакова, и «последнего из последних».

С Данзасом (1800–1870), своим секундантом  на последнем поединке, Пушкин вновь  встретился в Кишиневе, в 1821-м. Там  и был сделан карандашный портрет  поручика пионерного батальона Константина Карловича Данзаса.

Большой, косолапый, рыжий, он словно бы поклялся оправдать лицейское  свое прозвище – Медведь.

Декабрист Н. И. Лорер вспоминал: «Подобной  храбрости и хладнокровия, каким  обладал Данзас, мне не случалось  встречать в людях, несмотря на мою долговременную военную службу… Бывало, с своей подвязанной рукой стоит он на возвышении, открытый граду пуль, которые, как шмели, жужжат и прыгают возле него, а он говорит остроты, сыплет каламбуры… Ему кто-то заметил, что напрасно стоит на самом опасном месте, а он отвечал: “Я сам это вижу, но лень сойти…”»

Его портрет появляется на карандашном  черновике недописанных стихов (между 13 июня и 1 ноября 1823):

Бывало в сладком ослепленье

Я верил избранным душам,

Я мнил – их тайное рожденье

Угодно властным небесам…

К «избранным душам», будущим декабристам, на которые, как казалось по юности, указывало народное (так в черновике) мненье, Данзас не относился. Но в 1823-м  Пушкин разочаровался в «избранных». И противопоставил им лицейского друга.

Через тринадцать лет умирающий поэт обратится к близким: «Просите за Данзаса. Он мне брат».

За участие в поединке военный суд приговорил подполковника Данзаса к повешенью, но казнь заменили двухмесячной отсидкой в Петропавловской крепости.

В те дни Софья Николаевна Карамзина писала брату Андрею: «Как трогателен секундант Пушкина, его друг и лицейский товарищ полковник (даме простительно не различать воинских званий – А. Ч.) Данзас, прозванный в армии “Храбрым Данзасом”, сам раненный, с рукой на перевязи, с мокрым от слез лицом, он говорил о Пушкине с чисто женской нежностью, нисколько не думая об ожидающем его наказании, и благословлял государя за данное ему милостивое позволение не покидать друга в последние минуты его жизни и его несчастную жену в первые дни ее несказанного горя».

…В той же тетради на обороте 18-го листа (черновик поэмы «Братья разбойники», 1821 или 1822 год) над строкой «Нас было двое: брат и я…» возникает портрет Владимира Вольховского (1798–1841).

Владимир Вольховский на черновике поэмы «Братья разбойники» над строкой «Нас было двое брат и я»

В Лицее он был самым слабым, а потому подражал Суворову, много занимался гимнастикой и вечно таскал на плечах два тома тяжеленного словаря. Его прозвища: «Спартанец», «Sapientia» (мудрость), «Суворов» или «Суворочка». 

Участник декабристских организаций, он избежал крепости и каторги, и на Кавказе стал покровителем сосланных в солдаты вольнодумцев. Тех, кто не пожелал «отречься от свободы».

Связь между явившимися в одной тетради первым и последним лицеистом первого выпуска, это обращенное к обоим самое высокое изо всех пушкинских слов – «брат». Ведь по Пушкину братство – норма человеческого общежития.

Владимир Дмитриевич Вольховский Работа неизвестныого художника 1816 или 1817

3. ПЕРВАЯ УТРАТА

В том же «19 октября» о первой братской смерти, о скончавшемся в Италии от чахотки Николае Александровиче Корсакове (1800–1820), поэте, скрипаче, гитаристе и композиторе. Он не раз превращал стихи Пушкина в романсы. После лицея Корсаков, как и Пушкин, был определен в Коллегию иностранных дел, а в 1819 году причислен к римской миссии и отъехал во Флоренцию.

Николай Корсаков. Рисунок Пушкина
Николай Александрович Корсаков Художник И-Н-Эндер 1820

…Он не пришел, кудрявый наш певец, 
С огнем в очах, с гитарой сладкогласной: 
Под миртами Италии прекрасной 
Он тихо спит, и дружеский резец 
Не начертал над русскою могилой 
Слов несколько на языке родном, 
Чтоб некогда нашел привет унылый 
Сын севера, бродя в краю чужом.

Пушкин не угадал. Директор лицея Егор Антонович Энгельгардт рассказывал о кончине Корсакова: «…За час до смерти он сочинил следующую надпись для своего памятника, и когда ему сказали, что во Флоренции не сумеют вырезать русские буквы, он сам начертал ее крупными буквами и велел скопировать ее на камень».

Вот этот текст:

Прохожий, поспеши к стране родной своей! 
Ах, грустно умереть далёко от друзей!

Биографы отмечают, что все личные бумаги Корсакова бесследно утеряны. 

Портрет Корсакова нашелся на черновиках «Бахчисарайского фонтана» в той  же 832-й («второй кишиневской» на жаргоне пушкинистов) тетради между портретами Данзаса и Вольховского.

Кого еще из лицеистов мы знаем  по пушкинским рисункам? Пущина, Дельвига, Кюхельбекера, Горчакова.

Итак, 7 из 29. Вместе с автопортретами 8. Но что-то не верится, что он не нарисовал Матюшкина. И Комовского. И Малиновского. И Ломоносова. И Мясоедова. И Илличевского… И в начале 1820-х павшего за свободу Греции Сильверия Броглио… (Поклон от Сильвио из повестей Белкина.)

Конечно, из корпуса пушкинских рукописей  до нас дошло далеко не всё. Но всё же давайте попробуем, давайте поищем.

P.S. Новые определения пушкинских рисунков (мать поэта Надежда Осиповна, Горчаков, Мицкевич, Рылеев, Михаил Бестужев-Рюмин, Веневитинов, Милорадович, молодой Гёте) см. тут: http://nestoriana.wordpress.com/

 

www.novayagazeta.ru

Картинки про А.С. Пушкина (35 фото) |

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

Кто же не знает Александра Сергеевича Пушкина? В большом разнообразии картинок Пушкин вы сможете найти как портреты и миниатюры этого гениального поэта, так и иллюстрации к его творениям.

А.С.Пушкин

Пушкин с пером

Пушкин за столом

 

Пушкин задумался

 

Пушкин

А.С.Пушкин

 

А.С.Пушкин смотрит в сторону

Безруков играл Пушкина

Пушкин

Пушкин на камнях у моря

zabavnik.club

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о